Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Кинжал Наполеона




Взмокшими от волнения пальцами он нащупал рукоятку кинжала… Сон был страшный. Снилось Михаилу Ивановичу Романову, что, неслышно вскрыв толстую стальную дверь, в его квартиру в Лялином переулке проникли грабители.

A брать в этой четырехкомнатной квартире ворам было что. Михаил Иванович с тех пор, как осознал, что носит ту же фамилию, что и русские цари, увлекся историей России – в юности собирал книги, альбомы… А в зрелые годы, когда в начале 90-х создал при своем НИИ, косвенно связанном с космосом, коммерческое предприятие, кооператив «Крупорушка», смог собирать и вещи, напрямую связанные с династией Романовых. На каком уж сэкономленном материале бывшие конструкторы космической техники создавали эти крупорушки, сейчас никто и не вспомнит. Взлетел бизнес до небес, наделали крупорушек, напродавали их по стране, и производство прекратилось. То ли космическая сталь на складах кончилась, то ли рынок насытили, а скорее всего, заработав первый миллион и поняв, что границы бизнеса четко определены, Михаил Иванович переключился на инвестиции, удачно вложив все деньги, полученные от красиво выполненного банкротства своей космической фирмы, в банковское дело.

Нет смысла подробнее описывать дальнейшую деловую биографию Михаила Ивановича Романова, тем более что не о ней речь, да, честно говоря, и жить-то ему осталось всего ничего.

Тут куда интереснее, во что вкладывал Михаил Иванович честно, своей собственной смекалкой и беспринципностью заработанные деньги.

А вкладывал он их, конечно же, не только в расширение бизнеса, но и в углубление удовольствия.

Михаил Иванович коллекционировал царское оружие. Царское не по определению, а по принадлежности. То есть то оружие, которым владели представители династии Романовых.

Не нужно обладать особой фантазией, чтобы представить себе, какие это были дорогие вещи. Во-первых – раритет, во-вторых – историческая ценность, в-третьих – ценные металлы и драгоценные камни, которые при изготовлении этого оружия использовались.

Диапазон был велик: от шпаги для фехтования, принадлежавшей последнему государю Николаю II (золоченый клинок, золотая гарда) до кинжала царя Михаила Романова, входящего в саадачный набор.

Это была самая ценная реликвия в коллекции Михаила Ивановича.

Саадачный набор, состоящий из футляра для лука и колчана для стрел, являлся неотъемлемой частью «Большого наряда русских царей». Над ним целый год трудились десять лучших кремлевских мастеров.

Среди прорезного, покрытого эмалью узора, украшавшего поверхность обоих предметов, были размещены медальоны с эмалевыми же изображениями. На луке – московский герб, Георгий Победоносец, поражающий дракона, двуглавые орлы, единорог, лев и грифон, на колчане – двуглавый орел и единорог.

Государь надевал саадачный набор во время торжественных церемоний и крупных военных походов. Так, точно было доказано, что именно этот, украшенный самоцветами саадачный набор находился в походной казне, сопровождавшей царя Алексея Михайловича под Смоленск в 1654—1655 годах.

После этого похода в казне появился еще один предмет, не входивший в саадачный набор, но органично с ним сочетавшийся. В октябре 1656 года Россия, опасавшаяся чрезмерного усиления шведов, занявших Познань, Варшаву и Краков, заключила с поляками перемирие и начала военные действия против Карла X. Сие дипломатическое действие, конечно же, было и в интересах Польши, так что Алексей Михайлович не сильно удивился, когда в Москву из взятого русскими войсками Вильно прибыл обоз с дарами польской шляхты. Царь не стал вдаваться в подробности, кто прислал золотые кожи для обоев дворцовых помещений и золоченую мебель – шляхтичи или гетман Брюховецкий да князь Ромадановский. Но одна из вещиц «польского дара» приглянулась государю. Это был тонкий, прямой кинжал дамасской стали. Работы скорее всего немецких или итальянских мастеров. У самой гарды – миниатюра: святой Георгий поражает копьем дракона. Так ведь полки русского царя поразили и поляков, и шведов…

– Не сходя с коня, – улыбнулся царь Алексей Михайлович, любовно коснувшись рукояти кинжала.

