Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 31. Армия принимает командование




Северус упал на колени рядом с Гарри и попытался расстегнуть его мантию, но юноша закричал еще отчаяннее.

Рука зельевара застыла на полдороге к лицу любовника. Даже в тусклом свете палочки Северус видел исказившую черты Гарри гримасу боли, но... черт побери! Это была не просто боль.

Лицо Гарри плавилось на глазах... вздувалось нарывами... лопалось...

- Драко! – взревел Снейп. – Позовите Драко и Поппи! – он в отчаянии обернулся к Невиллу и Шаклболту.

- Я здесь! – выкрикнул Малфой. – Только я...

Северус умолк, и Гарри, с усилием повернув голову, единственным открытым глазом увидел Драко, склонившегося над распростертым на земле окровавленным Гойлом. Винсент Крэбб совал под голову партнеру свою мантию; в лунном свете на его лице застыл невыразимый ужас.

- Спаси Гойла, - прохрипел Гарри.

Драко с облегчением кивнул и, распахнув рубашку Грега, прижал ладони к его животу.

Внезапно Гарри снова вскрикнул, но тут же умолк и закусил губу, извиваясь от боли.

- Где, черт ее подери, Поппи? – прорычал Северус, делая попытку удержать юношу, но тот застонал и дернулся в сторону, стоило к нему прикоснуться.

- Может, аппарировать с Гарри в Большой зал? Она наверняка там, - торопливо предложил Невилл.

- Вряд ли аппарация пойдет ему на пользу, - вмешался Шаклболт. – Раненых авроров перемещают с помощью портключей.

- Тогда я приведу ее, - и Нев исчез из виду.

Северус не знал, что делать, куда девать руки. Он бережно опустил Гарри на землю, и тот забился в агонии. Снейп видел достаточно признаков проклятия Cruciatus, сам испытал его лишь несколько минут назад и до сих пор не мог подавить дрожь. Но ведь Гарри никто не проклинает, так в чем же дело?

Подбежала Гермиона.

- Гарри! Господи, что происходит? – ахнула она.

Северус стоял на коленях рядом с молодым волхвом – так же, как Крэбб рядом с Гойлом – и ласково гладил неповрежденную щеку юноши.

- Не знаю, - с усилием проговорил он. – Его как будто держат под заклятием, но ведь никто...

- Это похоже на Cruciatus, - заметил Шаклболт.

Он по-прежнему стоял на страже, ожидая нападения, хотя битва уже закончилась. Аврор едва сдерживал ярость. В бой вступила всего дюжина его коллег – те преданные люди, что составляли действующее войско. Сомнений не было: остальных не отпустило министерство, хотя, возможно, на него тоже напали. Теперь неприятностей не оберешься.

- Есть ли проклятия замедленного действия? – лихорадочно обдумывая ситуацию, спросила склонившаяся над другом Гермиона. – Боже мой, Гарри, ты обжегся?

Бьющийся на земле юноша с трудом покачал головой.

Раздался хлопок аппарации, и появилась мадам Помфри в сопровождении Невилла.

- Всем разойтись, - строго приказала женщина. Северус остался на месте. Шаклболт отступил на шаг, но палочки не опустил. Бросив на них один взгляд, Поппи перестала обращать внимание на мужчин и повернулась к Невиллу и Гермионе. – Сообразите-ка мне побольше света, - не ожидая реакции, мадам Помфри присела перед волхвом и с завидной уверенностью сказала: – Не волнуйся, Гарри, скоро будешь как новенький!

Женщина стала водить палочкой над телом юноши, бормоча заклинания.

Почему-то вспомнив «Льва, колдунью и платяной шкаф», Гермиона создала три зажженных фонаря, и этого света оказалось достаточно.

Подняв глаза, она увидела Драко, сидящего рядом с Крэббом и Гойлом и, оставив Поппи заниматься Гарри, наколдовала фонарь и для них.

Крэбб невидяще посмотрел на девушку.

- Драко ему поможет, правда? – дрожащим голосом спросил он.

Гермиона взглянула на окровавленную грудь Гойла, на огромную рану, зияющую в прорехах одежды, и опустила ладонь на плечо Винсента.

- Он целитель. Лучшая медицинская помощь из всех возможных. И он вас любит. Драко сделает все, что будет в его силах.

Крэбб кивнул.

- Грег должен выздороветь, - прошептал слизеринец. – Я без него ничто.

По его круглым щекам покатились слезы. Гермиона почувствовала, как сводит горло, и от всего сердца пожелала, чтобы Драко удалось помочь Гойлу.

- Это большая честь – биться бок о бок с вами. Вы такие храбрые, - мягко сказала она.

Винсент покачал головой.

- Я должен был вытащить его. Должен был позаботиться...

- Погоди пока его хоронить, - перебила Гермиона. Она не знала, что еще сделать. Виновато пряча глаза, девушка выискивала других пострадавших.

Группы родителей конвоировали пойманных Пожирателей; на повреждения пленников пока не обращали никакого внимания. Срочно требовались авроры и колдомедики, и Гермиона надеялась, что помощь скоро прибудет. Раненые были и среди родителей, по мере сил помогающих друг другу. Вдалеке девушка увидела Хагрида, спешащего в замок с кем-то на руках.

Она снова посмотрела на Гойла и коснулась Крэбба, трущего лицо:

- Смотри! У Драко получилось!

Рана заживала на глазах.

Из груди Крэбба вырвалось рыдание. Гермиона сжала его плечо и отошла в сторону.

Поппи по-прежнему хлопотала возле Гарри. Того опять били судороги. Заставив себя отправиться туда, где она могла оказаться полезной, Гермиона приблизилась к лежащему поблизости на земле человеку и произнесла заклинание света.

Подбежавший Рон стиснул девушку в объятиях.

- Гарри победил! Гарри победил! – радостно завопил он, кружа ее на месте. – Ты его видела? Где он?

- Гарри ранен, - Гермиона высвободилась из рук друга.

- Что?

- С ним что-то не так, пойдем, - она потянула Рона за собой туда, где вокруг Гарри уже собралась небольшая толпа.

Отовсюду раздавались восторженные возгласы: новость о гибели Волдеморта уже достигла школы. Окна были распахнуты, и из них выглядывали крошечные фигурки лежащих на подоконниках и упоенно размахивающих руками учеников.

Ситуация казалась совершенно нереальной, учитывая, что Гарри пребывал в агонии.

Гермиона растолкала незнакомцев, не выпуская ладони Рона из своей.

Снейп стоял на коленях возле молодого волхва, левитируя его тело над землей, чтобы конвульсии не причинили еще большего вреда и не мешали Поппи работать.

- Гарри! – ахнул Рон. В это время кто-то толкнул его локтем, чтобы пролезть внутрь, и гриффиндорец повернулся, оглядывая наблюдателей. – Вы что, спятили? Здесь вам не театр! Идите помогайте остальным!

- Эй! – завопил кто-то.

Рон преградил ему дорогу.

- Отвали!

- Да кто ты такой, чтобы мне приказывать? – возмутился человек.

- Его лучший друг, вот кто! – рявкнул Рон. – Постыдился бы! Будь там твой сын, ты бы тоже пялился на него без дела?

Окружающие его люди зароптали. Неожиданно из толпы вырвался Снейп, озираясь с таким выражением, словно только что заметил находящихся рядом людей.

- Эй, профессор, Поттер уже умер? – выкрикнул кто-то.

Подняв палочку, Снейп повернулся на голос.

- Еще один вопрос такого рода – и умрете вы, - ледяным тоном сказал он.

Появился, излучая спокойствие и властность, Дамблдор.

- Миссис Свизинс? Школа открыта для родителей. Можете пообщаться с дочерью. Несколько минут назад я видел ее плачущей. Мистер Поуп? В Большом зале организовали лазарет. Не согласитесь ли вы помочь отнести туда одеяла...

Снейп подошел к Драко, который сидел рядом с Гойлом, пытаясь отдышаться. Зельевар оглядел лежащего на земле ученика. Голова Гойла покоилась на коленях у Крэбба, глаза были открыты.

- С возвращением, мистер Гойл, - произнес Снейп гораздо мягче, чем когда-либо прежде в разговоре с этими двумя. – Мистер Крэбб, полагаю, теперь вы сможете переместить мистера Гойла в Большой зал, где он получит порцию кроветворного зелья. Драко, боюсь, ты мне срочно нужен.

Малфой с трудом поднялся на ноги.

Неожиданно раздался грохот аппарации, и на поле появился Невилл с целой толпой медиков в униформе больницы Святого Мунго.

- Вы – к тому мальчику, - Снейп указал на Гойла, и двое колдомедиков бросились к нему. – Старший из вас – со мной.

- Он исцелен! - прокричал Малфой через плечо. – Просто присмотрите за ним!

Северус, Драко, несколько медиков и Невилл проникли сквозь возведенный над Гарри защитный экран. Альбус разговаривал с Поппи; Гермиона поддерживала чары, не дающие юному волхву опуститься на землю. Гарри был без сознания.

- Драко! – с нескрываемой радостью воскликнула мадам Помфри, обрывая беседу с директором. – Я ничего не понимаю! Ожоги, ножевые ранения, Cruciatus – они все не прекращаются...

Гарри снова дернулся и закричал.

Драко, чьи силы были на исходе, кивнул. Вид Поттера ужаснул его. Снизу тело скрывала мантия, но наверху все было в крови: грудь, лицо... на лицо Гарри было страшно смотреть.

Малфой опустился на колени и расстегнул рубашку Поттера. Северус присел напротив. Как и Шаклболт, Драко удивился такому вниманию со стороны зельевара. Но ведь Снейп и с Гойлом только что говорил ласково, а Поттер к тому же избавил двойного агента от рабского ига. Пуговицы скользили, окрашивая пальцы кровью. Драко раздвинул полы рубашки и тут же, уронив руки, отшатнулся и скорчился на земле, пытаясь сдержать подступившую тошноту.

Окружившие его колдомедики ахнули и как один полезли в свои медицинские сумки, одновременно засыпая Поппи Помфри вопросами.

- Драко! – тихий, но полный отчаяния голос Снейпа вернул юношу к реальности. Он слышал, как рядом приглушенно рыдает Грейнджер и всхлипывает Уизли.

Малфой снова поглядел на Гарри, решая, куда примостить руки.

На левом боку, там, где он отодвинул рубашку, кожа отслоилась вместе с ней. На животе обнаружился необожженный островок, и Драко скользнул туда ладонями. Пальцы его коснулись колотой раны, из которой сочилась кровь, но юноша заставил себя не думать об этом.

Он нырнул внутрь Поттера.

Несколько секунд спустя Драко отнял руки и, глядя по сторонам огромными от ужаса глазами, поискал Дамблдора.

- Что случилось? – спросила Поппи. – Можешь ли ты ему помочь?

Драко отчаянно замотал головой.

- Нужно вытащить наружу его магию! Скорее! Скорее же! – завопил он. – Профессор, должны быть какие-то чары! О, пожалуйста, иначе он умрет! Скорее!

- Объяснись! – резко велел ему Снейп.

Драко задыхался; казалось, он сейчас упадет в обморок, и только необходимость действовать все еще держит его в сознании.

- Пожалуйста! – взмолился он. – Вы же наверняка знаете такие чары. В его магию вплетены сотни – сотни! – темных проклятий! Ужасных проклятий!

Внезапно Гарри дернулся, что-то хрустнуло, и рука его, неестественно изогнувшись, бессильно повисла.

- Костоломное проклятие, - вздрогнул Рон. – В меня таким швырнули раньше, но оно, слава Мерлину, досталось щиту.

- Пожалуйста! – вцепился в полу мантии директора Драко. – Все эти кошмарные проклятия, они переплелись с магией Поттера и убивают его, он не в силах их сдержать! Нужно вытащить из него магию!

- Но тогда Гарри перестанет быть волшебником, - с подозрением поглядел на Малфоя Шаклболт.

- А в противном случае он умрет! – крикнул Драко. – Там и Avada Kedavra, и Cruciatus – Мерлин знает, сколько раз, - и проклятия кислотного дождя, и режущие чары...

- Боже мой! – ахнул Рон. – Это щит!

Все повернулись к нему.

- Нутром чую, - пояснил он, - похоже, все проклятия, которые поглотил выставленный Гарри щит... все принятые щитом проклятия впитались в него самого, и теперь...

- О господи, - мадам Помфри прижала ладонь к груди. – О, мой бедный мальчик, - прошептала она. Стоящие рядом колдомедики беспомощно смотрели на женщину.

- Такие чары должны существовать! – взмолился Драко. – Не дайте ему умереть вот так! Выньте магию и вычистите ее! Потом вернете на место. Это слишком ужасная смерть! В любой момент Поттера может настичь Avada Kedavra... не знаю, что хуже – умереть сразу или ждать ее в таком состоянии... – юноша в отчаянии покачал головой.

Дамблдор и Шаклболт переглянулись.

- Есть одни чары, - согласился Шаклболт. – Иногда их используют на преступниках. Но мы никогда раньше не возвращали магию назад, просто рассеивали ее.

- Вы знаете заклинание? Пользовались им сами? – спросила Гермиона.

Шаклболт кивнул.

- Это не слишком распространенные чары... – начал он.

- Да какая, к черту, разница? – рявкнул Рон. – Приступайте!

- Но если нам не удастся вернуть его магию?

Гарри открыл глаза и захрипел, царапая горло одной рукой.

- Проклятие удушья, - тихо заметил Шаклболт.

Смотреть на это было ужасно. Finite Incantatum не помогал; Гарри задыхался на глазах у всех.

- Принимайтесь же за дело! – приказал Снейп и, наклонившись, заглянул в выпученные глаза молодого волхва.

- Гарри, мы изымем твою магию. Я не дам тебе умереть, - яростно проговорил он.

Проклятие завершилось с ужасающим бульканьем; Гарри жадно глотнул воздух.

- Действуйте или убейте меня, - еле выговорил он, сжимая руку Северуса. Слова с трудом вылетали из покалеченного горла. – Пожалуйста.

Северус обернулся к остальным и кивнул.

- Нужен контейнер для магии, - сказал Альбус.

- Большой: у него ее много, - добавил Драко.

- Я принесу, - впервые подал голос Невилл; пока Шаклболт с помощью Дамблдора читал заклинание, рядом появился огромный бак.

- Это еще что за хрень? – шепнул Невиллу Рон.

- Для удобрений. Погоди, я его вычищу и заделаю дренажные дыры.

Через несколько мгновений дело было сделано.

Стоящие молча смотрели, как из Гарри вытекает волшебство – ярко-серебряный поток с извивающимися внутри красными нитями – и постепенно заполняет бак.

- Откуда вся эта магия? – спросил один из колдомедиков. – Неужели заклинание увеличивает ее количество?

- Он волхв, - гордо отозвался Рон.

- Был волхвом, - покачал головой колдомедик.

Остальные грозно обернулись к нему.

- Быть может, вам стоит помочь кому-нибудь другому? - строго заметила Поппи.

- Я лучше посмотрю. Никогда не видел ничего подобного.

Поглядев на колдомедика, Невилл вскинул руку. Тот исчез.

- Куда вы его подевали? – ахнул коллега несчастного.

- Отослал в Большой зал, - без тени раскаяния сообщил Невилл. – Может, там он вспомнит, что дал клятву помогать больным. Хотите к нему присоединиться?

- Я бы хотел помочь здесь, если получится, - тихо отозвался тот.

- Тогда оставайтесь, - кивнул Невилл.

Дамблдор, несмотря на сосредоточенность, улыбнулся.

Гарри поглядел на Снейпа.

- Он мертв, - едва шевеля губами, проговорил юноша. – Оно того стоило.

- Ты молодец. Я так горжусь тобой, - неслышно ответил Северус.

В подвешенном состоянии двигаться без необходимого сопротивления было непросто, но Гарри повернул голову к зельевару. Снейп придвинулся ближе, чтобы юноша мог прижаться щекой к его груди. Раненый вздохнул.

- Больно? – забеспокоился Северус.

- Не уходи, - голос звучал глухо, но Гарри крепко сжимал пальцы на мантии зельевара, хотя и не мог покачать головой.

Он знал, что Северус поймет и так.

- Черт! – вскричал Шаклболт: какое-то проклятие взорвалось прямо в воздухе, когда его высосало наружу.

Гарри застонал: чары приподняли его в воздухе и попытались швырнуть оземь.

- Держу! – воскликнула Гермиона, тотчас применив пружинящее заклинание.

Северус тоже не разжимал рук, хотя и боялся не рассчитать силы и повредить Гарри еще больше. Сломанная рука бессильно дернулась. Глаза юноши затуманились от боли.

- Быстрее! – приказал волшебникам зельевар.

Несколько минут спустя Шаклболт вздохнул с облегчением: последние нити магии скрылись в баке.

Невилл захлопнул крышку.

- Драко, - попросила Поппи, - не проверишь ли еще раз?

Малфой, подкрепившийся обнаружившимся у колдоведьмы шоколадом, снова прикоснулся к животу Гарри – на ощупь тот казался прохладным, хотя ожоги пульсировали жаром – и нырнул внутрь.

- Чисто, - миг спустя сообщил слизеринец.

Ему захотелось плакать. Без магии Поттер чувствовался, как что-то уродливое, пустое, тогда как раньше ошеломлял. Теперь же внутри его зияла гигантская брешь. Это было ужасно.

- Давайте залечим наихудшие повреждения и перенесем его в замок, - бодро предложила Поппи. Женщина повернулась к старшему колдомедику. – Альфрик, вы займитесь ожогами, я разберусь с ножевыми ранениями. Рука подождет.

Они принялись читать над раненым сложные заклинания.

Гарри находился в состоянии, близком к коматозному. Снейп поддерживал его голову с одной стороны, Рон – с другой.

- Через минуту тебе станет лучше, дружище, - стараясь говорить бодро, а также отвлечь юношу от боли, убеждал рыжий гриффиндорец. – Тобой аж два колдомедика занимаются! Полчаса пройдет, и мы тяпнем огневиски, чтобы отметить событие! Или не огневиски. Чего бы тебе хотелось?

- Сев’рус, - выдавил Гарри.

- Ну... я вообще-то о другом думал, - покраснел Рон, - но в целом ты прав, приятель! Надеюсь, у мадам Помфри достаточно противозачаточного зелья: не удивлюсь, если сегодня вечером по всему замку начнутся оргии. Впрочем, тебе-то зелье, конечно, ни к чему, - юноша покраснел еще сильнее, сообразив, что говорит все это в присутствии Снейпа.

- Почему у нас ничего не получается? – шепнул Альфрик Поппи.

Драко, сидящий на земле, поднял голову. Юноша уже продрог до костей, но так устал, что не мог пошевелиться.

- О, дьявол! – простонал он, хлопнув себя по лбу.

Гермиона поглядела на слизеринца. Она тоже понимала, в чем дело.

- Господи! У него нет магии!

- Это мы уже знаем, - нетерпеливо сказал Рон.

- Нет. Заживляющие чары не приживаются потому, что нет магии, за которую они могли бы зацепиться!

Все переглянулись. Гарри посмотрел на Северуса.

- Оно того стоило, - с трудом прохрипел юноша.

- Мы еще не все испробовали! Не вздумай сдаваться, понял? – зарычал на него Снейп.

- Давайте отнесем Гарри в замок, - решила Поппи.

Гермиона наколдовала для перемещения друга воздушную подушку.

Невилл и Дамблдор отправились вперед с баком, наполненным магией юного волхва, чтобы спрятать ценную емкость как можно надежнее. Оба понимали, что аппарировать с такой ношей опасно.

Северус, не видя ничего вокруг, шел следом.

Шаклболт отделился от общей группы. Его авроры собрали пойманных Пожирателей смерти и конфисковали их палочки, а теперь ждали приказов начальника. Раненых пленников осматривали двое из прибывших с Невиллом колдомедиков; остальные, наверное, помогали ученикам и родителям в Большом зале. Пожирателей нужно было где-нибудь запереть: не зная толком, что происходит в министерстве, Кингсли не мог отправить их туда. Он поговорил со своими аврорами, но тут вдалеке показался Хагрид.

После краткой беседы с гигантом было решено заключить преступников в старой хижине на холме. Несколько питомцев Хагрида с радостью согласились охранять помещение, и его тут же превратили в клетку, из которой не выбрался бы и бешеный зверь. Оставив нескольких авроров караулить, Шаклболт взял с собой остальных, а также Артура и Чарли Уизли и Ремуса Люпина.

Гарри отнесли в вестибюль перед Большим залом. По просьбе мадам Помфри Альфрик отправился осматривать других раненых.

- Драко, - промычал Гарри.

Слизеринец подошел поближе.

- Помоги другим, - выдавил юный волхв. – Мне не сможешь.

Драко пристально взглянул на Поттера. Сам Малфой невероятно устал, но, если Гарри в его состоянии мог думать об остальных, Драко не собирался уступать. Он кивнул, легко коснулся плеча гриффиндорца и отошел.

Рон, Гермиона и Снейп остались.

- Мисс Грейнджер, я собираюсь раздеть мистера Поттера; вам лучше уйти.

- Никуда я не уйду, - твердо заявила Гермиона.

Остальные посмотрели на нее.

- Ради всего святого, что я, членов не видела? А о маггловских методах лечения здесь только я и знаю!

- Могла бы попросить, - прохрипел Гарри. – Зачем все это, если ты просто хотела посмотреть на мой член, - он попытался улыбнуться, но только еще сильнее скривился от боли.

Втайне радуясь, что девушка остается, Северус расстегнул изорванную мантию Гарри.

Поппи Помфри разрезала мокрую от впитавшейся крови толстовку, молния которой уже была расстегнута. С одной стороны рукав удалось снять, с другой ткань прилипла к распухшей, обожженной коже; сейчас, когда освещение стало лучше, колдомедичка увидела обугленные клочки тела. Помимо этого, в нескольких местах толстовка и мантия оказались продырявлены, и кровь запеклась на разрезах. Штаны Гарри были прожжены с той же стороны и прилипли к ноге, смоченные неизвестными субстанциями.

- Гарри, - ласково позвала мадам Помфри, - я вижу ожоги, колотые ранения и сломанную руку. Хочешь упомянуть о чем-нибудь еще?

- Бедро, - выдавил юноша.

- Сломано? Обожжено? – уточнила женщина.

Гарри слабо покачал головой.

- Болит, - прошептал он.

Снейп сильнее сжал руку возлюбленного.

- А там, где ожоги, тебе больно? – резко спросила Поппи.

- Не знаю, - с усилием отозвался юноша и кратко пояснил: – Везде.

- У меня даже нет оборудования, чтобы проверить показатели жизнедеятельности, - покачала головой Поппи. – Как лечить ожоги, я тоже не знаю. Колотые ранения, похоже, миновали важные органы, но полной уверенности...

- Обычно магглы лечат ожоги под холодной водой, но я не в курсе, применяется ли этот метод к настолько серьезным повреждениям, - сообщила Гермиона.

Появились Альбус и Невилл.

- Как у нас дела? – весело спросил директор.

- Мне кажется, нужно опустить его в холодную воду, - предложила Поппи, - чтобы повреждения от ожогов не распространились на другие ткани.

- А охлаждающие чары не помогут? – поинтересовался Невилл.

- В воде можно будет снять рубашку и штаны: запекшаяся кровь приклеила их к коже, и мы не в состоянии определить, насколько опасны ожоги под одеждой, а также что происходит с ногой Гарри.

Дамблдор наколдовал ванну – огромную чугунную посудину с когтистыми лапами и переливающейся за бортик водой. Мадам Помфри взмахом палочки очистила содержимое, и Гарри осторожно погрузили внутрь.

Вода тотчас стала розовой, а раненый застучал зубами.

- У него шок, - нахмурилась Поппи. – Альбус, я не в силах вылечить Гарри. Нужно срочно заручиться маггловской помощью.

Кивнув, Дамблдор подошел к камину у противоположной стены.

- Даунинг-стрит, - произнес он.

- Мистер Дамблдор! Чем я могу быть вам полезна? – в огне появилась голова молодой женщины.

- Нам необходима медицинская помощь, - сказал ей Дамблдор.

- Маггловская? – пытаясь скрыть удивление, уточнила женщина.

- Да. Нельзя медлить ни минуты. Когда вы все устроите, я сам поговорю с премьер-министром.

- Да, сэр, - быстро отозвалась женщина. – Сколько жертв?

- Одна, в очень тяжелом состоянии.

- Cекундочку, сэр.

Огонь в камине погас.

Рон сменил воду в ванне: ее красный цвет всем действовал на нервы. Новая тут же окрасилась розовым. Гарри едва держался в сознании; его голова покоилась на руках у Северуса, который поливал обожженную щеку юноши из пригоршни.

- Так лучше, дружище? – спросил Рон, хотя ответ на этот вопрос был очевиден.

- Не думал, что умру в ванне, - выдавил Гарри.

- И не думай, - прорычал Снейп. – Ты не умрешь, слышишь? Директор ждет маггловских медиков. Ты меня понимаешь, Поттер?

Гарри лишь смотрел на зельевара из-под полуопущенных век.

- ...останешься? – прошептал он.

- До пятницы я совершенно свободен, - отозвался Снейп.

По обезображенному лицу юноши проскользнула кривая улыбка, а потом его глаза закрылись.

Дамблдор продолжал беседовать с женщиной из камина.

- Вертолет уже вылетел, сэр. Скажите, опасна ли ситуация? Нужно ли мобилизовать войска?

- Ситуация под контролем, - ответил Дамблдор. – Я буду обсуждать ее с премьер-министром.

- Спасибо, сэр. Медик свяжется с вами насчет подробностей о раненом. Если я передам в камин рацию, сумеете ли вы ее включить?

- Сумеем, - кивнул Альбус, решив, что заклинание, сработавшее на сотовом телефоне Дина Томаса, придется как нельзя более кстати.

Через несколько минут рация зашипела.

- Говорит капитан О’Донелл. Как слышно? Прием! – затрещал чей-то голос на фоне сильного грохота.

Присутствующие с ужасом поглядели на устройство в руках директора.

- Можно мне, сэр? – попросила Гермиона.

Старик почти испуганно сунул рацию в руки девушке.

- Слышу вас, прием, - нажав кнопку, ответила в микрофон Гермиона.

- Хорошо. Расскажите, пожалуйста, о пострадавшем, чтобы мы были наготове, - несмотря на шум, голос звучал спокойно, и это, в свою очередь, помогло девушке взять себя в руки.

- Пострадавший – молодой человек, до сегодняшнего дня находился в добром здравии. Он получил несколько ножевых ранений и тяжелых ожогов в районе лица и верхней части туловища – мы не можем снять с него одежду, она присохла к коже... у него также сломана рука и повреждена нога. Ах, еще травма горла после удушения...

Рация молчала.

- Вы меня слышите? – спросила Гермиона.

- Да, мэм. Вы уверены, что он все еще жив? Что там у вас произошло?

Гермиона подняла глаза. Дамблдор покачал головой.

- Я поговорю с премьер-министром, - сказал он.

- Эта информация засекречена, сэр, - ответила в рацию Гермиона.

- Cruciatus, - прошептал Северус.

- Ой... Э-э... другие ранения неизвестного происхождения, а еще он подвергся воздействию нервно-паралитического газа, - лихорадочно соображая, перечислила девушка.

- Ни хрена себе! Простите, мэм. А с кем я говорю?

Гермиона снова огляделась. Дамблдор опять отрицательно покачал головой.

- Кодовое имя - Бурая лисица, - отозвалась Гермиона.

Рон ухмыльнулся.

- Что ж, Бурая лисица, рад знакомству. Ожидаемое время прибытия через двадцать пять минут. Не могли бы вы рассказать мне о теперешнем состоянии пациента и о том, какая помощь ему оказывается?

Гермиона объяснила все так подробно, как только могла.

- Хорошо, мы скоро будем. Приготовите нам посадочную площадку вблизи указанных координат?

Альбус кивнул.

- Непременно.

- Немедленно свяжитесь с нами, если заметите ухудшения. Просто нажмите кнопку справа, хорошо, Бурая лисица?

 

Выключив рацию, Гермиона подняла голову.

- Нужно снова вынести его наружу. А еще обеспечить световые сигналы.

Поговорив с минуту, Невилл, Снейп, Поппи и Гермиона левитировали ванну, в которой лежал Гарри, и, расплескивая воду, опять вышли в ночь, оставив Дамблдора общаться с премьер-министром.

Гарри весь дрожал, то приходя в сознание, то снова теряя его.

Поппи колдовала над температурой воды, чтобы та продолжала охлаждать, но не причиняла юноше излишнего вреда.

Выйдя за территорию школы, группа подошла к месту битвы.

Шаклболт направился к ним навстречу, туда же примчался обнаружившийся невдалеке Римус Люпин. Кингсли явно разобрался с ситуацией в министерстве, потому что теперь с ним было гораздо больше авроров, но времени на вопросы не осталось. Поле почти очистили: авроры левитировали тела и сложили их в ряд. Кое-где виднелись выжженные клочки земли, но поверить в то, что еще утром здесь шла битва, было трудно.

- Мерлин, это еще что такое? – воскликнул Шаклболт.

- Гарри! – ахнул Ремус.

Юный волхв приоткрыл один глаз.

- Привет, Римус, - с трудом отозвался он.

- Что вы с ним делаете? – прорычал оборотень.

- У него ожоги, мистер Люпин, - тихо пояснила Поппи, подходя к потрясенному мужчине. – Мы их охлаждаем. Магия сейчас не дает необходимого эффекта.

- Гарри... - повторил Римус, присаживаясь на корточки возле ванны, но юноша уже снова был без сознания. Поппи высчитывала его пульс.

- Почему же они не летят? – беспомощно пробормотала она.

- Кто? – спросил Римус.

- За Гарри выслали какую-то маггловскую штуковину, - сообщил Рон. – Ветро-чего-то-там.

- Надо же, - покачал головой Шаклболт.

- Нужно подать сигнал, чтобы они знали, куда лететь, - обратилась к нему Гермиона, - и приготовить большой ровный участок земли для посадки.

Шаклболт кивнул и подозвал нескольких авроров. Вскоре сигнальные огни обозначили широкий круг посреди поля. Гермиона убрала созданные ранее фонари и поглядела на остальных. Ей пришлось трансфигурировать одежду спутников в маггловские брюки и свитера, а мантии – в плотные черные куртки.

- Это еще что за... – начал Рон.

- Маггловское, - бросила Гермиона.

- А как насчет ванны? – спросил Невилл.

- Магглы часто поят из таких штуковин скот; эта ванна чистовата, но подойдет, - ответила девушка.

Неожиданно вокруг них поднялся ветер, воздух запульсировал.

- Что за черт! – заорал Рон в раздавшемся со всех сторон шуме.

- Вертолет, - подняла сигнальный факел к небу Гермиона.

Через несколько минут на поле сел военный вертолет «чинук», оснащенный двумя пропеллерами. Из него высыпал целый отряд вооруженных солдат и команда врачей.

- Гермиона, ты уж сама с ними говори, - пробормотал Рон.

- К черту разговоры, пусть лучше помогут, - рявкнул Северус.

Выступив вперед, Шаклболт пожал руку одному из солдат и указал врачам на Гарри.

- Здравствуйте, я капитан О’Доннелл, - представился мужчина в защитном комбинезоне со стетоскопом на шее. – Бурая лисица?

Гермиона кивнула.

- Очень приятно. Изменения есть? – спросил капитан, вместе с помощниками перекладывая Гарри из ванны на носилки.

Пока О’Доннелл прослушивал юношу с помощью стетоскопа, другой врач осматривал повреждения, осторожно касаясь израненного тела.

Двое солдат держали над их головами зажженные фонари.

- Он с трудом держится в сознании, - сообщил Снейп.

- Стало хуже? – покосился на него О’Доннелл.

Зельевар кивнул, сглатывая застрявший в горле ком и чувствуя, как в груди все сжимается от страха.

Шею Гарри зафиксировали шиной. Четверо солдат подняли носилки и развернулись к вертолету.

Северус встал рядом с юношей.

- Кому-нибудь еще нужна помощь? – спросил О’Доннелл, оглядываясь с любопытством. – Тут, похоже, произошла настоящая резня...

- Главное - займитесь им, - перебил его Северус.

- Нам сказали, он настоящий герой, - кивнул капитан. – Мы сделаем все, что в наших силах. На вид он совсем еще ребенок, - покачал головой мужчина, торопливо шагая в сторону вертолета.

Солдаты, несущие Гарри, взбежали в нутро «чинука» по трапу.

- Приказа брать кого-либо еще нет, - заявил охранник у борта, когда Северус вступил на трап, и преградил зельевару путь.

- Я еду с ним, - ледяным тоном заявил Снейп.

Солдат окинул алхимика оценивающим взглядом, задержавшись на длинных волосах и подрагивающих пальцах.

- Исключено.

- Прочь с дороги, пока я сам тебя не отшвырнул! – прорычал Северус.

Подбежав к зельевару, Гермиона опустила ладошку на его плечо.

- Капитан спрашивал, есть ли еще пострадавшие. Профессор Снейп отравлен газом нервно-паралитического действия. Ему нужен врач-специалист, - твердо сказала она.

- Благодарю, - с облегчением посмотрел на нее Северус. – Вашей ране тоже не помешает внимание профессионала, - заметил он, махнув рукой в сторону голени девушки.

- Какой еще ране? – поглядела вниз Гермиона.

В ее трансфигурированных джинсах зияла прореха, а из разреза на ноге лилась кровь.

- О господи! Мисс, - перепугался солдат, - я вам помогу.

Он подхватил все еще таращившуюся на Снейпа Гермиону и понес ее по трапу.

- Эй! – завопил Рон.

- Все будет в порядке! – крикнула ему Гермиона. – Нев, поможешь мне вернуться?

- Конечно, как только позовешь.

Оставшиеся солдаты забрались в вертолет, трап поднялся, и оставшиеся на земле услышали, как Гермиона кричит: «Где... Алекс?»

Солдат внес ее в широкий салон; остальные уже сидели на расположенных у бортов скамейках, пристегнувшись ремнями. За перегородкой располагалась комната – Гермиона видела похожую в больничном отделении скорой помощи – с залитым ярким светом столом, к которому был привязан выглядевший совсем миниатюрным Гарри, окруженный врачами. Девушка выскользнула из сильных рук и встала на ноги. Северус шел за ней.

- Еще двое раненых! – крикнул солдат.

О’Доннелл поднял голову.

- Посидите, здесь пока хватает забот.

- Не обращайте на нас внимания, - попросил Снейп, подходя к столу, чтобы посмотреть на Гарри. К носу того была подведена пластиковая трубочка с кислородом, из руки торчала игла капельницы.

Врачи работали на удивление быстро. Их усердие вселило в Северуса надежду.

- Не могли бы вы сесть, сэр? – обратился к нему другой врач.

- Я обещал не оставлять его. Постараюсь не мешать.

- Сядьте, пока мы не взлетим. Остальные поступят так же.

Северусу помог пристегнуться тот самый солдат, что до этого усаживал Гермиону; парень долго возился, прилаживая ремни на груди гриффиндорки и скрепляя их на животе. Теперь, сев, он по-прежнему не сводил с девушки глаз.

- Сделал дело – гуляй смело, - выгнал его один из врачей.

Солдат ухмыльнулся Гермионе и вышел в общий салон.

Несколько секунд спустя у Снейпа свело желудок: вертолет поднялся в воздух.

Гарри не приходил в себя всю дорогу. Северус с трудом сдерживал тошноту, думая, как это развеселило бы его любовника. Тот обожал летать и уж наверняка насладился бы таким путешествием.

Врачи расспрашивали о ранениях, полученных Гарри. Ожоги – результат химической реакции или следствие чрезмерного жара? Чем нанесены колотые раны – их структура не походила на удары ни обезумевшего маньяка, ни группы нападающих. Мог ли пациент говорить после того, как его пытались задушить?

Гермиона видела, как разочарованы ее ответами врачи, но что она могла сказать? Наконец Северус не выдержал:

- Вот что: вы видели трупы. Произошла битва, а в ней не очень-то углядишь, что происходит с другими.

- Простите, сэр, - поглядел на него капитан О’Доннелл. – Мы просто обеспокоены... эти увечья... я никогда не видел ничего подобного. Должен вам сказать, состояние у него очень тяжелое.

- Это я и без вас знаю! – выкрикнул Северус.

В наступившей тишине, нарушаемой лишь шумом пропеллеров, Гермиона неловко кашлянула:

- Организация, выступающая против нас... у нее есть оружие, которого вы наверняка нигде не встречали, - тихо сказала она.

- И эти люди явно умеют им пользоваться, - кивнул О’Доннелл.

- Да, они совершенно не знают жалости. Многие из них наслаждаются тем, что причиняют другим боль. Вы же сами видите...

- Нам не помешало бы знать, как Алекс получил ожоги, - повернулся к Снейпу другой врач.

- Я уже говорил: химикаты здесь ни при чем, - перебил Северус.

- На последствия огня эти ожоги не похожи, а вы сами сказали, что не видели всего происходящего...

- У меня отменный нюх, - просто заметил Снейп. – Химикатов я не учуял.

- Простите, что?

- Он специалист в области химии, - улыбнувшись, пояснила Гермиона. – Не сомневайтесь, профессор знает, о чем говорит.

Девушка увидела, что врачи стали смотреть на Северуса совсем иначе.

Неожиданно Гарри забился в своих путах.

В ту же секунду Снейп оказался рядом.

- Сядьте, сэр!

- У него уже была одна остановка сердца, - не обращая внимания на приказ, зельевар смотрел на дергающегося юношу. Хотелось прикоснуться к нему, словно это могло помочь.

- Господи! Ему позволяют принимать участие в боевых действиях? У него ведь больное сердце!

- Сердце здоровое. Остановка случилась из-за ранения, осложненного инфекцией.

- Когда? Какого ранения? – его снова забросали вопросами, в то же время работая над пациентом.

Снейп смотрел на Гарри. Гермиона встала, но не двинулась с места.

- В январе.

- Этого года? Что это было за ранение? – нетерпеливо спросил О’Доннелл.

- Не имеет значения.

- Сэр! У него здесь шрам... – сообщил один из врачей.

Северус ненадолго прикрыл глаза. Доктора обнаружили спрятанный татуировкой и залитый кровью след от колостомии.

- Ему пришлось сделать временную колостомию. Воспаление началось после того, как его изнасиловали, - каменным тоном объяснил Северус.

- Боже милостивый! Он еще совсем ребенок!..

- Он впервые убил в бою шесть лет назад, - вмешалась Гермиона.

- Поверить не могу! Когда мы стали принимать в солдаты детей? – растерянно покачал головой еще один доктор.

В этот момент Гарри притих.

Сердце Северуса забилось где-то в горле.

- Все в порядке, - коснулась его руки Гермиона. Кардиомонитор показывал, что сердце юноши бьется, хотя время от времени линия и сбивалась с ритма.

- Тут еще один старый шрам, - заметил врач, проведя пальцами по рубцу на руке Гарри, оставшемуся после устроенного Червехвостом кровопускания в конце Тремудрого турнира.

- Три года назад он попал в плен, - тихо разъяснила Гермиона.

- Что это за организация? Можете ли вы рассказать хоть что-нибудь? В какой группе вы числитесь?

Гермиона покачала головой.

Шум лопастей зазвучал иначе: вертолет стал опускаться.

 

Спустя всего несколько минут Гарри уже ввозили в двери здания. Врачи сновали туда-сюда и возбужденно переговаривались с встречающей их командой, снабжая коллег необходимой информацией.

Когда Северус последовал за ними, ему снова преградили дорогу.

- В операционную нельзя, сэр, подождите здесь, - с ноткой сочувствия, но твердо сказала женщина-врач.

Снейп повернулся к Гермионе.

- Мы не можем войти, - подтвердила та. – Гарри все равно будет без сознания. Мы увидим его сразу после операции? – спросила она врача.

- Конечно, - кивнула женщина.

- Если он позовет меня, немедленно дайте знать, - схватил ее за руку Снейп.

Врач посмотрела на его побелевшие пальцы, потом подняла глаза.

- Слушаюсь, сэр, - и исчезла за дверьми операционной.

Те закрылись с грохотом, эхом прокатившимся по опустевшей комнате.

Северус чувствовал такую же пустоту внутри себя.

Они с Гермионой немного постояли в тишине. Военные разбрелись кто куда: в здание, явно служившее госпиталем, их не пустили, но один солдат остался сторожить у двери.

Они находились на военной базе. Гермиона не знала, как называется это место и где оно расположено.

Девушка задумалась о последствиях битвы. Сколько Пожирателей успело сбежать? Приказал ли Дамблдор охранять эту базу? Сейчас она чувствовала себя в безопасности. Но найдутся ли тут необходимые Гарри специалисты? Наверняка ведь военный госпиталь снабжен всем, что нужно для лечения боевых ранений. Как много ей позволено говорить? Каким образом можно связаться с Хогвартсом?

Сбоку отворилась дверца, и вошел доктор, на этот раз одетый в белый халат, а не защитный костюм. У мужчины было приятное лицо; на вид ему было лет сорок-пятьдесят.

- Простите, что вас заставили ждать, - улыбнулся он, протягивая руку. – Я Эндрю Салливан.

Гермиона пожала его пальцы.

- Извините, боюсь, я должна буду проверить вас на допуск к секретной информации, прежде чем назову наши имена. Я – Бурая лисица, а это Профессор, - нашлась девушка, вспомнив, что уже называла Снейпа так при солдатах.

- Конечно. Что в имени, не так ли?

Он предложил руку и Северусу; поколебавшись, Снейп принял ее. Доктор задержал ладонь зельевара в своей, поворачивая ее туда и сюда.

- Из вертолета мне сообщили, что вы подверглись воздействию нервно-паралитического газа, - тихо произнес Салливан. – Эта дрожь – остаточный эффект?

- Да. Пройдет, - ответил Северус.

- Я взял на себя смелость пригласить знатока; боюсь, газы – не моя специальность, - продолжил доктор.

- Нет никакой необходимости...

- Алекс тоже пострадал от этого газа, - перебила Северуса Гермиона. – Учитывая прочие его повреждения...

- Да, конечно, - с признательностью кивнул ей алхимик и повернулся к врачу. – Благодарю вас, доктор. Когда прибудет специалист?

- Уже летит из Лондона. Вашего коллегу оперируют блестящие хирурги, и эксперт по ожогам тоже спешит сюда. Проходите, пожалуйста, - открыв дверь, в которую вошел, пригласил Салливан.

Они миновали залитый ярким светом коридор; навстречу спешил медбрат.

- Дэвид! Проводи, пожалуйста, эту юную леди в третий кабинет и осмотри ее ногу.

Северус оглянулся на Гермиону.

- Мы останемся вместе, если не возражаете, - твердо произнесла та.

- Предпочитаете, чтобы вас осмотрела женщина? – не понял доктор.

Гермиона мельком улыбнулась Дэвиду.

- Я ничего не имею против этого господина, но мы с Профессором предпочли бы не разлучаться.

- Как угодно, - миролюбиво согласился доктор, переглянувшись с медбратом.

- Ваши выводы неверны, - язвительно протянул Снейп. – Между мной и моей коллегой нет ничего, заслуживающего порицания.

При одной мысли об этом Гермиона прыснула.

- Простите, - кивнул доктор Салливан, продолжая идти по коридору до следующей двери. – Этот кабинет больше.

В комнате стояли две больничные кровати на колесиках, разделенные занавеской.

- Выбирайте, - улыбнулся доктор Салливан.

Гермиона шагнула к одной из кроватей, когда из коридора послышался топот тяжелых сапог.

Северус, не раздумывая, заслонил девушку собой, и они схватились за скрытые в рукавах палочки.

Доктор подошел к двери прежде, чем в нее постучали.

Снаружи оказались трое солдат в военной форме с комплектами огнестрельного оружия. Увидев доктора, они отдали ему честь.

- Простите за беспокойство, сэр, - отчеканил тот, что стоял впереди, глядя поверх плеча Салливана на Гермиону и Северуса, - у нас приказ - охранять этих агентов.

Доктор изумленно обернулся.

- Хорошо. Подождите снаружи.

- Мы не вправе выпускать их из поля зрения, сэр.

- Что за ерунда! – врач взглянул на троицу солдат. – Двое снаружи. Один может остаться здесь. Я осмотрю пациентку за занавеской.

Солдаты переглянулись. Один вошел в кабинет и закрыл за собой дверь; остальные, должно быть, расположились с другой ее стороны.

Гермиона подумала, до чего это странно – быть на приеме у врача, когда под боком стоит вооруженный до зубов солдат. Впрочем, снимать штаны, находясь в одной комнате с четырьмя мужчинами, было не менее странно.

- Я позову Марию, - тихо предложил медбрат. – Не стоит вам быть здесь одной, - и, не дожидаясь ответа Гермионы, покинул кабинет. Солдат и глазом не моргнул, наблюдая лишь за своими подопечными.

Доктор Салливан проводил Северуса ко второй кровати. Не желая оставлять Гермиону наедине с военным, занавеску врач не задернул.

- Профессор, сядьте, пожалуйста, я измерю вам пульс и давление. Потом сдадите кровь, чтобы мы определили природу ваших повреждений.

Северус остался стоять на месте.

- В этом нет необходимости, - твердо заявил он.

- Но вы явно были подвержены...

- В этом нет никакой необходимости, - упрямо повторил Снейп.

Доктор недовольно покосился на пациента.

- Вы прилетели сюда, чтобы получить медицинскую помощь.

- Мы прилетели, потому что не собирались оставлять коллегу, - возразил зельевар.

Постучав, в дверь вошла приятная женщина лет пятидесяти. Она улыбнулась присутствующим и мгновенно начала распоряжаться.

- Здравствуйте, я Мария. Прошу нас простить, - кивнув остальным, она задернула занавеску, скрывшую Гермиону, и исчезла следом.

- Я осмотрю Бурую лисицу, - сказал доктор Северусу. – Очень хотелось бы, чтобы вы поговорили со специалистом, когда та прибудет, - добавил он и отправился мыть руки к раковине в углу комнаты.

Северус чуть кивнул в ответ и присел на краешек кровати.

- Как думаешь, милая, - услышал он голос Марии из-за занавески, - сможешь ты снять эти штаны, или их придется разрезать?

Зашелестела ткань, потом Гермиона забралась на кровать.

Северус сидел тихо, ощущая себя настоящим вуайеристом. Хвала Мерлину, подобных склонностей за ним не наблюдалось!

Доктор Салливан скрылся за занавеской; казалось, каждое слово, сказанное им, каждый звук в комнате стал громче.

Северусу хотелось быть с Гарри. Грудь зельевара болела, и он знал, что это от страха - страха, что после всего Гарри может умереть. Снейп понимал, что раны юноши невероятно опасны; он был весь изрезан, а ожоги... желудок все еще не оправившегося после перелета алхимика взбунтовался при мысли о горелой коже. Бросившись к раковине, Северус склонился над ней, и его вырвало.

Появившийся рядом доктор протянул Снейпу салфетки, чтобы вытереть рот. Гермиона соскочила с кровати, и, обернувшись, Северус увидел, как она стоит в розовых трусиках и футболке, едва прикрывающей живот.

Ноги у нее оказались очень даже ничего.

- Профессор? – обеспокоенно позвала девушка.

- Пожалуйста, позвольте мне вас осмотреть, - попросил врач Снейпа.

- Ничего страшного. Я всего лишь не люблю перелеты, - отмахнулся Северус, разглядывая Гермиону. – У вас возобновилось кровотечение, - заметил он, кивком головы указывая на ее ногу.

Гермиона опустила глаза и только теперь сообразила, что раздета. Обернувшись к солдату, она покраснела, но не сделала попытки прикрыться.

- Прошу вас, позвольте измерить вам давление, - взмолилась она.

- Я прекрасно знаю, что оно повышено, - ответил Северус, - и что пульс учащен. Последствия мне хорошо известны и пройдут в ближайшие двадцать четыре часа.

- С вами и раньше такое случалось? – уточнил, нахмурившись, доктор.

- Увы, да. Надеюсь, сегодня – в последний раз, - протянул Северус.

Кивнув, Гермиона вернулась на свою кровать. Занавеска снова задернулась.

- Боюсь, останется шрам, милая, но, похоже, мы сумеем обойтись без швов, если хорошенько заклеить... ты ведь не вернешься к боевым действиям? Я бы порекомендовала тебе хорошенько отдохнуть, но, если есть шанс, что рана вскоре откроется, ее лучше зашить...

- Боевые действия окончены, - объявил Северус из-за занавески. Ему было достаточно стыдно за то, что пришлось поранить девушку, а тут еще и о шрамах речь зашла. Благо, обошлось без швов!

- Пойду принесу тебе какую-нибудь одежду, дорогая, - сказала медсестра. – Оставайся здесь, хорошо? Хочешь чашечку чаю?

- О боже, пожалуйста, - ахнула Гермиона, у которой с утра маковой росинки во рту не было.

- Профессор? Не желаете ли чаю?

- С удовольствием, - кивнул Северус.

- Не уверен, что это хорошая идея... – начал доктор Салливан.

- Позвольте мне самому решать, что нужно моему организму, - холодно взглянул на него Северус. – Нет нужды обо мне беспокоиться.

Доктор покачал головой, но кивнул медсестре и оставил зельевара в покое.

 

Несколько часов спустя дверь снова отворилась. Гермиона и Северус выпили чаю и съели принесенные медсестрой бутерброды. Оба чувствовали себя неловко и нервничали, а со стоящим на страже солдатом было еще хуже. Гермиона предложила тому чаю и пирожок, но он вежливо отказался. Даже сесть не согласился.

Откинувшись на подушки, девушка, должно быть, задремала, потому что вздрогнула и распахнула глаза, когда вошел парень с папкой для бумаг.

- Простите, если разбудил, мисс, - удивленно переводя взгляд с Гермионы на Снейпа, произнес молодой человек, - но меня прислали собрать информацию.

- Слушаю вас, - ответил Северус.

- О том мальчонке, которого оперируют, - разъяснил солдат.

- У вас есть новости? – поднимаясь на ноги, спросил зельевар.

- Ну, меня попросили разузнать о его родственниках, их телефоны...

- Зачем? – осведомился Снейп.

- Похоже, он в неважном состоянии, - пожал плечами молодой человек. – Наверное, хотят связаться с его семьей.

- Чего ради? – хмуро удивился Снейп.

- Ну, они же захотят увидеть его прежде... или чтобы потом было кому разбираться с проформой.

Гермиона ахнула, шокированная услышанным.

- Вы хотите сказать, что он умирает? – окаменел Северус.

- Эй, не стреляйте в гонца с дурными вестями! – ухмыльнулся посланник. Тут он сообразил взглянуть в лица собеседников. – Ох. Он ваш друг. Извините, конечно, но ведь плохого всегда ожидаешь, не так ли? Вступая в армию, нужно быть готовым...

- Где он? – направился к двери Снейп.

- Стойте! Туда нельзя...

Их охранник преградил зельевару путь.

- Собираетесь мне помешать? – зарычал Северус.

- Сэр, - мягко произнес страж, - одну минуту, прошу вас, - он обернулся к нарушившему их покой молодому человеку. – Ты пришел из операционной? Что знаешь о состоянии пациента?

- Я лишь выполняю приказ! Что велено, то и...

- Значит, все остальное – твои догадки?

- Послушайте...

Солдат обернулся к Снейпу.

- Ни черта он не знает. Я сам свяжусь с врачами и расскажу вам. Но семью Алекса и вправду стоит пригласить; об этом не просят, если дело терпит отлагательств, сэр.

Северус отвернулся.

- Я буду разговаривать с главнокомандующим и никем больше.

- С этим может получиться неувязочка, - невежливо отозвался новоприбывший, - учитывая, что на дворе ночь.

Дверь вдруг отворилась, и появился еще один доктор – женщина, одетая в хирургическую униформу.

- Профессор?

Снейп кивнул.

- Как Алекс? – торопливо спросил он.

- Я только что из операционной, мне нужна ваша помощь.

- Я слушаю.

- Алекс тоже подвергся атаке нервного газа?

- Да. Я уже рассказывал об этом, - нетерпеливо процедил Снейп.

- Результаты первых анализов не показали никаких следов...

- Их и не будет, - перебил Северус.

- Вы уверены? Обычно они всегда...

- Уверен. Я отлично сведущ в этой области, - зловеще проговорил Снейп.

Врач кивнула.

- Опишите последствия, чтобы мы не спутали их с чем-либо другим.

Снейп сделал глубокий вдох:

- Газ причиняет сильную, мучительную боль, отдающуюся в каждом нерве. Продолжительное воздействие заканчивается ужасной смертью. Повторное наносит непоправимый урон организму. Остаточные явления включают повышенное давление, учащенное сердцебиение, дрожь... общий дискомфорт.

- Вы имеете в виду боль?

- Первоначальное облегчение от того, что воздействие прекращено, заставляет жертву поверить в отсутствие боли, но от напряжения ломаются кости, язык часто бывает откушен, длительные крики причиняют вред горловым связкам и тому подобное.

Солдат и вошедший последним парень старались скрыть ужас.

- И вас подвергали такого рода пыткам?

- Неоднократно.

- Господи, - прошептал молодой человек с папкой для бумаг.

- Спасибо вам. Я еще вернусь, - сказала врач.

- Он жив? – уточнил Снейп.

- Да, он пока держится, - уклончиво отозвалась женщина. – Вы его начальник? Сейчас самое время связаться с семьей Алекса.

- Связываться нужно только со мной, - тихо произнес Снейп, глядя на нее. – Прошу вас, придите за мной как можно скорее. Я предпочел бы и сейчас находиться рядом с ним. Мне говорят, что это невозможно.

- Пока он в операционной – нет, Профессор, - покачала головой врач. – Но должна же у него быть семья – быть может, девушка?

- Я его партнер, - отчеканил Северус. Как еще объяснить этим людям то, что они не желают слышать? Краем глаза он увидел парня с бумагами, разинувшего рот. – В полном смысле этого слова.

Парень едва не уронил свою папку.

Врач с сочувствием посмотрела на Снейпа.

- Мы делаем все, что в наших силах, - тихо сказала она и ушла.

Тишина в комнате стояла такая, что ее можно было коснуться рукой.

Снейп отошел к окну и взглянул наружу. Близящийся день окрасил небо серым. Никогда раньше зельевар не чувствовал себя так: отчаяние и надежда словно разрывали его пополам.

- Не могли бы вы передать мое сообщение своему командиру? – обратился он к парню, явившемуся собрать информацию.

- Вряд ли он захочет, чтобы его будили ради парочки гомиков, - презрительно отозвался тот и покинул кабинет.

- Простите, сэр, - начал было охранник.

- Принимаете на себя ответственность за предубеждения и грубость других? – оглянулся на него Снейп. – Не стоит.

Полчаса спустя врач вернулась.

- Новостей нет, - без преамбул сказала она. – Алекс держится. Одно из ножевых ранений причинило больше вреда, чем мы думали поначалу. В данный момент от меня там немного пользы. Эксперт по ожогам уже на месте. Я пришла осмотреть вас.

- Мне не нужна помощь, - снова заупрямился Снейп.

- Алексу не станет лучше, если вы свалитесь от упадка сил, - рассудительно заявила доктор. – У вас трясутся руки и очень бледное лицо; мне рассказали, что вас вырвало, а учитывая список перечисленных раньше последствий, самочувствие у вас наверняка неважное.

- Я потерплю.

- Зачем вы себя мучаете? Осмотр не займет много времени, а я, вероятно, смогу помочь. Тогда вам будет легче заботиться об Алексе.

- Мне случалось поддаваться на уговоры людей с гораздо бóльшим даром манипулирования, - шелковым голосом сообщил Снейп, но покорно отправился к кровати.

- Расстегните рукав и несколько пуговиц рубашки, я измерю давление и выслушаю ваше сердце.

Снейп сделал то, о чем его просили. Несколько минут спустя врач заявила:

- Я хотела бы подключить вас к кардиомонитору. У вас аритмия.

- Она пройдет, - покачал головой Северус.

- Это не больно, - возразила доктор. – А если захотите, я отведу вам уголок в палате Алекса, когда операция закончится. Устроим для вас двухместную палату, - поправилась она.

Снейп продолжал смотреть на женщину.

- Это дельная мысль, профессор, - тихо сказала Гермиона. – Алекс, наверное, не сразу проснется после анестезии. Вы сможете отдохнуть и в то же время быть рядом.

- Хорошо, - кивнул Снейп доктору. – Спасибо.

- Тогда пойдемте.

 

Полчаса спустя они оказались в двухместной палате, набитой медицинским оборудованием под самый потолок.

- За Алексом придется очень тщательно наблюдать, - объяснила доктор.

Солдат, охраняющий Снейпа и Гермиону, не покинул их, двое остальных снова встали у двери. Дэвид, медбрат, тоже вернулся.

- Снимите рубашку, сэр, чтобы я могла присоединить эти проводки к вашей груди и спине, - доктор продемонстрировала Снейпу аппаратуру.

Сидящая в кресле у окна Гермиона отвернулась. Доктор не задернула занавески, и девушке очень хотелось посмотреть на зельевара, но это было бы невежливо.

Неожиданно в дверь постучали; вошел военный. Солдат вытянулся в струнку и отдал честь.

- Простите за беспокойство, - вежливо произнес командир. Гермиона предположила, что на вид ему лет сорок. – Мне вернуться попозже?

- Мы уже почти закончили, сэр, - обернулась врач. – Профессор, вы не возражаете, если полковник подождет здесь?

- Я рад вас видеть, полковник. Простите, что эти глупости считаются необходимыми, - Северус махнул рукой, указывая на проводки.

- С докторами не спорят, - улыбнулся полковник.

- Пожалуйста, повернитесь, профессор, я должна подключить их и к спине тоже.

- Небеса всеблагие, как я, по-вашему, смогу двигаться? – воскликнул Снейп.

Охранник ахнул, и Гермиона, не удержавшись, оглянулась на Снейпа. Тот оказался широкоплечим и узкобедрым, брюки красиво облегали тугой зад. Впрочем, впечатление на солдата произвело совсем другое. Спина зельевара была сплошь покрыта шрамами.

Врач молча подключила электроды.

- Вас секли, - без обиняков сказал полковник.

- Двадцать лет шпионажа за ублюдком с садистскими наклонностями имеют тенденцию оставлять следы, - обернулся к нему Снейп.

У него была мускулистая грудь; треугольник темной поросли между сосками сужался к почти впалому животу. Гермиона почувствовала, что краснеет.

- Боюсь, рубашку вам теперь не надеть, - рассудил медбрат. – Хотите набросить вот это? – он протянул зельевару стандартный казенный халат желтого цвета с узором из косо поставленных штампов «Больничное имущество».

- Благодарю покорно, - с презрением отмахнулся Снейп и присел на край постели, пока врач настраивала кардиомонитор.

- Я скоро вернусь и сниму показания. Принести вам что-нибудь?

- Чаю и завтрак, пожалуй, - решил Северус. – Спасибо вам, Мелинда, Дэвид.

Медики вышли. Полковник обернулся к солдату.

- Подожди снаружи.

- Есть, сэр!

Охранник отдал честь начальнику, потом, шагнув к Снейпу, отсалютовал и ему. Гермиона поглядела на преподавателя и изогнула бровь.

Полковник заметил это.

- К вам здесь плохо относились? – резко спросил он.

- Этот охранник очень хороший, - отозвалась Гермиона.

Снейп молчал.

- Значит, кто-то другой, - догадался полковник. – Примите мои искренние извинения. Им будет вынесен строжайший выговор.

- Это неважно. Если с Алексом будут обходиться уважительно, проблем не возникнет, - грозно произнес Снейп.

- Разумеется, - кивнул полковник. – Но позвольте представиться. Я – Дэвид Фрай, и за грехи свои тяжкие назначен командиром этой базы. Простите, что не встретил вас лично, профессор Снейп, мисс Грейнджер. Вчера я был в Лондоне на совещании с министром обороны и остался ночевать в городе. Рано утром мне позвонили и пригласили к премьер-министру на разговор с Альбусом Дамблдором; там я узнал о вашей победе. Все мы перед вами в неоплатном долгу. Принимать вас здесь – огромная честь; жаль, что причины визита столь печальны.

- Как много вам известно о нас, сэр? – поинтересовалась Гермиона.

Полковник растерялся.

- Премьер-министр говорит, что вы волшебники. Волшебницы. Волшебница, - поправился он, глядя на девушку. – Извините. До сих пор трудно поверить. Даже после знакомства с мистером Дамблдором.

- Он больше похож на волшебника, чем мы, не правда ли? – рассмеялась Гермиона, трансфигурируя подушку со своей кровати в кресло для полковника. Вслед за этим девушка окружила комнату чарами непроницаемости.

- Боже мой, это невероятно! – воскликнул Фрай, касаясь кресла так бережно, словно оно кусалось.

- Садитесь, оно выдержит, - предложила Гермиона.

Полковник осторожно опустился, как будто новый предмет мебели грозил испариться в самый неподходящий для этого момент.

- Надо же! – с улыбкой произнес он.

Гермиона скромно улыбнулась.

- Теперь приступим к делу. Я позволил себе поговорить с хирургами, прежде чем заглянуть к вам. Как вы знаете, мистер Поттер очень серьезно ранен. Я понимаю, что ваши методы лечения ему не помогут. Вероятнее всего, он пробудет здесь некоторое время, и мы, конечно, предоставим ему лучших специалистов и сосредоточим на нем все наше внимание. Буду благодарен, если вы расскажете – либо мне, либо врачам – о том, что ему может понадобиться. С этого момента я к вашим услугам в любое время дня и ночи.

Северус слушал полковника, но понимал лишь одно: Гарри будет жить.







Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 74. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.061 сек.) русская версия | украинская версия