Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

СТОСЛОВИЕ ВТОРОЕ




 

1. Каждая мысль да будет испытана молитвой и рождена из молитвы; чувство, мысль, которые не молятся, не суть от Бога, не из дома Божиего, не из церкви. Смиренная философия, молитвенная философия - единственный путь постижения философии по Христу. Знамение Православия. (20. 1. 1921).

2. Когда сила благодати повлечет душу в горний мир, тогда человек превращается в молитвенную стрелу, которая молниеносно проходит пространство и время. Сердце проникается благодатью за многие подвиги и труды.

3. Господи, как величественна тайна Твоих миров! Я здесь произношу свои молитовки, а они разносятся по бесконечным пространствам Твоих миров и разливаются по всей твари, - и это потому, что всякая тварь создана по образу Слова, ибо Ты во всем и через все; и все мое через Твое, подобно нитям вплетается в Твой мир, - все мое, кроме грехов моих и зол моих, которые под тяжестью своей срываются и скатываются в ад. (Суббота св. вмч. Феодора Тирона, 1958. Монастырь Челие).

4. Евангелие - это снисхождение выше естественного в естественное, Божиего в человеческое. Евангелие все, как кристалл, и самая малая часть его блистает, и сияет, и источает свет, как и самая большая. Через все и во всем преломляется Вечная Истина Божия, Вечная Правда, Вечная Любовь, Вечная Жизнь. Во всем и через все - Бог Слово: и в бесконечно малом, и в бесконечно великом.

5. "Основание нашей (христианской) философии - это смиренномудрие", говорит св. Иоанн Златоуст. А св. Максим Исповедник: "Истина слепа без смиренномудрия".

6. Святой Иоанн Лествичник: "Монах - бездна смирения... Гордость - крайняя беда души".

7. Какая-то необыкновенная волна спокойствия выбросила меня на скалы, превосходящие время. Ощущаю себя целым, не разбитым на осколки. Время - это самый страшный тиран, когда оно воюет с вечностью. Здесь они в мире или каком-то перемирии. Это мне по душе. Сколько бы ни любил человек грозы и бури, все-таки ему захочется хотя бы на миг успокоиться в тихом пристанище. А чудные вереницы мыслей печально утопают в необратимые голубые глубины. Захочешь не иметь мыслей, затворить всю душу в чувства, ибо мысли, мысли - это рассадники бури, вызыватели грозы, творцы бунта. Уже человек без мыслей, но безопаснее; всегда найдет камень, на который можно опереться; а разыгравшаяся мысль нигде не может остановиться, смириться, найти опору, хотя бы прикоснуться к границе. Не знаете ли, что часто иметь мысли, которые не чувствуют границ, не любят никакого предела, никакой меры, - это носить на себе кошмарные, невыносимые путы. Поэтому я предал мысли сну, полуночную темноту возложил на их зеницы, и вот во мне замерло ощущение времени. Нет более тяжкого бремени, нежели время. Победивший время не скинул ли с души самую тяжелую ношу? В целом мире происходит величественный процесс: по бурному водопаду времени Господь устремляет вниз бесчисленные миры и созвездия, бесчисленные тела и души, и все это спешит и мчится к какому-то дну, которое - существует ли оно? Хотелось бы мне отдохнуть от самого себя. Поэтому я напряженно затворяю себя в чувства, не любящие мыслей. В них я ночую, далеко от чувств и еще дальше от мыслей. Там, на самом глубоком дне, никогда нет бури, ибо буря приходит через чувства, а исходит от мыслей. (10 июня 1927 г., Вране).

8. Единственный надежный критерий распознавания духов, философий, мыслителей, от Бога ли они или от дьявола - "всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога. А всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире" (1Ин.4:1-3). От Бога, который признает Боговоплощение и как ипостасный, и как космический акт, а который не признает - тот антихристов.

9. Быть индийским богом [6] - это ад. Никогда бы не пожелал быть таким богом над таким миром. Космическое безумие.

10. Добродетель: вольноблагодатное расположение души. - Но Христос - это все и вся: ни добродетели, никто и ничто, ни одно существо и ни одна добродетель не имеют ни ценности, ни смысла без Христа.

11. Молитвой иссушить страсти ума своего, постом иссушить страсти тела своего. А через эти две святые добродетели действуют и все остальные святые добродетели.

12. Грех - болезнь. Грех и зло нужно понять как болезнь человеческого естества, а не как естественную неминуемость, рок - болезнь, совокупность всех болезней: смерть, которую нужно лечить.

13. Святой Златоуст: "Грех и есть самый худший из бесов".

14. Ощущение бессмертия. Ни смерть не есть необходимость, ни рабство греху и злу не есть необходимость, ни служение дьяволу не есть необходимость. Кто иначе мыслит или учит, или утверждает, - тот не христианин. Более того, он - христоборец, ибо отвергает сущность христианства и спасительный подвиг Господа Иисуса Христа - спасение. Ибо Он пришел спасти нас - от смерти, от греха, от дьявола. Поэтому христианство для многих и многих перестало быть подвигом и необходимостью, а стало или украшением, или национальным обычаем, или народной традицией, или стариной, или моралью, или философствованием, - всем, но только не коренным преображением человека: из смертного в бессмертного, из грешного в безгрешного, из дьявольского в Божиего.
Обмельчали, так обмельчали "христиане", что сами уготовляют себе гибель. Отсюда материальная культура стала все и вся. Главное в том, что потеряно чувство бессмертия, а значит и благочестия, и богоподобия, чувство всего небесного, небесного происхождения человека.

