Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 6. Я еще не полностью успокоилась, когда услышала голоса, а дверь со скрипом распахнулась.




 

Я еще не полностью успокоилась, когда услышала голоса, а дверь со скрипом распахнулась.

— Робин!

Услышав мамин голос, я вздохнула с облегчением.

— Тут так темно, — прошептала Кэссиди. — Робин? Ты здесь?

— Здесь, — ответила я. Пришлось повозиться, садясьна кровать и скрещивая ноги. Кэссиди споткнулась в темноте и села рядом со мной, пока мама искала керосиновую лампу, чтобы зажечьее. Она была одета во фланелевую пижаму и пуловер из овечьей шерсти. Ее лицо было напряженным от беспокойства, когда она подошла и села рядом со мной. Рядом с ними было комфортно, словно они — лекарство от моих волнений.

— Почему ты не разбудила меня? Кэссиди сказала, что здесь были феи. Я так крепко спала, что даже не почувствовала. Они обидели тебя?

— Не совсем. Но... я думаю, что что-то происходит между одной из них и МакКайлом.

Мама шумно втянула воздух.

— Нет.

— Шизанутая феечка, — заявила Кэссиди. — Что она тебе сказала? Я не слышала, но готова поклясться, что это было что-то поганое.

Мама взглянула на нее, и Кэссиди исправилась.

— Я имею ввидучто-то неприятное. Я хотела побежать за тобой, но Рок меня удержал...

— Там был Рок? — спросила мама.

— Да, хотя он и прятался.— Кэсс посмотрела на меня. — Прости, что не пришла сразу. Я правда хотела, но Рок заставил меня подождать, пока не уйдут феи.

Я покачала головой.

— Все нормально. С его стороны было очень предусмотрительно не позволить тебе привлечь их внимание.

Даже мама с этим согласилась.

— Что еще случилось?

Последнее, что мне хотелось делать, так это раздражать маму с сестрой.Я не стала рассказывать, что Калиста назвала меня большой, но им нужно было знать хотя бы минимум о произошедшем и о том, с чем я столкнусь, пытаясь строить здоровые отношения с МакКайлом.

— Она спросила МакКайла, правда ли онсвяжется со мной, и он сказал, что выполнит свои обязательства перед кланом.

Брови Кэссиди сошлись на переносице.

— Он назвал тебя обязательством? Ауч.

— Но так и есть, Кэсс, — напомнила я ей. — Это обязательство для нас обоих.

— Да, но посмотри на себя. Он должен быть счастлив и горд, что ему предстоит связаться с горячей штучкой вроде тебя. Я просто надеялась... что ты понимаешь.

Мы все замолчали. Мои родители поженились по договоренности, но впервые встретились подростками и узнали друг друга через письма. Это началось как обязательство и переросло в нечто восхитительное.

— Это опасная территория, девочки, — сказала мама. — Там, где замешаны феи, чрезмерной осторожности не бывает. Завтра у нас с Броганом и МакКайлом состоится семейный совет. МакКайл всего-навсего человек, неважно, насколько древней может быть его магическая кровь. Прикосновение фей управляет человеческим разумом. Один единственный поцелуй может завладеть МакКайлом. Если человек полностью отдается фее, он становится потерян для всех, кроме нее. Они становятся бездумными рабами. Мы должны выяснить, с чем имеем дело.

Я вздрогнула, вспомнив, как МакКайл реагировал на ее столь ничтожноеприкосновение.

— Не думаю, что он, ну, чем-то с ней занимался, — сказала я. — Не знаю. Он выглядел вполне нормальным до ее появления.

— Ага, а затем не мог отвести от нее взгляда, — добавила Кэссиди.

—Фейри умеют гипнотизировать, — сказала мама. — Но не делайте пока никаких умозаключений. Будем надеяться, что они не делали ничего большего, чем обменивались простыми прикосновениями, невзирая на то, что даже они опасны. — Она вздохнула. — Они способны загубить наши жизни не раздумывая и не терзаясь угрызениями совести, поэтому, кроме вежливых ответов, ни слова не произносите в сторону волшебного народа. Будьте очень осторожны. Особенно ты, Кэссиди.

