Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Учебные материалы к семинарам 6-7





«Казачество Юга России в XVI-XIX в.в.» (4 часа)

Казачество — сложное саморазвивающееся этносоц. явление, к нач. XX в. вобравшее в себя все осн. элементы социально-этнической и социально-классовой структур о-ва и, как следствие, являвшееся одновременно и субэтносом великорусского этноса и особым военно-служивым сословием.

Происхождение этнонима «казак» полностью не выяснено. Версии его этимологии основываются либо на этническом (К. — производное от назв. потомков касогов или торков и берендеев, черкас или бродников), либо на социальном (слово К. тюрского происхождения, означавшее или свободного, вольного, независимого человека, или военного стража на границе) содержании. На различных этапах существования К. в его состав входили русские, украинцы, представители некоторых степных кочевников, народов Сев. Кавказа, Сибири, Ср. Азии, Дальнего Востока. К нач. XX в. полностью доминировала вост.-славян. этническая основа. К. — субэтнос великорусского этноса.

К. проживали на Дону, Сев. Кавказе, Урале, Дальнем Востоке, в Сибири. Казачьи общины входили в состав конкретного казачьего Войска.

Язык — русский; отмечается ряд диалектов: донской, кубанский, уральский, оренбургский и др. Русская письменность.

К 1917 г. насчитывалось 4 млн 434 тыс. К. В настоящее время точные данные отсутствуют. По косвенным подсчетам в 73 субъектах РФ проживает примерно 5 млн К. Количество К., находящихся в местах компактного проживания в Казахстане и на Украине, а также их потомков в дальнем зарубежье , неизвестно. В ЮФО по переписи 2002 г. идентифицировало себя с казачеством как самостоятельным народом 133,8 тыс. чел.

Существует множество научных теорий (только основных 18) происхождения К. Они разделяются на две группы: автохтонного и миграционного происхождения К. Согласно автохтонным теориям предки К. жили в Кабарде, являлись потомками кавказ. черкесов (черкас, ясов), конгломерата касагов, черкес (ясов), «черных клобуков» (печенегов, торков, берендеев), бродников (ясы и группы славяно-русского и кочевых народов) и др. По миграц. теориям предки К. — вольнолюбивые русские люди, бежавшие за границы Русского и Польско-Литовского государства либо в силу естеств.-ист. причин (положения теории колонизации), либо под влиянием соц. антагонизмов (положения теории классовой борьбы).

К. объединялись в особые гос.-полит., соц.-эконом. и этнокультурные образования — казачьи общины, позже трансформировавшиеся в крупные структуры — Войска, получавшие наименования по территор. признаку. Высшим органом самоуправления являлось общее собрание муж. населения (круг, рада). На нем решались все важные дела Войска, избирались Войсковой (а в период военных действий Походный) атаман, войсковое правление. В обл. гражданской и военной организации, внутр. управления, суда, внешних сношений К. были совершенно самостоятельны. В течение XVIII в. в ходе оформления особого казачьего военно-служилого сословия К. лишились этих прав. До 1716 г. сношения центр. власти с К. осуществлялись через Посольский, Малороссийский и др. приказы, затем через коллегию иностранных дел, а с 1721 г. К. передаются в ведение военной коллегии. В 1721 г. в Войске Донском (позже и в других Войсках) запрещаются Войсковые круги.

С 1723 г. вместо выборных Войсковых атаманов вводится институт назначаемых императором наказных Войсковых атаманов. С XVIII в. для защиты постоянно расширявшихся границ государства правительство образует новые казачьи Войска: Оренбургское нерегулярное (1748); Астраханское (1750) — первоначально Астраханский казачий полк, преобразованный в 1776 г. в Астраханское казачье Войско, в 1799 г. — снова в полк, а в 1817 г. — опять в Войско; Черноморское (1787), Сибирское (1808), Кавказское линейное (1832), Забайкальское (1851), Амурское (1858), Кавказское и Черноморское реорганизованы в Терское и Кубанское (1860), Семиреченское (1867), Уссурийское (1899). В нач. XX в. существовало 11 казачьих Войск: Донское, Кубанское, Оренбургское, Терское, Забайкальское, Сибирское, Уральское (Яицкое), Амурское, Семиреченское, Астраханское, Уссурийское, а также Иркутский и Красноярский казачьи дивизионы (летом 1917 г. из них образовано Енисейское казачье Войско), Якутский городовой казачий пеший полк МВД и местная Камчатская городская казачья конная команда.

В административном и военном отношениях казачьи Войска с 1815 г. подчинялись Гл. штабу Военного Министерства, с 1875 г. — Гл. управлению казачьих Войск, с 1910 г. — Казачьему отделу Генерального штаба. Формально во главе всего К. находился атаман всех казачьих Войск (с 1827 г. им являлся наследник престола). Высшим должностным лицом в каждом Войске являлся наказной Войсковой атаман, в казачью администрацию входили Войсковой штаб, назначаемые (формально избираемые на сходах) атаманы отделов (в Донском и Амурском Войсках — округов), избираемые на сходах (кругах) станичные и хуторские атаманы. Окончат. оформление К. в специфическое военно-служилое сословие было закреплено «Положением об управлении Войска Донского» 1835 г., регламентировавшим штаты и внутр. устройство Войска. Его нормы позже были положены в «Положения» всех других Войск. Все казачье мужское население обязывалось нести двадцатипятилетнюю (с 1874 г. — двадцатилетнюю, 1909 г. — восемнадцатилетнюю) военную службу, в т.ч. четыре года непосредственно в армии. Вся земля передавалась Войску. Устанавливался принцип уравнительного землепользования К. (генералам полагалось по 1500 десятин, штаб-офицерам — по 400, обер-офицерам — по 200, рядовым казакам — по 30 десятин). Право частной собственности на землю для рядового К. отсутствовало.

К. принимало активное участие во всех крестьянских войнах и многих нар. восстаниях. Начиная с XVIII вв. К. непосредственно участвуют во всех войнах России. К. особенно отличились в рус.-тур. войнах XVII—XVIII вв., Семилетней войне (1756—1763), Отечественной войне (1812) и заграничных походах (1813—1814), Кавказской войне (1817—1864), Крымской войне (1853—1856), рус.-тур. войне (1877—1878) и в первой мировой войне. В этот период К. выставило свыше 8 тыс. офицеров и 360 тыс. нижних чинов, из которых было сформировано: 164 конных полка, 3 отдельных конных и 1 пеший дивизион, 30 пластунских (пеших) батальонов, 64 артбатареи, 177 отдельных и особых сотен, 79 конвоев, 16 запасных полков и другие запасные части. К. поголовно участвовало в Гражданской войне, испытало на себе процесс большевистского расказачивания. Большие соц. последствия для К. имели преобразования 30-х гг. К. героически сражалось в период Великой Отечеств. войны.

В 1920 г. Декретом СНК ликвидировалась система казачьего самоуправления, а Постановлением ВЦИК распространялось общее для страны положение о землеустройстве и землепользовании. В 1936 г. ЦИК СССР отменил существовавшие для К. ограничения по службе в армии.

Осн. видами хоз. деятельности К. являлись земледелие, скотоводство, рыболовство.

Доминирующее влияние на образ жизни К. оказывал военный фактор (на ранних этапах — постоянная угроза извне, военные походы; позже — длительная всеобщая воинская служба). Существовал особый военный быт К. Большую роль играла с.-х. производительная деятельность. В облике К. гармонично сочетались черты воина и труженника-земледельца. Для К. характерен высокий уровень бытовой культуры (строительство и содержание жилья и хоз. построек, ведение хоз-ва, аккуратность в одежде, чистоплотность и т.д.) и нравственности (честность, порядочность, доброта, отзывчивость). У К. существовал только моногамный брак. До нач. XVIII в. были простые, но строго соблюдаемые брачные обряды, позже — церковный обряд бракосочетания. Женщины-казачки являлись равноправными членами казачьего о-ва, хранительницами домашнего очага; воспитывали детей, заботились о стариках, энергично занимались хоз-вом. У К. была продуманная традиц. система воспитания подрастающего поколения. Часто под одной крышей жили семьи нескольких поколений К.

