Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 6. глядно продемонстрировали нам еще одну «личностную прит-чу», которая, возможно, менее известна, но не менее поучи-тельна




глядно продемонстрировали нам еще одну «личностную прит-чу», которая, возможно, менее известна, но не менее поучи-тельна, чем описанные в главе 2 ситуационистские притчи.

Отзывчивость fe потребности другихВ предсказуемости

Одним из наиболее важных способов, с помощью которыхлюди трансформируют социальные ситуации, делая, таким об-разом, собственное поведение и поведение окружающих болеепредсказуемым, является принятие на себя или требование отдругих определенных обязательств. Готовность взять на себя сме-лость предсказать с уверенностью, что Мисс Джентилл явится кнам сегодня вечером на ужин, а также готовность потратиться исделать другие приготовления для обеспечения этого предсказа-ния лишь в очень малой степени основываются на знании ееличностных диспозиций или даже ситуации, в которой она вданный момент пребывает. Мы можем мало что знать о том, об-щительный ли она в целом человек, любит ли званые ужины илипо крайней мере те, которые принято устраивать у нас. Мы мо-жем так же мало знать о ее дефиците времени, обязанностях,выполнение которых выпадает на это же время, привлекатель-ных для нее альтернативных вариантах времяпрепровождения илио других ситуационных ограничениях, воздействие которых онаиспытывает. И конечно же, мы не имеем счастья знать в точнос-ти, как она сама расценивает наше приглашение и какой будетнаша вечеринка в ее представлении. Все эти неопределенностимогли бы сделать наше предсказание очень затруднительным, еслибы не тот факт, что она приняла наше приглашение и упомянуласегодня утром, что прихватит с собой пару бутылочек отличного«Каберне», и при этом до сих пор не позвонила, чтобы сооб-щить о каком-либо изменении в своих планах. Ибо по крайнеймере «в нашей округе» люди, связавшие себя подобными обяза-тельствами, непременно приходят, если только не дают знатьзаранее, что нам следует пересмотреть наши ожидания.

В более широком смысле это означает, что люди зачастую спониманием относятся к затруднениям тех, кто должен предви-деть их реакцию. Ибо социальная гармония отчасти зависит отнашей готовности и способности помогать другим правильнопредсказывать наши собственные реакции, равно как и от нашейготовности и способности реагировать так, чтобы это подтверж-


дало предсказания, сделанные о нас другими людьми. В соответ-ствии с этим во многих важных сферах социального поведениямы сигнализируем о своих намерениях и вообще стараемся оп-равдывать ожидания друг друга.

Мы хотим снова обратить ваше внимание на контраст междутребованиями повседневного опыта и логикой исследовательс-ких проектов, целью которых является проверка существованияличностных черт или точности социальных предсказаний. В лабо-раторных условиях, равно как и в «полевых», грамотный иссле-дователь будет стараться устроить все так, чтобы люди, за чьимиреакциями ведется наблюдение, не обращали бы внимания натех, кто это наблюдение проводит, или, что еще лучше, не по-дозревали бы об этом вовсе. Он будет пытаться обеспечить, что-бы никакие надежды или ожидания наблюдателей не дошли додействующих лиц и чтобы эти лица не могли сделать хоть какой-нибудь намек относительно собственных намерений тем, ктопредсказывают. Естественно, экспериментатор также попытаетсяисключить какие-либо обещания или обязательства, заключениеконтрактов и возникновение любых других обстоятельств, обя-зывающих действующих людей быть предсказуемыми или требу-ющих, чтобы они предупреждали всех заинтересованных лиц отом, что собираются предпринять нечто неожиданное. И вновьповторим: отсутствие подобных «загрязняющих» воздействий,свойственных реальным ситуациям, будет делать поведениеиспытуемого менее предсказуемым, а эффективность человека,дающего уверенные предсказания, очень низкой (Einhorn &Hogarth, 1978; Swann, 1984).

