Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

А.Н.Козлов




СИГАЛИ-саранча, кузнечики.

СИГАТЬ - прыгать, подскакивать.

СИДЕЛЕЦ - постоянный служащий при станичном правлении; исполнял поручения станичного атамана, охранял порядок, имущество и архивы канцелярии.

СИДОВ Николай Дмитриевич (дон.) - рожд. 1880 г., ст. Новочеркасской казачий патриот и участник борьбы за Дон. По эвакуации из Крыма в 1920 г. остался в эмиграции и умер во Франции 70 лет от роду; похоронен в Шато Абендан.

СИДОРИН Владимир Ильич (дон.) - рожд. ок. 1878 г., ст. Есауловской; генерал-лейтенант и Командующий Донской Армии. Окончил Новочеркасский кадетский корпус и Военно-инженерное училище; после производства в офицерский чин зачислился добровольно в боевую часть на фронте Русско-японской войны и заслужил там Золотое оружие. В 1906 г. принят в Военную Академию, курс ее закончил блестяще и зачислен в службу Ген. штаба. Когда в армии появилась авиация, С. одним из первых прошел курс авиационной школы. В 1914 г. состоял в штабе Кавказского корпуса и во время начавшейся тогда войны с Германией и Турцией заслужил орден св. Георгия. Затем служил в штабе 2-й армии, а дни революции застали ею в должности начальника штаба того же Кавказского корпуса. По поручению Союза офицеров он приехал в Петроград и там открыто проявил оппозицию мероприятиям военных министров. Рассказывали, что однажды Керенский вызвал его для внушения, и один из его генералов предупредил: «Министр собирается вас ругать». «Передайте, чтоб не ругал, - ответил ему С. - Мы люди военные. Возможны осложнения...» Встреча с министром, после такого предупреждения прошла в мирных тонах.

После падения Временного правительства С. оставил Петроград и пробрался на Дон. Несмотря на чин ген. штаба полковника, он в ноябре 1917 года уже состоял рядовым партизаном в одной из дружин г. Новочеркасска и участвовал в походе на Ростов. После этого атаман Каледин назначил его начальником полевого штаба для руководства борьбой с наседающими со всех сторон ленинцами. В январе 1918 года полковник С. стал начальником штаба Походного атамана ген. Назарова; оставался в этой должности и при ген. Попове, с которым совершил Степной поход и возвратился в отбитый от красных Новочеркасск. Круг Спасения Дона произвел его в чин генерал-майора и командировал во главе делегации для переговоров в киевский штаб германских оккупационных войск. После того как ген. П. Н. Краснов оставил пост Донского атамана, новый атаман ген. А.П. Богаевский в феврале 1919 г. назначил генерала С. командующим Донской армии, с одновременным производством в чин генерал-лейтенанта.

Ему вскоре удалось возродить подорванный дух деморализованных неудачами войск, увеличить численность армии до 60 тыс. бойцов и перехватить инициативу боевых операций от красных в свои руки. Вместе с тем ген. С. сохранил и независимость суждений. Когда Добр, армия объявила «Московскую директиву», он обратил внимание ген. Деникина на недопустимость самоуправства и насилия, чинимых следующими за армией помещиками и полицейскими приставами. Он протестовал также против наказания царских офицеров, поневоле вступивших в Красную армию. Все донские полки, по его настояниям, не перебрасывались на участки, далекие от Донской земли, а с генералом Врангелем возникли у него крупные разногласия, после отстранения от командирования корпусом ген. Мамонтова.

Накануне Новороссийской катастрофы Военная Комиссия Верховного Круга Дона, Кубани и Терека, приняв решение отстранить генерала Деникина от командования казачьими частями, в феврале 1920 г. предложила ген. С-ну принять пост главнокомандующего объединенными казачьими армиями. Предложение поддержали и атаманы Донской, Кубанский, Терский и Астраханский. Но ген. С. отказался от этого поста, считая, что время для этой смены упущено и она не спасет положения. Вместе с тем обострились и отношения с генералом Врангелем, после того как донские дивизии должны были подчиниться ему в Крыму. Старая рознь разгорелась особенно в результате нескольких статей, опубликованных в «Вестнике Донской армии». Редактором этой газеты был сотник граф А. М. дю Шайля, начальник политической части штаба Донского корпуса. Он допустил в их содержании проявление сокровенных мыслей казачьих патриотов о праве на самоопределение, о равнодушии к судьбам России: «Какое нам дело до России?! Хочет она себе коммуну- пусть себе живет, хочет царя - пусть наслаждается, мы хотим жить так, как нам разум, совесть и дедовский обычай велит», - писала газета. «Истекли мы, Казаки, кровью до последней степени... Мы еще сможем драться с врагом по пути нашего движения в родные опустевшие станицы, но нет у нас сил для борьбы с врагом по пути к сердцу русского народа - Москве. Пусть по Московскому пути идут русские люди... Помните это наши руководи­тели и не перенапрягайте ваших сил».

За такие крамольные мысли газета была закрыта, ее редактор обвинен в государственной измене, а ген. Сидорин и его нач. штаба ген. Кельчевский преданы суду по обвинению в попустительстве: «имея сведения о преступной деятельности обвиняемого, сотника дю Шайля, не приняли зависящих от них должных мер».

