Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ВЕРЯ В ЛУЧШЕЕ, УВЕЛИЧИВАЕШЬ ЕГО ВЕРОЯТНОСТЬ.




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Мобилизуешь скрытые потенциалы реальности.

Пардон, мы не знали, что вы чемпион

– Как человек должен выглядеть, чтобы по одному его виду можно было понять – на него нападать не стоит?

– Дело не во внешнем виде или каких‑нибудь прибамбасах, а в исходящем от человека поле – сигнализации не видимой, но ощутимой…

Я проводил исследования в местах заключений и убеждался не раз, что уголовник‑пахан, как правило, не имеет особых физических отличий или преимуществ перед другими уголовниками. Может быть хилым, старым, больным, невзрачным, как какой‑нибудь Иваньков‑Япончик… Но из него исходит победительная уверенность, та самая внутренняя сила, которая подчиняет…

– Короля, как известно, делает свита.

– Да, но первичный импульс исходит от самого короля, сперва он должен представить публике достаточно убедительные знаки своих притязаний.

И у зверей в стаях вожаком делается не тот, кто сильней всех физически, а кто сильнее психически, кто агрессивнее и упрямее, кто дерзает, кто круче.

Стоит лишь на чуть‑чуть поколебаться в уверенности, как можно оказаться разжалованным из Альф.

В зоопарке был случай: вожак‑павиан во время еды сломал передний зуб – один из аксессуаров его свирепого самцового статуса. Трое суток этот экземпляр сидел молча, не раскрывая рта, ничего не ел, а вся стая выжидательно сидела вокруг него.

Неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы ветеринары совместно со служителями зоопарка не скрутили обезьяньего пахана и не догадались вставить протезный зуб.

Как объяснил зоопсихолог, вожак боялся открыть рот, чтобы не потерять свой статус, заметив дефект, сородичи немедленно бы его «опустили»…

В параллель вспомним историю со знаменитым боксером Мохаммедом Али.

Он еще был вполне в силе, выглядел ого‑го, на ринге мог положить любого. И тем не менее трое безоружных бандитов, не таких уж здоровяков, не спортсменов, не знавших, что их «клиент» величайший боксер мира, благополучно скрутили его и ограбили, предварительно избив.

– Почему на него напали? Может, он подсознательно и сам этого хотел?

– Ничего не знаю об этом. Но знаю, что юный Кассиус Клей еще до начала своей головокружительной боксерской карьеры, сделавшей его Мохаммедом Али, страдал ярко выраженным комплексом неуверенности в себе, от которого, видимо, окончательно не избавился, несмотря на все свои сокрушительные победы. Свидетельством остаточного комплекса и была всем запомнившаяся навязчивая до карикатурности самореклама «величайшего всех времен». Нет, не был он величайшим, был просто одним из великих мастеров ринга, пластично‑мощным, почти неуязвимым, но только почти…

А сразу же после того ограбления боксерская карьера гиганта пошла камнем на дно…

Застолье вместо расстрела

– Если к вам в безлюдном местечке подходят двое‑трое «попросить закурить» – можно ли переломить ситуацию и избежать худшего?

– Можно, вариантов много (см. далее). Главное – быстрота диагноза ситуации – реакция должна быть опережающей. Трудность в том, что, с одной стороны, нужно быть настроенным бдительно, а с другой – положительно, верить в лучшее…

– Ну вот я уже «продиагносцировал», что ко мне подходят с недобрыми намерениями…

Отвечает Наташа, жена В.Л. Случай со мной… Подошли двое в незнакомом месте, – было темно… «Девушка, можно познакомиться?» – и уже тянут руки… Я быстро отвернулась и махнула рукой как бы «своим» из ближайшей подворотни: «Ребята, сюда! Тут поговорить хотят!..» Никого там, в подворотне, конечно, не было, но парни заозирались и отступили, пошли дальше.., Еще: когда я поздно вечером возвращаюсь домой и вижу, что за мной кто‑то идет, я всегда машу рукой, как будто бы на меня кто‑то из окна смотрит…

ВЛ – А я иногда, бывало, делал внезапно вид, будто за спинами стоящих передо мной образин что‑то происходит, широко раскрывал рот и глаза, будто я там вдруг что‑то неожиданное увидел… Образины непроизвольно озираются или хотя бы на миг тормозятся, это уж обязательно – вот и выигрыш времени и инициативы: либо ударить первым, либо рвануть. Любая неожиданная или парадоксальная реакция дает психологическое преимущество.