В нач. XX в. для К. была характерна общероссийская соц. структура. К. отличала большая веротерпимость. Верующие К. — православные, были старообрядцы, немного мусульман, буддистов.

В сознании К. господствовали традиц. мировоззренческие принципы (свободолюбие, верность воинскому долгу, присяге, исполнительность, коллективизм, взаимовыручка и т.п.). Этническая культура К. вобрала в себя его отличит. особенности как этносоциального явления, своеобразие духовного, военного, хозяйственно-бытового укладов жизни, различные этнокультурные компоненты (славяно-русские, тюрско-татарские, собственно казачьи). Она выражалась в ист. памяти, традиц. системе ценностей, своеобразной системе ценностей, своеобразной духовной (устное нар. творчество, особенно песенный фольклор, танцы, система воспитания, семейно-бытовые обычаи, календарные праздники и обряды), поведенческой (соционормативной), матер. (жилища, одежда, предметы домашнего обихода и т.п.) культуре, а также в детской субкультуре.

Представители казачьей интеллигенции внесли весомый вклад в развитие отечеств. и мировой культуры (историки В.Д. Сухоруков, С.Ф. Намикосов, Х.И. Попов, Н.И. Краснов, Е.П. Савельев, А.Ф. Щербина, С.П. Сватиков, И.Ф. Быкадоров, А.А. Гордеев, философ А.Ф. Лосев, географ А.Н. Краснов, геологи Д.И. Иловайский, И.В. Мушкетов, медики С.М. Васильев, И.П. Горелов, Д.П. Косоротов, Н.Ф. Мельников-Разведенков, физик Н.П. Тихонов, математики В.Г. Алексеев, П.С. Фролов, металлурги Н.П. Асеев, Г.Н. Потанин, композиторы И.С. Морозов, С.А. Троилин, И.И. Апостолов, М.Б. Греков, певцы И.В. Ершов, С.Г. Власов, Б.С. Рубашкин, писатели Е.И. Котельников, И.И. Краснов, П.Н. Краснов, Ф.Ф. Крюков, А.С. Попов (Серафимович), поэты Н.Н. Туроверов, А.Н. Туроверов, Н.В. Чесноков, фольклорист А.М. Листопадов, художники В.И. Суриков, Б.Д. Греков, К.А. Савицкий, Н.Н. Дубовский, К.В. Попов, полярный исследователь Г.Я. Седов, основатель отечеств. киноиндустрии А.А. Ханжонков и др.).

Трут В.П.

(Энциклопедия культур народов Юга России. Т.1. Народы Юга России. Ростов н/Д. 2005.)

 

Казаки донские -до юридического оформления казачьего сословия рассматривались как отдельный славянский этнос. Совр. специалисты дают К.д. разные определения: часть рус. народа, обладающая значит. особенностями (субэтнос рус. народа); субэтнос, имеющий ряд основных признаков отдельного этноса («перерастание» в этнос не завершилось, поскольку было искусственно прервано в период Гражданской войны); один из восточно-славянских этносов. В гос. нормативных актах 1990-х гг. К. определяют аморфно как «культурно-этническую общность». Нынешние К. рассматривают себя по-разному: одни — как субэтнос рус. народа, другие — как самостоят. этнос.

С XVIII в. в науке ведется дискуссия о происхождении К. Широко распространенной и до последнего времени считавшаяся аксиомой является миграционно-колонизационная «беглокрестьянская» гипотеза. Но она имеет слабые стороны, связанные с появлением К. задолго до оформления крепостного права, разницей в стереотипе поведения мирного крестьянства и воинов-казаков, с условиями Дона, как «края войны» и мира кочевников, этническими процессами в степи. Она, кроме того, игнорирует все увеличивающиеся сведения, в том числе археологические, о присутствии на Дону с I тыс. н.э. славян. населения, контактировавшего и смешивавшегося с разноэтничными элементами степи (десятки славянских поселений на Верх. Дону и несколько на Ниж. Дону, славяне Червленого Яра XIV в., турецкого Азова XV—XVI вв. и др.). В XII—XIV вв. в степи действовали бродники, имевшие много общих черт с казаками.

Указанные обстоятельства вызвали появление гипотезы, исходящей из того, что К. являются результатом развития восточно-славян. населения Дона, перенесшего половецкое и ордынское господство, и уже потом — продуктом соц. противоречий на Руси.

Татарская гипотеза констатирует, что татары были хозяевами степи, и что татарские казаки известны по источникам раньше донских. Сторонники гипотезы полагают, что к общинам казаков-татар присоединялись славян. элементы. Черкесская (адыгская) гипотеза обращает внимание на общее в свое время наименование запорожцев и адыгов (черкасы), Кавказ. элементы в казачестве, прежнее обитание адыгов в Приазовье и их мореходство, похожее на казачье.

Процесс образования казачества был долгим и сложным. В ходе его соединялись представители разных этносов. Не исключено, что в первоначальной основе ранних групп К. находились различные этнические элементы. «Старые» казаки впоследствии были «перекрыты» русскими элементами, и большинство последующих донцов имеет русское происхождение. Первые уходы свободных русских людей на Дон (на промысел) относятся к к. XV в. Массовый наплыв беглых из России происходил во 2-й пол. XVII—XVIII вв. Многие казачьи роды имеют укр., тюрк., калмыц., кавказ., перс., южнослав., греч. и иных предков.

Территория, которую занимали и контролировали К.д., именовалась Землей донских казаков, с XVIII в. — Землей Войска Донского, с 1870 г. — Областью Войска Донского. Из казачьих столиц известны Раздорский и Монастырский городки, Азов, Черкасск, с 1805 г. — Новочеркасск. К сер. XVII в. граница земли К. д. на юго-западе подходила к владениям Крымского ханства, далее к северу (от верховьев Кальмиуса до устья Оскола) шла вдоль Земли запорожских казаков, затем направлялась к Валуйкам, откуда по Белгородской черте до Чернавска и далее по линии Керенск — Шацк — Тамбов — Нижний Ломов к Волге, а по ней к Саратову, Царицыну и Астрахани; южная граница простиралась до Азова.

Впоследствии в связи с расширением Российского государства казачья территория неуклонно сокращалась.

В 1919—1921 гг. к Царицынской губернии отошло 34,8 % территории Донской обл.: часть 2-го Донского округа и целиком Усть-Медведицкий и Хо перский округа. В 1923 г. дополнительно туда же попала часть Верхне-Донского округа. С 1920 г. часть Сальского округа была передана в Калмыцкую авт. обл., а ст. Луганская — в состав Украины (ей же переданы ст. Новониколаевская и некоторые другие территории). В результате этих изменений территория обл. сократилась более, чем на 50 %. Соответственно значит. часть К. д. оказалась вне пределов Ростовской обл., образованной в 1937 г. после неоднократных преобразований Донской обл.

Во 2-й пол. XVIII в. Земля Войска Донского разделялась на сыскные начальства (в разное время их было до 11), с 1836 г. — на 7 округов: Черкасский, 1-й и 2-й Донские, Донецкий, Усть-Медведицкий, Хоперский и Миусский. С 1884 г. существовал восьмой округ — Сальский, а после вхождения в Обл. Войска Донского Ростовского уезда и Таганрога образовался девятый — Ростовский; Миусский переименован в Таганрогский. В 1918 г. образован десятый, Верхне-Донской округ. В военном отношении территория делилась на военные отделы, затем военные округа.

У Д.к. было самобытным не только административно-территориальное деление, но и система поселений. Первым известным казачьим поселением является «острога» у Волжско-Донской переволоки, упоминаемая под 1548 г. Поселения донцов представляли собой небольшие крепости и назывались городками. В к. XVII — нач. XVIII вв. этот термин заменяется словом «станица». Казачья станица была основной административной единицей на Дону. Вместе со своими хуторами она образовывала юрт. Хутора стали возникать с 1680-х гг., быстро увеличивались и открыли возможность для систематического и полного хоз. освоения Донской земли. Перед установлением советской власти в Обл. Войска Донского было 4 города и 145 станиц.