Важно отдавать себе отчет в том, что реакции, которые намнаиболее часто приходится предсказывать в реальной жизни,могут быть очень сильно детерминированными. Избираемые людь-ми роли, ситуационные силы, действующие на всякого, прини-мающего на себя подобные роли, ожидания, доводимые наблю-дателями до сведения действующих лиц и обязательства действу-ющих лиц перед наблюдателями, — все эти факторы могутвзаимно усиливать друг друга. Именно эта избыточная детерми-нированность способствует согласованности и предсказуемостиповедения и позволяет нам делать в целом правильные предска-зания, даже опуская или ошибочно интерпретируя некоторыеважные аспекты информации, служащей основанием для нашихпредсказаний. Если эта избыточная детерминированность будетУстранена — усилиями ли корректного и дотошного исследова-

 


262 Глава 6

теля либо путем значительного изменения социального контек-ста, в котором действует интересующий нас человек, то можнос уверенностью ожидать проявления очевидной несогласованно-сти реакций и нетипично большого числа ошибок со сторонытех, кто пытается предсказать поведение данного человека. Когдаже, как мы увидим далее, личностные и ситуационные факторы,наоборот, взаимодействуют друг с другом достаточно тесно, томы можем получить значения показателей стабильности и пред-сказуемости социального поведения, достаточно впечатляющиедля того, чтобы озадачить слишком примитивно мыслящих си-туационистов.

преемственность ПОВЕДЕНИЯ В ТЕЧЕННЕЖЙЗНУ

Из приведенного нами выше анализа непосредственно выте-кает наблюдаемая преемственность поведения, которая, похо-же, обнаруживается на протяжении жизни индивида (Block, 1971).Легко, конечно, проследить, каким образом проявляемая от-дельными наблюдателями тенденциозность в отборе информа-ции и интерпретации поведения отдельных людей может приве-сти к возникновению у них преувеличенного впечатления обустойчивости и преемственности этого поведения. Ясно, чтоподобная преемственность на протяжении жизненного пути —как реальная, так и воспринимаемая наблюдателями — можетотражать скорее стабильность давлений и ограничений среды,чем устойчивость склонностей или диспозиций того или иногоиндивида. Однако из нашего предыдущего обсуждения стано-вится ясно также то, что взаимодействие между человеком и егосоциальной средой (иными словами, кумулятивные и агрегиро-ванные эффекты делаемых человеком выборов, а также реакциясоциальной среды на его поведение и репутацию) может бытьпричиной важных проявлений преемственности в поступках ирезультатах действий индивида на протяжении всей его жизни(Caspi, Bern & Elder, 1989). Очевидно также, что с помощьюлюбой исследовательской схемы, которая тщательно отбирает исохраняет в неизменном виде тестовые ситуации, подобную пре-емственность выявить очень трудно. (На самом же деле посред-ством подобной схемы можно даже полностью свести ее прояв-ления на нет.) В частности, в рамках данной схемы никто и


никогда не стал бы ставить испытуемых в условия, в которых ихсформировавшаяся ранее репутация побуждала бы других людейрассматривать их в ином свете или ограничивать их поведенчес-кие возможности!

Подобные кумулятивные последствия личностно-ситуацион-ных взаимодействий все же нашли отражение в несколькихпосвященных этому специальных исследованиях. Например, мыузнали, что крайне агрессивные дети создают в своей семье чрез-вычайно напряженную обстановку, которая в свою очередь по-буждает их к дальнейшему проявлению агрессивности (Patterson,1982). Мы знаем также, что агрессивные дети ожидают проявле-ния враждебности со стороны других (Dodge, 1986) во многомтак же, как конкурирующие испытуемые в эксперименте Келлии Стахельского ожидали от других выбора конкуретной страте-гии. Соответственно подобные дети могут своим поведением про-воцировать агрессию со стороны окружающих, что подтвержда-ет их убеждения и поощряет к агрессивному поведению в даль-нейшем. Аналогичные процессы могут вызывать сходныекумулятивные последствия у чрезмерно застенчивых, зависимыхили импульсивных детей, а также у детей, обладающих незау-рядными либо, наоборот, чрезвычайно неразвитыми способно-стями к тому или иному виду деятельности. Путем сознательноговыбора своих занятий и партнеров, а также благодаря влияниюсвоих действий на чувства и реакции окружающих дети, облада-ющие данными свойствами, создают определенные характерис-тики среды, которые в свою очередь диктуют этим детям даль-нейшие действия и их результаты.