Был, помню, случай со мной в начале восьмидесятых годов. На Кавказе, в курортном местечке, с двумя моими приятелями‑москвичами, работниками культурного фронта и отнюдь не бойцами, возвращаемся мы поздним вечером в свое съемное пристанище…

На безлюдной улочке вдруг нас быстро нагоняет выросшая как из‑под земли группа здоровенных местных парней, человек восемь. Оглянувшись пару раз, мы успели понять, что намерения у них крайне серьезные. Мы, естественно, безоружны. Мои спутники, вижу, бледнеют и пытаются ускорить шаг…

Я: «Тормозните, ребята, идите как можно медленнее… Бежать не надо. Придумаю что‑нибудь…»

В голове закрутились смутные образы – легковая машина… дым сигареты… люди за столом, бутылка вина… Нас настигают… Успеваю шепнуть спутникам «останавливаемся», круто оборачиваюсь – и…

Внезапно изображаю радостное изумление, раскрываю объятия, делаю широкий шаг навстречу очевидному вожаку – с громкой и беспрерывной речью:

– Дорогой, неужели ты? Вот так встреча! Думал, уж не увидимся! Вот радость, ей‑богу! Ты узнаешь меня? Помнишь? Ну как не помнишь, ты же меня подвез! Ты меня выручил, вспоминай! У тебя ведь машина есть? Есть! Помнишь, я голосовал на дороге, ты остановился, мы долго ехали, ты меня и сигаретой угостил, и дорогу объяснил, а денег не взял…

– Не помню… Когда? Где?

– На перевале, вон там, четыре года тому назад… Не, погоди, уже шесть лет прошло, даты спутать могу, но тебя‑то я точно помню, такое не забывается… А вот имя ты мне сказать не успел…

…Или постеснялся… Меня Володя зовут, ну, теперь вспомнил?.. Вот это встреча!.. Теперь моя очередь угощать. Пошли с нами, бери ребят, у нас есть вино…

Изрекая все это с нарастающей радушной уверенностью, неотрывно глядя ему в глаза, вижу – срабатывает внушение, вожак уже начинает верить, что я либо говорю правду, либо искренне убежден, хотя, может быть, обознался… Вот он вроде бы меня вспоминает… Опять сомневается, недоверчиво хмурит брови, мрачнеет – и его усатые молодцы на него смотрят как боевые псы в ожидании «фас»…

Но все уже почти сделано – он уже в психологической ситуации диалога, его агрессивность снята, сознание перенаправлено, он получил совершенно иной пакет мотиваций, иную роль, сам того не заметив, – вижу, ему хочется уже соответствовать предложенному образу благородного, великодушного, покровительственного мужчины…

И вот я уже прошу его вместе со всей компанией проводить нас домой, потому что мы, кстати же, и слегка заплутались… Он строго и величественно соглашается… Все! Сценарий нападения сорван. Сценарий наш. Всю дорогу я безудержно болтал о чем‑то, пытался шутить, расспрашивал…

Это была, как вы догадались, группка местных националистов. Когда мы вместе пили вино у нас дома, они признались, что еще немного, и расстреляли бы нас как оккупантов, но раз уж так вышло – не могут нарушить законы гостеприимства… Показали пистолеты… Потом запели свои кавказские песни…

Неплохо, скажу я вам, посидели!..

Прелюдия или приглашение на избиение

Психологические защиты от нападений

Из письма ВЛ – ГИДу

…Вы спрашиваете, как же совместить внутреннюю свободу с внешней необходимостью? Подонок оскорбляет женщину, издевается над ребенком, нападает на вас – какой выбор тут, какая свобода?..

Вы правы: в подобных положениях никакие предписания не работают, каждый управляется только своим инстинктом и совестью. Не подскажешь, когда расслабляться и глубоко дышать, когда напрягаться и бить по морде, а когда бежать без оглядки – и мне довольно того, что я знаю свои личные правила и по возможности выполняю их…

Сам‑то я, было время, перед лицом таких надобностей то и дело оказывался растерянным и беспомощным: стоишь, что‑то соображаешь, мямлишь, а в это время уже оскорбили, избили, ограбили…

Или наоборот – кто‑то вякнул, что‑то звякнуло, а ты, не успев ничего сообразить, уже ввязался в драку, наломал дров – словом, был крепок, что называется, задним умом.

