Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 26. Той весной Серебряное озеро выглядело особенно прекрасным




 

Той весной Серебряное озеро выглядело особенно прекрасным. Чезаре и Лукреция составляли отличную пару, прогуливаясь по его берегу, она – в украшенном драгоценными камнями плаще с капюшоном, он – весь в черном, от рейтузов до берета с плюмажем и бриллиантами. Они вернулись в то место, где провели счастливейшие дни своей жизни. Вместе им оставалось пробыть совсем ничего: дата бракосочетания Лукреции с Альфонсо д'Эсте стремительно приближалась.

Каштановые волосы Чезаре блестели на солнце, и, пусть маска закрывала лицо, улыбка показывала, что он очень рад встрече с сестрой.

– На следующей неделе ты станешь д'Эсте, – подтрунивал он над ней. – На тебя ляжет ответственность члена выдающейся семьи.

– Я всегда буду Борджа, Чез, – ответила Лукреция. – И на этот раз тебе нет нужды ревновать. Никто не поверит, что это брак по любви. Этому Альфонсо совсем не хочется брать меня в жены, а мне его – в мужья. Но, как я – дочь моего отца, он – сын своего.

Чезаре с любовью смотрел на нее.

– После всех своих несчастий ты стала еще прекраснее. И это замужество принесет тебе много радостей. Д'Эсте любят искусство, у них собираются поэты и скульпторы.

Феррара – центр культуры и гуманизма, для тебя там начнется совершенно новая жизнь. Опять же, хорошо, что Феррара граничит с моей Романьей, да и герцог выполняет все указания короля Людовика.

– Ты будешь приглядывать за Джованни и Родриго, находясь в Риме? Я буду очень скучать без них. Почаще обнимай их и не выделяй кого-то одного, ради меня, хорошо?

– О чем ты говоришь. В одном побольше от тебя, во втором – от меня, поэтому они оба могут рассчитывать на мою любовь, – заверил ее Чезаре. – Креция, если бы отец не решил выдать тебя за д'Эсте, ты бы так и осталась вдовой, живя и правя в Непи?

– Я долго обдумывала мое решение, прежде чем согласиться, – ответила Лукреция. – Конечно, отец мог не посчитаться со мной, но, будь я категорически против, я бы укрылась в монастыре, может, постриглась в монахини. Но я научилась управлять людьми, и мне представляется, что в Ферраре я найду применение моим новым навыкам. Опять же, я не могла не помнить о тебе и детях.

Монастырь – не лучшее место для детей, а я не могла даже представить себе, что никогда больше их не увижу.

Чезаре остановился, с восхищением посмотрел на сестру.

– А может, ты чего-то не учла? Может, в новой жизни тебе будет что-то мешать?

Тень озабоченности проскользнула по ее лицу.

– Есть одна маленькая проблема, разрешить которую я так и не смогла. И хотя это сущий пустяк в сравнении с остальным, меня это печалит.

– Мне подвергнуть тебя пытке, чтобы вызнать правду, или ты скажешь добровольно, а я, возможно, смогу помочь?

Лукреция покачала головой.

– Я не смогу называть моего нового мужа Альфонсо, не вспомнив прежнего, который навсегда остался в моем сердце. И я так и не решила, как изменить его имя, обращаясь к нему.

Глаза Чезаре весело блеснули.

– Не такая уж это и проблема, и я, возможно, знаю, как тебе поступить. Ты говоришь, что он сын своего отца, так почему бы тебе не называть его Сонни [13]? Первый раз назови его так в супружеской постели, с любовью, и он поверит, что это ласковое прозвище.

Лукреция наморщила носик, громко рассмеялась.

– Аристократа до мозга костей, д'Эсте, назвать Сонни? – но чем дольше она об этом думала, тем более привлекательным казалось ей предложение Чезаре.

Они дошли до конца старого пирса, на котором детьми ловили рыбу, с которого прыгали в воду, плескались, наслаждаясь полной свободой, доступной только детям.

Здесь сидел их отец, наблюдая за ними, оберегая их, в его присутствии они чувствовали себя в полной безопасности.