15. К 1Пет.1:3: Без Воскресения Христова из мертвых ни мысль наша не переживает нашу смерть, ни чувство, ни ум, ни душа, ни вера, ни любовь, ни надежда, ни что-либо иное человеческое - все умирает, прекращается, исчезает. Только Господь Иисус Христос возродил нас Своим Воскресением "из мертвых к упованию живому" (1Пет.1:3): к упованию, побеждающему смерть, переживающему [7] смерть, входящему в бессмертие, самому обретающему бессмертие Единым Бессмертным. Так только Его Воскресением возрождена и мысль, и душа наша, и вера, и любовь, и все наше, ибо все сие приобщилось, совоплотилось Воскресшему, совоскресло с Ним: так и только так мы, и наше, преодолеваем смерть и все смертное, переживаем смерть и становимся бессмертными всем, что наше, всем - кроме греха.

16. К 1Ин.3:14: Любовь делает бессмертными в человеке и душу, и чувства, преображает их из смертных в бессмертные, из временных в вечные. Почему? Потому что любовь и исходит от Бога, Который есть любовь, и возвращается к Богу; любовь - это боготворящая, обожающая, дарующая бессмертие сила, ибо вся она от Бога. Поэтому апостол любви ясно и решительно благовествует: "Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти" (1Ин.3:14). Любовь - это, в действительности, воскресение души из мертвых, восстание от смерти. Не имеющий любви всем существом находится в безысходной темнице смерти без окон, без дверей, без каких-либо просветов - вся его душа и мысль, и чувство заключены в смерти. Отсюда превыше всего необходима деятельная любовь. Без Нее нет воскресения души.

17. Грех и зло. Где нет ни греха, ни добродетели, здесь все дозволено, ибо все по ту сторону добра и зла. Значит - в сфере Божественного или демонского. Если и это не признает человек, то он в сфере неопределенного: кругом сплошные иксы и неопределенные уравнения. Грех - это грех для совести; у кого нет совести, как для того может существовать грех? Зло - это зло для Бога и перед Богом; кто не имеет Бога, для того не существует зла - все дозволено? Разве не так? Грех не признается, когда не признается Бог. И зло тогда не признается. Тогда человек задыхается в каком-то свинцовом релятивизме.
Порок, грех, расположение ко греху в начале подобны незаметному наркозу, приятному опиуму, пока они не доводят человека до смущения - тогда он начинает творить грех и зло без сознания и совести.

18. Страсти. В начале душа не может войти вся ни в одну страсть. Всегда намного больше остается, нежели входит. А когда человек всю свою волю предает страстям, когда его воля соединяется со страстями, тогда первая страсть приводит, привлекает и семь прочих страстей, горших себя (ср.: Мф.12:43-45). Иуда: бес, сатана вошел в него.
Путь слияния человека со страстями долгий, ибо нелегко овладеть богоподобной душой. Покаяние отсекает правую руку, если она соблазняет, и вырывает правый глаз, если соблазняет он. Без покаяния все тело заражается от зараженного члена и бывает брошено в преисподнюю. Ад для полностью опороченных, предавших себя страстям. Между началом и концом зла есть много ступеней, остановок, оттенков, переходов. Всякое зло возрастает до своего первобытного зла - дьявола. Сладострастие возрастает в демона сладострастия, сребролюбие - в демона сребролюбия.
Зараженный страстями человек не видит в брате своем Христа, Слово, богоподобное, Божие: например, (Мф.25:24-28) не видит и не признает ничего Божиего в мире вокруг себя.

19. Заражение мысли дьяволом (зло и мысль). Когда человеческая мысль отринется от Бога - она обезумеет. Забыть Бога мыслью - обезуметь. Когда мысль "гуманизируется" - она утрачивает разум. В действительности, первообразная мысленная, мыслящая сила человеческой мысли исходит от Бога.
Дьявол - полное отчуждение духа от Бога. Ни в чем не желаю Бога, не желаю быть подобным Богу - в этом весь дьявол. Процесс превращения человека в беса показан на примере ленивого раба, который один талант ("Божие") полностью скрывает и зарывает в своей чувственной, эмпирической жизни.
Все это - благовестив апостола Павла: (Рим.1:21-32).
В гордости своей человеческая мысль, отринувшая от Бога, считает себя мудрой. Это переоценка ценностей в худшую сторону: псевдомудрость, лжемудрость, антимудрость (по аналогии с этим - антихрист). Создание такой мысли выражается в атеизме, т.е. во многобожии, в устроении и измышлении лжебогов, в грубом или более тонком идолопоклонстве (Рим.1:23-25). Из грубого, вещественного идолопоклонства причастившаяся демону мысль переходит в духовное идолопоклонство: идеи, страсти, сласти превращает в богов (Рим.1:26); превращает "превратный ум" в божество, а затем и его порождения ("из сердца исходят злые мысли"): блуд, злоба, лакомство, злорадство, зависть, убийство... (Рим.1:28-31), - эта мысль "упорствует и не покоряется истине" (Рим.2:8).