В ходе одного особенно показательного анализа Каспи, Элдери Бем (Caspi, Elder & Bern, 1987) изучили результаты проводив-шегося в Беркли лонгитюдного обследования группы мальчиков,в ходе которого документировались кумулятивные последствияюношеской «неуравновешенности». На первом этапе предприня-того ими анализа обнаружилось, что показатели раздражитель-ности, эмоциональной нестабильности и недостаточности само-контроля, зафиксированные в то время, когда мальчикам былопо десять лет, коррелировали с оценками этих же параметров,которые были даны внешними наблюдателями через 20 лет, наУровне от 0,27 до 0,45. Дальнейший анализ показал, что неурав-новешенные подростки покинули школу раньше, чем их болееУравновешенные товарищи (что едва ли вызовет удивление, еслипринять во внимание реакцию учителей и товарищей на раздра-

 


264 Глава 6

жительность и неспособность сдерживать эмоциональные поры-вы). Они также получили менее престижную работу, чаще прояв-ляли нисходящую социальную мобильность (что тоже не слиш-ком неожиданно, хотя бы по причине сравнительного недостат-ка образования) и имели вдвое больше шансов на то, чтобы ихбрак завершился разводом (результат, без сомнения отражаю-щий влияние первых двух обстоятельств, равно как и сохраняю-щихся проблем с эмоциональной уравновешенностью, а, воз-можно, также связанный с послужным списком обследованных).

Похожие результаты Каспи, Элдер и Бем (Caspi, Elder &Bern, 1988) получили и в отношении таких черт, как застенчи-вость и зависимость. Данная работа повторяет и развивает болеераннее и очень незаурядное исследование Блока (Block, 1971),продемонстрировавшего заметную стабильность жизненных до-стижений и согласованность оценок наблюдателей в отношениинекоторых черт личности на протяжении длительных периодовжизни. В результате проведенного исследователем анализа былообнаружено, что в каждом случае по каждой черте личности со-храняется стабильность оценок на протяжении жизненного путииндивида. Было продемонстрировано также и то, каким образомхарактерные паттерны поведения ребенка (а также реакции, вы-зываемые подобным поведением со стороны окружающих) спо-собствовали формированию среды, стимулировавшей подобнуюпреемственность темперамента и приводившую к предсказуемымпоследствиям для профессиональной карьеры и семейных отно-шений данного человека.

В свете рассмотренной в главе 4 проблемы агрегирования по-казателей стоит заметить, что вывод о преемственности поведе-ния на протяжении жизни человека возникает благодаря связяммежду такими предсказывающими и результирующими показа-телями, которые явно отражают множественные события. Ведьребенок приобретает репутацию неуравновешенного и в связи сэтим становится объектом особого внимания только после це-лой череды проявлений грубости (оттеняемой, возможно, ред-кими вспышками крайней агрессивности) на протяжении неко-торого периода. Аналогичным образом, людей не гонят с работыи не требуют от них развода на основании единичных поведен-ческих проявлений, однако когда их накапливается слишком мно-го, то это нельзя уже больше игнорировать. Как отмечали Каспии его коллеги, именно кумулятивный характер последствий по-ведения, а не сама по себе кумулятивная техника построения


поцказателей, обеспечивает впечатляющую величину соответству-ющих коэффициентов корреляции.