— Но...

— Никаких но! — Мамин голос гремел, а лицо ожесточилось. — Не связывайся с ними, дитя. Никогда. Меня не волнует, рассердят ли они тебя. Придержи свой язык, если необходимо. Поняла?

— Ладно, хорошо, но МакКайлу лучше собраться с духом, потому что я выскажу все, что о нем думаю.

— МакКайла я возьму на себя, — сказала я.

Кэссиди скрестила руки на груди и одарила меня взглядом, говорящим «ага, конечно», но я проигнорировала.

— Ложитесь спать, девочки. Утро вечера мудренее.

Она встала и поцеловала нас в макушки, ожидая, пока мы залезем под одеяла, чтобы погасить лампу и выйти. Кэсс зашуршала, устраиваясь поудобней.

— Что говорил Рок, когда вы были вместе в лесу? — прошептала я.

— Предупреждал держаться от фей подальше.

— И все? Он говорил что-то о девушке-фее и МакКайле?

— Нет. Ничего. Он рассказал мне, что они не должны увидеть его клан. Я спросила его, что такого плохого они натворили, и он ответил, что Клуриканы всегда любили повеселиться, а феи слишком остро реагируют, когда нарушают их правила.

— Хм. Это, по всей вероятности, правда, ноуверена, туда закралось что-то еще.

— Ага.— Мы вдвоем на какое-то время притихли, прежде чем она снова спросила:

— Думаешь, шизанутая феечка будет проблемой?

Я думала, что будет, но не хотела этого признавать.

— Не знаю, что и думать. Я пытаюсь больше не волноваться до тех пор, пока не поговорю завтра с МакКайлом.

— Когда ты отдашь ему все его подарки и прочий хлам?

Уф. Контейнер.

— Не знаю. Пока не могу об этом думать. Давай просто спать.

Для Кэссиди уснуть труда не составило. А я лежала еще некоторое время, пытаясь не думать о шизанутой феечке. Мне понравилось, как Кэсс ее назвала. ШФ. Получилось и мило, и противно.

Вне зависимости от того с какой стороны я пыталась рассмотреть ситуацию, оказывалось, что происходит нечто из ряда вон выходящее.

Я подумала о коробке с подарками. В данных обстоятельствах мне было бы крайне неловко и неудобно отдать ему их. Он бы не оценил этот жест. Вероятно, я отдам МакКайлу подарки,если мы когда-нибудь заслужим доверие друг друга.

Я тихо вышла из комнаты и направилась к поляне, трава, покрытая росой, намочила мои пальцы. Птички деловито кричали, а сверчки стрекотали. На полпути показалось, я услышала музыку. Остановившись, я прислушалась. Скрипка. Я пошла на звук, сердцебиение ускорилось.

Звуки привели меня в лес. Подойдя ближе, я смогла различить ноты грустной баллады, настолько красивой, что по моей коже побежали мурашки. Я замедлилась, подходя к деревьям, и увидела, что МакКайл сидит на земле, опираясь на огромный ствол. Пока он играл эту душераздирающую мелодию, его глаза были закрыты. Закончив, он опустил инструмент и расправил плечи. Он успел на мгновенье встретиться со мной взглядом, прежде чем отвернулся.

Очевидно, песня соответствовала настроению.

Я двинулась вперед и присела рядом с ним в грязь и опавшую листву. Он не пошевелился, лишь оперся руками на колени, зажав в них скрипку со смычком. Я разорвала лист на крохотные кусочки. Больше всего я хотела от него правды.

— Ты ее любишь? — Пожалуйста, скажи, что нет.

Он поднял на меня взгляд, кажется, испугавшись дерзкого вопроса.

— Нет. Вообще, я думаю, нет. Она...