20. Победа над смертью. Пролог Евангелия от Иоанна: Слово - Сущее - Жизнь - Свет. Не Сущее - Тьма. Словество [8] - это и есть жизнь; жизнь - свет, ибо жизнь светит; живя - светим и светя - живем (ср.: Мф.5:16). Не сущее посягает на наш свет - Словество. Это - грех, зло. Зло оттесняет свет в нас и вокруг нас. Только Бог Слово не может быть объят, побежден тьмой - не сущим (Ин.1:5).
По Прологу [9] сущее - это свет и жизнь, и сознание. Сущность всего существующего - свет: и человек, и тварь, и все сущее соткано из света. Зернышки света - фотоны - в современной физике являются основным субстратом вселенной, материи. Материя - тонирование света, переливание.
Откуда в нас зло? От сознательного и вольного отступления от Слова, от противления Слову. Только сущее и сознание о сущем - от Слова, а все сознание и вся воля противятся Ему - отсюда вечность зла, ада, дьявола. Отсюда в Слове - воскресение людей, сила, побеждающая смерть во всех формах и сферах жизни. Отсюда Тело Слова - Церковь - вводит людей в бессмертие, ибо они причащаются Слову, составляют собор в Его Существе, Вечности, Бессмертии.
Зло разлило в мире и человеке тьму небытия, и мир и человек выглядят нереальными, преходящими, смертными. Это и есть источник пессимизма - отвержение мира и человека, причина и оправдание бунта. Но стоит только миру и человеку проникнуться Словесным светом, как они получают настоящий смысл: тогда они являют то, что в них непреходяще, бессмертно, вечно, то, чем они связаны с Вечным и Непреходящим. Только в этом свете усматривается та сторона, которой мир привязан к Вечному, переплетен, соткан в Боге. Окруженный со всех сторон тьмою зла настоящий человек и не усматривается: не видно его богоподобия, того, чем его существо присутствует в Боге. Но человек опосредствован Христом. Христос объявил об этом: "Я свет миру; кто последует за Мною, не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни" (Ин.8:12). Объявил об этом после того, как Своим светом осиял существо блудницы, взятой во грехе, и сказал: "Кто из вас без греха, первый брось на нее камень" (Ин.8:7). Видеть человека и его смысл можно только в свете [10] Слова, ибо словесность мира и человека открывается Словом. "Во свете своем узрим свет" - во свете Слова можно зреть словесность мира и человека, свет мира и человека. Иначе и мир, и человек утопают в самой крайней тьме. Вера во Христа открывает этот свет (Ин.12:35-36,46).

21. Экономическая проблема - этическая. Спаситель показал, что это этическая проблема. Всеблагий Господь решает ее полностью: не по желанию дьявола ("вели этому камню сделаться хлебом"), но по Своей безмерной любви: умножает пять хлебов и две рыбы - Безгрешный обладает этим, решает это. Значит, чем больше греха, тем меньше хлеба; Безгрешный решает эту проблему легко. Так и люди, если бы они остались без греха, решали бы эту проблему Христом, Словом. И отсюда то Божие после грехопадения первых людей: "В поте лица твоего будешь есть хлеб", и земля - "терния и волчцы произрастит она тебе" (Быт.3:19,18). Физический голод - близнец духовного; физическая мука - близнец духовной; физическая болезнь - близнец духовной.
Общежитие святых апостолов и Святителей: решение экономической проблемы в решении духовной, нравственной. Оздоровление души дает это решение. "Для чистых все чисто": чисто и в отношении познания, нет неразрешимых проблем.

22. Шелкопряд из себя прядет и выпрядает шелк, а паук - паутину. От природы зависят средства, от дерева - род. "Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое" (Мф.12:35). Добрый человек из доброго сердца выносит свое добро, а зло - из злого. Не может через зло быть добрым, ни наоборот. Змея не может источать из себя мед, но источает яд. Имея худые нечистые помыслы, не может человек быть добрым. Иметь и быть - это всегда единосущно.

23. Рим.1:28: Ум человеческий повреждается от неимения Бога в себе, от неимения Божественного в себе, как мясо без соли. Ум от нечестия, безбожия, от неимения Бога и неверия гниет, разлагается, расточается: "Кто не собирает со Мною, тот расточает" (Мф.12:30).

24. 1Тим.4:4-8. Молитва - дыхание души; ею вдыхается небесный воздух; небесное добро, все, что божественно, бессмертно и вечно. Она - первое условие здравия души; без нее - проказа души разъедает душевную ткань, и она тлеет, пока совсем не истлеет во зле, во грехе.
Все освящается молитвой: всецелое существо человеческое, ибо молитва низводит и вселяет все остальные святые добродетели, которые благодатию своей освящают всего человека. Молитва освящает и весь мир вокруг человека: молитвенное отношение к миру. О Боге лучше всего мыслить молитвой и наиболее глубоко, и наиболее совершенно.

25. Как отвратительно быть человеком, но не быть христианином. Каждый христианин - чудотворец. Разве не чудотворец, ибо он перерабатывает себя крещением из смертного в бессмертного, из преходящего в непреходящего, из временного в вечного? Разве не чудотворец, ибо он низводит молитвой, постом, милостыней, смирением, кротостью благодать Божию в свою душу? Где Бог Себя явит, к чему прикоснется, здесь возникает чудо, здесь обильно источаются чудеса. Ибо и атом Божий являет чудеса и преизобилует ими, подобно тому, как улей преизбыточествует пчелами.

26. Христолюбие. Христолюбие - это все и вся для человеческого существа на земле и на Небе. Ибо в Христолюбии и человеколюбие, и боголюбие, и истиннолюбие, и добролюбие, и правдолюбие, и любовь ко всей твари. Да, в Христолюбии заключена любовь ко всему, ко всему, кроме греха и зла, ко всему, кроме смерти и дьявола. Со Христолюбием можно жить вечно и жить блаженно на земле и на Небе, везде, кроме царства греха и зла, смерти и дьявола, - ада.

27. Покаяние. Как только Всемилостивый Господь разбудит в человеке чувство греха, Он его вводит в борьбу со грехом.

28. Покаяние. И сама вера, ее всецелость, рассматривается, как покаяние, покаяние - вера в Господа Христа (Деян.2:37-38; ср.: Деян.3:19). Покаяние глубоко и всесторонне, и всесовершенно; личный подвиг захватывает и объемлет всю душу, всю личность. Вся свобода в этом подвиге и совесть, и ум, и сердце. Поэтому в вере нет ничего механического, декретированного. Покаяние - преображение: небесная, богочеловеческая, очистительная, преображающая сила. Покаяние - прощение грехов (Лк.24:47), а это и преображение, и воскресение, и обожение, и вохристовление, и обогочеловечение, и отроичение.