По иронии судьбы, Уолтер Мишел — теоретик, чья критикаобыденной теории личности была столь подробно рассмотренанами выше, тоже получил и опубликовал свои собственные эм-пирические данные, касающиеся преемственности поведения напротяжении жизни. Он обнаружил, в частности, что четырехлет-ние дети, успешно «откладывавшие вознаграждение» в некото-рых из его лабораторных ситуаций, повзрослев, стали демонст-рировать более высокий уровень социальной и когнитивной ло-яльности, добившись благодаря этому более высоких учебныхрезультатов. Действительно, простая корреляция между измерен-ным в дошкольном возрасте временем, на которое они былиспособны откладывать вознаграждение, и последующими пока-зателями теста академических способностей (SAT) составила 0,42для вербальных способностей и 0,57 — для математических(Mischel, Shoda & Rodriguez, 1989).

I Легко увидеть, каким образом умение откладывать вознаг-раждение, даже если это умение довольно слабое и присуще толькоопределенной сфере деятельности, может привести к столь впе-чатляющим последствиям. В жизни ребенка всегда найдется ка-кое-нибудь более увлекательное занятие, чем сидеть над решени-ем когнитивной задачи. В нашей живущей по книгам культуредети, обладающие несколько большей усидчивостью, могут ока-заться как раз теми, кто, получая когнитивные навыки, вместе сними приобретает и соответствующую репутацию, формируя уокружающих представление о себе, способствующее дальнейшимуспехам в учебе.

У нас не вызывает сомнения, что судьи, оценивавшие взрос-лых в этих лонгитюдных исследованиях темперамента, проде-монстрировали, по меньшей мере, неплохую согласованностьдруг с другом в оценках агрессивности, застенчивости или «книж-ности». Мы подозреваем также, что они достигли бы успеха,предсказывая определенные виды повседневного поведения. В тоже время мы полагаем, что было бы относительно легко [имея ввиду описанные в главе 5 факты чрезмерной уверенности пред-сказаний, полученные Даннингом (Dunning et al., 1990) и Вал-лоном (Vallone et al., 1990)] продемонстрировать, что эти судьиполагаются на представления о личности, излишне диспозицио-нистские, либо, по меньшей мере, излишне упрощенные в сво-ем диспозиционизме. Мы подозреваем, в частности, что те же

 


266 Глава 6

самые судьи проявили бы себя хуже как с точки зрения ошибоктак и в плане чрезмерной уверенности, если бы их попросилипредсказывать поведение тех же людей в «корректных» экспери-ментальных ситуациях, тщательно спланированных таким обра-зом, чтобы максимально исключить из поведения этих уже взрос-лых людей большинство кумулятивных последствий их юношес-кого темперамента.

СиТУАЦЛи, ОБЪЕКТИВНЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИЙ U ЛИЧНОСТЬ

Наш анализ происходящих в реальном мире сложных взаи-модействий между людьми и ситуациями несколько сузил про-пасть, пролегающую между ценными уроками контролируемыхлабораторных исследований и противоречащими им, на первыйвзгляд, уроками беспорядочных и смешанных наблюдений, сде-ланных в реальности.

В заключении данной главы мы приведем несколько итоговыхсоображений о силе и ограниченности интуитивной обыденнойтеории личности. Затем мы рассмотрим возможный вклад нашегоанализа в непрекращающиеся попытки создать более приемле-мое учение об индивидуальных различиях — учение, менее гар-монирующее с обыденной теорией личностных черт и очень сход-ной с ней традиционной научной психологией личности, ноболее мощное и способное внести большую ясность в рассмотре-ние предмета.

Лерес/лртр npakmuneckou ценности обыденнойтеории личности

Ранее мы утверждали, что обыденная теория личности ока-зывается в целом большим подспорьем в решении многих пов-седневных задач, несмотря на то что она основывается на слиш-ком упрощенных, даже ошибочных диспозиционистских посыл-ках. В то же время в некоторых особых ситуациях наивныйдиспозиционизм может вести к ошибочным умозаключениям инеобоснованным решениям. Некоторые из этих умозаключенийи решений относительно заурядны и безвредны, другие же —сравнительно нестандартны и потенциально опасны. Наше даль-нейшее обсуждение, в ходе которого мы будем сопоставлять чи-


стые и корректные исследовательские схемы с запутанными ре-альными контекстами, призвано выяснить, в каких именно слу-чаях обыденная теория личности может навлечь неприятности натого, кто ею пользуется.