И теперь, много лет спустя, они сидели на том же пирсе, смотрели на подернутую рябью воду, сверкавшую миллионами маленьких бриллиантов в лучах послеполуденного солнца. Лукреция привалилась к брату, он обнял ее.

– Чез, – голос ее звучал серьезно, – я слышала, что случилось с Филофилой.

– Да? – бесстрастно ответил Чезаре. – Его смерть огорчила тебя? Он не питал к тебе любви, иначе не писал бы столь мерзкие стишки.

Лукреция повернулась, коснулась его лица.

– Я это знаю, Чез. И, полагаю, должна поблагодарить тебя за все то, что ты делаешь, чтобы защитить меня. После долгих раздумий я могу даже понять смерть Альфонсо.

Но я боюсь за тебя. Не слишком ли легко ты в последнее время убиваешь? Не следует ли тебе подумать о спасении души?

Чезаре объяснил ей, что к чему:

– Если есть Бог, как описывает Его Святейший Папа, Он не запрещает убивать, иначе не было бы войн за веру.

Заповедь «Не убий» означает одно: убийство без достаточной на то причины – грех. Мы же знаем, что повесить убийцу – совсем не грех.

– Чез, а мы это знаем? – Лукреция отодвинулась, чуть повернулась, чтобы смотреть ему в глаза, этот разговор имел для нее особую важность. – Не много ли мы на себя берем, когда решаем, какая причина достойная, а какая – нет? Неверные считают, что достойно убивать христиан, христиане – неверных.

Вновь Чезаре ответил не сразу, взгляды сестры, как обычно, забавляли его.

– Креция, я стараюсь не убивать ради удовлетворения личных амбиций, только ради нашего общего блага.

Глаза Лукреции наполнились слезами, но голос остался твердым.

– Значит, будет еще много убийств?

– На войне – обязательно, Креция. Но и помимо войны иногда приходится забирать жизнь, ради доброго дела и, разумеется, чтобы уберечь нас от беды, – и он рассказал ей о том, как принимал решение повесить солдат, укравших двух куриц в Чезене.

Лукреция замялась, прежде чем продолжить. Доводы Чезаре не убедили ее.

– Меня это тревожит, Чезаре, потому что «добрые дела» ты можешь использовать как предлог для убийства неудобных тебе людей. А таких очень много.

Чезаре оглядел гладь озера.

– Нам всем повезло, что ты не мужчина. Сомнения стреноживают тебя, Креция, а это мешает принимать решения и действовать на их основе.

– Ты совершенно прав, – задумчиво ответила Лукреция. – Я действительно не уверена, какое дело надо считать плохим, а какое… – она и впрямь уже не знала, что есть зло, особенно если оно пряталось в темных закоулках души тех, кого она любила.

 

 

* * *

Когда розовый закат разлился над озером, Лукреция взяла брата за руку, и по тропе они пошли к охотничьему домику. Раздевшись донага, легли на белый пушистый ковер перед камином, в котором уютно потрескивал огонь.

Чезаре наслаждался, лаская полные груди сестры, ее мягкий живот. Она превратилась в зрелую женщину, и его еще сильнее тянуло к ней.

– Чез, сними маску перед тем, как поцелуешь меня, – нежным, любящим голосом попросила Лукреция. – С маской у меня нет уверенности, что это ты.

Улыбка сбежала с его губ, глаза потемнели.

– Я не смогу любить тебя, если увижу, что твои глаза наполняет жалость при виде моего изрытого оспинами лица. Мы с тобой, возможно, последний раз, и я не хочу портить удовольствие, которое могу получить.

– Клянусь, что не буду смотреть на тебя с жалостью, – заверила его Лукреция. – Может, даже засмеюсь, и ты, наконец, прекратишь этот дурацкий маскарад. Я же люблю тебя с того момента, как открыла глаза, а ты стоял надо мной, улыбаясь. Я играла с тобой, купалась, когда мы росли вместе. Ты казался мне таким красавцем, что я отворачивалась, боясь ослепнуть. Я видела тебя, когда у тебя было тяжело на сердце, а в глазах стояла такая грусть, что мне самой хотелось плакать. Но я никогда не буду любить тебя меньше, ценить меньше из-за каких-то шрамов на лице.