29. Покаяние. Всесторонее сотрясение существа человеческого. В зараженное смертью, смертное существо вливаются Божественные, бессмертные силы Вечной Жизни и Вечной Истины, Правды - все обновляется в человеке: ум, воля, сердце, совесть, - обновляется душа: ум новый, сердце новое, новые мысли - бессмертные, чувства - бессмертные. Святой Макарий Великий: новые очи, новое зрение, новый дух: древнее прошло, смотри, все новое настало (2Кор.5:17).
Покаяние - преобразование - преображение - воскресение - второе крещение - вознесение, - а все это бывает Господом Иисусом Христом, Богочеловеком, и потому это - вохристовление, обогочеловечение, обожение.

30. Вечная молодость. Богоподобие души и есть вечная молодость каждого человека; это его вечная весна. Никогда она не стареет. Только зима греха нарушает эту вечную весну, нарушает, но не уничтожает, ибо не может, - остается вечное, бессмертное в человеке. Грех - предает душу старости, покрывает ее морщинами; она не умирает, но мертвеет: это ее ад, ибо отделенной от Бога ей нечем питать себя, нет "живой воды", она всегда голодна, она питается грехом и никогда не насыщается, ибо пища души - Бог. Богочеловек Христос - "сладчайшая весна", человеческого существа. Он пришел в мир, чтобы "вечную весну" обновить, освежить, усовершенствовать. Новый человек - настоящий человек - "небесный человек": "Каков небесный, таковы и небесные" (1Кор.15:48). Вечная молодость, вечная весна - безгрешность. Освободить человека от греха, а этим от смерти, этой вечной зимы, и через все это - от дьявола, который и есть ад: прежде всего, он как личность, а затем и все, что от него, и в нем, и около него.
Вечно молодой человек - Богочеловек, ибо Он бессмертен, Он вечен; ибо Он победил и грех, и смерть, и дьявола.

31. Святой Григорий Богослов благовествует: "Вчера я сораспяхся со Христом, сегодня сопрославляюсь с Ним; вчера соумертвился с Ним, ныне сооживаю; вчера спогребохся Ему, сегодня совоскресаю".

32. Свобода возрастает, питаясь благодатью.

33. Свобода наша богообразна: можно избрать рай или ад, Бога или дьявола. Человек создан для того, чтобы возрастить себя в Богочеловека. "Агнец, закланный прежде создания мира" - не необходимость, то по предвидению Божиему человеческого падения: Сын Божий из любви решился на крестную жертву. Все из свободы и любви. Из Божественной любви.

34. Совершенный закон свободы: человек создан для того, чтобы стать богом по благодати. В этом заключается совершенный закон свободы. Человек в этой свободе может стать богом по благодати, но может, стать и дьяволом по добровольному злу. (Иак.1:25; 2:12).

35. Спасение всегда совершается благодатью в нашей свободе. Богообразной и потому богоустремленной свободой мы постоянно в стремлении ко Господу.

36. В действительности существует лишь одна свобода - святая свобода. Это та Христова свобода, которой Он нас освободил от греха, от зла, от дьявола. Она связывает с Богом Единым и Истинным. Все другие свободы неистинны, призрачны, ложны, т.е. на самом деле, все они - рабство, каторга. "Обещают... свободу, будучи сами рабы тления" (2Пет.2:29).

37. Сотрудничество благодати и свободы. Во мне постоянно присутствует и сознание, и ощущение того, что для моего спасения (да и для человеческого спасения вообще), необходимы и благодать Божия, и вся свободная воля моя; и одно, и другое присутствует во мне; все я должен дать и давать от себя через святые добродетели, и все принимать от благодати через святые таинства. Спасение мое зависит полностью от благодати Божией; но точно так же спасение мое зависит всецело от моих подвигов. (В Свв. ап. Петра и Павла, 1962 г. Монастырь Челие).

38. Каждая евангельская добродетель соткана из деятельности благодати Божией и свободы человеческой, каждая - это богочеловеческий акт, каждая имеет богочеловеческий смысл.

39. Благодать и свободная воля. Благодать, осенив человека, расширяет его богообразную свободу, углубляет, распростирает на все богообразные способности эту богообразную свободу. Благодать - это свобода, по словам св. Симеона Нового Богослова. Процесс богообразного вхождения свободы человеческой, насажденной в нем при устроении его души богообразностью, в бесконечность и безграничность. Слита, соединена воедино благодать с человеческой свободой: она обожает ее, возводит ее на богообразные высоты, вводит в богообразные глубины и бесконечности. Это - Христова свобода, богочеловеческая; в Теле Христовом - церкви - она становится нашей, каждого из нас, ибо все мы - живые клеточки Тела Христова, пресвятого и всечудесного.

40. Жизнь человеческая на всех ступенях - это богочеловеческий синергизм [11], сожительство Бога и человека, благодати и свободы, сослужение человека Богу, дополнение человека Богом, возливание небесного елея в светильник души. Человек - всегда небоземное существо, отсюда и жизнь его - небоземной подвиг.

41. Богочеловеческое сослужение благодати и свободе. Богочеловеческое равновесие - всегда условие спасения. В действительности, и душа, и тело - дар Божий (благодать), а с ними, и в них, и над ними - свобода воли. Свобода воли - это поистине единственное наше (св. Симеон Новый Богослов). Богообразная свобода над богообразными душой и телом. Главное - это возрастить волю во образ и подобие Божие, обогочеловечить ее, чтобы богочеловеческий синергизм стал ее правилом и навыком, и ревностью. Через свободу, богоустремленную и богопослушную преображать себя, душу и тело, в богоподобное существо. Это притча о талантах...

42. "Стойте в свободе, которую даровал нам Христос" (Гал.5:1), в свободе от греха, от смерти, от дьявола. Здесь нет ничего насильного, ибо христообразная по естеству душа того и желает. Стояние в этой свободе и делание в Духе Святом и Духом Святым.

43. Сослужение благодати и свободе исключительно сильно выражено в Кол.1:29: "Для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его (т.е. Христа), действующею во мне могущественно".