Обыденная теория личности соотносится с более корректнойтеорией личности подобно тому, как обыденная физика соотно-сится с научной физикой (Holland et al., 1986; Nisbett, 1980,1987). Большинству из нас прекрасно удается обращаться с фи-зическими телами и силами, присутствующими в окружающейсреде. Некоторые даже вырабатывают в отдельных областях выда-ющиеся навыки (например, умение бросать и ловить мяч), не-смотря на ряд достаточно глубоких заблуждений относительнозаконов движения, управляющих соответствующими физичес-крми явлениями, заблуждений, в которые впадали, заметим,самые тонкие философы еще несколько сот лет назад (Champagne,Klopfer & Anderson, 1980; McCloskey, 1983).

Например, большинство взрослых людей полагают, что еслиотпустить предмет, движимый вперед с определенной скорос-тью (например, выпустить сверток из рук идущего человека илимелкого грызуна из когтей хищной птицы), то он упадет верти-кально вниз. Увидев траекторию падения этого предмета в фор-ме параболы, они бывают глубоко поражены. У этого и подоб-ных ему заблуждений, к которым до Галилея и Ньютона никтоне подходил с научной строгостью, существует несколько след-ствий. С точки зрения человеческой эволюции, у людей тольконедавно появилась возможность сбрасывать предметы с быстроперемещающихся транспортных средств, равно как и необходи-мость избегать попадания предметов, сброшенных сверху. Про-изошло это в связи с резким скачком в развитии военной авиа-ции в начале нашего века. Бомбардиры времен первой мировойвойны должны были учиться побеждать свое желание не сбрасы-вать бомбу до тех пор, пока она не окажется строго над целью(стоит заметить, что эта проблема была решена путем разработ-ки приборов, не полагавшихся более на «интуитивный» расчеттраектории падения бомбы). Пехотинцы же вынуждены были всвою очередь научиться обращать внимание не на бомбы, сбра-сываемые прямо на их головы, а на бомбы, которые сбрасыва-лись с приближающихся самолетов, находящихся на достаточ-ном от них расстоянии.

I Одно из наиболее распространенных и существенных обы-денных заблуждений о природе физического мира, нашедшее

 


268 Глава 6

отражение в наследии древних философов, имеет еще более не-посредственное отношение к нашему разговору об обыденнойтеории личности. Левин отмечал:

«По Аристотелю, движущие силы были полностью и заранее обусловле-ны природой физического тела. В современной физике все наоборот: суще-ствование вектора силы всегда зависит от взаимных отношений несколькихфизических фактов, в особенности от отношения тела к его среде» (Lewin,1935, с. 28; курсив оригинала).

Иными словами, древняя физика представляла поведениеобъектов исключительно в терминах их свойств или диспозиций.Камень при погружении в воду тонет, поскольку обладает свой-ством тяжести, или «гравитацией»; кусок же дерева плывет пото-му, что обладает свойством легкости, или «левитацией».

В этих в целом полезных воззрениях на поведение объектовотсутствует лишь одно — относительный взгляд на явления. Со-гласно этому взгляду, необходимо рассматривать отношение междумассой воды и массой погруженного в нее тела, а в случае спадающим телом — между движением тела по инерции и силойземного притяжения. Однако ограниченность и заблуждения наив-ной физики не мешают обычному человеку видеть перед собойпредсказуемый и понятный ему мир физических объектов. Насамом деле эти заблуждения служат повышению предсказуемос-ти и связности повседневного опыта. Но они чреваты и некото-рыми издержками, поскольку делают человека подверженнымпотенциально опасным ошибкам в суждениях, возникающимпри необходимости иметь дело с новым, незнакомым явлением.Они также представляли собой тот интеллектуальный багаж, ко-торый пусть поначалу и с неохотой должен был быть отброшенв сторону, дабы освободить место для менее интуитивного ипредоставляющего гораздо более широкие возможности взглядана мир физических явлений — взгляда, связанного с именамиГ. Галилея и И. Ньютона. (Как должно быть известно нашим чи-тателям, в течение последнего столетия ньютонианские пред-ставления о времени, пространстве и движении постепенно ус-тупили место еще менее интуитивным и таящим в себе ещебольшие возможности представлениям о Вселенной, вызваннымк жизни гением Эйнштейна и других физиков-теоретиков.)