К. д. говорят на донском диалекте, относящемся к южнорус. говорам и имеющем особенности в фонетике, лексике и отчасти в грамматике. Диалект в свою очередь подразделяется на ряд говоров, классифицируемых по-разному и характерных для казаков Верх. Дона, Сред. Дона, Северского Донца и Ниж. Дона. В последнем говоре («черкасском») особенно заметно украинское и восточное, в первую очередь, тюркское, влияние. Донской диалект и его говоры имеют только устную форму.

Численность раннего Д. к. определяется весьма приблизительно и только в отношении служилых казаков (1593 г. — более 2 тыс. чел., 1625 г. — ок. 5 тыс., 1638 г. — ок. 10 тыс., 1660 г. — 20 тыс. чел.). В 1860 г. на Дону проживало 612 тыс. казаков (без духовенства). По первой всероссийской переписи населения 1897 г., Д.к. обоего пола (без дворянства) насчитывалось 1 026 263 чел., к 1917 г. — 1 501 178 чел. Однако доля Д. к. в общей численности населения Донской земли, ранее подавляющая, постоянно уменьшалась вследствие постоянного притока на Дон населения из других регионов России и к упомянутому году составила 38,6 %.

Согласно опросам, численность К.д., проживающих в Ростовской обл., может быть определена приблизительно в 1 млн чел. По оценкам руководства казачьего движения, их общая численность до 2 млн чел. По переписи 2002 г. казаками идентифицировало себя 87,5 тыс. чел. в Ростовской обл. и 20,6 тыс. чел. в Волгоградской обл.

К.д. подразделялось на две группы: низовых (нижнедонских) казаков, живших ниже Раздорского городка (Раздорской ст.), и верховых (верхнедонских) казаков, обитавших выше Раздор. Иногда выделяли и «серединцев», занимавших промежуточное положение. Верховцы имели в своем составе гораздо больше, чем низовцы, новопришлых русских людей и были ближе к русским по языку и бытовой культуре.

Донские казаки-татары впервые упоминаются в XVI в. С XVII в. они населяли станицу Татарскую Черкасска. В их владении был также «улус» Дарьевский (между реками Манычем и Куго-Ей). Татарская община Дона прекратила свое существование в 1861 г., эмигрировав почти в полном составе в Турцию. По переписи 1897 г., у 120 К.д. обоего пола родными языками являлись тюркские.

Донские калмыки, попавшие на территорию Войска в XVII в., в 1694 г. получили казачий статус. Впоследствии появлялись новые «переещики», но часть из них откочевала за пределы Дона; оставшиеся прочно вошли в состав Войска. Первоначально они кочевали по всей казачьей земле, а затем были сосредоточены в Сальских степях. В 1897 г. было 27 199 казаков-калмыков обоего пола. По данным 1919 г., они владели 18,8 % всей донской земли. В 1920 г. были перечислены в состав калмыцкого авт. образования.

В Войске существовало всеобщее избирательное право и господствовало выборное начало сверху донизу. Все должностные лица от главы сообщества — войскового атамана, до младшего командира в походном отряде избирались на один срок и слагали свои полномочия по его окончании. Высшим органом власти являлся Войсковой круг, право участия в котором принадлежало всем К. В поселениях, бывших вольными общинами, власть принадлежала кругам городков, впоследствии станичным сборам и хуторским сходам.

Члены сообщ-ва разделяли идеи казачьего братства («товарищества»), юридического и максимально возможного в реальных условиях соц.-эконом. равенства. Расцвет Войска Донского и казачьих вольностей приходился на XVII в. и особенно на его первую половину.

Отношения К. с Московским государством имели двойственный характер: обе стороны были заинтересованы друг в друге (донцы защищали Россию с юга, получая от нее людские и материальные ресурсы), но резко не совпадали их обществ. системы и отношение к Турции, с которой москов. правительство хотело находиться в мире. Отсюда — царская политика кнута и пряника в отношениях с Войском Донским и «перепады» этих отношений от взаимопомощи до разрыва связей на несколько лет. Несоизмеримость эконом. возможностей Войска и Российского государства привели первое к принятию москов. вассалитета, который существовал с 1610-х гг.

После поражения восстания С.Разина, в 1671 г., К.д. впервые принесли присягу царю и тем самым юридически вошло в состав Российского государства. В 1671—1709 гг. шел процесс превращения вассального Войска Донского в гос. автономию, которая существовала затем до 1721 г. В 1721—1835 гг. Донская земля являлась областной автономией, а с 1836 г. — провинцией Российской империи с остатками прежней автономии.

К.д., включенные с 1721 г. в вооруженные силы страны в качестве иррегулярного войска, гос. обязанностью которого являлась военная служба, участвовали во всех войнах России. В Первой мировой войне казачья конница (Войска Донского и других казачьих войск) составляла около 2/3 русской кавалерии.

На протяжении 2-й пол. XVIII — 1-й трети XIX вв., с включением К. д. и Войска Донского в общ. систему гос. управления России и законодательным оформлением обязанностей и прав К.д., государство проводило политику постепенного превращения К. в специфическое сословие. Юридически оно было оформлено Положением об управлении Донского Войска 1835 г.

Казачье сословие, однако, обладало особенностями, которых не было ни у одного сословия: своей территорией, соответствующими органами управления, бюджетом, воинскими частями и др. Это сословие в свою очередь включало в себя несколько сословий: рядовое казачество, приравненное к сел. обывателям (крестьянам), дворянство, духовенство, торговое сословие. В итоге К.д., являясь сословием, сохраняли свою этническую сущность и представляли собой особое этносоц. сообщество.

В Гражданской войне большинство К. боролось против советской власти. Провозглашенная «красными» К. Донская Советская Республика оказалась кратковременным образованием. Созданное в 1918 г. Всевеликое Войско Донское провозгласило себя суверенным, независимым государством. Правда, лишь до окончат. победы в Гражданской войне в России и созыва Учредительного собрания).

Казачье сословие было ликвидировано декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 10.11.1917 г. «Об уничтожении сословий и гражданских чинов».

В к. 1980-х гг. в связи с новой полит. ситуацией в стране началось движение за возрождение К., стали возникать различные казачьи организации. В 1990 г. на Большом Круге в Ростове-на-Дону образовался Союз К. Обл. Войска Донского, объявивший себя преемником Войска Донского, возродивший традиц. символику и атрибуты Войска и вошедший в общероссийский Союз К. Были созданы казачьи округа, начали выходить казачьи период. издания, образованы казачьи учеб. заведения, проведен съезд казачек Дона и др. У К.д., проживающих за пределами Ростовской обл., также появились свои организации.

Гос. нормативные акты 1990-х гг. (Указ Президента СССР «О политической и юридической реабилитации жертв массовых репрессий и народов, подвергшихся выселению», Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», Указ Президента Российской Федерации «О мерах по реализации Закона РФ «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества и др.) официально реабилитировали К.

Вместе с тем из-за разного понимания идей и задач возрождения и по иным объективным и субъективным причинам с 1994 г. начался раскол движения. В противовес Союзу К., переименованному во «Всевеликое Войско Донское», учреждались и другие организации. В настоящее время наиболее крупными казачьими о-вами являются два, носящие одинаковое название «Всевеликое Войско Донское». Первое находится в оппозиции к власти и предполагает прежде всего этническое возрождение К. Второе, устав которого утвержден Президентом РФ, вошло в гос. реестр и вместе с другими «войсковыми казачьими об-вами» России составляет единую систему этих обществ, из которой в дальнейшем предполагается создать гос. систему казачьих войск, несущих гос. службу и пользующихся определенными льготами со стороны государства. Руководитель «реестровой» казачьей организации является заместителем главы администрации Ростовской обл.

На протяжении столетий К.д. вели преимущественно военный образ жизни, а Войско Донское представляло собой подобие «воинского стана».

В число мирных занятий ранних К.д. входили рыболовство, охота, бортничество, собирательство, торговля, к которым далее добавилось скотоводство; особую роль играло коневодство, обслуживавшее военные надобности Войска. Издавна существовали специфические виды ремесла, прежде всего, судостроение. С к. XVII в. начало развиваться земледелие, ставшее впоследствии вместе со скотоводством главным хоз. занятием донцов. В XVIII — 1-й четв. XX вв. ведущими отраслями казачьего хозяйства на Ниж. Дону также были рыболовство и виноградарство.