— Красивая?

— Ну, это да. Но на самом деле есть нечто большее.— Слова звучали так, словно ему их приходилось выдавливать силой воли. Ему было некомфортно делиться личным, нонеобходимо. Нам нужно было объясниться.

— Продолжай, — поторопила я его.

Он вздохнул и сглотнул.

— Когда я был мальчишкой, то часто подумывал сбежать. Я не понимал, почему должен быть другим. Не только из-за роста, но и потому, что был связан с кем-то, пока остальные ребята сами выбирали себе девушек. Без обид.— Он взглянул на меня. Когда я пожала плечами, он продолжил:— Но когда пришла Калиста, она сделала так, что я забыл обо всем этом.

Я затолкала подальше ноющую ревность и чувства, раненные тем, что встречи со мной он не ждал.

— Итак, ты утверждаешь, что она мила с тобой?

— На свой лад. С ней все по-настоящему, не из чувства долга.

Ауч. Ну, мне было трудно поверить в это «с ней по-настоящему», но потом меня больше привлекла часть с комментарием про долг.

— Думаешь, мне нравится быть обязательством?

— Я правда не знаю.

— Так вот, нет.

— Робин.— Он вздохнул и положил инструмент, поднимая руки к волосам. — Ты не обязана это говорить. Ты сама сказала, что феи вынудили тебя связаться со мной.

Я быстро опустилась на колени перед ним, желая, чтобы он, взглянув мне в глаза, понял.

— МакКайл, я узнала, что это дело рук фей, когда уже ехала сюда. А прежде не знала, я выросла, думая о тебе. Я с нетерпением ждала встречи с тобой с тех пор, как мне исполнилось шесть...

Из его груди вырвался ироничный смех, прерывая меня и удивляя.Яперенесла свой вес на пятки.

— Ты не веришь мне?

Он покачал головой, не отрывая взгляд от земли.

— Я верю, что ты хочешь спасти свою семью от фей, и уважаю это. Не нужно притворяться.

Он был таким измученным. Это причиняло моему сердцу боль.

— МакКайл, ты первый заикнулся о том, что твой клан обычно не заставляет никого жениться. Как, по-твоему, я должна себя чувствовать? — Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но я продолжила:— Послушай. То, что нас вынуждают это сделать, конечно, отстойно, и, может быть, я наивна, но раз так случилось, я хочу сделать все в лучшем виде, а ты? —Когда он не ответил, я спросила: — Ты хочешь, чтобы я уехала? Чтобы вернулась домой?

— А ты готова уехать так скоро? — Взгляд, которым он меня одарил, был очень решительным, но за ним я могла почувствовать боль.

— Нет.— Это расстраивало. — Но я была готова уехать прошлым вечером. Я не чувствую, что мое присутствие желанно.

— Разве клан не принял тебя с распростертыми объятиями?

— Я имею ввиду желанно для тебя.

Он опустил глаза снова, касаясь гладкого дерева скрипки.

— Прости меня, — прошептал он. — Я...

Прежде чем он закончил мысль, мы услышали, как Броган зовет его по имени.

МакКайл вздохнул, и мы оба поднялись на ноги. Я отряхнула с шорт грязь и последовала за МакКайлом к поляне. Броган разомкнул скрещенные руки и смягчился, увидев меня.

— И да осветит солнце день твой, Робин.

Нет, он просто не мог так сказать. Кэсс сойдет с ума, когда я ей процитирую.

— Доброе утро, Броган.

— Твой отец попросил, чтобы мы с самого утра коео чем потолковали. После этого мы будем вас потчевать.

Мы вас будем потчевать? О боже, завтрак! Еще одна милая фразочка, которая осчастливит Кэсс. Серьезность лица Брогана помогла мне подавить улыбку, когда он повернулся и направился к домику, мы с МакКайлом последовали за ним. Но прежде чем добрались до места, встретили моих родных. Кэссиди даже не побеспокоилась переодеть пижаму по случаю семейного собрания.

Броган провел нас к дальним рядам столов под тонким тентом. Нас охватило почти осязаемое напряжение. Броган с МакКайлом сидели по одну сторону стола. Когда я обошла стол, чтобы сесть со своей семьей, поймала не очень-то дружелюбный взгляд отца, но села рядом с ним. Ну и ну.

МакКайл со своим отцом были странной парочкой. Броган сидел, вытянувшись в струнку, в то время как МакКайл ссутулился, будто не желая возвышаться над отцом. Они оба положили руки на стол и одинаково переплели пальцы. Броган посмотрел на своего сына.

— Мейсоны беспокоятся насчет твоей преданности вашей паре, и правильно делают. Вчера вечером я впервые заметил связь между тобой и Обувной Госпожой. Ты решил поставить себя под угрозу, сын?

Обувная Госпожа? Что, будь оно неладно, это значит? И я немного поежилась на вопросе об «угрозе». Ох.

— Моя преданность клану непоколебима, отец.— Голос МакКайла был тихий и осторожный. — Я не могу игнорировать Обувную Госпожу, когда она обращается ко мне, или отказываться принимать ее руку, когда предлагает. Ты знаешь, что мы не можем перечить им.

От Кэссиди, сидящей на том конце лавки послышался саркастический смешок.

— МакКайл, дорогой.— Мама потянулась через стол и похлопала его по руке. Он вежливо на нее посмотрел. — Мы все хотим, чтобы это сработало. Что насчет меня и отца Робин, то мы больше всех беспокоимся, чтобы вы двое были счастливы. А это значит, что нет и не может быть будущих... отношений, — тут надо вставить поклон от меня, — с этой феей, и их размер не имеет значения.

МакКайл кивнул и опустил глаза, словно его обидели.

Броган сложил руки вместе и выпятил грудь.

— Теперь, когда мы со всем разобрались, можем ли мы ожидать, что церемония все-таки состоится? Мы должны будем оповестить жену Короля.

Господи, вот совсем никакого давления. Мы с МакКайлом обменялись смущенными взглядами, прежде чем снова уставиться в стол. Сидящий рядом со мной папа откашлялся.

— Робин исполнится восемнадцать меньше чем через месяц. Нам бы хотелось, чтобы у них было хотя бы это время, чтобы узнать друг друга.

Нахмуренные брови Брогана говорили о том, что его беспокоила слишком большая отсрочка, но он все-таки кивнул, соглашаясь.

— Тогда отлично. Пожалуйста, примите мои извинения за случившееся вчера вечером. Внезапное открытие портала никогда не сулит ничего хорошего. Как правило, они приходят дважды в году — один раз для заказа обуви и один для передачи изделий. Мы не ожидали, что они появятся до конца лета.

— Всякое бывает, — сказал мой отец, и хотя слова звучали мило, лицо сохраняло пугающее выражение. — Я убежден, они увидят, что данное соглашение для нас с Сесилией честь. И я верю, что остаток лета пройдет просто прекрасно. Не так ли, МакКайл?

Боже мой! Это был отцовский разговор в духе держись-подальше-от-феи-и-не-смей-обижать-мою-дочь.

Иначе будет плохо.

Я хотела заползти куда-нибудь и там спрятаться. Или еще лучше, уменьшиться в чауновскую версию мини-Робин, запрыгнуть на спину ближайшей овцы, и пусть увозит меня туда, где парней не вынуждают быть со мной.

МакКайл выпрямился и встретился с моим отцом глазами.

— Да, мистер Мейсон.

Броган встал.

— Хорошо. Рад, что все решилось. Кажется, я слышу запах готовящегося завтрака. Давайте пройдем в кухню, а затем поедим на открытом воздухе, сегодня прекрасное утро.

Мои родители, поблагодарив, последовали за ним.

— Я останусь здесь, — сказала я им. Кэссиди придвинулась ближе ко мне, в то время как МакКайл по ту сторону стола даже не пошевелился.

— Знаете, это было неловко, — сказала Кэссиди, когда родители отошли на достаточное расстояние.

Я посмотрела на МакКайла, но он был занят изучением трещин в деревянной столешнице, пробегая по ним пальцами.

— Можно задать тебе вопрос, МакКайл? — заговорила Кэссиди и, не дожидаясь ответа, продолжила: — Что ты думал о моей сестре до этого момента?

— Кэсс! —Моя семья могла еще больше унизить меня этим утром?

— Что? — Она посмотрела на меня, прежде чем снова повернуться к МакКайлу. — Ну? Что ты думал?

Я стиснула зубы.

— Не думаю, что то, что мы думаем друг о друге, действительно имеет значение, — сказал он.

— Неверный ответ.— Она наклонилась вперед. — Нет времени на то, чтобы быть против или огорчаться. Может, для твоего клана или фей не имеет значения, что вы думаете друг о друге, но мы, Мейсоны, не клан, мы семья, и нам это очень важно. Так скажи мне, какова была твоя первая мысль, когда ты встретил ее?

Мое дыхание замедлилось. Как бы некомфортно это ни было, я хотела услышать его ответ. Плюс ко всему, он должен был пройти этот «тест», чтобы получить одобрение Кэссиди, что очень много для меня значило. Будет ли он тянуть время?

Пожалуйста, потяни время.

Его адамово яблоко дернулось, когда он сглотнул и медленно пошевелил челюстью, подчеркивая линию рыжих волос вдоль нее. Другие мужчины Чаун появились на поляне, неся свои тарелки. Я почувствовала, как Кэссиди начала волноваться рядом со мной. Только я собралась сказать ей, чтобы она забыла об этом, как МакКайл прошептал:

— Она напомнила мне ирландский алтей[9].

— Что? — спросила Кэссиди.

Он потряс головой.

— Ничего. Не бери в голову.

Она скрестила руки и уставилась на него. Мимо нас проходил коротышка, и она позвала его.

— Простите, сэр.— Она улыбнулась и помахала ему. Лицо МакКайла застыло. — Можете, пожалуйста, сказать мне, что такое ирландский алтей?

— Конечно. Это цветущее растение, которое вырастает даже выше меня. Чем выше оно становится, тем ярче расцветает. Оно очень крепкое и совершенно потрясающее. Я ответил на ваш вопрос, мисс?

Кэссиди широко ему улыбнулась.

— Вполне. Спасибо вам огромное.— Он кивнул и пошел к своему столу. Все еще не опуская рук, Кэссиди повернулась к МакКайлу и склонила голову:

— Так бы и сразу сказал, что она красивая, но алтей даже лучше. И только в случае, если тебе интересно, она тоже думает, что ты милый.

Пожалуйста, убейте меня.

Легкий румянец выступил на щеках МакКайла, когда Кэссиди похлопала меня по руке.

— Пойдем, Робин. Я голодная.

— Подождите, — позвал МакКайл. Мы остановились. Он поймал мой взгляд, и мои внутренности сжались. — Робин... насчет вчерашнего. Надеюсь, ты приняла мои извинения.

Он с усилием нахмурил брови. Преисполненная странной смесью трепета и надежды, я смогла лишь кивнуть. Я была слишком потрясена, чтобы оглянуться назад, когда мы уходили. Кэссиди толкнула меня бедром, и я сжала губы.

— Видишь, разве ты не рада, что я спросила? Он думает, что ты на цветок похожа! — Она захихикала.

— Не на цветок, — поправила я. — А на здоровенноерастение.

—Покрытое красивыми цветами! Крепкое — это хорошо. Я заметила его маленькую слабость. Хочу поставить его в неловкое положение перед кланом.

Я толкнула ее бедром в ответ, надеясь, что больше не будет нужды в позорных стычках ни этим летом, ни когда-либо еще.

 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 307. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.05 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7