Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 23. В Риме Чезаре вновь готовил армию к походу, но на этот раз большинство солдат составляли итальянцы и испанцы




 

В Риме Чезаре вновь готовил армию к походу, но на этот раз большинство солдат составляли итальянцы и испанцы. Итальянские пехотинцы отличались строгой дисциплиной, носили металлические шлемы и алые камзолы с вышитым гербом Чезаре. Руководили армией талантливые испанские капитаны, а также опытные кондотьеры, включая Джана Бальони и Паоло Орсини. Начальником штаба Чезаре назначил Вито Вителли, который привез с собой двадцать одно великолепное орудие. Под свое начало Чезаре собрал две тысячи двести конников и четыре тысячи триста пехотинцев. Дино Нальди, бывший капитан Катерины, привел свой отряд, чтобы участвовать в военной кампании Чезаре.

Первым городом, к которому выдвинулись войска, стал Пезаро, где по-прежнему правил бывший муж Лукреции, Джованни Сфорца. Александр отлучил его от церкви, когда выяснилось, что он, чтобы остановить папскую армию, обратился за помощью к туркам.

В Пезаро, как и Имоле и Форли, жители не горели желанием жертвовать жизнью или собственностью ради своего грубого и своенравного правителя. Группа влиятельных горожан арестовала брата Джованни, Галли, услышав о приближении армии Чезаре, и сам Джованни, в страхе перед бывшим свояком, помчался в Венецию, чтобы предложить республике свои территории.

Чезаре вошел в Пезаро в дождь, с отрядом в сто пятьдесят человек, одетых в красно-желтую форму, и его приветствовали толпы людей и грохот орудий. Горожане с почтением преподнесли ему ключи от города. Отныне правителем Пезаро был он.

Поскольку обошлось без сражения, Чезаре разместил свой штаб во дворце Сфорца, а сам расположился в покоях, где жила его сестра. Две ночи спал в ее кровати, грезя о ней.

Из арсенала Пезаро Чезаре и Вителли конфисковали семьдесят орудий, а когда армия достигла Римини, Чезаре получил еще двадцать стволов. Главным препятствием, с которым пришлось столкнуться войскам на длинной дороге, протянувшейся вдоль берега, стали дожди. Но еще до того, как передовые отряды вышли к воротам Римини, горожане, услышав о приближении папской армии, выгнали ненавидимых всеми правителей, братьев Пана и Карло Малатеста. Еще один город сдался без боя.

Чезаре бурно радовался своим победам, но впереди лежала куда более трудная цель. Теперь армия шла на Фаэнцу, где правил любимый подданными Асторре Манфреди.

Город окружала мощная крепостная стена, а населяли его храбрые и верные Асторре люди. Кроме того, Фаэнца располагала лучшей в Италии пехотой. В том, что город не сдастся без яростного сопротивления, сомнений не было.

 

 

* * *

Сражение началось для Чезаре неудачно. Орудия Вителли без устали бомбардировали стены, но смогли пробить лишь маленькую брешь. Когда солдаты Чезаре попытались ворваться в город, их серьезно потрепала пехота Асторре Манфреди. Атакующие понесли тяжелые потери и откатились от стен города.

В лагере Чезаре начались ссоры между наемными итальянскими кондотьерами и испанскими капитанами, которые винили в поражении друг друга.

Погода становилась все хуже, дождь сменился снегом, наступила зима. Солдаты начали роптать. Джана Бальони, одного из кондотьеров Чезаре, так разозлили упреки испанцев, что он увел своих людей в Перуджу.

Чезаре понял, что в такой ситуации зимой ему Фаэнцу не взять и штурм надо отложить до весны. Оставил у города небольшой отряд, а основные силы разбросал по деревням и городкам, расположенным вдоль дороги на Римини, сказав командирам, что боевые действия начнутся весной.

Сам Чезаре поехал в Чезену. В этом городе, ранее находившемся под управлением семьи Малатесты, члены которой удрали при его приближении, стоял огромный замок. Жители города считались одними из лучших воинов Италии, но при этом славились веселым нравом. Чезаре занял дворец Малатесты и получал удовольствие, приглашая горожан в великолепные залы, где жили и любили прежние правители, чтобы показать, куда шли заработанные горожанами деньги.