Характерной чертой К. являлось общинное землепользование. На Дону не было частной собственности на землю, за исключением поздней (помещичьей, офицерско-чиновничьей), но с развитием земледелия введено частное владение землей. Последняя принадлежала Войску, однако распоряжались большей ее частью станицы — земельные общины.

В советское время К. продолжали трудиться в сел. хоз-ве, но многие, особенно с 1930-х гг., и в других отраслях хоз-ва, в т.ч. в пром-ти.

Особая история К.д. выработала у их представителей многие характерные особенности быта, нравов и характера. Полувоенный-полумирный образ жизни предопределял быт, сочетавший стремление к порядку, дисциплине, твердым домашним устоям, способность к полнокровному отдыху в часы досуга и др. Военная составляющая была весьма заметна в казачьих нравах и обычаях. У К. существовали собств. праздники (войсковой и полковые) и многие обряды (проводов на службу, встречи со службы, поминовение предков-героев, своеобразная красочная свадьба и др.). Христианские праздники на Дону также имели свои особенности. Традиции бережно сохранялись и передавались из поколения в поколение.

Демократ. устройство Войска Донского, самоуправление, личная свобода на протяжении многих поколений вызвали появление и укоренение у казака психологии свободного человека, чувства собств. достоинства, любви к родине. Сформировался особый психолог. склад, менталитет К.д., заметно отличавший его от представителей других сообществ.

Семья на Дону имела патриархальный характер. Вместе с тем у женщины было гораздо больше свободы, чем на Востоке или в России, что объяснялось вначале «нехваткой» женщин в условиях массового притока пришлого муж. населения, а затем особой ролью казачки в хоз-ве. Женщины в Войске Донском получили избират. права после Февральской революции — раньше, чем в большинстве стран Европы.

Основная масса К.д. по вероисповеданию православные христиане. Православие служило мощным объединяющим фактором в борьбе К.д. с его противниками, что, однако, не привело к религиозному фанатизму. В XVII в. Дон стал одним из крупнейших центров «старой веры».

У К.д. с к. XVIII в. были также представлены некоторые христианские секты. Казаки-татары исповедовали ислам, казаки-калмыки исповедовали буддизм (ламаизм). Первые имели свою мечеть, вторые — стационарные и передвижные хурулы. Главой казаков-буддистов был «бакша донских калмыков».

Несмотря на то что военное дело отбирало все основные силы К.д., они сформировали самобытную, традиц. культуру, являвшуюся симбиозом славян. и вост. культур. Богатейший казачий фольклор включает в себя множество преданий, легенд, сказок, оригинальных пословиц и поговорок, часть которых вошла в обиход по всей стране. Песенное и хореограф. искусство сочетались в характерных казачьих хороводах.

Старинный традиц. муж. и жен. костюм К. имел восточный облик. С 1769 г. в отд. частях, а с 1801 г. во всем Войске была введена обязат. военная форма с традиц. для донцов сине-красной цветовой гаммой; красные лампасы превратились в некий казачий символ.

Донская архитектура, вначале приспособленная к условиям жизни в пойме реки, представляла сплав славян. и вост. элементов и развивалась по-разному на Ниж. и Ср. и на Верх. Дону. В основе ее находился курень — большой дом с подклетом или без него, резко отличавшийся своими формами от рус. избы и укр. хаты.

К.д. создали свою народную медицину, в основе которой лежало траволечение.

Сильной стороной К.д. была культура воинского воспитания, осуществлявшегося с раннего детства. Свои яркие достижения имела и культура хоз-ва, в частности, скотоводства, рыболовства, виноградарства и виноделия.

Период с 1861—1917 гг. специалисты считают временем расцвета культуры К.д. Его характерными чертами были бурное развитие нового, совр. просвещения, появление спец. и высших учеб. заведений, многочисл. учреждений культуры, приобщение К.д. к русской культуре, сближение верховцев и низовцев, развитие городской культуры и др. В канун революции грамотность у К.д. была в два раза выше, чем в целом по стране: 85,5 % у мужчин и 48,1 % у женщин.

Королев В.Н.

(Энциклопедия культур народов Юга России. Т.1. Народы Юга России. Ростов н/Д. 2005.)

 

Казаки гребенские — казачья общность, возникшая в XVI в. в результате увеличения миграции славян. населения на берега Каспийского моря и на Терек. Ок. 1520 г. после присоединения Рязанского княжества к Московскому государству часть рязанских городовых казаков ушла на Каспийское море и высадилась у устья Терека, образовав две общины: терскую (у устья Терека) и гребенскую в р-не Голого Гребня (напротив совр. ст.Калиновской). Вторым источником переселения стали донские казаки, которые, как сообщает Татищев, в количестве трех сотен во главе с атаманом Андреем Шадрой переселились на Терек во 2-й пол. XVI в. В результате обострения отношений с Персией и правителями Дагестана казаки обратились за помощью к Московскому государству, которое называло их «кабардинскими черкасами». «…Из давних лет кабардинские черкасы холопи государевы; а бежали из рязанских пределов в горы и служили отцу государя нашего и теперь служат; они били челом, чтоб для их оберегания город велел на Тереке поставить…», — сообщалось в дипломатической переписке в 1592 г. Город был построен в 1577 г. воеводой Лукьяном Новосильцевым в 1577 г. С этого момента впоследствии официально считалось начало службы терских казаков русскому царю. Город впоследствии был снесен по настоянию Персии и Крыма, но место вокруг него оставалось подконтрольно казакам, которые пополнялись выходцами из России, кабардинцами, чеченцами, кумыками и даже черкесами Зап. Кавказа. В XVII в. определились окончательно места расселения новой казачьей общины «на перевозах и топких местах». Как считал А.И. Ригельман, они были «за Тереком и в самой нынешней Кабарде и в части Кумыцкого владения, в Гребнях, в урочище Голого Гребня, в ущелье Павловом и в ущелье Кашлаковском и при Пименовом Дубе». Концентрация этих поселений наметилась между Тереком и Ниж. Сунжей. В 1651 г. ими были возведены первые укрепления на Сунже. В 1711г. после неудачного для России Прутского похода Г.к. по приказу Петра I были переселены на левый берег Терека, где стали составной частью формируемой пограничной линии. Гребенская община выстроила пять городков: Червленый, Щедринский, Новогладковский, Старогладковский и Курдюковский. Городки и их население были названы Гребенским казачьим войском. В 1717 г. 500 Г.к. участвовали в Хивинском походе и почти все погибли. В 1746 г. Гребенское казачье войско объединяется с Терско-Семейным казачьим войском под общим названием Гребен-ское казачье войско. В 1755 г. Терско-Семейное войско выделяется из Гребенского. В 1786 г. все казаки на Тереке именуются Поселенными казачьей линии казаками. В 1832 г., когда формируется Кавказское линейное казачье войско, Г.к., вошедшие в его состав, формируют Гребенской казачий полк. В 1870 г. во время общей военной реформы создается Киз- ляро-Гребенской казачий полк Терского казачьего войска, считающийся старейшим полком русской армии (старшинство с 1577 г.). В 1904 г. он получает название Первый Кизляро-Гребенской генерала А.П. Ермолова полк, дислоцируемый в г. Грозный. Г.к. принимали участие во всех военных действиях на Кавказе, за что полк имел почетное знамя в честь трехсотлетия своей службы (1577—1877). Г.к. стали составной частью терских казаков.

Венков А.В.

(Энциклопедия культур народов Юга России. Т.1. Народы Юга России. Ростов н/Д. 2005.)

Казаки терские в различные периоды истории включали в свой состав: донских казаков, выходцев из центр. и сев.-зап. русских земель, представителей ряда горских народов Сев. Кавказа (гл. обр. — осетин).

К нач. XX в. в этническом плане К.т. представляли собой полностью сформировавшийся субэтнос великорусского этноса.

К.т. жили на территории Терского казачьего войска (Терской обл.). Язык — русский. Русская письменность.

К 1917 г. насчитывалось 275 тыс. К.т. В настоящее время точные данные отсутствуют (по приблизительным подсчетам численность К.т. и их потомков составляет около 300 тыс. чел.). Проживают на территории Старопольского кр., ряда респ. Сев. Кав. (Черкесия, Карачай, Кабардино-Балкария, Сев. Осетия). Происходит активное вытеснение К.т. и их потомков с территорий их ист. родины (практиче-ски полностью вынужденно покинули Чечню, Ингушетию, покидают Черкесию и другие северокавказ. нац. образования).

