Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Политика идеалистического оптимизма




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

ПОСЛЕ НЕСКОЛЬКИХ ЛЕТ неизбежных попыток продвижения наугад, когда Вашингтон как будто бы сосредоточивался главным образом на тактической поддержке одного за другим двух кремлевских лидеров, которым оказывалось предпочтение, при президенте Клинтоне выкристаллизовалась в конце концов новая американская большая стратегия в отношении бывшего Советского Союза. Внушительная по размаху, характеризующаяся внутренней последовательностью и диктуемая пленяющим идеалистическим оптимизмом, она может быть резюмирована в своей сути следующим образом: на место сдерживания советской экспансии, в качестве цели, приходит партнерство с демократической Россией. Стратегия партнерства делает своим высшим приоритетом предоставление помощи правительству президента Бориса Ельцина и одновременно поднимает самоуважение этого правительства, его уверенность в себе тем, что подчеркивает разделяемую Америкой и Россией особую глобальную ответственность. Надо ли говорить: в том, что касается бывшего Советского Союза, в фокусе американской политики — прежде всего Россия.

Основополагающие и взаимно друг друга подкрепляющие посылки этой новой большой стратегии сводятся к тому, что перспективы возникновения стабильной и долговечной Российской демократии, опирающейся на свободно-рыночное хозяйство, являются достаточно обнадеживающими; и что в свете этого партнерство с Америкой оказывается делом реальным (feasible). В таком контексте следует логический тактический вывод об оказании всемерной поддержки Борису Ельцину как подлинно демократическому российскому лидеру, невзирая на случающиеся в его деятельности как демократического лидера изъяны.

Выказывать эту поддержку надлежит в нарочито оптимистической манере, с тем чтобы стимулировать одобрение американской общественностью финансовой помощи России, а также внушить осаждаемым российским демократам столь остро необходимую им уверенность в себе. Так, — даже перед лицом текстуальных свидетельств обратного — президент Клинтон приветствовал новую российскую конституцию как образец конституционной демократии, и в то же время массовое антидемократическое голосование и крайне правых, и крайне левых (тем и другим принадлежала в общей сложности почти половина поданных голосов) администрацией списывалось на то, что это было лишь "голосование из протеста" против экономической политики правительства. В ходе встречи на высшем уровне в январе 1994 г. Клинтон неоднократно выражал свое удовлетворение демократическим прогрессом России.

Непосредственным логическим продолжением такого подхода является радужная оценка, даваемая преобразованиям в экономике страны. Представители администрации, в соответствии с этим, немало превозносили якобы крупномасштабную приватизацию в России, хотя в большинстве случаев приватизация крупных внутренних промышленных объектов сводилась по существу к смене владельца на бумаге, когда таковым становилась администрация предприятия, иногда также его рабочие и служащие, а закупки и дотации (subsidies) центрального правительства оставались в неизменности. Мало внимания обращалось на то, что нарождающийся капиталистический класс в России удивительно паразитичен, склонен скорее припрятывать свои прибыли за границей, чем делать ставку на будущее России; российские банки инвестируют во внутреннее развитие лишь около 450 млн.долл., тогда как примерно. 15,5 млрд.долл. отправляют хранить за границу. Точно так же скрытая переправка значительной части иностранной финансовой помощи в западные банки игнорировалась, ибо такое обстоятельство считали не столь важным в сравнении с ключевой целью — поддержать поступь преобразований в экономике*.

* [Подробнее см. Financial Times, Nov. 1, 1993, о российских банковских депозитах, а также: Yavlinsky G. Western Aid Is No Help. — The New York Times, July 28, 1993.]

Кроме того, поддержке экономической стабилизации России и постепенного преобразования ее экономики отдается более высокий приоритет, по сравнению с оказанием помощи новым государствам помимо России. В 1992 г. глава Международного валютного фонда оценивал потребность России в финансировании из-за рубежа в 23 млрд., а соответствующую потребность новых государств помимо России — примерно в 20 млрд.долл. На совещании семи промышленно наиболее развитых стран на высшем уровне в июле 1993 г. Соединенные Штаты добились того, что России была коллективно обещана суммарная помощь в 28 млрд.долл., тогда как новые, помимо России, государства были в основном проигнорированы.