В отличие от прежних правителей Чезаре постоянно общался с простым людом. Днями принимал участие в различных турнирах и даже посмеивался над теми аристократами, которые оставались в стороне. Ему нравились фестивали, танцы, ярмарки, а горожанам Чезены льстила его компания.

Как-то вечером Чезаре нашел большой зал, в котором состязались борцы. Пол устилала солома, в центре построили деревянный ринг, на котором двое молодых мускулистых борцов, мокрые от пота, никак не могли выяснить, кто же из них сильнее.

Чезаре оглядел толпу зрителей в поисках достойного соперника. Взгляд его остановился на лысом здоровяке, огромном, как шкаф. На голову выше ростом, в два раза шире. Когда Чезаре навел справки, ему сказали, что это Заппитто, городской чемпион.

Но при этом горожанин, к которому обращался Чезаре с вопросом, добавил: «Сегодня он в состязаниях не участвует».

Чезаре все-таки решил подойти к Заппитто.

– Мой дорогой друг, я слышал о ваших успехах. Не смогли бы вы оказать мне честь, выйдя на поединок со мной, раз уж вы – городской чемпион?

Заппитто заулыбался, показав почерневшие зубы. Победитель сына Папы наверняка пользовался бы в городе всеобщим уважением. Он согласился.

Чезаре и Заппитто разделись до пояса, сняли сапоги, Чезаре отличали крепкие мышцы, но бицепсы Заппитто были в два раза больше. Главнокомандующему папской армией достался достойный соперник.

Мужчины вышли на ринг.

– Две схватки из трех – победа, – объявил судья, и внезапно толпа притихла.

Соперники кружили по рингу, приглядываясь друг к другу, а потом здоровяк бросился на Чезаре. Но тот поднырнул, прошел в ноги Заппитто. Используя вес и инерцию соперника, приподнял и перебросил через себя, и Заппитто с маху ударился спиной об пол. Пока лежал, приходя в себя, Чезаре уселся у него на груди.

– Одна схватка за претендентом! – прокричал судья.

На мгновение изумленная толпа притихла, потом закричала, зааплодировала.

Чезаре и Заппитто вновь встали напротив друг друга.

– Начали! – скомандовал судья.

На этот раз в атаку пошел Чезаре. Обвил ногами колени здоровяка, в попытке сшибить его с ног. С тем же успехом он мог пытаться вырвать из земли вековой дуб. Ничего не вышло.

А вот Заппитто отреагировал быстрее, чем ожидал Чезаре. Ухватил за ступню и пошел по кругу, заставляя Чезаре поворачиваться вокруг своей оси на второй ноге, пока не закружилась голова. Потом перехватил за бедро, поднял над головой и бросил лицом вниз на солому. Прыгнул на своего плохо соображающего соперника и перевернул на спину.

Под восторженный рев толпы судья объявил: «Одна схватка за чемпионом!»

Чезаре потребовалась пара минут, чтобы прочистилась голова. Наконец он поднялся, готовый к продолжению поединка.

– Начали! – скомандовал судья.

Чезаре собирался поймать пальцы и кисть Заппитто в захват, которому его обучили в Генуе, заводя руку за спину. А затем, когда Заппитто попытался бы отступить на шаг, чтобы уменьшить давление на пальцы, быстро выставить ногу под колени Заппитто и сбить на пол.

Схватить огромную кисть горожанина Чезаре удалось.

Со всей силой он начал выгибать пальцы. И вдруг обнаружил, что они жесткие, как железо.

А Заппитто, переламывая силу силой, сумел сжать кисть Чезаре. И тот почувствовал, как хрустят костяшки его пальцев. С трудом удержался от крика, попытался свободной рукой ухватить Заппитто за шею, но здоровяк поймал и вторую его руку. И начал крушить костяшки пальцев уже обеих рук.

