Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЧЕСГВЕННЫЕ АСПЕКТЫ ОБЫДЕННОЙТЕОРИИ AU4WCTU




Начнем рассмотрение с качественных аспектов обыденной тео-рии личности. Действительно ли люди являются такими уж зако-ренелыми теоретиками личностных черт, какими мы пытаемся ихпредставить? Из материалов исследований, равно как и из повсед-невного опыта, мы знаем, что когда людей просят описать другдруга, они делают чрезмерный упор на термины, характеризую-щие черты личности. В ходе своих исследований Парк (Park, 1986,1989) обнаружила, что хотя испытуемые и прибегали иногда вподобных ситуациях к описанию поведения, социальной принад-лежности, аттитюдов, демографических данных и внешнего видачеловека, однако термины, описывающие личностные черты (та-кие, как добрый, застенчивый, эгоцентричный, беззаботный),употреблялись более чем в два раза чаще, чем следующая за нимипо частоте употребления форма описания.

Остром (Ostrom, 1975) просил студентов колледжа перечис-лить содержательные пункты информации, которую они хотелибы получить о другом человеке с целью сформировать о нем впе-чатление. Информация о личностных чертах составила 26% коли-чества всех перечисленных пунктов, в то время как информация оповедении, социальной принадлежности, аттитюдах, демографи-ческих данных и внешности составила лишь 19%. Лайвсли и Брам-ли (Livesley & Bromley, 1973) показали, что употребление детьми,принадлежащими к нашей культуре, терминов, характеризующихчерты личности, неуклонно возрастает по мере их развития, ста-


новясь с течением времени наиболее частым способом описания,используемым для свободной характеристики других людей. Смысл,который люди нашей культуры начинают с течением времени вкла-дывать в эти термины, является примечательно единообразным.Кантор и Мишел (Cantor & Mischel, 1979), а также Басе и Крейк(Buss & Craik, 1983) предлагали людям проранжировать различ-ные варианты поведения в зависимости от того, насколько онипредставляют те или иные стандартные личностные черты. Сте-пень согласия в ранжировании поведения была близка к их согла-сию в ранжировании различных предметов (например, столов илидиванов) как представителей тех или иных предметных категорий(таких, как, например, «мебель»).

Весьма поучительно сравнить частоту использования людьмиличностных черт для объяснения поведения с частотой привлече-ния для этой цели различных аспектов ситуаций или общего соци-ального контекста. Джоан Миллер (Joan Miller, 1984) предлагалалюдям описать какой-либо неблаговидный поступок, совершен-ный недавно человеком, которого они хорошо знали, а также ка-кой-либо поступок хорошо знакомого им человека, принесшийкому-то другому пользу. Сразу после описания каждого из поступ-ков, испытуемых просили объяснить, почему данные поступкиимели место. В половине объяснений, данных испытуемыми нега-тивным поступкам, использовались диспозиции общего характера(например, «он очень небрежен и нетактичен»). Таких объясненийбыло в три раза больше, чем объяснений, основанных на ситуаци-онном контексте («было плохо видно и велосипед слишком силь-но разогнался»). Аналогичным образом, когда речь шла о просоци-альном поведении, одна треть предложенных объяснений была данас привлечением диспозиций общего характера, что оказалось на50% больше общего числа ситуационных объяснений. Таким обра-зом, испытуемые проявили себя как теоретики личностных черт,а не как ситуационисты.

, Похожие выводы следуют и из пилотажного исследования,11 проведенного Россом и Пеннингом (Ross & Penning, 1985). В ходеЬксперимента испытуемые сначала делали предсказания о том, какнекоторые индивиды будут вести себя в ситуации, описание кото-рой было недостаточно конкретным, а затем обнаруживали, чтоих предсказания неверны. Получив такую обратную связь, испыту-емые быстро начинали строить новые предположения о диспози-циях рассматриваемых индивидов, не спеша при этом выдвигатьювые предположения о подробностях непосредственной ситуа-


208 Глава 5

ции. Например, испытуемым говорили, что вопреки их предсказа-ниям оба студента Стэнфордского университета, которых они толь-ко что сочли очень разными на основании выполненных ими ри-сунков, пожертвовали деньги на рекламу движения «За права го-мосексуалистов». При этом испытуемые были более склонны даватьэтому факту диспозиционные объяснения («эти два студента, долж-но быть, сами были голубыми или либералами»), чем ситуацион-ные («студентов, должно быть, попросили об этом таким образом,что им трудно было отказаться»).

Пожалуй, наиболее убедительная линия исследований, демон-стрирующих стремление обычных людей полагаться на диспози-ционные конструкты типов личностных черт, восходит к серииэкспериментов Уинтера и Улемана (Winter & Uleman, 1984; Winter,Uleman & Cunniff, 1985), показавших, что основанные на лично-стных характеристиках интерпретации формируются непосредствен-но в момент наблюдения соответствующего поведения и факти-чески могут кодироваться вместе с ним в памяти как неотъемле-мая его часть.

Уинтер и Улеман предложили вниманию своих испытуемых рядслайдов с высказываниями, описывающими конкретные действияконкретных людей, например «Библиотекарь помогает старушкеперенести сумку с продуктами через улицу». Затем испытуемымвыдавались «контрольные листы», на которые они должны быливыписать как можно больше предложений из числа только чтоувиденных. Для облегчения задачи припоминания им предлагалосьдва рода «подсказок». В некоторых случаях это были расхожие на-звания личностной черты или диспозиции, согласующиеся с дей-ствием, описанным на соответствующем слайде (например, дляфразы о библиотекаре, помогающем старушке перенести сумкучерез дорогу, таким ярлыком служило слово «предупредительный»).В других случаях подсказкой служило слово, вызывающее близкуюсмысловую ассоциацию с подлежащим или сказуемым соответ-ствующего предложения (например, слово «книги» по ассоциа-ции со словом «библиотекарь»).

Неудивительно, что при наличии диспозиционных подсказокиспытуемым удавалось припомнить существенно больше предло-жений, чем при отсутствии таковых. При этом намеки, связанныес личностными чертами, оказались более эффективными, чемсмысловые подсказки, несмотря на то что последние были гораз-до теснее связаны с конкретными словами в предложениях (если


судить по их оцениваемому сходству или по силе ассоциаций).Интересно, что при первом ознакомлении с высказываниями уиспытуемых не возникало мыслей о диспозиционных понятиях.В сущности, испытуемым казалось маловероятным,что их пред-ставления о личностных диспозициях могут пригодиться им дляприпоминания предложений.

Имеющиеся на сегодняшний день данные позволяют предпо-ложи rii. что люди автоматически (и при этом неосознанно) ин-терпретируют информацию о поведении в терминах личностныхдиспозиций (см. также Park, 1986, 1989; Lewicki, 1986). Эти дан-ные позволяют также увидеть, что личностные диспозиции, ко-торым люди отдают при этом предпочтение, подозрительно по-хожи на личностные конструкты, о которых поется в песнях, по-вествуется в художественной литературе и в работах по психологииличности.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 219. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.012 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7