Она наклонилась над ним, и, когда их губы встретились, по ее телу пробежала дрожь. Она подняла голову, вновь заглянула ему в глаза.

– Я хочу прикасаться к тебе, видеть твои веки, сомкнутые в экстазе, пробежаться пальцами по носу, почувствовать сладость твоих губ. Я не желаю, чтобы между нами оставалась преграда, брат мой, возлюбленный, друг.

Ибо с этой ночи вся оставшаяся во мне страсть достанется только тебе.

Чезаре сел и медленно снял маску.

 

 

* * *

Лукреция вышла замуж за Альфонсо д'Эсте через представителя последнего. Вместе с брачным контрактом он прислал свой маленький портрет. Лукреция увидела на нем высокого, сурового вида мужчину, симпатичного, но держащегося очень сдержанно. Художник изобразил его в темной форме армии Феррары, с медалями и орденскими ленточками. Полоска усов под красивым длинным носом.

Черные, курчавые волосы, словно приклеенные к голове: не выбивалась ни одна прядка. Она не могла представить себе этого Альфонсо полностью, без остатка предающегося любви.

По достигнутой договоренности встретиться с ним ей предстояло в Ферраре, где молодые и собирались жить.

Однако свадьба праздновалась и в Риме, куда более пышно, чем когда она выходила замуж за Джованни и за своего любимого Альфонсо. Чего уж тут говорить, горожане никогда не видели такого празднества.

Дворцы аристократов сияли огнями, в каждом устраивался роскошный пир. Пировали на деньги Папы. Он, похоже, решил как следует тряхнуть ватиканскую сокровищницу, чтобы отметить удачное замужество дочери. Все римские рабочие его указом получили лишний выходной, а шествия и фестивали продолжались еще неделю. Костры горели в Ватикане и перед замками, а самый большой – перед дворцом Санта-Марии в Портико.

В день подписания брачного контракта Лукреция надела плащ из золотой парчи, украшенный драгоценными камнями, который по завершении церемонии сбросила в толпу с балкона. Плащ упал на придворного шута, который бегал в нем по улицам и кричал: «Долгих лет герцогине Феррары! Долгих лет Папе Александру!»

Чезаре принимал более активное участие в праздновании бракосочетания сестры. Даже выиграл уличные скачки, устроенные в ее честь.

Вечером, в кругу семьи и самых близких друзей, Лукреция станцевала несколько испанских танцев, чем доставила отцу несказанное удовольствие.

Александр, с сияющим лицом, восседал на троне и хлопал в ладоши. Чезаре, с глазами, сверкающими в прорезях золотой, украшенной жемчугом маски, стоял справа от отца. Хофре – слева.

Александр, в великолепных одеждах Папы, вдруг встал, спустился со ступеней, пересек бальный зал, направляясь к дочери. Все разговоры и смех смолкли.

– Ты окажешь отцу честь потанцевать с ним? – спросил Александр. – Ибо очень скоро ты будешь далеко от меня.

Лукреция поклонилась и взяла его за руку. Повернувшись к музыкантам, Александр назвал им танец и встал в исходную позицию. Лукреция поразилась, какой он сильный, как легок его шаг. Она вспомнила, как ребенком вставала своими крохотными розовыми туфельками на ноги отца, а он кружил ее в танце. Тогда она любила отца больше, чем саму жизнь. Тогда ей казалось, что все возможно, она еще не знала, что жизнь требует жертв.

Внезапно она подняла голову и увидела, что за спиной Александра стоит ее брат, Чезаре.

– Ты позволишь, отец? – спросил он.

Александр обернулся, с некоторым удивлением посмотрел на сына, но тут же ответил: «Разумеется, сын мой», – однако не отдал Лукрецию Чезаре, а приказал музыкантам сыграть… веселый детский танец.

Встал между детьми, одной рукой держа за руку сына, второй – дочь, и с мальчишеской улыбкой пустился с ними в пляс. Лицо его светилось счастьем.