Этническая основа и время возникновения К.т. окончательно не выяснено. Существует целый ряд теорий их происхождения: по одним К.т. являлись потомками проживавшего в Кабарде в X в. некоего горского народа, Кавказ. черкес (черкас), касогов, по другим — живших в р-не Червленного Яра донских казаков, по третьим — выходцев из Рязанских земель, а по четвертым — переселившихся на Терек жителей сев.-зап. русских земель (новгородцев).

Наиболее обоснованной является точка зрения, согласно которой в к. XV — нач. XVI вв. часть донских казаков, живших в Червленном Яру, спустилась по р. Волге в Каспийское море и высадилась в устье р. Терек. По некоторым сведениям, в 1520 г., к ним присоединились рязанские городовые казаки. Возникли две казачьи общины: Терская, располагавшаяся на самой р. Терек, и Гребенская, находившаяся в предгорьях (на «гребнях», отрогах). Спустя некоторое время, к ним стали присоединяться как вольные, так и беглые выходцы из русских земель.

Офиц. датой основания войска К.т. считался 1577 г., когда астраханский воевода Новосильцев основал городок Терку. В 1711 г. на левом берегу р. Терек греб. казаки образовали Гребенское казачье войско. В 1722 г. часть К.т. была переселена в р-н слияния рек Сулак и Аграхань, где было образовано Аграханское казачье войско (большинство аграханских казаков вскоре умерло вследствие тяжелого климата). В 1724 г. на Кавказ переселяется около тысячи семей донских казаков, разместившихся в Аграханском казачьем войске и в креп. Св. Креста (последние, т.н. «семейные» казаки позже послужили основой нового Терско-Семейного войска). В 1736 г. оставшиеся в живых казаки Аграханского войска переводятся во вновь отстроенную крепость Кизляр и в четыре городка: Александровский, Бороздинский, Дубовский и Каргалинский. В этом же году из числа К. т. образуется Терско-Кизлярское, а из числа переселенных донских «семейных» казаков — Терско-Семейное казачьи войска. В 1770 г. на Кавказ переводится 100 семей донских казаков, которые образовали ст.Луковскую, и 517 семей волгских казаков, образовавших новый Моздокский полк. В 1776 г. Волгское, Гребенское, Терско-Кизлярское, Терско-Семейное казачьи войска, Моздокский и Астраханский казачьи полки были объединены в одно Астраханское казачье войско. Но уже в 1786 г. из него выделяются Гребенское, Терско-Кизлярское, Терско-Семейное и Волгское казачьи войска, Моздокский и Хоперский казачьи полки, составившие новое образование — Кавказскую линию. В 1792 г. на эту линию переселено три тыс. донских казаков. В 1832 г. Гребенское, Терско-Кизлярское, Терско-Семейное казачьи войска и отд. казачьи полки Кавказской линии объединяются в одно новое Кавказское Линейное казачье войско. В 1845 г. издается «Положение о Кавказском Линей-ном казачьем войске», регламентировавшее права, обязанности, структурную организацию и принципы землевладения и землепользования. В отличие от других войск, единая величина земельного пая для рядовых казаков не устанавливалась.

«Положение» фактически регламентировало все сферы жизни К.т. как сформировавшегося военно-служивого сословия. В нояб. 1860 г. из седьмой, восьмой, девятой и десятой бригад Кавказского Линейного казачьего войска, располагавшихся на левой стороне Кавказской линии, формируется Терское казачье войско. В 1862 г. на Кавказ с целью усиления Кубанского и Терского войск переселяется 1 200 семей донских казаков, 2 000 семей гос. крестьян и 600 отставных солдат.

В 1869 г. выходит Положение «О поземельном устройстве в казачьих войсках», а в 1870 г. утверждается новое «Положение о воинской повинности и о содержании строевых частей Терского казачьего войска». Окончательно структура терских казачьих полков определяется вышедшим в 1882 г. «Положением о военной службе Терского казачьего войска».

Несмотря на существовавшие в крае сложные межэтнические отношения между казаками и горскими народами, а также между некоторыми самими горскими народами, казачество выступало в качестве основного стабилизирующего фактора ситуации на Тереке. Ни одно казачье поселение не было построено на местах бывшего жительства горцев.

К. т. вписали множество славных страниц в российскую военную историю. В 1577 г. тер. и греб. казаки нанесли поражение Крымскому хану, в 1633 г. участвовали в походе на Малую Ногайскую Орду, в 1645 г. — на Азов и Большую Ногайскую Орду. В 1687—1689 гг. греб. казаки приняли участие в Крымском походе, а в 1695 г. тер. и греб. казаки — в походе на Азов.

Особенно отличились К.т. в ходе тяжелейшей Кавказской войны 1817—1864 гг., в рус.-перс. войне 1826—1828 гг., рус.-тур. войне 1828—1829 гг., в составе первого и второго Сборных казачьих полков в период Крымской войны 1853-1856 гг., в Хивинском походе 1873 г., в рус.-тур. войне 1877—1878 гг., в рус.-яп. войне 1904—1905 гг., в сражениях Первой мировой войны.

В период Первой мировой войны было мобилизовано 19,3 тыс. К. т., из которых сформировали: 12 конных полков, 2 пластунских (пеших) батальона, 3 артиллерийские батареи, 3 конвоя полусотенного состава, 5 отдельных сотен, 2 запасных конных полка и 1 запасную пешую сотню. В состав личного императорского конвоя входили третья и четвертая лейб-гвардии терские казачьи сотни.

В марте 1917 г. состоялся Терский войсковой круг 1-го созыва, делегаты которого избрали войсковым атаманом М.А. Караулова. С весны 1917 г. на территории Терской обл. обозначился постоянно усиливавшийся процесс межнац. противостояния, уже к лету-осени того же года переросший в межнац. войну между казаками и некоторыми горскими народами (чеченцами и ингушами).

К Октябрьской революции лидеры К.т. отнеслись резко отрицательно, а основная масса рядового казачества — нейтрально. В начавшемся противоборстве казаки заняли позицию вооруж. нейтралитета. В дек. 1917 г. Терский войсковой круг V созыва, получив сведения о гибели М.А. Караулова, возложил обязанности войскового атамана на есаула Л.Е. Медяника. 23 февр. 1918 г. новый атаман был пленен «красными» ингушами и убит около аула Галашки.

Осенью 1918 г. на Терском войсковом круге атаманом был избран Г.А. Вдовенко.

В период Гражданской войны подавляющее большинство К.т. сражалось на стороне «белых» в составе Кавказской армии Вооруженных сил Юга России. За годы Гражданской войны К.т. понесло громадные людские и матер. потери (точные данные отсут ствуют). Геноцид К.т. продолжался и после войны (массовые репрессии, выселение целых станиц). Так, 27 марта 1920 г. было выселено все население трех казачьих станиц. По дороге на станцию на мирных жителей напали горцы. В начавшейся резне принял участие и сопровождавший переселенцев конвой. В результате из 72 тыс. чел. было зарублено, зарезано, расстреляно и замучено более 35 тыс. женщин, стариков и детей. В память этого кровавого события 27 марта К.т. отмечают «День поминовения».

К.т. героически сражались в годы Великой Отечественной войны.

Во 2-й пол. 80-х гг. начался процесс возрождения К.т. Однако террор, развязанный в крае чеченскими и другими горскими националистами по отношению к другим народам, вынудил большинство потомков К.т. покинуть свою ист. родину и переселиться в Краснодарский и Ставропольский кр.

По адм.-территор. делению Терская обл. состояла из четырех отделов: Кизлярского, Моздокского, Пятигорского, Сунженского, в которых в основном жили казаки, и шести округов (Веденского, Владикавказ-ского, Грозненского, Назрановского, Нальчикского, Хасавюртовского), где проживали гл. обр. горцы.

К 1917 г. в Терском казачьем войске было 70 ст. Войску принадлежало 1,74 млн десятин земли. Казачий пай составлял в среднем 12,3 десятины (в станицах нагорной полосы — 2—7 десятины).

