Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 5. Слух Боуда прорезал резкий телефонный звонок




Слух Боуда прорезал резкий телефонный звонок. Ещё не открывая глаз, он потянулся к трубке и, включив громкую связь, полусонным голосом произнёс:

— Боуд!

В кабинете раздался обеспокоенный голос директора ФБР:

— Просыпайся, Джеймс! К нам в штаб-квартиру прибыл помощник президента по национальной безопасности. А с ним несколько высокопоставленных членов правительства. Они просто в бешенстве. Требуют немедленных объяснений по поводу произошедшего в Джерси.

— Иду, — коротко ответил Боуд и выключил громкую связь.

Боуд потянулся всем телом, не вставая с кресла. Ему удалось поспать. Боуд взглянул на часы. Они показывали 18–45. Всего лишь час с небольшим. Он даже домой не стал заезжать. С аэропорта прямиком направился в штаб-квартиру ФБР и заперся у себя в кабинете. Боуд размышлял над словами Парка, да так и заснул в кресле.

Боуд поднялся с кресла и, разминая затёкшие ноги, пошёл умываться. Умывшись, он заправил светлую рубашку под брюки, потуже затянул галстук и хотел уже надеть пиджак…, но увидел, что он весь мятый. Не долго думая, он положил пиджак обратно, на спинку кресла и, прихватив из сейфа папку с результатами экспертизы, в одной рубашке отправился в кабинет директора ФБР.

С сенатором Рендолом Боуд был знаком. А остальных пять человек, которые расположились за столом, вокруг директора ФБР, Боуд видел впервые. Он сразу узнал помощника президента по национальной безопасности, которого не раз видел по телевизору.

— Проходите, агент Боуд!

Директор ФБР указал ему на кресло, стоявшее в самом конце стола. Боуд молча принял приглашение. Он едва успел сесть, как раздался жёсткий голос помощника президента.

— Какого чёрта вы творите в Джерси, агент? Кто вам позволил вести едва ли не боевые действия на улицах города? А эта дурацкая затея с вертолётом? Вам дали полномочия вовсе не для того, чтобы вы разыгрывали из себя Джеймса Бонда! Если вы настолько глупы, что не понимаете этого, то мне лично придётся просветить вас. А ещё лучше позаботиться о том, чтобы вас немедленно убрали из ФБР. Да. второй вариант мне кажется предпочтительней. Лишь благодаря настойчивым просьбам сенатора Рендола вы обязаны тем, что вам оказали такое доверие. Наделили такими огромными полномочиями. И что мы видим в ответ?

Боуд совершенно спокойно поднялся с места и неторопливо направился к двери, показывая всем своим видом, что собирается покинуть кабинет.

— Остановись, Джеймс! Что ты делаешь? — вслед Боуду закричал директор ФБР.

Но директора ФБР тут же перебил помощник президента.

— Не останавливайте его! С агентом Боудом всё совершенно ясно. Ему попросту нечего сказать.

— Нечего сказать? — Боуд повернулся и так же спокойно продолжил, как и начал, — почему же нечего? Я например, могу сказать, что мы находимся в полной заднице. И вы не исключение, господин помощник президента по национальной безопасности.

Все буквально опешили, услышав слова Боуда. Помощник президента побагровел от злости.

— Да что вы себе позволяете, агент, — начал было он, но Боуд резко перебил его.

— А что вы себе позволяете? Являетесь сюда, отчитываете меня, как какого то мальчишку, хотя не имеете и малейшего понятия, что происходит.

— Ваше поведение.

— Моё поведение? — Боуд резко возвысил голос, сверля всех вокруг себя ожесточённым взглядом, да я спал нормально в последний раз больше месяца назад. Я свою семью почти не вижу. Я делаю всё, что в человеческих силах для того, чтобы как-то противостоять опасности, которая на нас надвигается. А вы заявляетесь сюда и обвиняете меня в превышении полномочий?