От боли Чезаре едва не потерял сознание, но, в последнем усилии, обхватил ногами талию Заппитто. Ноги у него были сильные, мускулистые, и он надеялся, что под их нажимом здоровяк ослабит хватку, но тот просто повалился вперед.

Чезаре оказался на соломе, Заппитто – на нем.

– Вторая схватка и победа за чемпионом! – объявил судья.

Поднял руку Заппитто, зрители радостно зааплодировали. Их чемпион победил.

Чезаре пожал Заппитто руку, поздравил его.

– Достойная победа, – поднял камзол, достал кошелек, с поклоном и обаятельной улыбкой протянул Заппитто.

Тут уж толпа обезумела от восторга. Их новый правитель не только относился к ним хорошо, но и разделял их радости. Танцевал с ними, боролся, а что более важно, проявлял благородство даже в поражении.

Чезаре участвовал в фестивалях и турнирах не только ради собственного удовольствия, хотя, конечно, это нравилось. Главную свою задачу он видел в завоевании сердец своих новых подданных. Он понимал, что правителя, который ближе к народу, любят больше. Немало сделал Чезаре и для наведения порядка. А прежде всего строго-настрого запретил войскам насиловать, грабить, причинять хоть какой урон жителям городов и деревень захваченных им территорий.

Поэтому очень разозлился, когда холодным зимним утром, всего через неделю после поединка с Заппитто, охрана привела к нему трех пехотинцев, закованных в кандалы.

Сержант охраны, Рамиро да Лорка, прослуживший Чезаре много лет, доложил, что эти трое пехотинцев пили весь прошлый день.

– Но дело в другом, – продолжил Рамиро. – Они ворвались в мясную лавку, украли двух куриц и баранью ногу и избили сына мясника, который хотел их остановить.

Чезаре подошел к мужчинам, жмущимся друг к другу на ступенях дворца.

– Вы признаете обвинения сержанта?

Ему ответил самый старший, мужчина лет тридцати:

– Ваше высочество, мы всего лишь взяли немного еды. Мы проголодались, ваше высочество, мы всего лишь…

– Ерунда, – оборвал его да Лорка. – Эти люди регулярно получают жалованье, как и все остальные. Им не было нужды воровать.

Александр всегда говорил Чезаре, что одна из обязанностей лидера – принимать решения. Зачастую трудные решения. Глядя на троих пехотинцев, на толпу горожан, собравшуюся на площади, Чезаре приказал:

– Повесить их.

Мужчина, который говорил за всех арестованных, словно и не расслышал Чезаре.

– Взяли-то две курицы да кусок мяса, ваше высочество. Ничего особенного.

Чезаре шагнул к нему.

– Ты чего-то не понимаешь, дорогой мой. Дело не в двух курицах. Всем, кто служит в армии Святейшего Папы, хорошо платят. Зачем? Чтобы они не грабили и не причиняли вреда жителям городов, которые мы покоряем.

Мои солдаты получают достаточно еды, у них есть крыша над головой, с тем, чтобы они не покушались на имущество и жизнь тех, кто живет здесь. Мне не остается ничего другого, если я не хочу, чтобы население завоеванных нами земель ненавидело папскую армию. Они могут нас не любить, хотя я надеюсь, со временем и полюбят, но уж по крайней мере не будут считать нас врагами. А вот такие дураки, как вы, мешают осуществлению моих планов и идут против воли самого Папы.

В тот же вечер, на закате, троих солдат папской армии вздернули на площади в назидание остальным.

А уж потом в тавернах и городах как Чезены, так и окрестных городков и деревень люди радовались и соглашались в том, что наступают лучшие времена. Потому что новый правитель, Чезаре Борджа, стоит на страже справедливости.

 

 

* * *

С наступлением весны армия Чезаре усилилась французским контингентом, посланным королем Людовиком.

Кто-то из миланских друзей порекомендовал Чезаре воспользоваться услугами художника, скульптора, инженера и изобретателя Леонардо да Винчи, который считал себя экспертом и в военных делах.

Когда да Винчи прибыл во дворец Малатесты, Чезаре задумчиво рассматривал план укреплений Фаэнцы.