Осн. видами хоз. деятельности казаков являлись земледелие, рыболовство, скотоводство, виноградарство и виноделие, садоводство, огородничество и бахчеводство.

В нач. XX в. соц. структура К.т. практически не отличалась от общероссийской.

У К.т. существовала большая веротерпимость. Верующие К.т. в основном православные, были старообрядцы, небольшое количество мусульман.

В культурно-бытовом плане К.т. отличали богатая и разносторонняя духовная и матер. культура, своеобразие образа жизни, ведения хоз-ва, жилища, одежды, традиций и разговорной речи.

Культурная традиция К.т. находила свое множеств. проявление в величеств. и красочном фольклоре, песнях, причем особое место в них занимала героическая тематика периода покорения Кавказа, а также в танцах, календарной обрядности, обычаях (коллективных работах (у терцев они назывались «помочами», «спрягательством», «складничеством»), куначестве, аталычестве). К.т. отличало традиц. широкое гостеприимство, оказывавшееся всем гостям вне какой-либо зависимости от их нац. и религиоз. принадлежности; личная опрятность, чистоплотность, рачительное содержание дома и хоз-ва.

Соблюдались традиции семейно-родственных взаимоотношений. Незыблемой нормой жизни ка заков считалось искреннее уважение и почтительное отношение к старикам.

У К.т. существовала устоявшаяся своеобраз. система воспитания подрастающего поколения, формирования у него высоких морально-нравств. качеств и активной жизненной позиции. Большое внимание уделялось подготовке мальчиков и юношей к будущей военной службе.

К.т. отличала высокая воинская культура.

Они обладали и широкими познаниями в областях народной агротехники и медицины.

Уровень грамотности К.т. составлял 75% среди мужчин, 25% среди женщин, что было намного выше, чем в целом по стране.

Значит. влияние на развитие культуры К.т. оказывало их длит. тесное соседство с горскими народами. Это способствовало проникновению культурных традиций и отд. культурных элементов в культуры друг друга, взаимному культурному обогащению.

Трут В.П.

(Энциклопедия культур народов Юга России. Т.1. Народы Юга России. Ростов н/Д. 2005.)

Казаки сунженские — локальная группа терского казачества, под которой в лит. подразумевается: 1) Часть гребенского казачества, известная на р.Сунжа с XVI в. Есть мнение (И.Д. Попко и др.), что у впадения р. Аргун в р. Сунжу еще в XIV в. поселились новгородские ушкуйники, находившиеся в тесном контакте со своими давними союзниками пятигорскими черкесами. Диалектологические исслед. отчасти подтверждают версии и о том, что в 1-й пол.
XVI в. через Дон и Волгу на Сунжу устремились рязанские казаки. В 1567 г. на правом берегу Терека у впадения в него Сунжи была поставлена крепость, известная под именем Сунши и Сунжина городища, где гребенцы отбывали военную службу. На гребнях Сунженского хребта казаки оставались до нач. 80-х гг. XVII в., когда в целях безопасности переселились на левый берег Терека. 2) Население станиц Сунженской линии, затем Сунженского отдела Терской обл. и Сунже-Владикавказского полка Терского казачьего войска (См. Казаки терские). В 1818 г. «состоялось Высочайшее повеление… утвердиться на р. Сунже, поселить казаков». К сер. 30-х гг. XIX в. эта система укреплений получила определенное устройство под названием Сунженской кордонной линии, а в 1845 г. началось выдвижение казачьих станиц на Сунжу. В числе новопоселенцев прибыли 1105 семейств донских казаков, 1063 терских линейных (преимущественно Моздокский полк), 670 семей с Кубани (две первые группы — русские, последняя в значит. степени украинская).

Из населения сунженских станиц было сформировано поначалу три казачьих полка: 2-й Владикавказский занял верховья р. Камбилеевки, берега Сунжи и ее притока Ассы, 1-й Сунженский — сред. течение р. Сунжа; 2-й Сунженский — ниж. течение Сунжи до Горячих Вод. В ряде станиц обосновались выселенные гребенцы-старожилы. Соотношение укр. и рус. компонентов колебалось по отд. населенным пунктам. Созданному в 1888 г. Сунженскому отделу Терской обл. было отведено 270 666 десятин земли. Осн. часть К. с. имела наименьшие наделы в Терском войске из-за плодородия своих земель (по отд. станицам он доходил до 7,3 десятины). Здесь бытовали частые переделы (через 1—2 года). В южных предгорных станицах Сунже-Владикавказского полка земледелие было развито меньше, поскольку здесь располагались менее плодородные, серые, оподзоленные черноземы. Поэтому источником существования служили ремесло, отхожие промыслы, а станичные земли сдавались в аренду иногородним и горцам. Размеры семей здесь были значительно меньше, т.к. у казаков не было стимула для концентрации земли и рабочих рук в одном хоз-ве. Управление Сунженским отделом в 1888 г. в военном и административном отношении осуществлялось атаманом отдела.

По территор. делению в Сунженский отдел с центром в г. Владикавказе входили ст.: Пришибская, Котляревская, Александровская, Змейская, Николаевская, Ардонская, Архонская, Тарская, Сунженская, Аки-Юртовская, Фельдмаршальская, Нестеровская, Ассинская, Самашкинская, Михайловская, Слепцовская, Троицкая, Карабулакская, Вознесенская, Терская, пережившие массовые репрессии в годы Гражданской войны и политики расказачивания.

В начале 90-х гг. нашего века началось возрожде-ние терского казачества, был воссоздан и организационно оформлен Сунженский отдел. Трагические события в Чеченской Республике, злодейское убийство атамана А.И. Подколзина, политика дудаевского террора вызвали массовый отток славянского населения сунж. станиц в другие р-ны России.

На данном этапе в силу сознательного смешения рус. и укр. этнических элементов трудно определить р-ны с преобладанием того или иного восточнославянского типа обрядов. Зато в матер. культуре прослеживалось горское влияние. Это сказалось на своеобразии праздничной жен. и муж. одежды, в которой прослеживаются типичные Кавказ. горские черты. Для предгорных станиц Сунже-Владикавказского полка были характерны турлучные жилища с редко встречающейся в других терских р-нах конструкцией: отсутствие бревенчатых рам (кроме верхних — для потолка) и вертикальных толстых сох. Каркас зданий представлял собой двойной плетень из турлука, промежутки которого набивали глиной; турлук заплетали «наперекосок». Появление таких домов исследователи (Л.Б. Заседателева, Н.Н. Великая и др.) связывают с местными горскими традициями.

Фольклорный репертуар сунж. станиц неоднороден. Его ядро составляет старинная казачья песня, с которой безболезненно сосуществует жестокий романс, новая песня, созданная в годы советской власти, частушка, а также песня лит. происхождения. Словесному тексту на Сунже не придают такого значения, как в гребенских станицах. Мотив, музыкальность выдвигаются у К.с. на первый план. Песни исполняются, как правило, в три-четыре голоса; сольного пения на Сунже не признают. В настоящее время в связи с напряженной полит. ситуацией в регионе, разбросанностью сунж. станиц по нац. образованиям (Чечня, Северная Осетия) культура К.с. находится на стадии исчезновения.

Бондарь Н.И., Матвеев О.В.

(Энциклопедия культур народов Юга России. Т.1. Народы Юга России. Ростов н/Д. 2005.)

Казаки черноморские — укр. этнограф. группа на Кубани в к. XVIII — I пол. XIX вв. в рамках Черноморского казачьего войска (ЧКВ), созданного в 1787 г. из бывших казаков Запорожского войска в Условиях очередной рус.-тур. войны. 22 янв. 1788 г. в указе Екатерины II было объявлено об организации Войска верных в отличии от «неверных», создавших Задунайскую Сечь. Конфискованные во время занятия Сечи русскими войсками знамена и регалии запорожцев были переданы новому войску. Восстанавливалось деление на курени и номенклатура должностей. В 1788 г. переименовано в ЧКВ в честь побед, одержанных на Черном море и первоначально поселено на территориии между Бугом и Днепром. По Высочайшей жалованной грамоте Екатерины II от 30 июня 1792 г. К.ч. было пожаловано правобережье Кубани от ее устья до Усть-Лабинского редута.

Переселение основной массы К.ч. состоялось в 1792—1793 гг. На новых землях были основаны 40 куреней (с 1842 г. — станицы), 38 из которых носили старые запорожские назв.. Первые два потока переселенцев в Черноморию были представлены малороссийскими казаками из Полтавской и Черниговской губ. На третьем этапе в миграцию были втянуты жители Харьковской губ. Кроме этого состав К.ч. пополнялся в разное время за счет «турецких» запорожцев — казаков упраздненного Усть-Дунайского Буджакского войска, солдатами регуляр ной армиии, а также дворовыми людьми чиновников и дворян Черномории, южных губ. и Дона, представителями других этносов. В целом К.ч. представляли собой достаточно однородную этнограф. группу, хотя выделялись локальные варианты культуры жителей Слободской Украины, находившихся в постоянных контактах с русскими, а также собственно запорожцев, занимавших обособл. положение в среде укр. этноса. Параллельно с формированием и унификацией традиц. культуры К.ч. протекал процесс ее взаимодействия с традиц. культурой рус. этнограф. группы — линейных казаков Кубани. Этот процесс усилился с включением ЧКВ в состав нового ККВ в 1860 г., а также в связи с освоением Закубанья. К 1860 г. в ЧКВ насчитывалось 177 424 чел. обоего пола. ЧКВ выставляло: 12 конных полков, 9 пеших батальонов, 4 батареи и 2 гвардейских эскадрона, участвовало в перс. и польском походах, Отечественной войне 1812 г., Кавказской, рус.-тур. и Крымской войнах. Развитое самосознание К.ч. проявилось во 2-й пол. XIX в., когда черноморская интеллигенция попыталась создать собств. литературу в рамках укр. лит. традиции, и, особенно, в годы Гражданской войны и вынужденной эмиграции.

Бондарь Н.И., Матвеев О.В.

(Энциклопедия культур народов Юга России. Т.1. Народы Юга России. Ростов н/Д. 2005.)

 

Казаки кубанские — как самостоят. этносоц. единица (субэтнос) сформировались во 2-й пол. XIX в. Формальной датой его возникновения можно считать 19 нояб. 1860 г., время образования Кубанского казачьего войска (ККВ). Однако этнообъединительные процессы (ассимилятивные, консолидационные) протекали в предшествующем столетии, продолжаясь и в последующее время.

Первоначально название К.к., кубанцы применялось к различным группам казаков, осевшим по той или иной причине на Кубани (некрасовские казаки, например), и самоназв. не являлось. Но по мере освоения этих земель, в процессе складывания новой этносоц. общности сформировалось ее новое самосознание, а название «кубанские казаки» (в быту еще и «кубанцы») превращалось в самоназв., ставшее общепринятым в офиц. делопр-ве, быту и фольклоре.

Природа этнонима имеет географ. (гидроним.) основу (р. Кубань, Кубанская обл.).

Этногенетически К.к. связано по преимуществу с рус. и укр. этносами, его этнограф., территор., соц. группами (запорожские и донские казаки, переселенцы из Воронежской, Курской и других губерний). Вхождение в его состав небольших по численности групп или отд. представителей других народов (сербов, черногорцев, поляков, ногайцев, адыгов, татар) его восточнославянскую природу не изменило.

Осн. часть К.к. относится к среднеевропейской малой расе большой европеоидной расы, но межэтнические контакты с соседями привели к появлению в их среде носителей антрополог. признаков, характерных для малой средиземномор.-балкан. расы и также отчасти фиксируется наличие некоторых монголоидных черт. Изнач. территорией формирования К.к. являлись Таманский п-ов и правобережье Кубани.

После образования Кубанского казачьего войска и Кубанской обл. (КО) 8 февр. 1860 г., последняя стала территорией обитания К.к. По соседству с казачьими станицами и хуторами в Закубанье находились адыг., карачаев., черкес. аулы, на территории обл. были и неказачьи, и иноэтнические поселения (русские, укр., греч., армян., чешские и др. села). Но в целом для К. к. характерно компактное сплошное расселение. Плотность и этническая однородность казачьего расселения отличается в Закубанье и в р-нах, отошедших к Ставропольской губернии (12 станиц). Окончат. закрепление территор.-адм. деления КО произошло в 1869 г. К 1920 г. площадь КО вместе с территорией совр. Адыгеи составляла 88 000 км 2 . Она делилась на отделы (уезды). Адм. центром являлся Екатеринодар (1793—1794).

Последующие адм.-полит. преобразования в советский и постсоветский периоды привели к тому, что К.к. оказались разделенными не только адм.-территор., но и адм.-полит. границами. Осн. их масса проживает в пределах Краснодарского кр., значит. доля — в Адыгейской и Карачаево-Черкесской Республиках.

Языком офиц. общения и делопр-ва в среде К.к. изначально являлся русский лит. язык. Попытки в к. 1920—1930-х гг. ввести на территории бывшего Черноморского казачьего войска (ЧКВ) преподавание и делопр-во на укр. языке закончились безрезультатно в связи с протестом населения.

В быту коренное население использует несколько говоров, формировавшихся на основе и в результате взаимодействия южнорусских (по преимуществу, вост. и юго-вост. р-ны) и укр. (по преимуществу, зап. и юго-зап. р-ны Краснодарского кр.) диалектов рус. и укр. языков. К настоящему времени они изучены слабо. Начавшийся до 1917 г. процесс формирования единого более или менее однородного диалекта (в просторечье «кубанской бала-чки») завершения не получил. Колоритные говоры сохранились в станицах и хуторах, но почти полностью утрачены город. населением и жителями крупных станиц, являющимися р-ными центрами.

На 1 янв. 1915 г. общая численность К.к. составляла около 1 млн 500 тыс. чел. Совр. данные (1992) называют небесспорную цифру от 900 тыс. до 1 млн 300 тыс. чел., что составляет от 18 до 27 % населения Краснодарского кр. По переписи 2002 г. казаками идентифицировали себя 17,5 тыс. чел.

В ходе Гражданской войны, в результате репрессивной политики советского правительства по отношению к казачеству, значит. число их оказалось не только за пределами Кубанской обл. (Краснодарского кр.), но и России: в США, Канаде, Австралии, Ср. Азии, Сибири, на Дальнем Востоке. В постсоветский период в результате адм.-полит. преобразований повышение статуса нац. автономий до уровня республик — К.к. оказались разделены и административ.-полит. границами. Как правило, в нац. республиках по отношению к нему проводится скрытая или явная политика соц.-эконом. и полит. изоляции и физического вытеснения, в том числе с мест компактного проживания.

Этническую основу К.к. составляют два компонента — русский и украинский. В результате их взаимодействия и сформировался субэтнос К.к. В генезисе и развитии К.к. можно выделить несколько этапов. Первый (примерно с 1792—1794 гг. по 1850-е гг.) характеризуется формированием украинской и русской этнографических групп на Кубани.

В 1792—1794 гг. сюда по жалованной грамоте Екатерины II переселяется часть бывших запорожцев — Черноморское казачье войско (ЧКВ), численность которого оказалась недостаточной, и в дальнейшем правительство организует еще несколько переселенческих потоков (1809—1812, 1822—1825). ЧКВ (основа укр. этнограф. группы) пополнялось за счет малороссийских казаков из Полтавской, Черниговской и жителей Харьковской губерний. В разное время в него влились «турецкие» запорожцы (казаки Усть-Дунайского Буджакского войска), солдаты регулярной армии, русские крестьяне Дона и южнорусских губерний, а также представители неславян. народов.

Примерно в это же время в ходе заселения так называемой Старой линии параллельно идет процесс формирования рус. этнограф. группы на Кубани, который осуществлялся в ходе нескольких переселенческих волн из разнородных этнических компонентов. Преобладающим был русский, а его основу составляли донские и екатеринославские казаки, выходцы из Слободской Украины, казаки Хоперского полка.

В 1832 г. все полки Старой Линии были объединены в Кавказское линейное казачье войско (рус. этнограф. группы) — КЛКВ. Оно пополнялось за счет однодворцев, казенных крестьян, переводившихся в «казачье сословие», казаков и крестьян Воронежской, Полтавской и Черниговской губерний. Эта же практика продолжалась и после 1841 г. в ходе заселения Новой (Лабинской) линии. В Линейное, как и в Черноморское войско, зачислялись и представители горских народов, но доминирующим оставался восточнославян. компонент.

В КЛКВ, также как и в ЧКВ, интенсивно протекали процессы стирания локальных культурных различий, связанные с внутренней ассимиляцией и консолидацией.

Одновременно с этим, а наиболее интенсивно, начиная с 40-х гг. XIX в., в связи со стабилизацией эконом. жизни, чересполосным и смешанным расселением русских и украинцев, создаются условия для ассимиляции и консолидации на межэтническом уровне.

Примерно с 60-х гг. XIX в. начинается третий, качественно новый этап в этнической истории К.к., результатом которого явилось возникновение нового восточнославянского субэтноса К.к. с единым территориальным, соц.-полит., эконом. и достаточно однородным культурным пространством.

Следующий этап в развитии К.к. связан с событиями Гражданской войны, коллективизацией, спланированным голодом в 1932—1933 гг. В результате репрессивных мер советского правительства по отношению к казачеству, численность К.к. резко сокращается, уничтожаются жизненно важные структуры и компоненты субэтноса, нарушается его целостность. Это приводит к резкому снижению этнического статуса, к снижению или частичной утрате самосознания, и К.к. из субэтноса превращается в этнограф. группу рус. этноса.

Со 2-й пол. 1980-х гг. — нач. 1990-х гг. возрастает интерес к своей культуре в среде казачества, создаются казачьи о-ва в Краснодаре, в станицах и хуторах края, проводятся научн. конф. по казачеству, Междунар. конгресс кубанского казачества, различного рода массовые акции. Эти и другие факторы способствовали возрождению самосознания К.к., что позволяет говорить о возрождении его как субэтноса.

Территория ККВ, КО, занимая некоторое особое положение в административ.-полит. системе России, являлась ее неотъемлемой составной частью. В результате ряда реформ после образования ККВ система управления здесь обрела жесткий централизов. характер.

В военном и гражданском отношении управление КО осуществлялось центр. властью через Кавказ. администрацию в Тифлисе и, в первую очередь, Кавказ. наместником, который одновременно был и командующим Кавказским военным округом, куда относилась и КО.

Военная, гражданская и полицейская власть в пределах КО была сосредоточена в руках начальника обл., наказного (утверждаемого, назначаемого) атамана ККВ.

Делами местного управления занималось обл. управление. Войсковой сбор (Рада), как законодат. институт, во 2-й пол. XIX в. по сути утратил свое значение.

Далее, по нисходящей, система управления выглядела следующим образом: отдельские атаманы и правления, станичные и хуторские атаманы, правления и сборы. Наиболее демократичным оставалось низовое звено, где сохранилась выборность и представительность основной массы казачьего населения через участие в сборах (общих собраниях или собрании представителей). Однако низовые властные структуры также находились под контролем государства.

В настоящее время осн. организационной структурой К.к. является Всекубанское казачье войско. Его управленческая структура во многом повторяет существовавшую в нач. XX в.: сбор (как основной законодат. орган), выборный войсковой атаман, войсковое правительство, атаманы и правления отделов, станичные и хуторские казачьи (зарегистрированные) о-ва.

В офиц. краевых структурах власти существуют и такие образования, как комитет по вопросам местного самоуправления и делами казачества (в Законодательном собрании Краснодарского края) и заместители глав администрации (краевой и р-нных) по делам казачества.

К.к. входило в сословную систему российского о-ва XIX — нач. XX вв. Хотя оно рассматривалось как сословие (на самом деле квазисословие), в нем выделялись: дворянство, купечество, духовенство, служилое и другие сословия. Осн. соц.-эконом., воен.-соц. единицами являлись: войско, представлявшее собой до определенного момента по сути дела военно-территориальную общину; станичная / хуторская община, моногамная семья (большая и малая).

Осн. занятием К.к. являлась военная служба. В военное время ККВ должно было выставить: 2 сотни конвоя, 33 конных полка, кубан. дивизион (2 сотни), 14 пластунских (четырехсотенных) батальонов, 5 конных батарей, 7 местных команд и одну сотню милиции.

Однако правительство было заинтересовано в эконом. освоении края и в самообеспечении местного населения средствами, необходимыми к существованию. Это способствовало развитию скотоводства и земледелия. Последнее в к. XVIII — нач. XIX вв. в силу традиции и неблагоприятных обстоятельств (военные действия) носило ограниченный характер. Длительное время сохраняли свое значение традиц. казачьи промыслы: охотничий, чумацкий и, особенно, рыбный. Существовали как войсковые, так и станичные (общественные) частные мелкие предприятия и мастерские (кожевенные, кирпичные, по обработке металла, сыроваренные, пивоваренные и др.). Достаточно широкое распространение (особенно в бывшей Черномории и Закубанье) получило пчеловодство.

Среда обитания, особенности формирования К.к., а также военная служба как основное занятие, не могли не сказаться на быте, семейных отношениях, на культуре в целом.

Жизнь станичной общины и отдельной семьи регулировались не только природными (сезонными) изменениями, жизненным циклом (рождение, проводы на службу и т.п.), но и «Положением об общественном управлении станиц казачьих войск…» (1897). Станичная община в лице правления, сбора контролировала многие, казалось бы, частные вопросы (взаимоотношение соседей, поведение молодежи, «непослушание супругами друг друга»), вторгалась в семейную жизнь.

В XIX — нач. XX вв. в среде К.к., особенно на Старой Линии и Закубанье, существовали не только малые моногамные семьи, но сохранялись и большие (патриархальные). Безусловным авторитетом в семье пользовался ее глава. Почитание старших, родителей являлось характерной чертой и воспитывалось с детства. В семье, также как и в о-ве, мужчина обладал более высоким статусным положением по сравнению с женщиной. Это проявлялось во всем, в том числе и в хоз. деятельности, в делении работ на мужские и женские, которыми мужчине было не престижно заниматься. Мужчина в своей деятельности в основном был связан с внешним миром (поля, лес, община), а женщина — с внутренним (дом, подворье). Но частые и длительные отлучки мужчин на сборы, войны приводили к тому, что женщины вынуждены были выполнять в отсутствие мужчин их работу, в т.ч. в экстремальных ситуациях защищать станицу, дом от неприятеля). Это сказывалось на психологии, характере казачек: более самостоятельном, независимом, склонном к принятию самостоят. решений. В малых семьях на плечи женщин ложилась забота о детях, немощных стариках, хоз-ве. Не случайно в женской среде получили распространение элементы и мужской субкультуры: некоторые мужские танцы, песни, умения и навыки верховой езды, владения оружием.

Специфика формирования К.к. привела к сосуществованию элементов, относящихся к различным локальным вариантам южнорусской и украинской традиций. Мыланка, Иван Купала, «Хождение с комарем», «Крещение и похороны кукушки», развитые формы троицкой обрядности, южнорусские хороводные песни и укр. думы о Байде, Морозенко и т.п.

Традиц. культура пополнялась новыми элементами и компонентами. Одни из них заимствовались у северокавказ. народов: некоторые рациональные знания, элементы материальной культуры; другие создавались казачеством: новые песни, устные рассказы, пословицы и поговорки, топонимы, связанные с Кавказской войной, особенностями казачьего быта.

В календарном цикле, наряду с общими православными годовыми праздниками, особое место занимали войсковые и полковые, связанные с образованием войска, полка или с наиболее важными ист. событиями, участниками которых являлись К. к. или их предки. Особым почитанием пользовались дни святых Александра Невского, Св. Николая, Георгия Победоносца, архистратига Михаила и праздник «Покрова» (Покров Пресвятой Богородицы). Помимо этого, ежегодно каждая станица отмечала свой престольный (храмовый) день, который был посвящен святому или празднику, чье имя носил станичный храм. Во многих станицах в эти праздники, помимо службы, офиц. части, обязат. общинного обеда, устраивались скачки, джигитовки, молодежные гуляния. Свои особенности прослеживаются в родильной, свадебной и погребально-поминальной обрядности.







Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 368. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.115 сек.) русская версия | украинская версия