Зрители рассмеялись, зааплодировали, а потом присоединились к ним, и вскоре танцевали все.

За исключением одного человека, который не принимал участия в общем веселье. Младший сын Папы, Хофре, стоял за троном, высокий, задумчивый, и наблюдал за происходящим без тени улыбки.

 

 

* * *

Перед самым отъездом Лукреции в Феррару Папа устроил мальчишник, на который пригласил цвет римского высшего света. Развлекали их танцовщицы, тут же стояли карточные столы.

Александр, Чезаре, Хофре сидели за главным столом, вместе со стареющим герцогом Феррары и двумя его племянниками. Альфонсо д'Эсте, жених, остался в Ферраре, замещал отца.

Отменная еда и большие кувшины отличного вина, поданные на обед, способствовали веселью.

Когда слуги унесли тарелки, сын Александра, Хофре, пошатываясь, поднялся с чашей в руке.

– В подарок от моей семьи в Неаполе и в честь моей новой семьи, д'Эсте, предлагаю вам новое развлечение… которого в Риме не видели уже многие годы.

Александр и Чезаре в недоумении переглянулись. Их покоробило упоминание Хофре «новой семьи». Но им, как и всем остальным, оставалось только гадать, какой сюрприз приготовил Хофре.

Высокие резные деревянные двери распахнулись, вошли четверо лакеев. Молча разложили по центру комнаты золотые грецкие орехи.

«Боже мой», – подумал Чезаре, вновь посмотрев на отца. В ужасе он понял, что за этим последует.

– Хофре, – крикнул он брату, – не делай этого!

Но было поздно.

Под звуки фанфар Хофре открыл другую дверь, и в зал вошли двадцать обнаженных куртизанок, с распущенными волосами, умасленные, надушенные. У каждой на пояске висел маленький шелковый кошелек.

Хофре качало от выпитого вина, но говорил он громко и отчетливо:

– На полу лежат грецкие орехи из чистого золота.

А эти очаровательные дамы сейчас нагнутся, чтобы вы могли взглянуть на них под другим углом. Это и есть новое угощение… во всяком случае, для некоторых из вас.

Гости захохотали. Но Чезаре и Александр попытались прекратить этот разврат, который мог нанести немалый урон репутации Папы.

Хофре, однако, игнорировал знаки отца и брата.

– Господа, вы можете оседлать этих кобылок в любое время. Но только пристраиваться вам придется сзади. После того, как к даме пристроится кто-то из вас, она получит право поднять с пола золотой орех и положить в свой кошелек. Разумеется, нет нужды упоминать о том, что орешки достанутся дамам в награду за доставленное нам удовольствие.

Куртизанки начали сгибаться и сексуально вертеть голыми задами перед сидящими за столами мужчинами.

Эрколе д'Эсте, шокированный этим вульгарным зрелищем, побледнел.

Однако римские аристократы один за другим поднимались из-за столов и направлялись к куртизанкам. Некоторые не пускали в ход свой детородный орган, а лишь лапали обнаженную плоть.

В юности Александр обожал такие развлечения, но сейчас пришел в ужас, понимая, что время и место выбраны крайне неудачно. Выходка Хофре бросала тень на всю семью, показывала, какая пропасть отделяет Борджа от утонченной итальянской аристократии.

Папа подошел к д'Эсте, попытался извиниться. Но Эрколе, качая головой, говорил себе, что, не будь брачный договор подписан, он бы все отменил и предпочел попытать удачи в бою с французской и папской армиями.

Однако золото он уже получил, а потому ему не оставалось ничего другого, как уйти, бормоча: «Эти Борджа так и остались крестьянами».

В тот же вечер Чезаре сообщили тревожную и печальную весть. Из Тибра выловили тело Асторре Манфреди.

Чезаре обещал ему полную безопасность после взятия Фаэнцы, и теперь все выглядело так, будто он нарушил данное слово. Чезаре знал, что подозрения вновь падут на него. Многие скажут, что убил он, пусть и руками Мичелотто. Возможности у Чезаре действительно были. Но кто убил Асторре? И почему?