44. Человек - спасение и свобода. Апостольское, святоотеческое и богочеловеческое учение: Господь может все соделать, но не может спасти человека без самого человека, ибо Он сотворил человека с богообразной свободой. Господь не был бы Самим Собой, если бы человека спасал механически, вопреки его богообразной свободе, составляющей сущность его существа.

45. Истина церкви - это не доктрина, не учение, не силлогический вывод, не логический прием, а твоя Личность, Богочеловек Иисус Христос, всегда присутствующий, всегда являющийся Телом и Главою церкви...

46. Православие не доказывается, а являет себя: "прииди и виждь" (Ин.1:46) - в этом вся апология - "прииди и виждь": сначала - Христа Богочеловека, затем и всех Святителей, мучеников...

47. Самое совершенное богословие - в Священном Предании; Священное Предание - в святых богослужениях. Оно передается как святое вероучение, по которому нужно жить. В действительности, это живая каждодневная жизнь, являющая нам спасительное богопознание.

48. В святые праздники, особенно в Великий Пяток, в Св. Пасху и в другие, время принимает в себя содержание вечности, ибо особую благодать Господь изливает тогда на время; рамки времени наливаются Божественным, бессмертным содержанием - благодатью. Так время "искупляется", обретает свой вечный смысл и сущность.

49. Богочеловек - все и вся - в церкви. Ибо Он - Глава церкви: Он ипостасью Своей содержит в органическом единстве человеческую природу и, будучи Телом церкви, имеет нас, людей, в вечной ипостаси Своей.

50. Экклезиология [12] - это соборная, кафолическая Христология; это причащение Христу, вохристовление... Экклезиология - это примененная Христология и в ней вся сотериология. [13] Опытная Христология - это Экклезиология.

51. Апостольское предание. Бог в теле - Богочеловек Иисус Христос: это вам свидетельствуем, в это веруем, это передаем: "что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни"... (1Ин.1:1). Этого Бога в теле являем, и в Нем Жизнь вечная: Он - Тело церкви и Глава.

52. Не только учение о Духе Святом, но и учение о Святой Троице обусловлено учением о Христе. И все учение о церкви. Бог Слово и есть Слово, сказующее нам, как Богочеловек, самым истинным и самым совершенным образом все необходимые нам таинства и постоянно их преподающее через Богочеловеческое Тело церкви.

53. Боговоплощение: смысл и цепь бытия всех сотворенных существ. Все сущее сотворено с той целью, чтобы как можно полнее, преизряднее воплотить в себе Бога Слово, обожиться, причаститься Слову и стать едино с Ним. Поэтому и все создано "Им и ради Него..."

54. Святой Ириней, святой Афанасий Великий и все святые отцы благовествуют: Слово воплотилось, чтобы человек обожился. Бог стал человеком, чтобы человек стал богом по благодати.

55. Изучать Священное Писание через святых отцов и при этом подражать святым отцам в их жизни.

56. Храм - частица неба на земле, чтобы онебесить землю; пристанище бессмертия... райская обитель в море земного ада.

57. Пусть наша жизнь вне храма будет продолжением нашего богослужения в храме: продолжением нашей молитвы, нашего умиления, нашего смирения...

58. Молитвенное богословие. В Богослужениях повторяется все богочеловеческое домостроительство спасения. Все догматы, все истины Откровения-Предания, выражены в молитве, преображены в молитвенные искания (епиклеза), чтобы испросить с неба благодать к жизни. Все облечено в святые таинства и богослужения. Отсюда: святые праздники - святые службы - источники сил для переживания святых истин. Вера - вся в молитве; молитва - вся в остальных святых добродетелях, ибо без нее нет осуществления, переживания святых истин.
Сердце всех молитв и богослужений - святая литургия. Стихиры, тропари, кондаки, молитвы, богослужебный опыт, опытность, - все суть выраженные, воспетые догматы, опытно переживаемое, воспеваемое Евангелие. Здесь нет раскола между жизнью веры и истиной веры, - все едино, богочеловечно. Вера и богословие суть одно. Этому нас учит и к этому возвращает вся молитвенная, богочеловеческая жизнь церкви и, таким образом, спасает от раскола веры и догматов, который так бросается в глаза в схолатицизме и папистско-протестантском рационализме.

59. Молитва - сердце Богочеловеческого Тела церкви. Она регулирует внутреннее течение всецелой жизни каждого члена церкви при его добродетельном сотрудничестве во всех подвигах жизни церкви.

60. Святой Савва - вечная колыбель сербских душ.

61. Как Богочеловеческое Тело Православная Церковь, освящая национальность, сама - наднациональна.

62. Почему церковь - апостольско-святоотеческая? Почему святоотеческая? Потому что святые отцы полностью отождествили себя со св. апостолами. А св. апостолы? - Христоносцы. Ничего не знают и не имеют, кроме Господа распятого и воскресшего. Он весь в них, весь с ними: "И се, Я с вами во все дни до скончания века" (Мф.28:20), "Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же" (Евр.13:8).Церковь через апостолов - продолжение воскресшего Господа Иисуса Христа: Тело Христово, а апостолы - первые в этом Теле и они - воскресшее Тело церкви, и отцы с ними и через них: прежде всего, апостольские ученики. Одно Тело - одна Глава, а это значит: одна жизнь, одно бессмертие, одна вечность. "Храни преданное тебе" (1Тим.6:20), поэтому Предание - все и вся и Оно есть всецелое Откровение.

63. Вся жизнь христианина - не что иное, как переживание всех благ крещения: усовершенствование, умножение благодати, полученной в святом таинстве крещения через все остальные святые таинства и через все святые добродетели.

64. Наша скорбь и земная, и райская: дерево познания добра и зла - это не дерево жизни. Это два различных, отделенных друг от друга дерева. Значит, знание не необходимо для жизни. Во всяком случае нет: для вечного блаженства не нужно опытное знание зла.