– От этих стен ядра отскакивают, как капли воды – от шерсти собаки. Как же нам пробить достаточно широкую брешь, чтобы бросить в бой кавалерию и пехоту?

Да Винчи улыбнулся. Его длинные вьющиеся каштановые волосы едва не закрывали лицо.

– Это нетрудно. Совсем нетрудно.

– Так объясните, маэстро, – предложил ему Чезаре.

Да Винчи не заставил просить себя дважды.

– Вы просто используете мою передвижную осадную башню. Я знаю, вы сейчас скажете, что осадные башни используются уже сотни лет и толку от них никакого. Но моя башня отличается от прочих. Она состоит из трех отдельных частей и подкатывается к стенам крепости перед самой атакой. Внутри лестницы ведут к закрытой площадке, на которой могут разместиться тридцать человек. Она защищена шарнирной деревянной перегородкой, которая падает на стену, как подъемный мост. Как только они покидают площадку и вступают в бой, их заменяют еще тридцать человек. В течение трех минут на стене будут сражаться уже девяносто ваших солдат. Через десять – триста. Именно столько вмещает моя башня, – и да Винчи замолчал, чтобы перевести дух.

– Маэстро, это великолепно! – Чезаре расхохотался, предчувствуя победу.

– На самое главное достоинство моей башни заключается в том, что строить ее не надо, – добавил да Винчи.

– Не понял, – на лице Чезаре отразилось недоумение.

А вот да Винчи улыбнулся.

– Ваша схема показывает, что высота стен Фаэнцы – тридцать пять футов. За несколько дней до штурма вы должны распустить слухи, что собираетесь использовать мою новую башню. Которая позволит захватить крепостную стену высотой до сорока футов. Сможете это сделать?

– Разумеется, – кивнул Чезаре. – В каждой таверне до самого Римини сидят люди, которые со всех ног бросятся с такими новостями в Фаэнцу.

– Потом вы действительно начнете строительство, причем на виду у противника, – да Винчи достал сложенный лист пергамента с детально прорисованным чертежом башни. Рядом шли надписи на незнакомом Чезаре языке.

Заметив выражение его лица, да Винчи рассмеялся.

– Это мой фирменный прием, призванный обмануть воров и плагиаторов. Никогда не знаешь, у кого возникнет желание обокрасть тебя. На большинстве моих чертежей комментарии я пишу так, чтобы прочесть их можно было лишь в зеркале. Тогда все становится ясным.

Чезаре одобрительно кивнул, он восхищался предусмотрительными людьми.

Да Винчи же продолжил:

– Итак, враги узнают о проекте осадной башни. Увидят собственными глазами, что строительство уже началось. Поймут, что времени у них в обрез. Башня подкатится, и солдаты ворвутся на их тридцатипятифутовую стену.

Как они поступят? Начнут наращивать стены, наваливая камень на камень, чтобы поднять их еще на десять футов.

Вот тут они и допустят роковую ошибку. Что они забыли?

Имеющаяся стена потеряет в прочности, потому что ее основание не рассчитано на столь высокую дополнительную нагрузку. И прежде чем они сообразят, что к чему… заработает ваша артиллерия.

Чезаре собрал армию из окрестных городков, в каждой таверне его люди рассказывали всем, кто хотел слушать, о новой осадной башне.

Следуя рекомендациям да Винчи, строительство началось в непосредственной близости от Фаэнцы. Когда войска изготовились к атаке, а орудия выкатили на боевые позиции, Чезаре увидел, что на крепостных стенах началась дикая суета. Мужчины громоздили один на другой громадные камни, лихорадочно наращивая высоту стен.

Восхищаясь проницательностью да Винчи, Чезаре отложил атаку, чтобы дать возможность защитникам города натаскать побольше камней. Потом вызвал капитана Вито Вителли. Стоя у своего шатра, глядя на обреченный город, Чезаре отдал Вителли последние указания:

– Вот что я от тебя хочу, Вито. Направь все орудия в основание стены между двумя этими башнями, – он указал на участок стены, достаточно широкий, чтобы через него в город могла ворваться вся армия.