Постепенно, однако, «задний ум» удалось, худо‑бедно, перевести в «передний» – я изучил вопрос о битье, могу уверить вас, досконально. Темой моего исследования стало: как человека бьют?

Как?.. Очень просто: подходят и бьют.

Вас много били? Меня не очень, но мне было достаточно, и поэтому я долгое время старательно избегал людей, которые бьют. Избегание, однако, не давало творческого удовлетворения главным образом потому, что вышеупомянутые персоны обычно появляются в ситуациях, когда их не избежишь.

Подстраховавшись боксом и чуть‑чуть карате, я пошел навстречу битью. Конечно, не с целью быть битым (этого, повторяю, было достаточно) и не для того, чтобы бить самому (тоже насытился), а исключительно ради исследования психологии бития.

Ради этой цели я не только не избегал людей, которые бьют, но искал их, как охотник дичь, и вступал с дичью в исследовательское взаимодействие.

Я пробовал разные варианты, я изучал ситуации, в которых бьют человека, изучал тех, кто бьет.

Какие при этом были побочные эффекты, научного интереса не представляет.

Главное – оказалось, что человека никогда не бьют просто так, а всегда с некоторой подготовкой. Есть термин «предварительная игра», «прелюдия» – из области любви, помните?.. Вот как раз то самое.

К человеку подходят и просят: «Дай закурить», – а если при этом хотят снять часы, то сперва интересуются, сколько времени. Его могут спросить, какая погода нынче в Антарктиде и как он относится к президенту Абабуа, могут заметить, что он напрасно надел очки, все равно темно; могут и просто нечаянно толкнуть, потом нарочно толкнуть, а потом бить.

Сначала всегда создается психологический сценарий битья, и этот сценарий разыгрывается, осуществляется – а потом бьют. Избиваемого сперва обязательно вводят в роль избиваемого, а потом бьют. И себя непременно, обязательно вводят в роль бьющего, а потом бьют. «Волк и ягненок» – вотвот, без сценария и без роли никак нельзя, без прелюдии бить не полагается, просто так бить неудобно, просто так бьют только психи, которых за это бьют.

Вопросы же и всевозможные замечания представляют собой разные способы вызова на роль: человеку дают приглашение на избиение, на которое он должен как‑то ответить…

Серия «Дай закурить»

Вариант Отказной Простой

– Дай закурить.

– Не дам.

– Не дашь?! Ах ты… (Бьют.)

Вариант Отказной Нажимной

– Дай закурить.

– У меня нет.

– Врешь. Покажь карман.

– Не подумаю.

– Не подумаешь?! (Бьют.)

Вариант Соглашательский

– Дай закурить.

– Пожалуйста.

– Ты чего рваную даешь, ты…

– Вот целая.

– Сырая, давай посуше.

– Пожалуйста.

– Да это же… Тьфу… это же блевотина. Это… а не сигарета.

– Да что вы, какая же блевотина?

– Такая же, как и ты!.. (Бьют.)

Вариант Мини

– Дай закурить.

– Сейчас (жертва лезет в карман, в это время бьют).

Вариант Полюбовный

– Дай закурить.

– А ведь вы меня хотите побить.

– Какой догадливый, а? Сговорчивый! (Бьют.)

Вы поняли?.. Просто так не бьют, нет, просто так только убивают, а приглашение на битие требует творческого соучастия избиваемого. Человека сперва включают в поле ожидания, а потом бьют. Поведение задается границами этого поля: извинением ли, робким протестом или попыткой оттянуть время избиваемый сам ведет дело к тому, что его бьют. Человеку сперва внушают, что он должен быть бит, а потом бьют. И вот в этом вся соль бития – в процессе внушения, ожидания и обратной связи.

Как сорвать сценарий агрессора

Вариант Врачебный

– Эй, стой. Дай закурить. (Останавливаетесь сразу.)

– Не курю.

– Покажь карман.

– Что у вас с ухом? (Носом, глазом и т.п.)

– Чего?

– Вот‑вот. (Указывая на ухо, которое без зеркала не увидишь.)

– Чего?

– Что такое рак, знаешь?

– Ну.

