Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Анатолий Занковский 13 страница





Авторы: Отлично, теперь рассмотрите их по очереди; представьте, что поочередно выражаете свое раздражение каждым из этих способов и отберите наиболее практичные с точки зре­ния «просвещения» людей. Какой оказался оптимальным?

Арлен: Если честно, то реальная польза будет, если прямо назвать вещи, которые меня раздражают, когда я только начинаю раздражаться.

Авторы: Замечательно. Давайте-ка это проверим. Представьте фильм: вы на работе; вы видите, что раздражены, но на сей раз откровенно называете вещи, которые вас раздражают. При-водит ли это вас к желаемому разрешению ситуации?

Арлен: Конечно, в этом меньше распущенности. Все получается блестяще. Да. Совсем нетрудно.

Авторы: Смотрите фильм дальше и корректируйте свои действия, пока не добьетесь своего и не останетесь довольны.

Арлен: Прекрасно,у меня получилось.

Авторы: Великолепно. Теперь, наконец, войдите в фильм и ощутите эмоцию, свое раздражение в этой ситуации; представьте, как вы по-новому его выражаете... Готово?

Арлен: Угу.

Авторы: Отлично. Теперь подумайте о каком-нибудь приближающем­ся событии, на которое вы, скорее всего, отреагируете тем же чувством...

Арлен: Это пожалуйста.

Авторы: ...и войдите в эту ситуацию, ощущая раздражение и выра­жая его новым способом, который избрали.

Арлен: Намного лучше. Действительно.

Авторы: Теперь подберите еще две надвигающиеся ситуации и по­вторите процесс... Получилось?

Арлен: Получилось.

То, что «получилось» у Арлен, явилось новым способом само­выражения на фоне раздраженного чувства: этот способ был конг­руэнтен ее личности и эффективен в том, что помогал ей добиться желаемого результата, состоявшего в просвещении подчиненных насчет раздражавших ее вещей. Арлен приобрела новый способ са­мовыражения, однако вы можете обнаружить, что существуют ка­кие-то эмоции, для выражения которых вам понадобится ряд иных способов, в зависимости от ситуации на тот или иной момент.

Еще один наш клиент, Билл, — типичный пример человека, которому позарез нужно разнообразить способы самовыражения. Свой гнев Билл умел выражать исключительно криком, хлопал дверьми и расшвыривал разные предметы; ему было все равно, где он находится. Выражением гнева он хотел прекратить или испра­вить ту или иную несправедливость. Прорабатывая формат «Вы­ражение», он открыл, что способы выражения гнева, к которым он прибегал, были уместны лишь в одной отдельной, но не во всех ситуациях. В итоге ему потребовалось выработать пять различных способов выражения гнева в пяти различных контекстах. Теперь, когда Билл сердится, он, вместо того чтобы орать и хлопать дверь­ми, ведет себя в зависимости от контекста.

Если в ресторане Билла обслуживают особенно скверно, то он удаляется не доев и вежливо, но во всеуслышание объясняет вла­дельцу, официанту и менеджеру причину, по которой уходит.

Когда подрядчик, испортивший один из домов Билла, отказы­вается признать свою вину, Билл немедленно поручает своему ад­вокату связаться с тем по телефону и письменно, чтобы адвокат назначил кратчайший срок для исправления неполадок и пригро­зил в противном случае обратиться в суд.

Когда Билл видит, что его сын гуляет и пьянствует допоздна, он разъясняет ему опасности, сопряженные с подобным поведени­ем, и лишает его тех или иных привилегий до тех пор, пока тот не проявит ответственности в других делах и не восстановит утра­ченного доверия.

Обнаружив, что жена опять забыла выключить один из его драгоценных инструментов (о чем сожалеет), он обстоятельно объяс­няет, насколько ему дороги эти инструменты; что произойдет, если их не выключить, и что если она снова забудет что-то выключить, он запрет их, и пусть она заводит свои.

Заметив, что в банке ошиблись с его счетом, Билл немедленно отправляется к служащим банка, где требует разослать кредито­рам письма с уведомлением об ошибке.

Каждый из перечисленных контекстов являлся для Билла осо­бым случаем, требовавшим адекватного выражения гневных чувств. Применяя формат «Выражение», он был вынужден сосредоточи­ваться на желаемом исходе для каждой ситуации отдельно, а не на том исходе, который уже состоялся в прошлом. Эта особенность формата облегчает поиск и принятие на вооружение новых и бо­лее удовлетворяющих способов самовыражения.

Неконгруэнтность

Бывают ситуации, в которых вы считаете неподобающим выра­зить то, что происходит внутри вас на самом деле. Это означает, что внешняя экспрессия неконгруэнтна вашему внутреннему чув­ству. Представим, например, что поздним вечером вы ведете ре­бенка по опасной и незнакомой тропинке: ситуация, наполняю­щая вас чувством неуверенности. В ваших руках благополучие ре­бенка, и даже при том, что вы испытываете неуверенность, вы полагаете, что вовсе не обязательно пугать ребенка конгруэнтным выражением своего чувства. Поэтому, желая помочь ему, вы стара­етесь продемонстрировать спокойствие и уверенность в себе.

Как видите, выражение эмоции и решение о целесообразнос­ти этого выражения суть выборы, которые лучше всего делать пос­ле обдумывания наиболее значимых исходов, реальных для той или иной конкретной ситуации. Если вы питаете романтические чувства к жене приятеля и не хотите подвергнуть опасности сло-

жившиеся отношения с этой семьей, то вам, скорее всего, лучше . не выражать эту эмоцию. Или, допустим, что вы находитесь в баре, где вас высмеивают местные отморозки. Вы чувствуете гнев и даже презрение к ним, но если вы не хотите довести дело до потасовки, вам лучше придержать свои эмоции.

Однако мы выяснили, что лучше всего использовать неконг­руэнтность в качестве сигнала. Эмоции трудно скрывать и трудно не давать им выход. Если вы, например, влюблены в жену друга, вы так или иначе рискуете выдать свои чувства. Помимо риска непреднамеренной экспрессии, ваша способность получать от си­туации удовольствие и участвовать в ней обязательно будет подо­рвана тем, что вам придется постоянно следить за своим самовы­ражением. Общение с друзьями будет, следовательно, намного ме­нее приятным и всепоглощающим, чем было бы в противном случае. Поэтому лучше использовать необходимость вести себя неконгру­энтно эмоциям как сигнал, говорящий о том, что на деле вам сле­дует сменить эмоцию.

Переходя'к другой эмоции, вы создаете себе возможность быть конгруэнтными, что позволяет полноценно реагировать на проис­ходящее вокруг. Неуверенному в себе человеку, который идет с ребенком, лучше испытывать чувство уверенности, чем притво­ряться уверенным. Если ребенок поймет, что вся уверенность взрос­лого — напускная, то он еще больше перепугается, чем если бы тот выказывал неуверенность с самого начала. Более того: усилие, не­обходимое для создания такого рода впечатления об уверенности, притупит переживание взрослого и отвлечет его, тогда как все его внимание должно быть сфокусировано на возможной опасности (основная причина для беспокойства).

Аналогичным образом мужчина, питающий нежные чувства к жене приятеля, почувствует себя намного лучше, если взамен ощутит к ней дружескую любовь или уважение. Это эмоции, которые можно выражать без риска для дружбы. Мужчина, которого оскорбляют в баре, окажется в большей безопасности, если не.останется си­деть, как сидел, смиряя свой гнев и презрение, но сменит свои чувства на терпимость и настороженность — эмоции, выражение которых в сложившейся ситуации будет более благоприятным.

Когда вы признаете, что ведете или вели себя неконгруэнт­ным образом, приходит время обратиться либо к извлечению бо­лее благоприятной эмоции (если предпочтительное чувство уже известно вам), либо к отборочным форматам «Во время» или «Пос­ле» (если вы еще не решили, какая эмоция окажется оптималь­ной). Когда вы это сделаете, гибкость экспрессии, обеспеченная представленным в данной главе форматом, поможет вам выразить свои чувства адекватным и эффективным способом.

Чем вы располагаете в настоящий момент

Теперь у вас есть формат, позволяющий вам выбирать способы эмоционального самовыражения. Используя этот формат, вы мо­жете вырабатывать формы эмоциональной экспрессии, которые прежде наблюдали лишь у других людей, или придумать совер­шенно новые для вас способы. Кроме того, формат помогает га­рантировать «соответствие» выбранных способов выражения ва­шей личности, а также то, что они окажутся благоприятными для достижения результатов, которых вы добиваетесь эмоциональным самовыражением в той или иной ситуации. Но зачем вам забивать себе голову всем этим?

Единственным способом, которым о вас можно что-то узнать, является знакомство с вашим самовыражением. Последнее про­явилось, едва вы родились на свет, и ваши родители решали, по­слушный ли вы ребенок, потому что вы вели себя тихо, или до­вольный ребенок, потому что вы много улыбались, и т. д. Процесс продолжается по сей день, и ваши друзья думают, что вы стесняе­тесь, так как на вечеринках ведете себя тихоней, или что вы занос­чивы, так как часто улыбаетесь, когда они делятся с вами пробле­мами. Все, что люди знают о вас, они прочитывают в вашей эмоци­ональной экспрессии.

Когда речь заходит о выражении эмоций, большинство людей придерживаются, по сути, генетической точки зрения. Они пола­гают, что манера самовыражения причинно связана с определен­ными эмоциями и личными качествами. Точно так же, как им из­вестно, что голубые глаза Джорджа являются выражением двух рецессивных генов, отвечающих за цвет глаз, им «известно» и то, что Джордж, когда улыбается по поводу чужих бед, выражает свое чувство превосходства над товарищами. А если Джордж сам берет на вооружение «генетику» эмоций, то он, даже если знает, что вы­ражает их неправильно, сочтет, что с этим ничего не поделать — разве что объяснить друзьям, что он улыбается не потому, что заз­нается, а потому, что нервничает.

Экспрессия — основной способ коммуникации. Это водораз­дел между вами и окружающим миром. Она также может быть водоразделом между вами и вашим представлением о себе. Навер­ное, вы помните минуты, когда по той или иной причине удивля­ли себя необычным или совершенно новым поведением, которое, однако, оказывалось вполне конгруэнтным вашим чувствам. Для многих из нас такие моменты наступают, когда мы одни и можем избавиться от маски общественной персоны, которую берегли как зеницу ока. Какими бы ни были эти моменты — приятными или неприятными — они почти всегда приводили к разоблачению; воз-

можно, они вынуждали вас соприкоснуться с прежде неосознавае- 1бЗ мыми или пренебрегаемыми эмоциями. Даже когда вы один, само по себе наличие выбора, дающего возможность правильно выра­жать эмоции тем или иным способом, может доставить удовлетво­рение.

Поэтому возможность выбирать способы эмоционального вы­ражения может позволить вам полнее информировать других и себя об особенностях собственной личности. В каком мы окажем­ся мире, если все смогут выбирать себе способы эмоционального самовыражения? Это будет мир, в котором люди реагируют не на мнимые, а на подлинные нужды и переживания окружающих. Каж­дый из нас ежедневно будет вознаграждаться ощущением того, что его понимают родные, друзья и сослуживцы. Общество, в котором прозрачны эмоциональные потребности и переживания его чле­нов, есть общество, где люди ощущают понимание вместо непони­мания, взаимосвязь вместо изоляции и доверие вместо страха пе­ред самовыражением.

Глава io

Использование эмоций

Гибкость, конгруэнтность и эффективность, обеспечиваемые форматами, которые были представлены в предшествующих главах, не только облегчают жизнь, но и делают ее более удов­летворительной и приятной. Но как быть с теми неприятными эмо­циями, которых никто не хочет, но которые, тем не менее, все мы время от времени переживаем? Теперь, когда вы вооружены опре­деленными инструментами эмоционального выбора, должны ли вы ими воспользоваться, чтобы убрать из своей жизни решительно все неприятные эмоции?

Одиночество, вина, страх, перегруженность, тревога, ревность, фрустрация, сожаление, гнев, — в большинстве своем мы стараем­ся избегать этих эмоций, ужасаемся себе, если это не получается, беспомощны, когда их испытываем, и желаем полностью изгнать их из жизни. Но существует выбор получше такого рода эмоцио­нальной хирургии.

В главе 3 мы говорили о том, что ваши эмоции подобны за­ботливым друзьям, которые оповещают вас о заслуживающей вни­мания ситуации. Они могут извещать вас о чем-то неприятном и подавать новости так, что их больно выслушивать. Несмотря на это было бы глупо игнорировать вещи, которые стремится сооб­щить ваш эмоциональный советчик: это все равно, что отрезать себе ноги, если они заболят после долгой ходьбы, или нос, если он обгорит на солнце.

Неважно, насколько неприятной, отвратительной или ужас­ной кажется эмоция; на самом деле она заслуживает права на су­ществование как сигнал. Как говорилось в главе 2, то, о чем пыта­ется сообщить вам эмоциональный сигнал, называется функцио-

нальным атрибутом эмоции. Функциональными атрибутами об­ладают даже самые неприятные эмоции, и эти атрибуты бывают полезны, если вы реагируете на них как на важные сигналы о ва­ших потребностях.

Использование эмоций — третья ключевая способность в со­ставе эмоционального выбора, и самым главным для нее является функциональный атрибут. Как только он бывает уточнен для оп­ределенной эмоции, он сразу же трансформирует ее в чувство, ко­торое стоит испытывать и использовать. Так, есть смысл испыты­вать сожаление, вину или фрустрацию, — то есть знать, где вы совершили ошибку, нарушили свои стандарты или продолжаете стремиться к некоему результату — при условии, что осознание этих вещей придаст импульс адекватной реакции.

Однако слишком часто получается, что такие эмоции чувству­ются и выражаются, но не встречают реакции. В сожалении о ка­ком-то поступке мало смысла, пока это чувство не поможет вам изменить ваше поведение в будущем. Мало смысла испытывать чувство вины, если оно не приводит вас к обновлению воли и на­мерения соответствовать вашим стандартам в будущем. Мало смысла в чувстве фрустрации, если оно не подталкивает вас к творческим попыткам, направленным на достижение вашей цели. Функцио­нальный атрибут неприятной эмоции конкретизирует действия, которые вам необходимо предпринять для адекватного реагирова­ния на эту эмоцию.

Как мы уже неоднократно и по-разному продемонстрировали в этой книге, такие эмоции, как сожаление, вина, опасение, пере­груженность, ревность и гнев, заслуживают права на существова­ние, если используются должным образом. На самом деле, как мы указывали ранее, без этих эмоций вы окажетесь в крайне невыгод­ном положении. Если вы никогда не испытываете сожаления, вам никогда не понять, что бывали случаи, когда вы могли и должны были поступить иначе, чем поступили в действительности. Не улови вы этот сигнал, вы упустили бы возможность изменить свои дей­ствия в аналогичной ситуации, когда она вновь возникнет. Без сиг­нализирующего чувства вины вы не узнали бы, что нарушили одно из своих правил, а потому вновь и вновь попирали бы тот же стан­дарт. Живя без опасений, вы запросто пойдете по головам — или в самое пекло. Если вы никогда не чувствуете себя перегруженным, вы рискуете разбазаривать время на достижение второстепенных целей. Неспособность к ревности может свести вас с человеком, для которого близкие отношения не значат ничего и легко заменя­ются. А если вы никогда не испытываете гнев, вас сочтут тряпкой. Очевидно, что даже крайне неприятные эмоции, если рассматри­вать их в свете сигнальной ценности, приобретают блеск, делаю­щий их достойными переживания.

Однако поистине ценными эти эмоции делаются, когда на­правляют вас к полезным результатам и паттернам поведения.

Генеративная цепочка

Наиболее эффективным из известных нам средств трансформа­ции неприятных эмоций в ценный импульс к постановке задач и переходу к полезным паттернам поведения является генеративная цепочка. Генеративная цепочка была первой техникой, которую мы разработали, когда приступили к поискам средств, способных ос­вободить нас от влияния разрушительных эмоций, — особенно тех, которые стали в нашей жизни устойчивыми лейтмотивами. Гене­ративная цепочка использует функциональный атрибут эмоции, чтобы задать исход, после чего «приковывает» эту исходную эмо­цию к другим, приводящим вас в состояние, обеспеченное надле­жащими ресурсами.

Мы называем этот процесс «сцеплением», так как результат очень напоминает цепочку, звенья которой выкованы из эмоций. Создается череда эмоций, которая, будучи запущена возбуждени­ем неприятной эмоции, автоматически и последовательно воспла­меняется. Такую последовательность эмоций в ее естественном варианте можно отыскать в любом из нас, хотя обычно она не спо­собствует достижению полезных результатов.

Обычным примером негативной последовательности являет­ся ситуация, когда человек начинает с ощущения перегруженнос­ти, которое приводит его к чувству несостоятельности, затем — безнадежности и, наконец, подавленности. Посредством такой це­почки можно за считанные секунды переместиться из ощущения перегруженности в паралич депрессии. Люди способны выстраи­вать для себя цепочки, начинающиеся ранимостью, продолжаю­щиеся тревогой и боязливостью и заканчивающиеся парализую­щим страхом, или ведущие от нетерпения к ярости через фрустра­цию и гнев. Одна весьма распространенная цепочка проводит людей от чувства ревности до чувства гнева, а ощущение отверженности естественным образом заставляет многих из нас чувствовать себя либо никчемными, либо разгневанными. Как явствует из приве­денного ниже примера, такие цепочки, ведущие от одной эмоции к другой, напрямую вытекают из образа мышления человека.

Шейла — типичная женщина восьмидесятых. Она ставит пе­ред собой множество задач, рисуя в воображении результаты: по­заботиться о здоровье детей, следить за их успехами в школе, вы­полнять социальные обязательства, заниматься гимнастикой, реа­лизовать свои финансовые планы, выполнять профессиональные

обязанности и т. д. Все эти результаты Шейла воспринимаем пс как исполнение желаний, а как необходимость. И все они маячат перед ней одновременно, надвигаясь огромной массой, и всю эту кучу дел следует переделать прямо сейчас. Конечно, она чувствует себя перегруженной.

Тот факт, что она видит необходимость в реализации всех этих планов, но не справляется с данной задачей сейчас, Шейла исполь­зует в качестве доказательства собственной несостоятельности; со­ответственно, она и чувствует себя несостоятельной. В конце кон­цов, будь это не так, она бы выполнила все, что наметила. Она подтверждает диагноз, оглядываясь на других людей, которые (опять же, на ее взгляд) успевают добиться того, что она запланировала, и у них при этом еще остается время на личные дела.

Разумеется, она сознает, что коль скоро она несостоятельна, ситуация безнадежна. Глядя в будущее, она не видит там никакой надежды на изменение положения дел, а потому чувствует отчая­ние, как по поводу ситуации, так и по поводу себя.

Мир выглядит мрачным, когда на него смотришь сквозь туск­лую призму отчаяния. Прошлое ничтожно, и будущее будет таким же, — Шейле кажется, будто она взирает на мир со дна колодца в темную и ненастную ночь. Подобное чувство — прямая дорога к депрессии.

То, что влечет Шейлу от одного эмоционального звена к дру­гому, представляет собой комплекс представлений и ассоциаций — образ мышления. Когда такая цепочка мыслей, эмоций и паттер­нов поведения выкована, она срабатывает всегда и во всем, и от ее влияния трудно отделаться.

Хотя подобные цепочки часто становятся источником диском­форта и бессилия, при правильной ориентации (настрое) вы мо­жете обернуть их постоянство и неотвязность к значительной лич­ной выгоде и удовлетворению. Правильной ориентацией являет­ся, конечно, настроенность на заслуживающие труда результаты, но не на те, которые парализуют и не подкреплены ресурсами.

Допустим, что, вместо того чтобы использовать свое ощуще­ние перегруженности как доказательство несостоятельности, Шейла реагирует на него как на сигнал, говорящий о том, что она стре­мится за раз добиться большего, чем ей по силам в отведенный период времени. Иными словами, это чувство перегруженности означает, что ей нужно по-новому оценить намеченные результаты и выделить среди них приоритетные.

Поскольку Шейла испытывает в адрес полученного ценного эмоционального сигнала уважение, сочетающееся с благодарнос­тью, она умеряет свою активность и рассматривает намеченные

результаты. Взирая на ситуацию с чувством любопытства, она по­нимает, что кое-чего добиться было бы и неплохо, но эти задачи могут подождать, и их, с учетом нехватки времени, можно отло­жить на потом. Рассматривая оставшиеся дела, она выделяет при­оритеты в зависимости от важности, срока их возможного выпол­нения и т. д.

Затем Шейла вспоминает случаи, когда она успешно справля­лась с множеством дел. Возникала ситуация, когда ей было нужно написать по статье для каждого цикла, который она преподавала в колледже. Она это сделала, и сделала хорошо. И был еще период, когда она выхаживала ребенка после серьезного несчастного слу­чая, одновременно приступив к новой работе и улаживая отноше­ния между мужем и его братом. Ее воспоминания о том, что ей случалось показать нечто большее, чем простое умение справить­ся с задачей, помогают Шейле успокоиться насчет своих способ­ностей. Оглядываясь на эти примеры, она видит, что при ясности приоритетов она в состоянии разгрести дела.

Представляя, как в будущем она на деле добивается поставлен­ных целей, Шейла начинает ощущать уверенность в собственной способности рано или поздно добиться намеченных результатов.

Шейла всего-навсего проработала генеративную цепочку. Она двигалась от перегруженности к уважению и благодарности, от ува­жения и благодарности — к любопытству, от любопытства — к ус­покоению, а от успокоения — к уверенности. Эта последователь­ность может показаться несколько затянутой и сложной, однако в действительности она не сложнее процесса, посредством которого вы переводите себя из состояния перегруженности в состояние депрессии. Насколько трудной ощущается подобная (или какая-то иная) цепочка, зависит от вашей осведомленности в собствен­ных мыслях, возникающих по поводу ее направленности. Однако результаты делают ознакомление с такими могущественными це­пями весьма и весьма достойными затрачиваемых усилий.

Генеративная цепочка направляет ваше внимание по эффек­тивному и удовлетворяющему пути и не дает вам свернуть и за­вершить странствие в непроходимых дебрях. Путешествие, пред­принятое Шейлой по формату генеративной цепочки, привело ее к цепи эмоций, которая образуется всякий раз, когда используется данный формат, начиная с эмоции, которую она находила непри­ятной и пагубной (в данном случае — перегруженность), переходя затем к уважению и благодарности, далее — к любопытству, потом — к успокоению и, наконец, к уверенности. Каждое из звеньев этой цепи — это проявление типа мышления, необходимого для каждо­го из перечисленных эмоциональных этапов, и подкрепляется этим мышлением.

Распознавание функционального атрибута позволяет вам пе- ; реориентироваться на полезный результат и отреагировать на ис­пытываемую неприятную эмоцию. Зная, что ощущение уязвимос­ти сигнализирует о необходимости позаботиться о себе, вы немед­ленно ставите перед собой задачу: «Сделай что-нибудь, чтобы позаботиться о себе». Любая эмоция, которая привлекает ваше внимание к необходимости что-то сделать, чтобы позаботиться о себе (например та же уязвимость), к необходимости подыскать иную опцию (например при ощущении тупика) или к необходимости пересмотреть намеченные результаты и выделить приоритеты (на­пример при ощущении перегруженности) и т. д., есть эмоция, дос­тойная уважения и признательности.

Вам может показаться странным, что можно испытывать ува­жение и благодарность к чувству уязвимости, или тупика, или пе­регруженности. Однако не забывайте, что лучше других оправля­ются от недуга те люди, которые реагируют на симптомы как на сигналы (информацию, обратную связь) о происходящем с ними, а следовательно — как на вещи, требующие реакции. Конечно, они не в восторге от своих симптомов, но благодарны и чутки к сигна­лам, которые позволяют им надлежащим образом отреагировать на болезнь, а не просто возненавидеть эти симптомы за причиняе­мый дискомфорт. Аналогичным образом, неприятные эмоции — это эмпирические «симптомы» упущений, которыми отмечены ваши текущие действия.

Заимствуя лейтмотив у функционального атрибута эмоции, генеративная цепочка проводит вас через последовательность, по ходу которой вы задаетесь любопытством по поводу действий, не­обходимых гго отношению к функциональному атрибуту; припо­минаете утешительный опыт выполнения задач, возникавших в иных контекстах, и переноситесь в будущее, видя, как делаете то, что вам нужно сделать.

Цепочка призвана позволить вам наилучшим образом исполь­зовать неприятную эмоцию, которую вы ощущали, а также обеспе­чить доступ к событиям собственной биографии, способным на­полнить вас силами и пониманием. Генеративная цепочка прово­дит вас через реагирование на ваши текущие нужды и оценку былых ресурсов, после чего направляет в более успешное будущее.

Ниже мы приводим генеративные цепочки для десяти эмо­ций, могущих быть особенно пагубными. Ознакомьтесь со всеми или ограничьтесь теми, которые представляют для вас наиболь­ший интерес. Сопроводительные примеры показывают, как именно работает генеративная цепочка, и как ее использовать; вы можете воспользоваться этими последовательностями, чтобы перейти от состояния паралича к уверенности и целеустремленности. Для

вашего удобства мы включили все форматы генеративной цепоч­ки с отдельно пронумерованными этапами в раздел «Форматы в обойме», помещенном в конце книги. Но помните, что-для созда­ния генеративной цепочки нужно сделать больше, чем просто про­читать о ней: вам придется проработать формат. С каждым ра­зом, занимаясь этим, вы будете делать цепочку прочнее и убеж­даться, что она увлечет вас в правильном направлении всегда, когда эмоции напомнят вам о возможности прибегнуть к ее по­мощи.

Сожаление

Наш юный стажер Джон постоянно переносил свои гнев и фруст­рацию с работы домой, на свою подругу. Всякий раз, когда ему случалось использовать ее в качестве боксерской груши, он мгно­венно испытывал сожаление о своем поведении. Это расстраивало ее, разрушало совместные вечера и создавало в их отношениях не­нужное напряжение. И, несмотря на это, не проходило и недели, как у него выдавался трудный день в офисе и он вновь обнаружи­вал, очнувшись, что смотрит в ее глаза, полные слез, уже успев закатить скандал из-за какого-то пустяка.

Приступая к знакомству с генеративной цепочкой для сожа­ления, Джон сел и тщательно ее проработал. Он начал с того, что припомнил, как в последний раз сожалел по поводу того, что, вернувшись домой, накричал на подругу. Уважая ценный эмоци­ональный сигнал, он понял, что его чувство сожаления оповещало его о необходимости предпринять какие-то действия, чтобы за­страховать себя от повторения столь пагубных тирад в будущем. Затем Джон вооружился чувством любопытства и поразмыслил над альтернативными действиями, которые он мог бы предпри­нять и которые больше соответствовали бы желательному каче­ству общения с подругой. Понимая, что нападая на подругу, он выбирает неподходящий объект для вымещения гнева, Джон ре­шил, что их общение намного улучшится, если он скажет ей, что разозлился на работе и хотел бы рассказать о вещах, которые его разозлили. Вооружившись этим методом, они оба почувствуют, что делают нечто, направленное на укрепление их отношений, а он сумеет держаться гораздо спокойнее и прислушиваться к обратной связи и вопросам подруги, вместо того чтобы просто ей жаловаться.

Удовлетворенный своим планом, Джон вспомнил случаи, ког­да делился своими чувствами с другими людьми, а также случаи, когда он обращался к другим за вниманием и помощью. Рассмот­рев эти случаи, он успокоился и уверился в своей способности сделать все. как нужно. Наконец, он нарисовал себе очередное воз-

вращение домой в растрепанных чувствах. Он представил, как при- ; ходит, готовый взорваться, берет подругу за руку, рассказывает ей о своих чувствах и спрашивает, не поговорит ли она с ним об этом. Он штудировал этот сценарий до тех пор, пока не ощутил уверен­ность в своей способности выполнить необходимое.

Используя данную генеративную цепочку, Джон провел себя через последовательность эмоций, начинавшуюся сожалением, за­тем перераставшую в уважение и благодарность, далее — в любо­пытство, успокоение и, наконец, в уверенность. Когда он познако­мился с цепочкой, она уже быстро и без труда переключала его с чувства сожаления на чувство уверенности в своей способности поделиться эмоциями и попросить о внимании.

Первым этапом в генеративной цепочке для сожаления явля­ется признание наличия этого чувства. Далее почувствуйте уваже­ние и благодарность к вашему чувству сожаления, как сигналу, оповещающему вас о необходимости что-то предпринять, чтобы застраховаться от аналогичных ошибок в будущем.

Вооружившись чувством любопытства, оцените свою ошибку с точки зрения действий, которые вы могли бы предпринять, что­бы ее избежать. Вспомните об уже совершенных ошибках (былых источниках сожаления), которые вы исправили, зная, что именно следует для этого сделать. Используйте эти примеры в качестве основы для чувства успокоения.

Наконец, вообразите будущую ситуацию, в которой вы посту­паете так, как наметили для ситуации, вызывающей чувство сожа­ления. Сделайте эту ценную и живую репетицию будущего доста­точно неотвязной, чтобы наполниться уверенностью в собствен­ной способности реализовать это будущее на деле*.

Данная цепочка проводит вас через исправление и разреше­ние ситуаций, вызывающих в вас чувство сожаления, и оставля­ет вас с чувством уверенности в будущем, а также свободным направлять свое внимание на какие-то другие вещи. Это гораздо лучше, чем просто сидеть и костить себя за совершенную ошибку или недостойный поступок. Если вы из тех, кто часто испытыва­ет сожаление, которое лишь ухудшает самочувствие и ни к чему не приводит, то вам стоит потрудиться, чтобы сделать эту генера­тивную цепочку для сожаления одн*ой из ваших автоматических реакций.







Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 233. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.037 сек.) русская версия | украинская версия