Рукоять кинжала была украшена огромным, по сравнению с размерами кинжала, рубином. А еще на рукояти были те же камни, что и на саадачном наборе: изумруды, рубины, сапфиры, бриллианты старинной огранки…

– Эх, жаль, что у меня лишь кинжал, а «саадачный набор» – в оружейной палате, – с горечью сокрушался нынешний Михаил Иванович Романов.

Из всей своей немалой и весьма дорогой коллекции создатель новых российских крупорушек более всего ценил именно этот кинжал. Он и хорош был необычайно, и ценности неимоверной. Ради этого кинжала и панагии XVI века с большим бриллиантом пришлось обанкротить целый военный завод в Нижнем Тагиле. Но ничего не попишешь, продавец запросил много.

Особо же Михаил Иванович любил кроваво-красный рубин в рукояти кинжала. «Яхонт», как его называли на Руси. Этот камень особенно ценили русские цари: Иван III, Иван IV Грозный, царь Михаил и царь Алексей «Тишайший». И он ценил, Михаил Иванович Романов, ибо, как полагали в старину, «камень сей врачует сердце, мозг, силу и память человека».

– Кто яхонт червчатый при себе носит, – говаривал Алексей Михайлович Романов, поглаживая любовно рукоять старинного кинжала, – тот снов страшных и лихих не увидит…

Не известно, видел ли лихие сны Алексей Михайлович, а вот Михаил Иванович видел их по три на ночь.

Первый сон был связан с директором того оружейного Нижнетагильского завода, который Михаил Иванович обанкротил в 1998 году. Умер директор от сердечного приступа. И, умирая, якобы проклял Михаила Ивановича и пообещал ему страшную смерть: «Как мне он пронзил сердце своей подлой махинацией, так пусть и ему пронзит сердце то, что ему дороже всего».

Звучало несколько высокопарно, как в сказке, а в сказки Михаил Иванович принципиально не верил. Да и Лика Семеновна, доверенное лицо Романова в окружении старого директора, побывавшая при его последних минутах в палате горбольницы, могла что-то напутать или даже преувеличить. Была она дама романтическая. С одной стороны, это хорошо, потому что ее услуги ничего Михаилу Ивановичу не стоили. Если не считать утомительных для него ночей с нижнетагильской девственницей. С другой стороны – плохо: она напутала, а ему теперь переживай.

Второй страшный сон, что каждую ночь настырно его посещал, был связан с пугающими болями в левой нижней части живота. Врачи говорят, что если утром болит низ живота, то возможно, это просто приступ радикулита, который «ирридирует» в живот. Если радикулит – это не страшно, от этого не умирают. А умирать Михаилу Ивановичу страсть как не хотелось. Потому что детей у него не было, и ему страшно было представить, кому достанется после его кончины коллекция старинного оружия, по самым приблизительным оценкам, стоившая около 80 миллионов долларов. Но с другой стороны, может, это и не радикулит, а вовсе рак? Но когда он взмокшими от страха пальцами начинал мять низ живота, боль проходила, и он пускал газы, что тут же приносило душевное успокоение. Значит, поживет еще.

Третий страшный сон был связан с совершеннейшей реалией. Это была не предполагаемая смерть от рака, а вполне реальная возможность умереть от руки киллера, посланного Ашотом Багдасаровым.

Ашот был тоже страстным коллекционером. И вроде бы не были они прямыми конкурентами. Ашот, король трикотажа, собирал предметы, так или иначе связанные с Наполеоном Бонапартом. Бонапарт интересовал Михаила Ивановича лишь постольку, поскольку был он иноземный государь, разбитый русской армией. Михаил Иванович Романов был большим патриотом, да и не могло быть иначе с такой фамилией. И жить бы им и жить в параллельных мирах, если бы…

Если бы собиратель холодного оружия Михаил Иванович Романов в 2003 году на международном аукционе «Сотбис» не перебил покупку у Ашота Багдасарова.