 

 

* * *

Через два дня в зале, который назывался «Паппагалло», Папа прощался с дочерью. Она с грустью покидала отца, несмотря на все горести, причиной которых он стал.

Папа не подавал вида, что отъезд дочери его печалит, но веселье его было кажущимся, ибо он прекрасно знал, как ему будет ее недоставать.

– Если тебя не примут должным образом, – напутствовал он дочь, – пошли мне весточку, и я в полной мере употреблю свое влияние, чтобы все уладить. Насчет детей не тревожься, Адриана о них позаботится. Как ты знаешь, ей доверять можно.

– Знаешь, папа, я многому научилась в Непи, но мне все-таки боязно. Новый город, где никто меня не знает, никто ко мне не благоволит.

– Со временем они полюбят тебя так же, как любим мы, – уверенно заявил Александр. – Тебе надо только подумать обо мне, чтобы я тебя услышал. И ты будешь слышать меня всякий раз, когда я буду думать о тебе, – он поцеловал дочь в лоб. – Иди. Негоже Папе проливать слезы при отъезде его детей.

Александр наблюдал за дочерью из окна. Когда она подняла голову, помахал ей рукой и крикнул: «Счастливого пути. И ни о чем не волнуйся. У тебя есть все, чего бы ты только ни захотела».

Лукрецию сопровождала тысяча аристократов, слуг, музыкантов, артистов. Аристократы ехали на лошадях и в каретах. Лукреция – на изящной испанской кобылке с седлом и уздечкой, инкрустированными золотом. Остальные довольствовались ослами и телегами. Некоторые шли пешком.

Они останавливались в каждом городе, захваченном Чезаре, где Лукреция могла вымыть волосы и принять ванну. Везде их радостно приветствовали дети, одетые в красное и желтое, цвета Чезаре. Губернаторы, назначенные Чезаре, устраивали в честь Лукреции грандиозные пиры.

Из Рима до Феррары Лукреция и ее свита добирались больше месяца. Губернаторам пришлось изрядно потратиться на прием дорогой гостьи.

 

 

* * *

Эрколе д'Эсте, герцог Феррары, славился скаредностью, и в течение нескольких дней большая часть свиты Лукреции отправилась в Рим. Ей пришлось бороться за каждую служанку и пажа, которых она хотела оставить при себе в новом феррарском доме.

Когда большинство разочарованных римлян и испанцев, сопровождавших Лукрецию, отбыли, следуя приказу герцога, Эрколе преподнес ей наглядный урок, показав, какие порядки царят в Ферраре. По узкой спиральной лестнице он провел ее в комнату на вершине замковой башни. Указал на большое бурое пятно на каменном полу.

– Один из моих предков отрубил голову жене и приемному сыну, когда обнаружил, что они – любовники.

Смотри, моя дорогая, – он хохотнул. – Это их кровь.

Лукреция содрогнулась, глядя на бурое пятно.

 

 

* * *

Прожив несколько месяцев с Альфонсо д'Эсте, Лукреция забеременела. Феррарцы искренне радовались, молились о наследнике. Но, к несчастью, то лето выдалось в Ферраре жарким и влажным, что привело к бурному размножению малярийных комаров. Лукреция заболела.

Альфонсо д'Эсте послал срочное письмо в Рим, Папе, в котором сообщил, что у его дочери лихорадка, ее бросает то в жар, то в холод. Недавно она упала в глубокий обморок, и, возможно, Александр захочет прислать из Рима хорошего врача.

Александр и Чезаре пришли в ужас от мысли, что могут потерять Лукрецию. Оба боялись, что ее отравили.

И Папа собственноручно написал, что отныне лечить ее должен только один врач.

В тот самый вечер, переодевшись испанским крестьянином, в плаще с капюшоном, затемнив кожу, Чезаре выехал в Феррару вместе с врачом.

Не зная, кого прислал Папа, Альфонсо и Эрколе остались в своих покоях, когда слуга провел Чезаре и врача в комнату Лукреции.

Даже в полузабытьи Лукреция сразу узнала Чезаре.