65. Господи, тело мое - не мое, пока я его постом и молитвой не сделаю Твоим; душа моя, совесть моя - не мои, пока я их евангельскими подвигами не соделаю Твоими; очи мои - не мои, и уши мои - не мои, пока я их благодатной жизнью не соделаю Твоими.

66. "Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела" (1Кор.6:13): чтобы в тело вселился, чтобы в нем воплотился Господь - это верховная заключительная и единственная цель тела человеческого. Чтобы Господь и человек объединились, стали одним: Богочеловеческое соединение, причем Господь остается Господом, а тело остается телом, по своей природе и сущности, хотя и в полном благодатном единстве с Господом. Поэтому путь тела твоего и моего - это путь тела Христова - обожение, обогочеловечение.

67. Монастыри: места наблюдения за сербской совестью. Наблюдатели - Святители; здесь [14] - св. Архангел Михаил. Всевидящее око Божие. Свята совесть херувимская. Соделать совесть херувимской.

68. Святая Гора. Святой рассадник бессмертия, святой алтарь Балкан. Мы ей должны и святой совестью нашей, и святой душой нашей, и святым просвещением нашим, и святой культурой нашей, и святым умом нашим, и святой державой нашей.

69. Дечани [15] - Евангелие в красках, в иконах. Каждая икона - это жажда Спасителя; все они устремляются и влекутся к Нему. В алтаре: св. Василий, св. Златоуст, св. Афанасий и прочие, - все устремлены и воспаряют к Спасителю: они победили материю, преодолели все преграды между собой и Им.

70. Святые монахи. Все наилучшее, что мы имеем в сербском роде, дали нам святые монахи: святой Савва, св. Симеон - и все святые Неманичи [16]: а) дали нам все святые пожертвования, всех святых патриархов, архиепископов, епископов; б) преподали и передали нам св. веру православную, а это значит: спасение души, Царство Небесное, вечную жизнь.
В новое время - вновь святые монахи: Хаджи-Джера, Хаджи-Рувим, архидиакон Аввакум святой; и в наши дни: святой монах - блаженноупокоенный Владыка Николай. Что нам дал Владыка Николай, что он для нас значит? Владыка Николай продолжил подвиг святых Неманичей, святых сербских монахов; Он - апостол, евангелист, просветитель и самый великий учитель рода сербского после св. Саввы. Он - и мученик. Владыка Николай обновил монашество наше: все нынешние монахи и монахини - духовные дети святого Владыки Николая и святого Саввы.
Все - от святых монахов. Они всегда были и ныне суть спасители сербского рода. Монахи - молитвенники не только за себя, но и за весь сербский род, и на небе, и на земле. Один монах спасает семь поколений своих сродников (св. Серафим Саровский).
Эта жизнь дарована нам от Бога для того, чтобы ею приобрести жизнь вечную, войти в Царство Небесное. Поэтому душа имеет самую важную и самую большую ценность.

71. Во всем - тайна - святая тайна Божия. Лист фиалки? - Какая святая тайна Божия! Мотылек? - Какая святая тайна Божия! Человек? - Какая святая тайна Божия - тайна всех тайн!

72. Молитвы за усопших. Все мы - одно тело, и на небе, и на земле, все - причастники Животворящего Богочеловеческого Тела - церкви и церковью; та же жизнь церкви и на земле, и на небе, ибо - один Господь, одна вера, одно крещение, одно причащение, одни добродетели, одна благодать.

73. Церковь, тварь и время. Бог Слово стал человеком, воплотился, чтобы стать Церковью, ибо она - Тело Его, а Он - ее Глава. Цель боговоплощения - Церковь, Тело Христово, Тело Богочеловека. "И слово стало плотью" (Ин.1:14) - слово стало Церковью, став человеком, став Богочеловеком.
Время имеет нечто вечное в себе, ибо, если не так, то как бы человек мог приобрести вечную жизнь и то, что вечно. И еще: как бы в мире времени и пространства мог жить Богочеловек, вечный Бог Слово во плоти, и это - в пространстве и времени? И в атоме времени есть нечто вечное, как в электроне. Нам некуда деваться - со всех сторон мы окружены вечностью. А Церковь - это единство, Богочеловеческое единство времени и вечности: они здесь соединены нерасторжимо, нераздельно, неизменно, неразлучно. "Времени не будет" (Откр.10:6), оно перельется в вечность: вечная жизнь и для праведников, и для грешников - "вечное блаженство" и "вечное мучение". Настоящее подобно мельнице, на которой перемалывается будущее и становится прошлым. А кто знает конец будущего, имеет ли оно край? Это же значит: ни у прошлого нет конца, ни у настоящего. Отсюда в церкви все - настоящее: все прошлое выливается в настоящее, и все будущее в нем соединяется с прошлым. Что такое Христианство, Церковь? Во времени созданная вечность, вечное. Кем? - Богочеловеком. Здесь Бог все человеком соединяет с Собой, ипостасным Богом Словом. Человеческое в Богочеловеке все становится вечным и бессмертным.