– Операцию придется делать. (Продолжая вглядываться в ухо; одновременно готовя удар.)

– Ты что, врач?

– Вот именно. Курить вредно. От курева рак. Далее по ситуации, но сценарий практически сорван.

На тренинг‑группах играем в такую игру.

«Бить иль не бить, вот в чем вопрос…»

Игровой партнер, Господин‑Под‑Вопросом подходит к вам все с тем же «дай закурить», но цель подхода известна лишь ему самому.

(Скажем, «бить» – в кармане черная карточка, «не бить» – белая.) Задача ваша – угадать намерения Господина‑Под‑Вопросом и соответственно себя повести.

Вариант Оперативный

– Дай закурить.

Ничего не отвечать – сразу остановиться. Твердо глядеть в глаза. Боковым зрением следить за движениями. Внутренне приготовить блокировку удара. Пауза одна‑две секунды, затем решительно:

– Документы.

– Какие еще документы?..

– Ваши документы (не повышая голоса, готовясь применить силовой прием).

Инициатива уже ваша. При ответе типа «А ты покажь свои», вам показывать нечего, кроме быстроты реакции, и заменить документ может аперкот или удар карате; далее по ситуации.

Вариант Сумасшедший

– Дай закурить.

– Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог… Как пройти на Семеновскую? (Поза пружинной готовности.)

– Закурить дай, говорю…

– Чижик‑пыжик, где ты был? На Фонтанке водку пил… Офелия, о нимфа, помяни меня в своих молитвах. Бить знаменитых некрасиво, не это поднимает ввысь – и так далее, не забывая следить за движениями «партнеров».

Вариант Глухонемой

– ЭЙ! Погоди‑ка!.. Слышь?!

Вы не слышите. Вы глухонемой. Вы идете. Вас догоняют.

Останавливаетесь. Указываете на свое ухо… Да, вы глухонемой. В следующую секунду могут сказать «дай закурить» или броситься бить, но психологический сценарий нарушен неожиданностью, у вас преимущество. Чаще при такой встрече все‑таки отстают.

Вариант Свисток (для женщин и физически слабых)

В любом охотничьем или спортмагазине покупается свисток, издающий достаточно резкий звук. В случае угрозы нападения немедленно свистеть изо всех сил. Просто, но действует.

Вариант Торобоан

К вам подходят с «дай закурить» или чем‑то подобным. Вы гротескно изображаете сильнейший испуг: «Ой, ребята, я вас боюсь, ой‑ой, я уже обос(.)ался…»

Как правило, это вызывает у «партнеров» краткое расслабляющее замешательство, и вы можете им воспользоваться – нанести неожиданный удар; или что‑то иное, по ситуации…

Предложение №28

Антихамины

Два лучших ответа на хамский наезд – веселый смех и настоящее, истинное, физиологическое чихание. Еще хороший антихамин – прикинуться, будто понял хама наоборот, и вдохновенно благодарить, приторно благодарить, рвотно благодарить – благодарить, пока не увидишь, как хама вырвало в самого себя…

Тяжело в ученье, легко в бою!

Сильными не рождаются

ГИД – А все‑таки бывают и случаи, когда при встрече с превосходящей силой остается лишь сдаться на милость судьбы…

ВЛ – Разумеется. Даже каратисту высшего класса предписывается при грабеже под дулом пистолета сперва отдать деньги, а там…

«Для разбега пяться», – говорит один мой друг, а на Востоке есть боевой стиль под названием «ветка, прогибающаяся под снегом» – твердое сломается, а гибкое прогнется и разогнется…

– А со страхом‑то делать что, с мандражом?

– Глазки боятся, а ручки делают, только так.

Чемпион по любому боевому искусству, если будет искренним, признается вам в страхе, возникающем не на ринге, а при внезапных столкновениях, скажем, на темной безлюдной улице… Страх, может быть, его не парализует, но при неумении освобождать себя может помешать среагировать наилучшим образом.

– Что же такое слабый человек? Неловкое сочетание большой ранимости и малой активности?

– Человек слаб, только пока не догадается, что силен, – пока не откроет, как пустить в ход свою силу.

Воистину силен только тот, кто прошел путь от естественной детской слабости до духовной силы, независимой от физического состояния. Слабый человек – всего лишь недогадливым человек.

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 286. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.046 сек.) русская версия | украинская версия