– В основание стены? – в недоумении переспросил Вителли. – Мы стреляли туда прошлой зимой и зазря. Давайте лучше нацелим орудия на зубцы. Тогда, по крайней мере, мы нанесем им урон в живой силе.

Чезаре не хотел делиться с кем-либо секретом башни да Винчи, резонно полагая, что он может потребоваться и при штурме других городов.

– Вито, сделай, как я сказал. Пусть все твои орудия бьют в основание.

Артиллерист спорить больше не стал, пусть и не понял смысла полученного им приказа. Поклонился и отбыл.

Чезаре видел, как, следуя его команде, артиллеристы передвигают и перенацеливают орудия.

Приказал пехоте и легкой кавалерии построиться непосредственно за орудийными позициями. Сам давно надел броню и дал команду изготовиться к бою тяжелой кавалерии. Всадники ворчали. Осада могла затянуться на месяцы. Никто не хотел сидеть в седле до лета.

Убедившись, что армия к штурму готова, Чезаре дал сигнал Вителли начать обстрел.

– Огонь! – прокричал Вителли.

Громыхнул один залп, второй, третий. Чезаре видел, как ядра ударяются о стены в трех-четырех футах над поверхностью земли. Канонада продолжалась. Дважды Вителли смотрел на Чезаре, как на безумца. Дважды Чезаре давал сигнал продолжать обстрел.

И внезапно они услышали низкий гул. Он становился все громче и громче, а потом пятидесятифутовый участок стены опустился на землю в огромном облаке пыли. Они слышали крики солдат, защищавших эту часть городских укреплений, тех немногих, кто остался в живых.

И тут же Чезаре послал свои войска на штурм.

С дикими криками легкая кавалерия ворвалась в пролом, за ней последовала пехота. Выждав четыре минуты, Чезаре бросил в бой тяжелую кавалерию. К этому времени защитники подтянули к пролому резервы, но кавалеристы Чезаре просто втоптали их в пыль. И вскоре мечи, пики и арбалеты солдат Чезаре убедительно доказали защитникам оставшихся стен, что сопротивление бесполезно.

– Мы сдаемся, сдаемся! – закричал один из офицеров гарнизона Фаэнцы.

Чезаре увидел, как обороняющиеся складывают оружие и поднимают руки. Кивнул, дал сигнал командирам прекратить бойню. Вот так Фаэнца перешла под контроль папской армии.

Правитель, принц Асторре Манфреди, получил от Чезаре охранную грамоту и разрешение уехать в Рим. Однако, охваченный жаждой приключений, захотел вступить в армию. Чезаре удивился, но не отказал шестнадцатилетнему юноше. Он понравился главнокомандующему умом и здравомыслием.

После нескольких дней отдыха Чезаре готовился двинуть армию дальше.

Он дал да Винчи большой кожаный кошель, набитый золотыми дукатами, и предложил ему ехать с армией. Но да Винчи покачал головой.

– Я должен вернуться в искусство. Ибо этот потливый молодой камнетес Микеланджело Буонарроти получает отличные заказы, тогда как я трачу время на полях сражений. Он талантлив, признаю, но нет у него глубины, тонкости. Я должен вернуться.

Вскочив на белого жеребца, Чезаре уже собрался попрощаться с да Винчи, когда маэстро протянул ему лист пергамента.

– Тут перечислено все, что я умею… картины, фрески, системы канализации… всякое разное. О цене мы всегда сможем договориться, – он улыбнулся, что-то вспомнив. – Ваше высочество, в Милане я написал фреску «Последняя вечеря». Мне бы хотелось, чтобы Святейший Папа взглянул на нее. Как вы думаете, сможет?

Чезаре кивнул.

– Я видел ее, когда был в Милане. Великолепная работа. Святейший Папа понимает и ценит прекрасное.

Я уверен, его заинтересуют ваши новые проекты, – он осторожно сложил пергамент, сунул в карман плаща. Отсалютовал да Винчи и поскакал по дороге, уходящей на север.

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 172. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.011 сек.) русская версия | украинская версия