74. Почему мы не чувствуем страданий и мук, и несчастий наших ближних, как чувствуем свои собственные? Потому что каждый отделился от целого, откололся, отторгнулся от общечеловеческого, от всечеловеческого, от общелюдского, от адамовского. Это приводит к тому, что мы утрачиваем способность всеобщего чувствования, которое бы проникло в людей и объяло многих, - всех людей; мы теряем способность всеобщей мысли, которая бы мыслила за всех и о всех; становимся неспособными к той всеобщей любви, которая бы любила все человечество как единое целое.
Единственный в роде человеческом, в полноте располагающий этим всеобщим чувствованием, всеобщей мыслью и всеобщей любовью, - Богочеловек Господь Иисус Христос. Поэтому все Его было общелюдским, общечеловеческим, вселюдским, всечеловеческим: и крест, и воскресение, и вознесение, и тело, и дух, и каждое движение. Он вновь соединил, совокупил все человеческое естество в Себе, которое было грехом разбито, расчленено, разъединено, рассеяно. Этот процесс исцеления человеческого естества - чисто Богочеловеческий: осуществляется непрестанно в Богочеловеческом Теле - церкви: насколько человек воцерковился и станет единым с церковью, причастится Богочеловеку и станет единым с Ним, настолько в нем восстанавливаются всеобщее чувствование, всеобщая мысль, всеобщая любовь. Ибо только для тех, кто в церкви является каждодневной действительностью и бессмертной реальностью то, реченное в Деяниях апостольских: "У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; ... все у них было общее" (Деян.4:32; ср.: 2:44). Это всеобщее чувство, эта всеобщая мысль, эта всеобщая любовь свойственны новому человеку, новому человечеству, богочеловечеству, составляющему церковь и находящемуся только в церкви, но не вне ее. (Дучаловичи, 2 апр. 1945 г.).

75. Мысль подобна острому шипу; на ней стоять невозможно. Только молитва может быть опорным камнем, на котором я весь могу стоять - и выстоять.

76. За синей птицей. Исповедь синей птицы о европейском человеке после войны. "Европейский человек", "человек" - стал пугалом и для демонов в аду, для всех видимых и невидимых существ. Око синей птицы: ничего страшнее и ужаснее человека я не увидела на этой планете. Он - страх для всех, ужас, создатель и конструктор смерти, фабрика смерти, и как мне - синей птице - в ней не почернеть? Свился человек в самое страшное чудовище, это - под-человек, человекозверь, повинующийся только своим инстинктам.

77. Безбожие стало составной частью государственной идеологии, гражданского мировоззрения, обязанностью гражданина, подданного. Все отклоняющееся от этой линии - антигосударственно, антигражданственно. Это и есть гражданская лояльность. Противник безбожия - государственный изменник. Антибог - основа безбожных тоталитарных государств; она - антицерковна, хотя прикрывается внешней терпимостью христианства. Безбожие стало верой безумного социализма.

78. Святители Божии, отвяжите меня от всего и привяжите к небу.

79. Отрешиться от всего самоотверженным подвигом веры, жаждущей небесного и Божественного, и прилепиться к небу молитвой, любовью...

80. Расширение души: верой, любовью, молитвой - непрестанно - во все Божественные бесконечности.

81. "Погибели предшествует гордость, и падению - надменность" (Притч.16:18), - говорится в Притчах Соломоновых, которые читаются как паремии в четверг Великого Канона.

82. Борьба со страстями. Сознание - это маленький островок в океане человеческого существа. Волна какой бы то ни было страсти моментально заливает его своими разыгравшимися волнами. И только тогда человек чувствует, как мало он утвердил, углубил, примирил, укоренил свое сознание в Господе Христе. Например, страсть гнева мгновенно помрачает это малое сознание в человеке. Точно так же и страсти сребролюбия, блудной похоти, зависти, чревоугодия. Что новое в Святителях? То, что они свое сознание расширили, углубили и укоренили Христом, во Христе. Их не может одурманить страсть, она может лишь их искушать. Они всегда в трезвении души и сердца, поэтому никогда не знают передышки в подвигах.

83. В грехолюбивом, нераскаянном человеке грехи настолько укореняются, что через навык, по святому Макарию Великому, образуют в нем особую "душу греха", имеющую свой ум, свое сердце, свои чувства.

84. Человек живет, но не знает, что такое жизнь, ибо жизнь его "по образу Божиему" возносится над всем ограниченным. Человек имеет душу и живет ей, но не ведает, что такое душа, по тем же причинам.

85. Через грехи земля ратует с небом, человек - с Богом.

86. Молитва (Господня). В Боге с людьми против дьявола - вот смысл и цель молитвы Господней. Бог везде присутствует милосердием и по милосердию, люди стоят в Боге, когда они милосерды, когда они прощают людям грехи, делают им добро, подобно милосердному отцу Небесному.
Люди между Богом и дьяволом. В этом вся жизнь на земле. Об этом нам сказует молитва Господня. Это две самые высшие реальности для людей, на которых человек основывает свое бытие.
Победа людей над дьяволом, если они с Богом и в Боге, обеспечена, ибо Его "царство, и сила, и слава во веки веков". И точно также неминуемо поражение, если они с дьяволом воюют против Бога. Они, несомненно, с дьяволом, если не прощают ближним согрешений.

87. Молитвенное предание. Все богослужебные книги, все молитвы (богослужения) - это и есть живая, благодатная жизнь церкви. Это догматы, выраженные словами молитвы, а молитвой они преображаются в душу нашей души, в жизнь нашей веры. Это православная педагогика - поток живой, неумирающей, апостольской жизни Священного Предания. На все времена показан путь построения христианской личности, навсегда неизменны духовные законы; путь к совершенству только один, указанный святыми отцами, ибо истина неизменна. "Иисус Христос вчера и сегодня, и во веки Тот же" (Евр.13:5).

88. Молитва. Молитва - содержание жизни, вся жизнь всех святых Ангелов на небе и всех Святителей и праведников. Вся их жизнь по отношению к нам на земле - молитва; такова же и наша жизнь на земле по отношению к ним. Поэтому молитва - это сердце всех добродетелей, прежде всего, веры; она - их язык и жизнь. Да, всецелая жизнь. Фимиам молитвы (Откр.8:4). Молитва - это регент в хоре добродетелей: она задает тон, она придает гармонию деятельности каждой добродетели.