Кожа ее стала бледной, почти прозрачной, губы потрескались, последние две недели ее постоянно рвало. Она попыталась приветствовать Чезаре, но так ослабела, что ни звука не слетело с губ.

Как только слуга вышел, Чезаре наклонился, чтобы поцеловать ее.

– Моя принцесса сегодня очень уж бледненькая, – прошептал он. – Это тебе не к лицу. Неужели в этом месте тебя покинула любовь?

Лукреция попыталась улыбнуться, показать, что понимает его шутку, но не смогла даже поднять руку, чтобы коснуться его лица.

Чезаре и сам понял, что состояние ее критическое, но еще больше расстроился, когда врач подтвердил его догадку.

Шагнул к умывальнику, откинул капюшон, смыл грим с лица.

Потом приказал слуге вызвать герцога.

Эрколе прибыл через несколько минут, встревоженный тем, что его зовут в спальню Лукреции. При виде Чезаре глаза его широко раскрылись.

– Чезаре Борджа! Что ты тут делаешь?

В голосе Чезаре не чувствовалось тепла.

– Приехал навестить свою сестру. Мне не рады? Или я могу увидеть лишнее?

– Нет, нет, – занервничал герцог. – Просто… я удивился, увидев тебя.

– Надолго я не задержусь, дорогой герцог, – заверил его Чезаре. – Только передам несколько слов от моего отца… и от меня.

– Да? – глаза Эрколе хищно сузились.

Чезаре положил руку на рукоять меча, словно готовился сразиться со всей Феррарой. Шагнул к Эрколе д'Эсте, голос его оставался холодным.

– Святейший Папа и я более всего хотим, чтобы здоровье моей сестры пошло на поправку. Если она умрет, мы возложим вину на тех, кто оказывал ей гостеприимство, их город. Я ясно выразился?

– Я должен воспринимать эти слова как угрозу? – спросил Эрколе.

– Я уверен, что вы меня поняли, – голос Чезаре стал жестче. – Моя сестра не должна умереть. Если такое случится, она умрет не одна!

Чезаре и врач пробыли у постели Лукреции несколько дней. Наконец врач решил, что для выздоровления необходимо кровопускание. Лукреция отказалась.

– Не хочу, чтобы из меня выпустили всю кровь! – кричала она, мотая головой, пытаясь вырваться, хоть сил совсем и не было.

Чезаре сидел рядом, держал, успокаивал, взывал к голосу разума.

– Ты должна жить для меня. Иначе для чего жить мне?

Лукреция, наконец, перестала сопротивляться и уткнулась лицом в грудь Чезаре, чтобы не видеть, что с ней будут делать. Врач сделал несколько надрезов на лодыжке и выпустил столько крови, сколько посчитал необходимым для выздоровления.

Уезжая, Чезаре пообещал Лукреции вскорости вновь навестить ее, потому что теперь он жил в Чезене, всего в нескольких часах езды от Феррары.

 

 

* * *

Лукреция не умерла. После кровопускания начала медленно поправляться. Стала вновь ощущать тепло своего тела, уже не обливалась потом, больше бодрствовала, не проваливалась в долгий, глубокий, без сновидений сон, больше похожий на обморок. И хотя ребенок родился мертвым, здоровья и энергии у нее прибавлялось с каждой неделей.

Об утрате ребенка она грустила только ночью, ибо пришла к выводу, что время, ушедшее на оплакивание чего-либо, – потерянное, потому что в ее жизни было слишком много горя. И если ей хочется реализовать заложенное в нее Господом, хочется творить добро, она должна сконцентрироваться на том, что ей под силу, и не пытаться изменить недоступное. Вот так она и начала вести добродетельную жизнь.

К концу первого года пребывания в Ферраре она сделала первые шаги к завоеванию любви и уважения своих подданных, так же, как и любви этой странной и могущественной семьи, д'Эсте, в которой она теперь жила.

Старый герцог, Эрколе, первым оценил ее блестящий ум. И с течением времени стал прислушиваться к ее советам чаще, чем к советам своих сыновей, и доверял ей все более важные дела.

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 169. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.015 сек.) русская версия | украинская версия