В психологии не было ни своего Ньютона, ни тем более сво-его Эйнштейна, которые могли бы заменить наши наивные,основанные на опыте представления более точной и научно


Связность повседневного социального опыта 269

обоснованной системой воззрений, которая позволила бы очер-тить взаимоотношения между человеком и ситуацией. На самомделе, как мы уже говорили в главе 1, одним из наиболее важныхуроков психологии является более глубокое понимание того,почему формулирование продуктивных закономерностей, точ-но предсказывающих поведение, чрезвычайно затруднено, какбы мы ни совершенствовали наши методологические навыки иконцептуальные способности. Тем не менее мы полагаем, чтообобщенный в данной главе социально-психологический анализвзаимоотношений между людьми и их социальным окружениемпоможет сделать самый общий набросок более продуктивной кон-цепции индивидуальных различий и согласованности поведения.

В nouckax бодге продуктивных представленийЛичности

, Предположим, что нашей целью являлась замена традицион-ней доктрины личностных черт другим подходом к проблемеиндивидуальных различий, основанным на концептуальном ана-лизе, приведенном в данной главе. Представим себе, в частно-сти, что мы ищем такой подход, который был бы совместим какснизкой согласованностью поведения, проявляющейся в конт-ролируемых, корректных исследованиях (подобных тем, на ко-торые ссылается Мишел), так и с очевидной повторяемостьюповседневных социальных взаимодействий. Черты подобного под-хода, постепенно проступавшие все это время, теперь уже впол-не различимы. Настало время запечатлеть их.

Холстом для нашего наброска послужит в первую очередьтрадиция социального когнитивизма, представленная ДжорджемКелли, Уолтером Мишелем, Джулианом Роттером и АльбертомБандурой, а также рядом теоретиков младшего поколения, свед-ших воедино и преумноживших их труды (например, Cantor &Kihistrom, 1987; Markus & Nurius, 1986). Как и большинство вы-шеназванных когнитивистов, мы не принимаем на веру суще-ствование всеобщей кросс-ситуативной согласованности — нимежду внешними поведенческими проявлениями, ни между ког-нитивными и мотивационными процессами, составляющими ихоснову. Согласованность поведения, как и отсутствие таковой,Представляет собой доступные пониманию, но не всегда пред-ьказуемые последствия динамичных взаимоотношений, существу-

 


270 Глава 6

ющих между данным индивидом и его социальной средой. В соответствии с этим требуемый подход должен быть идиографичес-ким по духу, несмотря на ношу, ложащуюся при этом на плечиисследователя, и несмотря на то, что мы будем вынуждены при-знать ограниченную применимость мощных и многофункцио-нальных шкал оценки личностных качеств. Иными словами, приновом подходе, чтобы оценить отличие между людьми и связ-ность их поведения и чтобы предвидеть, когда и как это поведе-ние окажется предсказуемым и согласованным, нам потребуетсязнать о разных людях разные вещи.

Пожалуй, еще более фундаментальное различие между обще-принятым и возможным альтернативным подходами к теорииличности касается перспективы, в свете которой необходимодавать характеристику самого поведения. Любой подход, претен-дующий на то, чтобы сделать поведение объяснимым и предска-зуемым, должен принимать в расчет субъективную точку зрениясамого рассматриваемого человека, а не точку зрения наблюдате-ля или исследователя. Объективные штампы, описывающие от-дельные поступки (такие, например, как «подаяние милостынипопрошайке», «занижение балла студентке, опоздавшей со сда-чей курсовой работы») или даже их типы (например, «щедрыепоступки», «наказующие действия» и т.п.), будут иметь при этомвесьма ограниченную ценность. Реальную связность поведенияконкретного человека можно обнаружить, лишь оценив его на-мерения, стратегические посылки, специфику восприятия само-го себя, а также его суждения о значимых ситуациях, т.е. оценивпредставления данного человека о смысле собственного поведения.