Настойчиво-оптимистические оценки перспектив России в политическом и экономическом аспектах намеренно распространялись еще и для того, чтобы продвинуться в решении более конкретной и, по общему признанию, важной для Соединенных Штатов задачи: российско-американского разоружения. Политика, в центр которой ставится Россия, не только облегчает сокращение российского ядерного арсенала, но может также усилить собственную заинтересованность России в нераспространении оружия массового поражения. Этой целью обосновывается тесное сотрудничество с Москвой в деле совместного оказания давления на новые постсоветские государства — особенно на Украину — с тем, чтобы убедить их отказаться от собственного ядерного оружия. Некоторые американские стратеги пошли дальше, выступив за согласование оборонной политики США и России. Все эти темы получили широкое звучание в официальных сообщениях, публиковавшихся после январской (1994 г. — Ред.) встречи на высшем уровне в Москве.

В подобных помыслах исходят из той подразумеваемой точки зрения, что для России важнейшим предметом забот в геостратегическом плане является региональная стабильность. Это делает в основе своей совместимыми цели России и Америки. Поскольку же Россия — единственная держава, способная порождать стабильность в рамках бывшего Советского Союза, а независимость некоторых из новых государств интенсивно подогревает региональные конфликты, умиротворяющая роль России в силу этого возрастает. Сообразно с этим, в совместном коммюнике Клинтона — Ельцина на январской встрече в верхах не ставилась под сомнение интерпретация, которую дает Россия своей "миротворческой миссии" в "ближнем зарубежье". Идя еще дальше, президент Клинтон, обращаясь к народу России, не только высказался о российских военных в том смысле, что они "способствовали стабилизации" политической ситуации в Грузии, но даже и добавил, что "вы с большей вероятностью будете оказываться вовлеченными в дела некоторых из этих территорий вблизи вас, подобно тому как Соединенные Штаты на протяжении ряда последних лет оказывались вовлеченными в Панаме или Гренаде вблизи нашего района".

Выходит, озабоченность, выражаемую такими государствами, как Украина или Грузия, по поводу угрозы, исходящей, по их мнению, от России, не следует принимать слишком всерьез, и в этом смысле, по сути, и высказывались высшие деятели администрации. Во всяком случае, украинцы за свою международную изоляцию и ощущаемую от этого уязвимость, выходит, должны пенять на свою собственную неуступчивость в вопросе о ядерном оружии. Остальные же государства из числа других, помимо России, поступили бы правильно, если бы стали избегать чрезмерного национализма и самостоятельно улаживали свои отношения с Москвой, избавляя, таким образом, Вашингтон от лишних забот или укоров совести. Визит президента Клинтона в Беларусь — государство, все более подпадающее вновь под контроль Кремля, — укрепил впечатление, что администрация благословляет "миротворчество" Москвы*.

* [Например, президент Клинтон согласился сделать более скромной церемонию, в ходе которой он намечал в белорусской национальной святыне — в лесу Куропаты — почтить память жертв сталинского режима, — из-за возражений лидеров промосковской фракции в Минске.]

Последнее по порядку, но не по значению: демократизирующаяся Россия видится оправданно боящейся отчуждения (exclusion) и изоляции. Отсюда ее противодействие какому-либо расширению НАТО в восточном направлении, заполняющему вакуум безопасности в Центральной Европе. Широкое соглашение о сотрудничестве "Партнерство ради мира", с инициативой заключения которого выступило НАТО, задумано, напротив, как открытое для всех; тем самым учитывается позиция России с ее возражением против того, чтобы НАТО открывало двери для членства специально оговоренной узкой группе государств. Однако эту цену, считает администрация, стоит заплатить ради долговременного американо-российского примирения.

Картина чаемого, спору нет, прекрасна, а убежденность подкупает. Но достаточно ли обоснован исторический оптимизм, неотъемлемо присущий этой сконцентрированности на двустороннем партнерстве, вместе с его посылками, а также и главной целью?







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 194. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.013 сек.) русская версия | украинская версия








Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7