Лот №5. Сабля в ножнах, подаренная Бонапарту Французской республикой в 1799 году за Египетский поход…

Для Михаила Ивановича тут самое главное было то, что работа уникальная. Имени мастера он не знал. Клинок был дамасской стали, с золочением части, примыкавшей к рукояти. Рукоятка и коротенький эфес были сделаны из золота. Равно как и ножны, украшенные тончайшим кружевом золотой накладки по центру. Лепестки из золота, словно чешуя крокодила, покрывают их нижнюю часть. Плотным золотым покрытием украшена и часть ножен, примыкающая к эфесу. Рукоять сабли завершалась золотой головой льва с глазами из изумрудов.

Ашот был наследственным миллионером. Разница между ним и его прпедками была лишь в том, что они были теневыми королями трикотажа, держали тайные фабрики, подпольные цеха. А он был официальным королем, и фабрики у него были открытые, и сбыт некриминальный. И он мог вполне официально приобретать предметы, которые он коллекционировал, на международном аукционе «Сотбис», а не в подсобке овощного магазина. Его дед, отец и дядя «коллекционировали» золотые десятки эпохи Николая II. Тоже, как говорится, спасибо за это им большое. Но его коллекция… она не уступала даже многим французским и американским.

Ашота сгубило самомнение.

Наполеон говорил Меттерниху: «Государи, рожденные на троне, не могут понять чувства, которые меня воодушевляют. Они возвращаются побежденными в свои столицы, и для них это все равно. А я солдат, мне важны честь и слава, я не могу оказаться униженным перед моим народом. Мне нужно оставаться великим, славным, возбуждающим восхищение».

Так и Ашот, родившийся на троне трикотажных королей, не боялся конкурентов. И не боялся поражения. Вот почему он заказал в одном из лондонских банков миллион фунтов стерлингов наличными, посчитав, что этого будет вполне достаточно. В обеспечение покупки на аукционе у него был с собой чек.

Ну, кто при стартовой цене в 200 тысяч фунтов стерлингов мог предположить, что сабля уйдет за миллион двести?

Именно такую сумму предложил Михаил Иванович Романов.

Но, победив, он не испытал радости победы.

Потому что прямо там, в аукционном зале, к нему подошел долларовый миллиардер в дешевом, пахнущем потом пиджаке, со съехавшим набок старомодным галстуком, и прошипел сквозь выбитые в юношеской драке зубы:

– Зря ты это сделал, Миша, зря. Отдай по добру. Можно в Москве. Можно за полтора миллиона. Можно наличными.

– Нет, – уперся Михаил Иванович. Он уже успел полюбить дивную саблю с тонким клинком фантастической крепости и львом в рукоятке, доверчиво глядящим на мир изумрудными глазами.

– Зря ты это, Миша. Ты меня знаешь. Я за ценой не постою.

Он помолчал, тяжело вздохнул и выдохнул сквозь дыру в верхней челюсти короткое, но мускулистое слово:

– Убью.

И это был третий страшный сон Михаила Ивановича Романова.

Однако действительность, особенно в России, частенько превосходит все ожидания. Сон-то оказался в руку. По иронии судьбы – именно третий сон.

Убили Михаила Ивановича в его шикарной квартире в Лялином переулке. Страшно убили. Когда в ответ на вой запертой в ванне собаки по кличке Гарсон соседи вызвали милицию, та автогеном разворотила стальную дверь и проникла в дом известного промышленника и инвестора. Опера ОУР нашли на полу гостиной бездыханное тело Романова с кинжалом дивной работы в сердце.

Из коллекции пропала лишь сабля Наполеона. Да из рукояти кинжала было выломано навершие с драгоценным камнем. Судя по слайду в альбоме, найденному операми в сейфе убитого, это был большой рубин.


 







Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 171. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия