Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Организованной группой. Версия о совершении преступных действий группой лиц может быть выдвинута уже в ходе осмотра места происшествия на основании обна­руженных следов




Версия о совершении преступных действий группой лиц может быть выдвинута уже в ходе осмотра места происшествия на основании обна­руженных следов, особенностей предмета посягательства, способа со­вершения и орудий преступления, изменений в обстановке.

Следы преступников. О групповом характере совершенного преступ­ления могут свидетельствовать в первую очередь следы пальцев рук, оставленные, судя по рисунку папиллярных линий, разными лицами. Подтверждением этого обстоятельства служит различие следов одно­именных пальцев и притом одинаковая давность их образования. При обнаружении следов разноименных пальцев версию о групповом пре­ступлении подтверждает существенное различие в их размерах.


908 Глава 54. Преступления организованных преступных сообществ

Вывод о том, что преступников было несколько, может быть сде­лан по следам рук только после исключения их принадлежности потер­певшему или лицам из его окружения.

По тем же критериям оцениваются и следы ног (обуви). Различия устанавливаются по конфигурации и размерам следов обуви, по отобра­зившимся в следах признаках подошвенной части и при наличии доро­жек следов — по различиям в признаках походки.

Полезную информацию может дать анализ следов курения. О том, что преступников было несколько, свидетельствуют наличие сигарет или папирос разных марок, различия в способе тушения, манере доку­ривать их до конца ("до фабрики") или оставлять окурок той или иной величины, привычка сминать гильзу папиросы своеобразным способом, признаки использования мундштука, следы губной помады. Различия могут быть установлены и путем исследования слюны на окурках. При обнаружении окурков сигарет или папирос одной марки следует обра­тить внимание на товарный знак, поскольку они могли быть изготовле­ны на разных фабриках, что указывает на принадлежность окурков раз­ным лицам.

Следы губ на винной или чайной посуде — маловидимые или ок­рашенные (губная помада) — не так информативны, как иные следы преступников, но в сочетании сними также позволяют с известной степенью обоснованности судить о числе преступников. Учитывается и особенность обстановки — накрытый на определенное количество лю­дей стол со следами пищи на тарелках, количество, ассортимент и сте­пень опорожнения винной посуды (стандартных бутылок и иных емко­стей).

Особенности предмета преступного посягательства.Указанием на то, что преступление совершено группой, служат следы перемещения, переноса громоздких или тяжелых предметов, значительный объем и вес похищенного.

При обнаружении трупа с признаками насильственной смерти о груп­повом характере преступления свидетельствуют различия в: орудиях, которыми причинены повреждения; характере профессиональных уз­лов, примененных при связывании потерпевшего или при упаковке трупа; следах истязаний потерпевшего при жизни. Признаком группового пре­ступления может послужить и способ сокрытия убийства (место захоро­нения, способ расчленения трупа, вид инсценировки несчастного слу­чая и т. п.).

Способ совершения преступлениявыступает свидетельством группы в тех случаях, когда отличается особой изощренностью или сложностью. Пример — совершение кражи путем проникновения в помещение с помощью подкопа. Со способом связаны орудия и сред­ства совершения преступления: использование тяжелых средств для резки металла при кражах из сейфов и иных металлических храни­лищ, обнаружение на месте происшествия стреляных гильз от раз­ных экземпляров оружия, следы различных орудий взлома, следы


§ 3. Возможности осмотра места происшествия 909

нескольких транспортных средств (ТС), относимость которых к со­бытию преступления несомненна, и т. п.

Наконец, о группе могут свидетельствовать изменения в обстанов­ке места происшествия соотносительно с продолжительностью пребы­вания там преступников. Так, значительные изменения обстановки квар­тиры, опорожненные ящики с бельем, разбросанные вещи, вскрытые ящики письменного стола, буфета, шкафа в сопоставлении с тем уста­новленным фактом, что время пребывания воров в квартире не могло превышать получаса, позволили предположить, что преступник был не один.

Изменения в обстановке места происшествия могут заключаться и в оставленных там предметах, принадлежащих преступнику или прине­сенных им с собой. Практике известны случаи, когда преступники на месте кражи переодевались в похищенные вещи и оставляли свою одеж­ду, по характеру которой можно судить, сколько их было. Реже об этом свидетельствуют забытые или оброненные вещи, а в одном случае двое преступников на месте кражи сфотографировались хозяйским фо­тоаппаратом и забыли его.

Все обнаруженные следы, предметы, изменения обстановки места происшествия должны быть оперативно оценены под углом зрения их относимости к расследуемому событию, а с позиций нашего исследова­ния — ив плане версии группового преступления. При этом, как спра­ведливо замечает В. М. Быков, даже при отсутствии признаков группы такое преступление в принципе не исключается. "Некоторые из членов преступной группы могут непосредственно не участвовать в его совер­шении, а исполнять какие-то другие, определенные соглашением, пре­ступные роли. Возможен и такой вариант — вся преступная группа на­ходилась на месте происшествия, но не каждый из соучастников оста­вил следы пребывания на нем"1. Что же касается преступной организа­ции, то ее лидер, как правило, лично в совершении преступных акций не участвует, и поэтому, естественно, следов на месте преступления не оставляет.

Оперативная оценка следов преступления и преступников предпо­лагает:

"1) установление причин образования следов;

2) определение способов образования следов, временных и простран­ственных обстоятельств их образования, т. е. мысленная реконструкция события преступления;

3) определение связи обнаруженных следов с преступлением, ис­ключение следов, не относящихся к делу, и получение данных для по­иска дальнейших следов;

4) установление следообразующих объектов;

5) выявление данных о личности преступника и исключение лиц, не причастных к преступлению...

8) выявление связи обнаруженных следов с материалами о других преступлениях (в частности, аналогичных по способу совершения и т. п.);

1 Быков В. М. Указ. соч. С. 15.



Глава 54. Преступления организованных преступных сообществ


9) получение информации для выдвижения версий планирования расследования"1.

Помимо результатов осмотра места происшествия в качестве ис­ходной информации на стадии возбуждения уголовного дела использу­ются данные, полученные в результате осуществляемых параллельно с осмотром оперативно-розыскных мероприятий: работа негласных сотруд­ников; поквартирный обход, опрос потерпевших и иных лиц, примене­ние служебно-розыскной собаки и т. п. В рассматриваемом аспекте это сведения о количестве преступников, их ролевой дифференциации, осо­бенностях общения друг с другом, приметах, а также о подготовитель­ных к совершению преступного посягательства действиях: расспро­сах жильцов, неоднократном посещении будущего места происшествия и т. д.

Совокупность исходной информации должна содержать достовер­ные данные о признаках преступления.

Признаки преступления — это признаки его состава. Статья 140 УПК РФ фактически устанавливает два требования: 1) наличие для воз­буждения уголовного дела признаков преступления и 2) достаточность данных об этих признаках. Для возбуждения уголовного дела требуется такая совокупность признаков состава преступления, чтобы это дало возможность сделать предположительный, но обоснованный вывод о со­вершении определенного посягательства.

Исходная информация, полученная в результате осмотра места про­исшествия, как правило, бывает неполной. В рассматриваемом нами ас­пекте она может содержать лишь сведения о совершении преступной акции группой и некоторые догадки о степени организованности этой группы. Последующие действия следователя, если он основывается лишь на такой информации, будут протекать на начальном этапе расследова­ния в условиях информационной неопределенности.

Иначе обстоит дело в тех случаях, когда в качестве исходной ин­формации фигурируют материалы оперативной разработки, явки с по­винной или подробные объяснения потерпевших с указанием числа и примет преступников, а иногда и ценной информации о деятельности преступной группы, позволяющей судить о степени ее организованнос­ти. Тогда с первых же шагов следствия речь будет идти о раскрытии преступления, совершенного преступным сообществом того или иного типа.

Выдвижение версий о совершении преступления группой лиц и планирование расследования

Исходная информация становится базой для выдвижения следствен­ных и оперативно-розыскных версий.

Учение о криминалистической версии, напомним, различает по субъектам выдвижения — четыре их вида: следственные, оперативно-розыскные, экспертные и судебные. Исходная информация, в которой

1 Постпика И. В. Оперативная оценка следов преступления. Одесса, 1988. С. 4.


§ 4. Выдвижение версий о совершении преступления 9 И

преобладают данные, полученные при осмотре места происшествия, используется преимущественно для выдвижения следственных и опера­тивно-розыскных версий, тесно связанных друг с другом и по своему содержанию, и по времени проверки. Именно они определяют направ­ленность начального этапа расследования.

В зависимости от содержания исходной информации версия может характеризоваться большей или меньшей степенью конкретности. Чаще всего данные лишь одного осмотра места происшествия позволяют только до известного предела конкретизировать типовую версию, объясняю­щую суть расследуемого события в общих чертах. Но даже такая версия может предполагать, что преступление совершено группой.

Версия в известном смысле представляется как вероятная инфор­мационная модель события, один из элементов которой — предположе­ние о групповом субъекте преступления.

Если взять наиболее сложную ситуацию,4 когда исходная информа­ция ограничивается лишь "данными, полученными при осмотре места происшествия, отсутствуют лица, в той или иной степени причастные к расследуемому событию или обладающие некоторой о нем информаци­ей, то версия опирается на сведения, характеризующие расположение данного места относительно известных ориентиров; количество лиц, бывших на этом месте, физические и прочие особенности каждого из них; направленность и характер их передвижений, действий; харак­тер оставленных следов; предметы, оставившие эти следы, и предме­ты, принесенные на данное место участниками события; последствия действий, совершенных бывшими здесь лицами (помимо оставленных следов): наличие и расположение трупов, частиц предметов и веществ, брызг, луж, овальности и обожженности поверхностей предметов, по­врежденных, перемещенных и разбросанных предметов обстановки и т. п.

Полученная модель события должна давать представления, во-пер­вых, об обстановке на месте происшествия до события и, во-вторых, после него. Анализ произведенных в обстановке изменений служит сред­ством формирования частной версии о числе преступников.

Как следует из изложенного, исходная информация, полученная в результате осмотра места происшествия, в значительной своей части относится к биологическим свойствам личности преступников, которые проявляются в:

антропологических признаках (расовая, половая, возрастная харак­теристики);

физических особенностях преступников и внешней анатомии их тел (черты лица, морфология кожных узоров, размеры тела и его струк­турно-механические свойства и др.);

функционально-анатомических особенностях;

биохимических особенностях (специфика состава слюны, крови, пота, спермы, тканей тела, запаха и пр.);

патологических аномалиях всех указанных элементов.

Помимо биологических свойств, эта информация может содержать и данные об опыте, знаниях, навыках, привычках и умениях преступников. Задача следователя при выдвижении версии о групповом преступлении —

30 Криминалистика



Глава 54. Преступления организованных преступных сообществ


суметь четко дифференцировать все собранные данные о личности пре­ступников, объединив их по признакам, характеризующим каждого из участников. Если это сравнительно просто в отношении следов, например рук, ног, зубов, запаха, то значительно сложнее применительно к при­знакам навыков и умений, а биохимические особенности для их диффе­ренциации требуют хотя бы предварительных лабораторных исследований.

Планированию расследования должно предшествовать выведение следствий из версии о совершении преступления группой.

Следствия — это логические выводы, вытекающие из предположе­ния о достоверности версии: о тех фактах и обстоятельствах, которые должны иметь место, если версия отражает истинное положение вещей. Из версии о наличии преступной группы, выдвинутой лишь по резуль­татам осмотра места преступления, в общей форме могут быть выведе­ны следствия о:

количестве преступников;

числе непосредственно принимавших участие в реализации избран­ного способа совершения преступления;

числе реализовавших способ сокрытия преступления;

ролевом распределении исполнителей;

использовании орудий преступления единолично (только одним из участников), персонифицированно, группой (количественный состав группы);

числе лиц, на которых могли остаться следы предпринятых ими действий или следы с места происшествия.

В любом случае следствие должно вытекать из версии, в этом сама его суть и значимость для планирования расследования.

После выведения следствий определяются действия следователя и оперативно-розыскные мероприятия, проведение которых необходимо для подтверждения или опровержения следствий. Перечень таких дей­ствий и мероприятий с указанием сроков их проведения и исполнителей и составляет основу плана расследования на его начальном этапе.

Разумеется, приведенная схема существенно пополнится, если в распоряжении следователя уже в первые часы работы йо делу будет информация, полученная от потерпевших и свидетелей. В этом случае версия о групповом преступлении может в принципе не вызывать со­мнений, задача будет заключаться, помимо ее подтверждения, в де­тализации выводов. Следствия эти должны охватывать собой не толь­ко факт коллективных преступных действий, но и их содержание, ре­альную распределенность функций между участниками преступной группы, признаки, указывающие на главенство в ней того или иного лица, иные признаки, свидетельствующие об уровне организованнос­ти группы.

Так, группа преступников напала на контору из райпотребсоюзов в сельской местности. По словам охраняющего контору сторожа, в комна­ту, где он находился во время ночного дежурства, внезапно вошли два человека в масках, повалили его на пол лицом вниз, связали руки и ноги, а рот заткнули кляпом. Взяв ключи от комнаты кассы, они подня­лись на второй этаж. По звуку шагов на лестнице сторож предположил,


§ 4. Выдвижение версий о совершении преступления 913

что преступников было не менее трех, а по голосам (они переговарива­лись громко, не стесняясь, что их могут услышать), — что их четверо.

Принесенными с собой орудиями преступники вскрыли стоявший в комнате кассы сейф и похитили деньги. Уходя, один из них заглянул в комнату сторожа и пригрозил ему расправой, если тот в течение часа поднимет тревогу. И хотя сторожу удалось освободиться от веревки на ногах и от кляпа значительно раньше и он смог сразу же после этого позвать людей, преступников настичь не удалось: судя по следам на снегу около здания контры, они уехали на автомобиле "Жигули".

При осмотре помещения кассы и сейфа были обнаружены множе­ственные следы пальцев рук. Их сравнительное исследование показало, что они принадлежат трем разным лицам. Следов мокрой обуви на полу было много, однако все они не годились не только для идентификации, но даже и для установления каких-то значимых общих признаков. Но в комнате сторожа обнаружили следы обуви двух человек, различимые, правда, только по размерам.

На передней стенке сейфа по краям замочной скважины имелись царапины различной глубины, оставленные, по-видимому, острым' пред­метом, которым пытались открыть замок. Более глубокие вмятины были по краям дверцы сейфа, зазор между ней и боковой стенкой явно пы­тались увеличить, вбивая в него какой-то предмет типа зубила. Сейф был отодвинут так, что открылся доступ к его задней стенке. Причем значительные габариты и вес сейфа требовали больших усилий. В месте соединения задней и правой боковой стенок сейфа, пользуясь зазором между ними, преступники смогли отогнуть часть боковой стенки и через образовавшееся отверстие похитили деньги. О том, что сейф отодвигали трое, свидетельствовали следы их рук.

Исходная информация позволяла выдвинуть версию, что в совер­шении преступления участвовало не менее трех человек (по словам сторожа, их могло быть и четверо). Было ясно, что налицо организо­ванная преступная группа. В плане расследования применительно к этой версии были предусмотрены оперативно-розыскные мероприятия и след­ственные действия:

проверка обнаруженных следов пальцев по дактилоскопическим учетам;

проверка всех лиц, совершивших аналогичные преступления в дан­ном и окружающих районах, отбывших наказание и возвратившихся к прежнему месту жительства;

изучение оперативных и следственных материалов по нераскры­тым аналогичным преступлениям прошлых лет;

допрос всех лиц, имевших отношение к оформлению документов на получение денег в день накануне кражи, их транспортировке, раздаче и хранению;

назначение трасологической экспертизы следов взлома, чтобы ус­тановить механизм и орудия взлома и получить данные о величине тре­буемых для взлома усилий;

определение круга подозреваемых в краже лиц.

30» .


914 Глава 54. Преступления организованных преступных сообществ

Планируя все эти действия, следователь рассуждал так.

Допуская, что преступление совершено организованной группой, можно предположить, что в ее составе есть лица, ранее совершившие аналогичное или иное преступление. Следовательно, их данные.могут содержаться в дактилоскопических и иных учетах органов внутренних дел. Ими могли быть совершены аналогичные преступления, оставшие­ся нераскрытыми. В материалах по этим делам может содержаться ин­формация, которая "сработает" в данном случае. Группа могла действо­вать, пользуясь полученной от кого-то из работников конторы информа­цией о наличии в кассе значительной суммы денег. Следовательно, с преступниками мог быть связан человек, обладавший подобной инфор­мацией, скорее всего кто-то из тех, кто имел отношение к деньгам. Способ совершения преступления даст информацию о физической силе и навыках преступников, а сведения об орудии взлома — о его виде и, возможно, индивидуальных признаках, что позволит организовать его поиск.

Можно заключить, что все планируемые действия имели общую цель: получить информацию для определения круга подозреваемых. Пока еще речь не идет о выяснении характера преступной группы, степени ее организованности, распределении ролей между ее участниками. Эти задачи будут решаться на последующем этапе, при наличии реальных подозреваемых, после изучения их личности. Разумеется, на начальном этапе расследования обязательно планируются детальные допросы по­терпевших и свидетелей; подробно об их тактике речь будет идти да­лее.

Существенные отличия имеет планирование начального этапа рас­следования дела, возбужденного на основе оперативных материалов. План расследования в этом случае представляет собой в сущности определе­ние путей и средств реализации оперативных данных; следователь рас­полагает ориентирующей информацией о численности преступной груп­пы, уровне ее организации, ролевых отношениях между ее участника­ми, эпизодах преступной деятельности. У него есть возможность, вос­пользовавшись выдвинутыми оперативными работниками версиями, сконструировать наиболее вероятную версию и тем продуктивнее и це­леустремленнее вести расследование.

Поскольку подобные групповые дела обычно являются и многоэпи-зодными, весьма важным представляется правильно определить, с ка­кого следственного действия или с какого эпизода преступной деятель­ности нужно начинать. Поэтому практика рекомендует следователю план таких первоначальных действий составлять с участием работника, кото­рый осуществлял по делу оперативно-розыскные мероприятия. Если реализация оперативных материалов начинается с задержания подозре­ваемых с поличным, то его рекомендации будут полезны при определе­нии: кого, где и каким образом следует задерживать, в какой очередно­сти производить затем обыски у задержанных, какие меры предпринять для дезориентации тех участников преступной группы, которых по так­тическим соображениям на этом этапе расследования задерживать неце-


§ 5. Допрос как средство получения информации



лесообразно, а также для того, чтобы обеспечить сохранность денег и имущества, нажитых преступным путем, до их изъятия или наложения ареста.

При планировании расследования по делу, возбужденному на осно­ве оперативных материалов, необходимо принять меры к сохранению в тайне источника оперативной информации, что требует детально про­думывать как тактику отдельных следственных действий, так и их оче­редность. Особо надо предусмотреть порядок и момент использования объектов, полученных оперативным путем (результатов фото- и киносъем­ки, видеозаписи, прослушивания телефонных переговоров, документов и их копий и т. п.). Наиболее осторожно должны вестись допросы подо­зреваемых и обвиняемых, поскольку именно при проведении этих след­ственных действий существует опасность разглашения источника опера­тивной информации: постановкой непродуманного вопроса или просто упоминанием обстоятельств, о которых следователю могло стать извес­тно лишь от определенного лица, и т. п.

Необходимо заметить, что реализация оперативных материалов — это не завершение, а начало делового взаимодействия следователя с оперативными работниками милиции. Практика показывает, что имен­но по групповым, делам залогом успешности расследования служит не­прерывность такого взаимодействия на всем протяжении работы следо­вателя по делу. Естественно, что формы взаимодействия должны быть отражены в плане расследования.

Важное место в системе источников доказательств по групповым делам занимает допрос — свидетелей и потерпевших, подозреваемых и обвиняемых. Именно допрос служит основным средством получения ин­формации о преступном сообществе в целом, его целях, организации и других характеризующих его признаках и качествах.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 249. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.037 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7