89. Молитва - любовь. Что такое молитва к Богу? - Выражение нашей любви к Богу - боголюбие, первая заповедь. Что такое наша молитва ко Святителям? - Выражение нашей любви, язык нашей любви к ним, наше смирение перед ними, наша вера в них и наша надежда. Другими словами, вторая заповедь - человеколюбие: любовь ко святому, вечному, небесному человеку; евангельское человеколюбие: любовь к обоженному человеку, богопреображенному, вохристовленному и охристовленному. Это открывает дверь и во все остальные святые добродетели и тайны, воспламеняет нашу любовь к ним. "Бог есть любовь" - как приобретем мы эту любовь, как войдем в нее, если, прежде всего не молитвой, ибо она нас связывает и соединяет с Богом - Любовью. От этой Любви и все на земле дышет любовью.

90. Святая литургия. Это всегда лестница, мост на небо. Каждый день ты на небе. Все, что в ней, мгновенно возносит тебя в оный мир и ставит среди Ангелов и Святителей. Каждая молитва - разве это не лестница для души на небо? Какое может быть уныние, - когда есть святая литургия!

91. Святая евхаристия. Святое благодарение за воплощение Господа Иисуса Христа, за преображение, за воскресение, за вознесение, за крестную жертву, - за всю жизнь Богочеловека: одна единственная жертва постоянно приносится, повторяется ради нашего вохристовления и охристовления.

92. Святой Варсонуфий Великий: "Если человек не имеет терпения, он не войдет в жизнь вечную".

93. Кафоличность - Соборность. Антропология Богочеловеческой церкви: церковь одна только знает, что необходимо человеку на земле и на небе, ибо она - Христос, Который знает, что в человеке, из чего человек и для чего человек (Ин.2:25). Ибо только Богочеловек - Творец человека как Бог Слово знает, что есть человек, из чего и для чего он. А такого человека знает и церковь, знает Христом и спасает от греха, который повсюду тот же, в каждом тот же; спасает его от смерти, которая везде одна и та же; и от дьявола, - спасает святостью от греха, воскресением - от смерти, Богом - от дьявола.

94. Евхаристическая соборность. "Возлюбим друг друга да единомыслием исповемы". Любовь - богочеловеческая, обогочеловечивающая сила. Ею осуществляется богочеловеческая соборность. Это молитвенно и всесторонне переживается на св. евхаристии. Богочеловеческая любовь связывает нас "со всеми святыми"; "союз совершенства" связывает нас со всеми богообразными, устремленными ко Христу душами, связывает нас с Господом Христом, Богочеловеком на всю вечность. В Нем альфа и омега Богочеловеческой соборности, святой и троичной.

95. Современный экуменизм: все зиждется на предположении, на гуманическом предположении того, что церковь не одна, но многие. Как будто бы церковь разделилась. Но она не может разделиться, от нее можно только отпадать и падать. Ибо Церковь - это Богочеловеческий организм, Богочеловеческое Тело, Богочеловеческая Личность, и потому она всегда одна, на небе и на земле одна. В этом ее вселенскость, экуменизм. [17] Современный экуменизм: "лжехристы", "лжемессии", "лжепророки". Здесь - разноверие, полуверие, маловерие, почти безверие. Проблематика современного экуменизма чисто мирская, политиканская, поистине коммунистическо-папистская, все сведено к "социальным" ценностям, т.е. к земным, к преходящим. Здесь нет Богочеловеческого центра, не ставятся евангельские вопросы, не ищется "прежде" Царствие Божие и правда Его, а ищется царство мира сего и все, что от него и его.
Проблема соединения не может решиться никаким "диалогом", а только покаянием перед Богочеловеком, Который есть Церковь. "Вспомни, откуда ты ниспал, и покайся..." (Откр.2:5). Без Богочеловека так называемые "церкви" не суть иное что, как "сборище сатанинское (Откр.2:9). Из ереси выход - "покайся" (Откр.2:16). Это относится к любой ереси. Для всех "232" ересей. - Ср.: Откр.3:3: "Вспомни, что ты принял (Святое Предание Истины) и слышал, и храни и покайся"... - Через экуменизм чисто мирская, интернациональная, атеистическо-коммунистическая проблематика вошла в церковь и овладела ей... Сегодня - истинная Церковь не может обрести свое выражение... (Где ее настоящие свидетели - мученики, и ее истинные богословы?) Отсюда назойливость поверхностных, прогуманистических, пропапистских, проеретических, протестанствующих богословов...

96. Святое причастие - Церковь. Святое причастие - это святое участие в Богочеловеке. Причастием христианин участвует в Нем. Причастник есть и участник. Это относится и к св. Телу Христову, и к святому Его Телу, Которое есть Церковь. Причастием, в действительности, оцерковляется человек и воцерковляется, входит в жизнь Богочеловека...

97. Семья всех добродетелей - богоподобие: все они произрастают в нем, пока не преобразятся в святые добродетели - в дары Духа Святого. Грех помрачил, расслабил богоподобие - богоподобие воли, ума, сердца, всецелой души. Поэтому необходимо Боговоплощение, Духоявление. (20. VIII. 1963. Монастырь Челие).

98. Каждая душа благоухает Богом: только преисполняй, преисполняй ее любовью Божественной, и, в конце концов, и самая грешная заблагоухает своим богодухновенным богообразием, заблагоухает Богом. Не забывай: "Мы Христово благоухание Богу". Об этом так чудесно говорит святой Андрей Юродивый, то есть, что Божество несказанно благоухает.

99. Господи, Ты лишь перстом коснулся души моей, мысли моей, и из нее каплями источилось, потекло, излилось благоухание.

100. Церковь. Единственная история Церкви Православной - это Деяния апостольские. Они непрестанно записываются в ней и ею. Все здесь - небо-земное, богочеловеческое, богочеловечное. Здесь только одна действительность - богочеловеческая. Один зодчий и строитель Церкви - Дух Святой, излившийся во Св. Пятидесятницу. Здесь все временное - вечно. Каждый христианин - это всегда только одно - повторенный Господь Иисус Христос, всегда - в бесчисленности богочеловеческих бесконечностей.

 







Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 126. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия