Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

УКРАДЕННЫЙ ХРАМ 7 страница




Но это ничего не даст. Откуда ему начинать поиски?

Прочтя письмо Като Кошут, я надеюсь, что Таха и Мушку поймают, даже

если они приближаются к дому. Слишком много бед случается с ними, и поэтому

пусть их лучше поймают, чем они будут страдать от новых увечий или

приключений.

Я немедленно напишу тебе, как только ,что-нибудь узнаю. А пока всем

привет. Остаюсь твой искренний друг.

Барьют.

P. S. В диком табуне на прошлой неделе родился еще один жеребенок,

теперь их уже шесть. Как видишь, у табун начинает расти. Я пока еще не нашел

тех- пяти лошадей, но, может быть, я тогда ошибся.

Б.

 

 

Китти, здравствуй!

Наконец-то новости!

Но не знаю, что и подумать. Наверное, все случившееся было неизбежно.

Очень бы хотелось, чтобы ты жила в соседней деревне, я бы тогда съездил к

тебе спросить, что ты думаешь по этому поводу.

Первые сведения в Киеве (столица Украины) о Тахе и Мушке получили от

путевой обходчицы на одной из железных дорог. Однажды снежной ночью,

встречая поезд на одном холмистом и трудном участке (это входит в

обязанности путевых обходчиков), эта женщина при свете вагонов увидела, как

вдоль полотна скакали галопом две странные лошади.

Она сообщила об этом начальнику станции Умань, потому что бездомные

животные представляют опасность для поездов. К счастью, машинист тоже их

заметил и тоже сообщил об этом. Но эти сообщения в Киеве прочли только

несколько недель спустя и догадались, какие это были лошади, но к этому

времени Tax и Мушка опять исчезли.

Затем их видели в колхозе в районе города Черкассы. Они в течение двух

или трех ночей укрывались от сильной метели за колхозной мастерской. Tax

сбил дверь амбара, они поели овса и пшеницы и снова исчезли.

Следующее сообщение пришло с птицеводческой фермы Градского колхоза,

когда перед двумя женщинами, присматривающими за гусями, откуда ни возьмись

появились две не большие лошади и промчались мимо, распугав гусей (вот,

наверное, была картина!).

Эти сведения были не очень важны, но они помогли украинским ученым

определить, где находятся лошади. Поэтому Украинская академия наук

специально послала профессора Немченко, чтобы он попытался поймать их. Они

также пригласили Грита, который немедленно вылетел в Улан-Батор, оттуда в

Киев а из Киева в Харьков, где и встретился с профессором Немченко.

Сначала Грит и Немченко (он тоже зоолог) старались найти следы лошадей,

но это оказалось невозможным потому, что снег уже начал таять и украинские

степи покрылись грязью, и передвигаться можно было только по шоссе. Проехать

по мокрым полям было нельзя, разве что на тракторе, но все трактора были

заняты на весенней пахоте. Казалось, что Таха и Мушку не найти.

-- Остается единственное, -- сказал профессор Немченко. -- Нужно

обратиться к Советской Армии, может быть, военные помогут нам.

-- Каким образом? -- спросил Грит. -- Что они смогут сделать?

-- Не знаю, -- ответил Немченко. -- Но у них есть вертолеты. И потом

кто, кроме военных, сможет преодолеть покрытые грязью степи и вздувшиеся

весенние реки, не нуждаясь в дорогах и мостах?

И вот Советская Армия, -вернее два ее подразделения, начали поиски Таха

и Мушки, которые шли и шли, днем и ночью.

Военным потребовалась целая неделя, пока они не напали на след. Наконец

с вертолета заметили двух лошадей, укрывшихся в небольшой березовой рощице

на берегу весенней разлившейся реки. Земля была так пропитана водой и грязь

была такой глубокой, что нечего было и думать добраться туда на грузовике

или на какой-нибудь другой машине. Тогда командир части решил послать туда

два плавающих танка. Они пройдут повсюду.

Грит поехал на одном, а профессор Немченко на другом. Они хотели

загнать лошадей в излучину реки, чтобы с трех сторон путь им отрезала вода,

а с четвертой были солдаты.

Танки прибыли на место, когда уже стемнело, но Таха и Мушку обнаружить

не удалось. Грит и Немченко догадались, что они пытаются найти переправу

через реку. Тогда ученые разделились. Один поехал вдоль берега вниз по

течению, а другой вверх. На танках были мощные прожекторы, и они, конечно,

могли двигаться быстрее лошадей. Ученые также надеялись, что шум машин (да

еще какой шум) напугает Таха, он побежит, и они его заметят.

Танк, на котором ехал Грит, освещал прожектором берег, а Грит стоял в

башне и смотрел в бинокль. Но в течение двух часов они никого не увидели,

кроме напуганных птиц и зайцев. Потом в луче прожектора мелькнуло какое-то

пятно, и Грит догадался, что это Tax.

-- Стой! -- крикнул Грит водителю, и танк остановился. Грит попросил

солдата не выпускать из луча прожектора убегавшую лошадь. Конечно, это был

Tax. Но где же Мушка?

Сначала Грит подумал,' что Tax просто в панике убегает, но потом

заметил, что он бегает по большому кругу. Они следили за ним при помощи

прожектора и наконец обнаружили, что Мушка находится в центре этого круга.

Она по самое брюхо увязла в большой луже из черной грязи и не могла

двигаться. Tax носился вокруг, из-под его копыт летели комки грязи, и он не

то пытался отвлечь внимание от Мушки, не то хотел напасть на танк, чтобы

защитить ее.

Во всяком случае, он не собирался покинуть увязшую Мушку.

-- Мы нашли их!.. -- прокричал Грит в микрофон рации, когда они

связались с танком Немченко.

В ожидании Немченко танк Грита попробовал приблизиться к Мушке.

-- Остановитесь! -- крикнул Грит командиру танка.

-- Зачем?

-- Он нападет на нас!

Командир засмеялся. Он не верил, что лошадь может напасть на танк. "Не

беспокойтесь, он нам ничего не сделает".

Но Грит кричал: "Поворачивайте! В сторону! Он же нападет на нас и убьет

себя! Поворачивайте!"

Командир, увидев, что Грит прав и что Tax мчится прямо на танк, быстро

развернулся и поехал обратно, a Tax в ярости бросился преследовать. Только

отъехав на порядочное расстояние, они остановились, выключили прожектор и

прислушались. И было слышно, как Tax зло фыркал и ржал.

-- Подождем здесь до рассвета, -- сказал Грит командиру танка, с

облегчением вздохнув.

-- Сумасшедший конь, -- удивился командир. -- Это же надо, а? -- и

засмеялся, представив, как его танк убегал от лошади.

Так они и прождали всю ночь, лишь иногда включая прожектор, чтобы

убедиться, что Мушка не очень глубоко погрузилась в грязь. Она все пыталась

выбраться, но Грит знал, что настоящую попытку Мушка сделает, когда

рассветет, если только Tax не поторопит ее.

Как только забрезжил рассвет, Tax, очень беспокоившийся всю ночь, начал

торопить Мушку.

Солдаты, которые теперь знали о долгом путешествии Таха и Мушки, очень

хотели помочь ей, но нужно было поймать Таха, чтобы он не мешал, иначе к

Мушке не подойти. Сначала они думали подкрасться к нему и накинуть веревку,

но Грит объяснил, что Tax слишком умен, чтобы попасться, да это было и

небезопасно. Возможно, им удалось бы поймать Таха при помощи колхозников,

которые окружили бы его. Но когда совсем рассвело, Грит понял,, что на таком

открытом месте этого не сделать.

Тогда Грит решил вызвать вертолет с ракетной сеткой. Другого выхода не

было.

Ракетные сетки применяются, когда нужно пройти по топкому месту, быстро

замаскировать что-нибудь или просто вскарабкаться на разрушенное здание,

крутой берег или склон. Сетка выстреливается ракетами из-под вертолета, и

командир танка был уверен, что, если такую сетку набросить на Таха, он не

ускользнет, попадется в нее, как рыба.

В восемь часов прилетел вертолет, и Грит по танковому радио объяснил

летчику, в чем дело.

-- Когда будете бросать сеть, -- говорил Грит, -- сделайте это так,

чтобы конь был в самом центре и чтобы сеть полностью его накрыла, иначе он

убежит. А поскольку мы уже знаем про печальный случай с забором из колючей

проволоки, не хочется чего-либо подобного.

-- Не беспокойтесь, -- ответил летчик. -- Мы можем поймать хоть слона.

Сначала вертолет просто висел над обеими лошадьми, что совершенно

вывело Таха из себя. Он начал ржать, бить копытами, подбегал к Мушке, как

будто требуя от нее, чтобы она скорее вставала. Но бедняжка Мушка только

глубже ушла в грязь. Она жалобно заржала, понимая, очевидно, что самой ей не

выбраться. Tax, наверное, это тоже понимал и почти сходил с ума.

Когда вертолет начал спускаться все ниже и ниже и от его огромных

лопастей по жидкой грязи пошла рябь, Tax начал носиться кругами около Мушки,

яростно тряся головой и собираясь лягнуть вертолет.

Грит по радио умолял пилота быть осторожным, не спешить. Он никогда еще

не видел, как с вертолета выстреливается сетка, и был поражен, когда,

хлопнув зарядами, большая квадратная нейлоновая сетка, развернувшись,

полетела на землю.

-- В яблочко! -- крикнул по радио пилот.

Сетка накрыла Таха, подобно огромной ладони, и под ее тяжестью он

сначала упал на колени, а потом и на бок. Он яростно ржал, бешено брыкался и

щелкал зубами, но чем больше сопротивлялся, тем больше запутывался.

Но на этом дело не кончилось.

Сетка не только накрыла Таха, угол ее также упал на Мушку. От той силы,

с которой сеть была брошена, и под ее тяжестью Мушка еще глубже погрузилась

в грязь. Теперь на поверхности оставалась только ее голова.

-- Скорей, -- крикнул Грит командиру танка. -- Давай к ней поближе!

Но мотор танка за ночь остыл и не сразу завелся. Вертолет все это время

висел над Мушкой, и летчик по радио советовал поторопиться. Он предложил

попробовать при помощи крюка, которым они подбирают сетку, приподнять угол,

упавший на Мушку. Попытка удалась.

Теперь оба танка подъехали к Мушке как можно ближе, и по брезентовым

чехлам, брошенным на грязь, один из солдат - подобрался к ней и крикнул, что

она с трудом дышит. Очевидно, грязь сильно сдавливала грудь Мушки. "Она,

пожалуй, долго не продержится",-- сказал солдат, вернувшись к танкам.

Грит неистовствовал не меньше Таха. По твоим письмам, Китти, мы все так

полюбили Мушку, и для Грита она, конечно, была так же .важна, как и Tax.

Грит потом рассказывал, что в тот момент он думал: "Чем же она

провинилась, эта милая маленькая английская лошадка, чтобы заслужить такую

судьбу? Что делает она здесь, так далеко от дома?"

К этому моменту Грит разглядел, что большая лужа, куда провалилась

Мушка, была на самом деле маленьким старым прудом. Огромный кусок чернозема,

пропитанный весенней талой водой, обвалился и превратил прудок в топкое

болотце. Это означало также, что он был глубже, чем казалось, и что Мушка

исчезнет в нем целиком, если ее немедленно не вытащить.

-- Единственное, что поможет, это поднять ее прямо вверх, -- предложил

солдат, который подползал к Мушке. -- Она не может двинуться ни вперед, ни

назад, и мы тут ничего не сделаем.

-- Тогда, -- решил Грит, отвечавший за всю операцию, -- надо, чтобы

вертолет опустил меня

к ней, я подсуну один из чехлов ей под брюхо, а вертолет вытащит ее.

Дело было довольно рискованным, но ничего другого не оставалось. С

вертолета опустили стальной трос с ремнями, которые Грит застегнул на себе.

Поддерживаемый тросом, он подполз к Мушке и ногами подсунул под нее

брезентовый чехол. Вертолет приподнял Грита и перенес на другую сторону от

Мушки. Но достать брезент ногами Грит не смог, и ему пришлось совсем

погрузиться в грязь, чтобы протянуть чехол у Мушки под брюхом.

Это был смелый поступок. А что, если бы отцепился трос или Мушка

придавила Грита? Это же была не вода, а густая клейкая бездонная грязь. По

команде командира танка пилот вертолета подтянул трос, и из грязи показались

голова, плечи, а потом и руки Грита, державшего брезент.

Вертолет вытащил Мушку, и она повисла под ним. Казалось, все в порядке.

Но Грит знал, что она немедленно убежит, как только ее освободят, и поэтому,

пока она еще висела в воздухе, он спутал ей ноги. Только тогда ее опустили

на землю.

Теперь настала очередь заняться Тахом, который все еще бился под

сеткой. Гриту вместе с солдатами удалось крепко связать ему ноги, и только

после этого сняли сеть.

За хлопотами никто и не заметил, что настал полдень, и когда вертолет

приземлился, то все солдаты, летчики, Грит и профессор Немченко решили

поесть, а один из солдат, отложив еду, стал смывать с Мушки грязь.

Потом лошадей погрузили в вертолет, который отвез их вместе с Гритом и

Немченко в военную часть. Там Мушку и Таха посадили за высокий забор.

Они и теперь там, Китти. Это примерно в четырехстах километрах на

восток от того места, где их поймали. Грит говорит, что Tax весь покрыт

ужасными шрамами, не только на груди, но и на брюхе, на крупе и на голове.

Он потерял половину свого хвоста, а на плече, куда попала снотворная

стрела-пуля, до сих пор незажившая гноящаяся рана. Мушка нигде не

пострадала, но очень худа и слаба, а ее копыта совсем стерты и потрескались.

На ее хвост тоже жалко смотреть, как будто его кто-то вырвал. Пшеницу и овес

она не ест, а только сено.

Конечно, как только Таха освободили, он начал носиться по кругу,

отыскивая лазейку для побега. Но Грит говорит, что из-за этого забора не

убежишь. Их там подержат некоторое время, а потом переведут на карантинную

станцию в Никольском, которая находится еще' триста километров на восток.

Там их проверят, нет ли у них каких-нибудь болезней, а это займет много

времени.

Вот так обстоят дела, Китти. Мы с Гритом целую неделю писали тебе это

письмо. Скоро вы получите обратно Таха и Мушку, и, пожалуйста, сразу же

напиши мне, когда они прибудут. И конечно, сообщай обо всем, что они будут

делать, и как ты находишь их вид и характер. Напиши как можно точнее о том,

что будет делать Мушка, когда увидит тебя. С шдостным приветом

остаюсь твой друг

Барьют.

P. S. Грит считает, что Мушка очень милая лошадка. Он рассказал

солдатам о том, какой Tax умный и упорный, и предупредил, чтобы они были

осторожны. Они ответили, что понимают, но Грит думает, что они все-таки

недооценивают Таха, как и все, кто с ним сталкивался. Он также считает, что

дикий Tax знает, что он близко от дома, и теперь будет еще больше стараться

вырваться на свободу, придумывая все новые уловки и используя старые.

Поэтому мы с нетерпением ждем, когда твой дедушка приедет и заберет их из

карантина и привезет в ваш заповедник в Уэльсе, где они будут в

безопасности.

Б.

 

 

Милый Барьют!

Миссис Эванс даже всплакнула, когда я читала вслух твое письмо, а

дедушка стонал от боли. Я же вздохнула с облегчением, потому что, по-моему,

Мушка долго не выдержала бы, если бы они продолжали свое путешествие.

Мы сейчас готовимся к их приезду. Дедушка распорядился, чтобы изгородь

была везде усилена и поднята еще на три фута. Все каменные стенки проверили

и укрепили цементом, на всех местах и проходах установили вторые ворота.

Ты помнишь Питера из Вороньего гнезда? Теперь у него три наблюдательных

поста, и он может видеть все долины и леса. У нас еще есть несколько красных

оленей.

Остается теперь только с волнением ждать возвращения наших беглецов.

Но у меня есть еще один повод для волнений. Через месяц мой отец

возвращается домой. Еще не насовсем, а только на полтора месяца. Насовсем он

приедет только в будущем году. Наверное, он меня не узнает. Он ведь почти

меня не видел. Поэтому я немного нервничаю. Не знаю даже, как быть. Я,

пожалуй, никогда не смогу расстаться с дедушкой и миссис Эванс. Хорошо бы,

ты жил в соседней деревне, тогда мы могли бы встречаться где-нибудь на

полпути и обсуждать все дела. В школе у меня много друзей, но с ними я

почему-то не могу говорить на серьезные темы. Мне кажется, что ты понял бы

меня, но на каком языке нам с тобой разговаривать? С монгольским у меня

ничего не получается. Наверное, нам придется говорить на "монглийском".

Вот такие у меня дела, и я, пожалуй, закончу, а то начинаю

расстраиваться. Жизнь становится все сложнее, верно? А я думала, что она

будет все проще и проще. А когда исполнится, двадцать пять или двадцать

шесть, или даже больше? Страшно представить.

Я сразу же напишу тебе, как только узнаю что-нибудь о Тахе и Мушке.

Всем привет.

Китти.

 

 

Здравствуй, Kитти.

Опять беда! Не могу понять, почему все получается не так. Я даже не

знаю, в чем дело, но Грит опять уехал. Вчера. На Украину. Что-то случилось,

но ему ничего не объяснили. Просто сказали, чтобы он как можно скорее

приехал на карантинную станцию.

Грит не хотел уезжать, так как дикий табун недавно попытался уйти. Они,

наверное, понимают, что заперты в заповеднике. Наши ученые потратили много

времени, закрывая им пути бегства, устраивая завалы и даже возводя стены.

Старый вожак наконец умер, а молодой, занявший его место, недостаточно умен.

Он гоняет табун галопом с одного места на другое без всякого смысла.

Жеребята и старые кобылы не поспевают, и табун может расколоться. Они ..ведь

измотают себя еще до зимы и многие погибнут, когда наступят холода.

Вот поэтому Грит и беспокоится о них. И тайно желает, чтобы Tax

вернулся. Уж он-то знал бы, что делать.

Вот все, что могу тебе сообщить, Китти, пока не получу известий от

Грита.

Остаюсь твой верный друг

Барьют.

 

 

Милая Китти

Я ничего не хочу сказать плохого о тех людях, но я был уверен, что чем

больше они будут перегружать Таха с машины на машину, и переводить из загона

в загон, тем больше у него будет шансов ускользнуть.

Это случилось, когда лошадей перевозили с аэродрома на карантинную

станцию в Никольском, как раз за Волгой. Военные привезли их на ближайший

аэродром в большом транспортном самолете, так как для вертолета это было

слишком большое расстояние. Со станции прислали грузовик, оборудованный для

перевозки лошадей, и хотя и водителя, и зоотехника предупредили о хитрости

Таха, они не представляли, насколько он умен. Когда они перевели его в

грузовик, ноги ему снова не связали, думая, что это не нужно, раз он в

закрытом грузовике.

Проехав около тридцати километров, они услышали, что он бьет копытами в

борт, и решили проверить, в чем дело.

Их строго предупредили, чтобы они не входили к Таху, и зоотехник решил

только приоткрыть задний борт и взглянуть. Этого было достаточно. Не успел

он откинуть запор, как Tax ударил по борту. Ушибленный зоотехник упал без

сознания, a Tax тотчас выпрыгнул. Фыркая, он подождал Мушку, потом,' нагнув

голову, бросился на шофера, выскочившего, чтобы помочь своему раненому

товарищу. Сбив его с ног, Tax и Мушка умчались через кукурузные поля и

исчезли. Больше их никто не видел.

Директор карантинной станции сделал все, чтобы организовать поиски, но

им все же пришлось послать за Гритом. Они надеялись, что Грит

проконсультирует их о поведении дикой лошади, так как они не могли найти

никаких следов Таха и Мушки. Грит мог только подсказать, что они прячутся

днем, передвигаются ночью и что Tax будет идти на восток, все время на

восток, домой.

Это случилось три месяца тому назад.

За это время обыскали каждый уголок к востоку от Никольского, каждое

потаенное ^местечко. Предупредили колхозы, деревни, железнодорожные станции,

снова обратились за помощью к военным. Обшарили все поля и леса на машинах,

верхом и даже на вертолетах. Непрестанно работал телефон, но Tax и Мушка как

-сквозь землю провалились.

Вот такие новости, Китти. Местность, где теперь находятся лошади,

открытая, но деревни встретишь редко. Если Tax с Мушкой будут идти дальше на

восток, то скоро окажутся в казахских степях, а потом и в горах Киргизии,

где их вряд ли удастся поймать. Это очень дикие места, там разводят лошадей,

хотя травы не так уж много.

На этот раз, Китти, я очень надеюсь, что Tax дойдет до наших гор. И что

их не поймают.

Скоро я покину наши горные пастбища и в сентябре поеду в город Кобдо,

где буду заканчивать десятилетку. Ты, наверное, не представляешь, что мы

переписываемся уже почти два года. Просто не верится. Кажется, что все это

началось только вчера.

С самыми лучшими пожеланиями остаюсь твой старый друг

Барьют.

P. S. Что случилось с твоей собакой Скипом? Ты больше о нем не пишешь.

Надеюсь, с ним все в порядке. Мой пес (его звали Хан) погиб в мае, когда

гонялся за перепелками. Он был веселый и добрый, всегда улыбался, копал ямки

и вилял хвостом. Даше умирая, он пытался вильнуть им, как будто прося нас не

расстраиваться, а глаза у него были печальные-печальные. Он попал под

трактор, сгребавший скошенную траву. У нас не хоронят собак. "Их должно

похоронить солнце" -- так у нас говорится. Но моя сестра Миза и я решили его

похоронить. Ночью мы поехали в горы и похоронили Хана так, как наши предки

хоронили своих любимых лошадей -- своих лучших друзей. Бедняга Хан. Он был

всегда такой радостный, что я порой завидовал ему.

Б.

 

 

Дорогой Барьют.

От тебя ни слова за четыре с половиной месяца.

Что происходит? Ты ждешь известий? Или они настолько плохи, что ты не

хочешь сообщить мне? Дедушка был просто вне себя, когда прочел твое

последнее письмо. Он тоже был уверен, что они недооценят хитрость и упорство

Таха.

Пожалуйста, пиши, как только что-нибудь узнаешь. Любое.

С приветом

Китти.

 

Милая Китти!

Я был очень занят, зубрил физику, готовился к контрольной по химии, да

к тому же тетя Серогли уезжала в командировку, в Свердловск, в институт

иностранных языков. Поэтому и не писал.

Грит вернулся домой после четырехмесячных поисков, которые проводились

с самолетов и вертолетов, на машинах, тракторах, верхом и пешком. Он думает,

что они погибли где-нибудь в Казахстане от истощения или от ядовитых корней.

Могли они умереть и от недостатка еды или воды. Он говорит, что в диких

казахских степях они могли погибнуть от тысячи причин. Там на каждом шагу

опасность. Но точных сведений нет.

Твой друг

Барьют.

 

Дорогой Барьют!

На этой открытке изображен Тауэр в Лондоне. Я приехала в Лондон на

четыре дня с женщиной, которая, возможно, станет мне новой матерью. Я прочла

в газетах, что в Монголии и в Китае в этом году очень суровая зима. С тех

пор как Tax и Мушка исчезли последний раз, прошло уже шесть месяцев, и ты,

наверное, потерял всякую надежду.

Но я никак не могу поверить в их гибель.

Привет.

Китти.

 

Здравствуй, Китти!

Эту открытку пишу по-английски сам. На ней изображен наш монгольский

герой Сухэ Батор. Я покинул горы. Я учусь в школе No 4 в городе Кобдо. Зима

у нас была самая холодная из всех зим, мороз в тридцать градусов. В наших

местах погибло много лошадей, и из дикого табуна тоже. Tax и Мушка исчезли

навсегда, что очень грустно. Уже прошло девять месяцев, как они исчезли.

Должно быть, они погибли от ужасного холода.

До свидания, Китти.

Барьют.

 

Здравствуй, Барьют!

Пишу, чтобы сказать, что не могу перестать думать о Мушке и Тахе, даже

если они погибли. Нет-нет да и всплакну по ним. Мне все кажется, что они

где-то в холодном снегу стоят, прижавшись друг к другу, или замерзают в

голых, пронизанных ветром горах. У меня теперь новая мама, она очень добра.

Скоро я навсегда уеду из заповедника, увы, и буду жить в Портсмуте. Миссис

Эванс очень огорчена. Про дедушку и не говорю. Вот и все, больше на открытке

не помещается. Ты хорошо пишешь по-английски. Я начала сдавать экзамены.

Трудно, ужас.

Привет.

Китти.

 

Милая Китти!

Наша Академия наук в Улан-Баторе получила сообщение о том, что геологи

видели двух диких лошадей в сотне километров к за-

паду от наших гор. Мне об этом сообщил Грит, который думает, что это

могут быть Tax и Мушка. Но я сомневаюсь. Наверное, это две из тех пяти

лошадей, которых не хватало в табуне. Помнишь? Думаю, это они.

Во всяком случае, напишу сразу же, если что-нибудь узнаю.

Искренне твой

Барьют.

 

Дорогой Барьют!

Если это наши, немедленно телеграфируй. Даже если это и так, невозможно

поверить. Но я снова полна надежд и волнений. Дедушка говорит, что ты можешь

послать телеграмму с оплатой у нас, если хочешь.

Жду. Твой друг

Китти.

 

Из Улан-Батора. Уэльс. Заповедник "Черные горы". Мисс Китти Джемисон.

Дорогой друг. Tax Мушка определенно появились в наших горах. Ищем.

Подробности после выяснения. Очень взволнован.

Твой друг

Барьют.

 

 

Дорогая Китти!

Вот и невероятная, как всегда, история, как и все, что касается Таха и

Мушки. Рассказывать ее слишком трудно и больно, но это необходимо сделать, и

ты не представляешь, как это грустно.

Пятого марта другие геологи, которые проводили работы в наших горах,

сообщили по радио на базу, что они видели двух лошадей, с трудом шедших по

одному из длинных ущелий.

Когда об этом узнали у нас (я был дома на каникулах), все решили

немедленно мчаться в ущелье, чтобы найти этих лошадей. Брат, сестра, отец,

дяди и даже мама с дедушкой -- все хотели ехать. И конечно, тетя Серогли. Но

всем поехать было нельзя, и отправились только четверо: отец, Грит, тетя

Серогли и я.

Выехав рано утром, мы к исходу дня достигли самого дальнего края

длинного ущелья, одновременно с нами там появился и дикий табун. Дикие

лошади очень беспокоились, как будто знали, что что-то происходит. Молодой

вожак носился кругом, как будто был цирковой лошадью, а потом неожиданно

повернул весь табун обратно, и они ускакали.

Минут через десять появились Tax и Мушка. Не могу сказать, Китти, что я

пережил. Это было слишком много для всех нас. По щекам тети Серогли бежали

блестящие слезинки.

-- Так вот она, эта милая английская кобылка, -- сказал мой отец. --

Вот она, маленькая верная подружка, -- все твердил и твердил он.

Ты так много писала о Мушке, что мы знали ее так же хорошо, как

собственных лошадей. Больше того! Мы все сразу подумали о тебе, Китти.

Каждый из нас.

-- Да она же вот-вот родит, -- вдруг воскликнул Грит.

Мы тоже все это заметили. A Tax стоял рядом, прял ушами, помахивал

головой, и у него был совершенно беспомощный вид. Мушка была очень толстой,

двигалась очень медленно и с большим трудом. На нее было больно смотреть.

Наконец она опустилась на колени, а потом легла на бок. Tax потолкал ее

мордой и вдруг помчался по долине, вскидывая голову и оглушая воздух

агрессивным ржанием. Потом он поднял голову вверх и издал нечто среднее

между громким фырканьем и криком.

-- Ему придется сразиться с молодым жеребцом, если ему нужен весь

табун. И он знает это, -- сказал отец.

-- Может быть, ему нужна только Мушка, -- предположила тетя Серогли. --

Может быть, он не хочет присоединяться к табуну. Они просто будут держаться

вместе.

-- Нет, ему нужен табун, -- ответил отец. -- Посмотри на него.

Tax скакал по кругу, как будто объявляя это место своим и в то же время

подбадривая и разжигая себя. Когда мы уезжали, Tax отправился осматривать

свои владения, а Мушка осталась на месте, как будто только это ей и

оставалось. А еще терпение.

Нас, конечно, встретили тысячью вопросов, и, наконец, достав большую

карту, мы определили их путь домой. И хотя все восторгались упорством Таха,

мы не могли не удивляться, как твоя домашняя маленькая английская кобылка

совершила с ним это невероятное путешествие.







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 109. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.053 сек.) русская версия | украинская версия