— Агент, вы переходите все границы, — заявил с места помощник президента.

— Да плевать мне на ваши границы, — огрызнулся на него Боуд, и плевать на это дело. И на работу. И на жизнь. К чертям собачьим. Пусть всё катится к чертям собачьим. Я прямо сейчас напишу рапорт о сложении с себя полномочий начальника штаба и вооб-где… уйду из ФБР. Поеду отдыхать. Хотя бы проживу несколько месяцев в своё удовольствие, пока эти твари всех нас не прикончат, — в конце Боуд сорвался на крик. Он подошёл к столу и изо всех сил стукнул кулаком по нему. Вспышка ярости Боуда привела всех присутствующих в явное замешательство. Пока все думали, каким образом пожёстче отреагировать на явную грубость Боуда, директор ФБР, который знал его намного лучше других и понимал, что стоит за этой вспышкой ярости, негромко спросил:

— Плохо, Джеймс?

Эти слова заставили Боуда мгновенно расслабиться. Он почти без сил опустился в кресло и с обречённым видом заговорил:

— Плохо. Очень плохо. Позавчера я получил сообщение из полицейского управления Джерси.

— Знаю. Мы с сенатором присутствовали при этом!

Боуд кивнул и негромко продолжал так, словно кроме него и директора ФБР в кабинете никого не было. Но тем не менее, они были и пока не перебивали Боуда.

— К ним пришёл молодой человек, который назвался Питером Кроунц. Он рассказал странную историю. Они с другом отправились ночью на кладбище. Там, возле одной из могил, они повстречали обнажённую девушку. Его друг, Альберт Прешман, остался с этой девушкой, а он ушёл домой. Друг не возвратился домой. Кроунц обратился в полицию. В общем, друга нашли мёртвым на той же могиле, где они повстречали девушку. Немного позже, после допроса полиции, этот самый Питер Кроунц сообщил, что девушка, с которой остался его друг и портрет, который он видел на обелиске — удивительно похожи. Полиция провела опознание, — продолжал по-прежнему негромко Боуд, Кроунцу предъявили фото умершей девушки по имени Джейн Нотфилд. Девушка умерла за несколько месяцев до смерти Прешмана и тем не менее. Кро-унц безошибочно показал, что это именно та девушка, с которой остался его друг.

— Псих да и только, — пробормотал под нос помощник президента, и как ФБР может всерьёз рассматривать такого рода сообщения.

Не обращая ни малейшего внимания на эти слова, Боуд продолжал свой доклад:

— Кроунца сочли сумасшедшим. Он отвёз тело друга домой, в Германию. А затем снова вернулся в Штаты, чтобы продолжить учёбу. Через некоторое время после возвращения из Германии он снова пришёл в полицию. Он пришёл к детективам Хейсу и Савьере, которые, как вам известно, напрямую участвуют в расследовании. На этот раз Кроунц повторил всю историю снова и утверждал, что видел своего умершего друга Прешмана.

Серьёзными оставались лишь сенатор Рендол и директор ФБР. Все остальные расхохотались над словами Боуда. Раздался чей-то весёлый голос:

— А этот парень не промах! Ему самое место в какой ни будь психушке.

— Замолчите, — резко и зло перебил говорившего Боуд, — Питер Кроунц погиб, спасая полицейского. И ни вам, и никому другому я не позволю его оскорблять.

— Погиб? — слегка побледнев, переспросил помощник президента, — вы хотите сказать, что в его словах была доля истины?

Боуд снова устремил взгляд на директора ФБР и продолжал доклад:

— Кроунц сообщил, что он проследовал за Прешма-ном. Тот с девушкой отправился ночью на кладбище, предварительно взяв с Кроунца слово, что тот придёт на следующий день в бар. Детективы решили проверить сведения, которые сообщил Кроунц. Они выехали на кладбище. На могиле Джейн Нотфилд был обнаружен труп девушки испанского происхождения, которую опознали под именем Изабель Сото. Сразу было проведено вскрытие тела Изабель Сото, — продолжал под полную тишину Боуд, — данные о вскрытии тела сравнили с результатами вскрытия Альберта Прешма-на и Джейн Нотфилд. Все три случая были абсолютно идентичны. Иначе говоря — причина смерти неизвестна. Все три организма находились в прекрасной форме и не было ни одной причины, которая могла бы привести к смертельному исходу.

— На ваш взгляд, агент Боуд, что бы это могло значить? — сенатор Рендол впервые вступил в разговор.

— Анализ в конце, сенатор. А сейчас я просто сообщаю сведения, которые были мной получены и действия которые были мной предприняты, — ответил ему

Боуд.

— Мы вас слушаем!

— Я приказал установить наблюдение за баром и кладбищем. Эта функция возлагалась на полицию Джерси. При этом я несколько раз повторил, что ни в коем случае, ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах, полиция не должна вмешиваться в активную фазу операции. Для этой цели я вызвал отряд спецназа и боевой вертолёт. Всем полицейским были розданы фотографии Прешмана и Джейн Нотфилд. Перед самым началом операции я ещё раз предупредил полицию, что им отводится роль наблюдателя. Но несмотря на все мои распоряжения, полиция попыталась задержать возле кладбища группу неизвестных лиц. Завязалась схватка, — продолжал негромко, но чётко докладывать Боуд, — около 30 полицейских погибли, не причинив ни малейшего урона тем, кого пыталась задержать. Они и понятия не имели, с кем имеют дело.

— А вы знаете, с кем столкнулась полиция? — задал вопрос помощник президента.

— Знаю. Это были вампиры, — коротко ответил Боуд. Вокруг все перестали дышать после слов Боуда.

Вначале слова Боуда показались всем шуткой, но видя, что он остаётся совершенно серьёзным, все осознали, что он говорит то, в чём совершенно уверен.

— Вампиры, значит? — помощник президента выразительно посмотрел на директора ФБР, а затем, кинув на Боуда насмешливый взгляд, поинтересовался:

— Вы не находите, агент, что это могли быть… скажем, кто-то из ближайшей родни графа Дракулы?

В кабинете снова загремел смех. Однако Боуд не обратил на него ни малейшего внимания. На лице у него не дрогнула ни единая чёрточка, когда он снова продолжил:

— Они сели в микроавтобус и уехали с кладбища. Полиция начала их преследовать, несмотря на мой категорический приказ остановить погоню. В то же самое время началась активная фаза операции по захвату Прешмана и Нотфилд, которые находились в баре. Они убили несколько человек из группы спецназа и ушли. Мы не смогли остановить их. Я понимал, какую опасность несёт в себе этот микроавтобус…

— Ещё бы! Машина, полная вампиров.

— Поэтому и приказал вертолёту атаковать его. С вертолёта был произведён запуск ракеты. Было прямое попадание в цель, но. но тем не менее, единственное существо уцелело. Мы его убили после.

— Вампир, — поправил Боуда помощник президента.

— Ты мне надоел!

Слова Боуда были адресованы помощнику президента. Тот даже рот открыл от изумления. Он явно не ожидал таких резких слов от Боуда.

Боуд поднял папку с результатами экспертизы, которые он привёз из Джерси и потряс ею перед ним.

— Здесь результаты вскрытия тела существа, которое находилось в микроавтобусе. Знаете, что нашли в теле патологоанатомы? 87000 образцов крови. Все ДНК разные. Вам надо объяснять, каким путём могли попасть столько образцов крови в организм этого существа?

Боуд подошёл и положил папку перед помощником президента.

— Вот вам напоследок задачка, которая обычно даётся для начинающих классов школы. Если допустить, что это существо поглощало по одному образцу крови в день. Сколько лет нужно, чтобы впитать в себя 87000 образцов?

Не добавляя более ни единого слова, Боуд покинул кабинет директора ФБР и отправился к себе.

 

Спустя час в кабинет Боуда пришли сенатор Рен-дол и директор ФБР. Боуд в момент их прихода складывал свои немногочисленные пожитки, видимо, собираясь покинуть это место навсегда. Боуд уже собирался снять со стены фотографии жены и двух дочерей, но в этот момент ему на плечо легла рука сенатора Рен-дола.

— Перестань, Джеймс, — как мог мягко произнёс сенатор, — ты не можешь уйти в такой момент. Положение хуже некуда. Твоя страна нуждается в тебе, а ты хочешь бежать…

— Я люблю свою страну, — перебил сенатора Боуд, люблю не меньше, чем любой другой американец. Но я не люблю людей, которые ни черта ни смыслят и при этом стараются выглядеть умниками.

— Я избавлю тебя от общения с ними, — пообещал сенатор, если это всё…

— Не всё! — Боуд повернулся наконец к сенатору лицом, я буду вести расследование с одним обязательным условием. Я буду заниматься только конкретными делами, касающимися расследования, а вы всем остальным. Разбирайтесь сами, сенатор, со всеми политиками и правительственными чиновниками. Я буду отчитываться только перед вами — постоянными наблюдателями штаба. Исключение может составлять лишь крайняя необходимость или вынужденные обстоятельства. Как, согласны на мои условия?

— Я думаю, с решением этого вопроса проблем не будет!

Сенатор протянул ему руку. Боуд пожал её под одобрительную улыбку директора ФБР. После заключения обоюдовыгодного соглашения сенатор с директором ФБР уселись в кожаные кресла, стоявшие перед столом, за которым работал Боуд. Сам он в течение нескольких минут водворил свои вещи на прежние места и занял рабочее кресло, понимая, что у обоих могут быть ещё вопросы к нему. Он оказался прав. Первым заговорил сенатор. Вернее, он первым задал вопрос:

— Значит, мы имеем реальную опасность в лице вампиров?

Боуд в ответ отрицательно покачал головой.

— Вампиры не представляют опасности, в том смысле, который придаём расследованию мы. Мы знаем, как справиться с ними. По утверждению Парка, в реальности которых я смог убедиться, — продолжал отвечать Боуд, — вампиры составляют так называемый "первый уровень зла". В отличие от нас, Парк с первого взгляда может отличить вампира от обычного человека. Мы пока далеки от возможностей Парка, но тем не менее… что может он, наверняка смогут и другие. Так что в отношении вампиров мы можем принять определённые меры. Во всяком случае, в ближайшем будущем, — поправился Боуд.

— Тогда почему ушли Прешман и Нотфилд? — задал вопрос директор ФБР.

— Их ещё предстоит изучить, — ответил Боуд и продолжал, переходя на рассуждения, сейчас ясно одно — Прешман и Нотфилд относятся к другим существам. Если брать за основу утверждения Парка, то скорее всего ко второму уровню зла. Им каким-то образом удаётся воссоздавать себе подобных. И это крайне опасно. Эти существа как самая страшная зараза. А что хуже всего — мы пока не знаем способа, которым можно уничтожить их.

Пока сенатор Рендол осмысливал услышанное, директор ФБР снова спросил у Боуда, что он вообще думает о происходящем и всех этих созданиях?

— Я пытаюсь помещать их в группы, — задумчиво ответил Боуд, — это помогает мне лучше разобраться в происходящих вещах. Я взял за основу вампиров. Они, как известно, принадлежат к первому уровню зла. Пре-шман и Нотфилд — ко второму. Карликов пятеро — следовательно, их можно отнести к пятому уровню. Остаётся выяснить, где у нас третий и четвёртый? И что за ними скрывается?

— Ваши рассуждения выглядят просто и понятно, — одобрительно заметил сенатор Рендол, — возможно, всё так и обстоит.

Директор ФБР лишь неопределённо покачал головой. Было заметно, что он не совсем согласен с Боу-дом.

— Ну и что ты намерен делать дальше? — спросил он у Боуда.

— Для начала я решил последовать совету Парка. То есть не предпринимать никаких активных действий против этих существ. Все они заканчиваются большими жертвами с нашей стороны. И этот результат совершенно предсказуем. Пока мы не будем знать действенного способа уничтожить их, мы должны ограничиться ролью наблюдателя.

— А это не опасно? — осторожно спросил сенатор Рендол.

— У нас нет выбора, — с уверенностью ответил Боуд, мы должны наблюдать. Собирать по крупицам сведения об этих существах. И искать,… искать святилище. Самое важное сейчас выяснить, что происходит. Почему это происходит? Кто эти существа? Появились ли они только сейчас или были во все времена? Какие цели они преследуют? Ответы на эти вопросы могут дать нам в руки оружие, с помощью которого мы и уничтожим их.

— А до тех пор, пока мы всё выясним, над нашими головами будет висеть нависший меч!

Директор ФБР поднял тяжёлый взгляд на Боуда.

— Ты уверен, что это правильное решение? Ведь может произойти все, что угодно!

Боуд кивнул в ответ и с непоколебимой твёрдостью ответил:

— Это единственный выход в данной ситуации. Мы должны выжидать и искать!

— Будем надеяться, что в Англии найдётся след, — тяжело вздохнув сенатор Рендол спросил, обращаясь неизвестно к кому, — и почему мы, господи? И почему мы?

Услышав эти слова, Боуд напрягся. Он ещё не понимал почему, однако в голове с огромной быстротой замелькали новые мысли. Что? Что? — спрашивал себя Боуд, ведь промелькнуло что-то в голове. Какая-то мысль. Он пытался вернуться к ней и ухватиться за неё. Но она куда-то ускользнула. Он весь покраснел, напрягая свою память, в надежде ухватить эту вскользь промелькнувшую мысль. Но у него ничего не получалось. Директор ФБР и сенатор Рендол видели, что состояние Боуда резко изменилось. Сейчас он весь был в напряжении. Они по его лицу видели, что с ним что-то происходит. Видели и не мешали ему. Они только внимательно наблюдали за ним.

Что? Что? — в тысячный раз повторял про себя Боуд, что это была за мысль. Так как у него ничего не получалось и он не мог вспомнить, что промелькнуло в его голове, Боуд решил вернуться в самое начало. Итак, — продолжал напряжённо размышлять Боуд, мне что-то привиделось или что-то пронеслось в голове.

И это что-то промелькнуло после слов сенатора,… оборвав свои размышления, Боуд внезапно обратился с вопросом к сенатору:

— Что вы сказали, сенатор?… ваши последние слова?

— Про Англию?

— Да нет… другие слова.

Боуда охватывало лихорадочное возбуждение. Он почувствовал, что напал на след.

— Я спросил, почему мы!

— Вот именно!

Боуд стукнул кулаком и вскочил с кресла. Глаза его лихорадочно заблестели. Весь вид выдавал крайнее возбуждение.

— Именно, — почти закричал Боуд, почему мы?

Не объясняя ничего, он поднял трубку телефона и после короткого молчания произнёс:

— Соедините меня с агентом Метсон!

После этого Боуд сел в кресло и со счастливой улыбкой радостно произнёс:

— Идиот. Какой же я идиот. Ведь говорил мне Парк. Не раз говорил, что ответы у меня в голове, а я, Англия. Тупица. Как я мог не принять эти вещи во внимание?

— Да что, наконец, происходит? — не выдержал сенатор Рендол.

— А то и происходит, что никакого святилища в Англии нет, — весело ответил Боуд.

— Почему это нет? — с явным подозрением в голосе поинтересовался сенатор Рендол.

Директор ФБР вытянул шею, превращаясь весь в слух.

Боуд счастливо улыбнулся и ответил. Ответ заставил обоих слушателей остолбенеть от изумления.

— По очень простой причине. Святилище находится у нас.

Оба некоторое время переваривали услышанное, затем раздался недоверчивый голос директора ФБР:

— И как это, сидя в этом кабинете, не имея никаких данных на руках, ты можешь утверждать, что святилище находится в Штатах?

— Почему мы? — задавая этот вопрос, Боуд с довольным видом откинулся на спинку кресла, почему «мы» ищем это святилище?

— И почему же?

— Да потому, что нам было предначертано его искать. А значит, оно находится у нас в Штатах.

— Ну знаешь ли, Джеймс, это весьма слабый аргумент.

Боуд в ответ на слова директора ФБР с хитрецой улыбнулся.

— У меня есть ещё один, гораздо весомее!

— Интересно послушать!

— Михаил Мандрыга. Мы с точностью знаем, что он являлся одним из хранителей послания. Они хранили это послание многие века, жертвовали ради него своими жизнями и несмотря на это. он сразу нам отдал свою часть послания. Он знал, кто мы такие и знал, что нам можно доверить послание. Другого объяснения быть просто не может.

Сенатор и директор ФБР заулыбались так, как минуту назад улыбался Боуд.

— Чёрт тебя побери, Джеймс. А ведь это действительно прекрасная мысль. Возможно, ты и прав, — директор ФБР и не пытался скрыть радость в голосе.

Все одновременно посмотрели друг на друга и впервые за последнее время от всей души рассмеялись. Они радовались тому обстоятельству, что наконец появилась ниточка, ведущая к таинственному святилищу.

Общее веселье было прервано резким телефонным звонком. Потянувшись с кресла, Боуд нажал кнопку громкой связи.

— Добрый день, коллега!

— Добрый день, шеф, — раздался в ответ голос Метсон.

— У меня для вас прекрасные новости, Метсон, — по-прежнему улыбаясь, произнёс Боуд, — мы свёртываем поиски в Англии.

— Свёртываете поиски? — раздался удивлённый голос Метсон. В телефоне раздалось короткое молчание, а затем прозвучал твёрдый голос Метсон:

— Считаю такое решение преждевременным и неправильным!

— Вот как? — теперь пришло время удивляться Боу-ду, у вас есть основание для продолжения поисков?

— Да. Есть, — коротко раздалось в ответ.

Все трое переглянулись между собой. Боуд продолжал уже совершенно серьёзным голосом задавать вопросы.

— Какие, Метсон?

— Мы кое-что нашли!

— Чёрт, — вырвалось у Боуда, неужели я ошибся? И уже обращаясь к Метсон, он снова спросил:

— Что именно вы нашли? И где вы вообще находитесь?

— В Оксфорде. В Ашмолеанском музее, — последовал ответ.

Услышав слова Метсон, все трое с крайне напряжённым видом привстали с кресел. Боуд вслух выразил то, о чём все подумали.

— Послание?

— Нет. Картина.

— Картина?

Все трое с разочарованным видом опустились в кресла.

— В музее висит картина неизвестного художника, датированная XV веком. Я сделала точную копию картины и выслала вам через дипломатический канал.

— Ну знаете ли, Метсон, в музеях висят картины и более раннего периода. Не понимаю только…

— Вы не дослушали, шеф, — снова раздался слегка взбудораженный голос Метсон, — картина датирована началом XV века. Как нам объяснили работники музея, на картине изображён король Англии Генрих V во время одной из неизвестных истории битв.

— Король Англии? — Боуд никак не мог понять, к чему клонит Метсон, — ну и каким образом он связан с нашими поисками?

— Дело не в короле. На картине изображён ещё один персонаж. Это один из наших старых знакомых.

— Один из наших старых знакомых? На картине XV века? — Боуд даже не скрывал потрясения, которое испытал, услышав эти слова, ты понимаешь, что говоришь, Алисия?

— Понимаю, Джеймс!

— И кто это?

— Кирилл Мандрыга!


 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 310. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.06 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7