Далее мы поговорим обо всем этом более подробно, а затемпозволим себе осторожно высказаться о шансах на успех подоб-ного подхода.

1. Цели и предпочтения. Поведение человека строится вокругего целей: кратковременных, долговременных и даже таких, длядостижения которых требуется целая жизнь. Чтобы достичь этихцелей, люди составляют планы и наблюдают за их выполнением,сохраняя либо изменяя в соответствии с ними паттерны своегоповедения. Так, связность поведения Джилл на работе может бытьпонята в терминах согласованности и устойчивости, с которойона делает очень похожие вещи и произносит очень похожиефразы в ряде возникающих на работе ситуаций, в то время каксвязность соответствующего поведения Джека можно понять.


Связность повседневного социального опыта 271

шь оценив то, каким образом он варьирует стиль своей дея-тельности в зависимости от ситуаций, предъявляющих разныетребования, а также реагируя на информацию о том, что егоцели еще не достигнуты. Смысл вышесказанного очень хорошопередает рассказ из умной книги Чиальдини, посвященной со-циальному влиянию (Cialdini, 1988).

Однажды Чиальдини заинтересовался разработкой оптималь-ной стратегии для официантов, которая позволяла бы им полу-чать наибольшую сумму чаевых. В течение некоторого времени водном из ресторанов он наблюдал за официантом, зарабатывав-шим больше других, с целью выяснить, что же он для этогоделает. Оказалось, что наиболее примечательным в поведенииофицианта было то, что он не делал ничего однотипного (ис-ключая, конечно, стремление получить побольше чаевых). С се-мьями он обходился очень тепло и по-домашнему, подмигиваядерм и предупреждая их желания. С пришедшими в ресторан насвидание подростками он вел себя высокомерно и устрашающе.Ас обедающими в одиночестве старушками он был вкрадчив идоверителен. «Согласованность» всех этих чрезвычайно разныхповеденческих проявлений состояла лишь в энергичном и про-думанном следовании профессиональной цели.

Индивидуальные различия в целях и предпочтениях долгоеврмя рассматривались как важный источник индивидуальныхразличий в поведении (Mischel, 1968). Более того, подход к лич-ности, принятый у персонологов, часто был идиографическими учитывал то, что люди отличаются друг от друга не толькосодержанием своих потребностей и ценностей, но и их важно-стью или тем, насколько центральное место они занимают всистеме мотивов человека. Так, например, у некоторых людейЦентральное место занимают эстетические потребности, выпол-няя роль организующего начала. Для других же они представляютсравнительно небольшую важность. Признание социальных иполитических ценностей также может дать ключ к пониманиюсогласованности поведения некоторых людей, но едва ли чем-нибудь поможет в понимании поведения других. Различия в при-оритетности и значимости для людей достижений (в особенно-сти карьерных) были зафиксированы как при попытках осмыс-ления индивидуальных различий в контексте отдельнойльтуры, так и при попытках (разговор о которых пойдет у насв гл. 7) понять различия между разными культурами (McClelland,kinson, Clark& Lowell, 1953).


 


272 Глава 6

2. Компетентности и способности. Чтобы оценить последова-тельность или кажущуюся непоследовательность, проявляющие-ся в поведении того или иного человека, мы должны узнать большетого, что знаем о его целях и стандартах. Нам необходимо такжекое-что знать и о его способности добиваться этих целей и соот-ветствовать упомянутым стандартам. В соответствии с этим еслинашей целью является предсказание его поведения, то мы долж-ны выяснить как можно больше об уровне его компетентности иуровне умственных способностей. В своем всеохватывающем об-суждении данного вопроса Кантор и Кильстрём (Cantor &Kihistrom, 1987) рассмотрели различные составляющие того, чтоони назвали «социальным интеллектом». Сюда вошли навыки изнания, требуемые для формулирования кратковременных и дол-говременных стратегий достижения целей, а также различия в«квалификации», необходимой в определенных сферах деятель-ности (например, умение общаться с товарищами, тщательнораспределять время и другие ресурсы, способность пользоватьсякогнитивными стратегиями, помогающими успешно отклады-вать вознаграждение).

Авторы подчеркивали также, что сходные на первый взглядситуации могут отличаться друг от друга по уровню навыков,требуемых для достижения определенной цели. В недавно опуб-ликованной работе Райта и Мишела (Wright & Mischel, 1987) этоописано очень хорошо. Исследовав группу мальчиков, имеющихпроблемы со сдерживанием своей агрессии, авторы пришли кзаключению, что одна и та же ситуация может создавать разныетрудности для способности мальчиков контролировать себя. Дотех пор, пока эта трудность не превышала некоторого уровня,индивидуальные различия между мальчиками не были ни замет-ными, ни предсказуемыми. Когда же трудность начинала превос-ходить этот уровень и социальная компетентность мальчиков,равно как и их способность контролировать эмоциональные по-рывы, подвергалась более суровому испытанию, индивидуаль-ные различия в агрессивности могли быть предсказаны с высо-кой степенью надежности, уровень которой с лихвой превосхо-дил стандартный коэффициент, приведенный в классическомобзоре Мишела. Суть результатов этого исследования представ-ляется вполне ясной. Так же, как и ученый, оценивающий спо-собности, исследователь, тестирующий личностные качества изаинтересованный в поиске свойств, различающих людей, дол-


жйи использовать тесты, пригодные для измерения уровня общейкомпетентности людей, а в идеале — еще и чувствительные к ихболее специфическим преимуществам и слабым сторонам.

3. Субъективные представления о ситуациях. Поскольку пове-дение человека в определенного рода ситуации зависит от вос-приятия им данной ситуации, прогресс в области предсказанияи объяснения поведения не может быть достигнут до тех пор,пока нам не удастся ощутимо продвинуться в исследовании фе-номена субъективной интерпретации ситуаций. Даже в те годы,когда психологи были заняты решением задачи классификациилюдей, время от времени раздавались одинокие голоса (Lewin,1935; Murray, 1938; Brunswik, 1956; Barker, 1968), призывавшиеуделять больше внимания классификации ситуаций. Со времен«когнитивной революции» 70-х годов исследования субъектив-ного представления о ситуации успели войти в моду (см. обзоры:

Bern & Funder, 1978; Cantor & Kihistrom, 1982). До сих пор ак-цент в них делался на характеристике параметров, которые мог-ли бы быть использованы для описания ситуаций, складываю-щихся в отдельных школах, психиатрических учреждениях, со-циальных сообществах и тому подобных организациях, а такжена реакциях, которые эти ситуации вызывали у людей вообще(Forgas, 1982; Magnusson & Ekehammar, 1973; Moos, 1968; Cantor,Mischel & Schwartz, 1982; Harre & Secord, 1973). Однако со време-нем все большее внимание в этих исследованиях стало уделятьсяиндивидуальным различиям в субъективной интерпретации. Какотмечали Кантор и Кильстрём (Cantor & Kihistrom, 1987), раз-личия в субъективной интерпретации могут являться отражени-ем различий в сиюминутных потребностях или целях. То естьнекий званый ужин может представлять собой для большинстваприглашенных повод расслабиться, но в то же время для некоегоочень нервного гостя он может стать испытанием на социальнуюадекватность, а для подающего надежды политика местного мас-штаба — возможностью саморекламы.

Подобные различия в субъективной интерпретации проис-ходящего могут также служить отражением более долговремен-ных, в большей степени обусловленных психическим складомРазличий в предшествующем опыте и темпераменте. Таким обра-м, семейные обеды и другие обыденные социальные эпизодыМогут вызывать теплые и радостные ассоциации у одних людей, угрожающие и печальные — у других (Pervin, 1976, 1985).

18-658


274 Глава 6


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 230. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.047 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7