Не помогли свидетели защиты, донские генералы, не помогли протесты Донского Круга. Русский военно-морской суд приговорил генералов «к лишению воинского звания, чинов, орденов, дворянства и к четырем годам каторжных работ». Но, по ходатайству Донского атамана ген. Врангель своею властью заменил наказание «увольнением их от службы в дисциплинарном порядке, лишая их, с согласия Донского атамана, права ношения в отставке мундира».

Все ограничилось высылкой генералов за границу. Сотник дю Шайля, при попытке к самоубийству, прострелил себе грудь и был оставлен в покое.

Оставшись в эмиграции ген. С. проживал в Чехословакии, служил чертежником в топографическом отделе штаба армии, иногда выступал по приглашению Чешского Ген. штаба с докладами о состоянии Красной армии по опубликованным данным. Умер в Праге в 1939 г. (по данным А.П. Падалкина).

СИЗОВ Петр Яковлевич (сибир.) - род. ок. 1894 г., участвовал в Первой мировой войне и в борьбе за Казачью Идею; в 1922 г. эмигрировал в Китай, а оттуда через остров Тубабао в 1951 г. прибыл в США. Умер 11 марта 1964 г. в гор. Сан-Франциско (шт. Калифорния).

СИМВОЛ ВЕРЫ - двенадцать основных положений христианского вероучения, изложенных вкратце, утвержденных на двух первых Вселенских Соборах и принятых как непременное условие исповедания правой веры в Греческой и Римской Церквах.

СИНОДИК КАЗАЧИЙ- список имен выдающихся Казаков, атаманов, вождей и героев, погибших в годы освободительных войн. Их принято поминать во время торжественных заупокойных Богослужений в День Казачьей Скорби 11 февраля по нов. ст. (день смерти атамана Каледина) и в Казачий Траурный день 1 июня (выдача в Лиенце). В эти дни Казаки поминают и молятся за упокой душ всех известных и неизвестных по имени единоплеменников, Казачек и невинных детей, сотнями тысяч погибших во время борьбы за Казачью Идею; героев павших в боях; от ран скончавшихся, при выдачах в Австрии, под пытками, в тюрьмах, в ссылках, в лагерях умученных, от искусственно созданного голода смерть приявших и без обряда погребенных, а в их числе: Алексея Каледина, епископа Гермогена, Анатолия и Ивана Назаровых, Евгения Волошинова, Митрофана и Африкана Богаевских, Петра Краснова, Сергея Павлова, Лавра Корнилова, Григория Семенова, Андрияна Гусельщикова, Константина Мамонтова, Семена Краснова, Андрея Шкуро, Хельмута фон Панвица, Эммануила Семилетова, Федора Назарова, Кузьму Крючкова, Виктора Краснушкина, Федора и Петра Крюковых, Романа Кумова, Ольгу Каргину, Ирину Кочетову, Кондрата Бардижа, Николая Галаева, Николая Рябовола, священника Алексея Кулабухова, Татьяну Бархаш, Николая Бабиева, Михаила Бабыча, Михаила Караулова, Льва Медяника, Эльмирзу Мистулова, Александра Дутова, Ивана Калмыкова, Матвея Мартынова, Бориса Анненкова, Ивана Бирюкова, Ивана Акулинина, Василия Кабаева, Тихона Краснянского, Виктора Зборовского, Николая Краснова, Георгия Татаркина, Сергея Улагая, Сергея Топоркова, Ивана Гулыгу, Луку Быча, Сергея Бочарова, Гурия Фомичева, Ивана Радионова и с ними всех тех, о ком просят помянуть молящиеся.

СИНЯВКА - раньше хутор ст. Елизаветовской с ж.д. станцией, а теперь город на правом возвышенном берегу Мертвого Донца. В 1770 г. командующий Азовской флотилией адмирал Синявин основал слободу по обеим сторонам речки Морской Чулек. Он начал заселять ее крестьянами, но по жалобе Войскового Правления новое поселение было от него отобрано и передано Елизаветовской станице в качестве хутора, куда и переселились многие Казаки.

СИПА - у Казаков пренебрежительная кличка для русских солдат.

СИРАКИ - небольшой скифский народ, перекочевавший на Кубань из Закавказья в II в. до Р. Хр. Проф. Городцов считает, что они принесли с собою особые драгоценные украшения для конской сбруи, подобные тем, которые греческие мастера вырабатывали раньше для Скифов-Сака. Они хоронили своих покойников так же, как Торки. В могильной яме, обычно с ее северной стороны, ниже дна подкапывалась камера или подбой, куда укладывали покойника, а прямо на дно могилы помещали его убитого коня. На Сев. Кавказе С. сначала жили под властью своих князей, но со временем должны были подчиниться боспорским царям. Они постепенно перешли к оседлости, смешались с Торетами и Удзами и от III века исчезают из хроник. Древние географы указывают область их кочевий и поселений там, где позднее по свидетельству Персов располагалась Земля Касак. Тореты и Торки сохранили их погребальный обряд, а потому в археологии его принято называть «торческим».

СИРКО - прозвище запорожского полковника; между 1659 и 1679 гг. он неоднократно избирался Кошевым атаманом. В один из таких годов, перед Рождеством 1678 г. на Запорожскую Сич неожиданно напали Крымские Татары в сопровождении 15 тыс. янычар. Им удалось ворваться в стены укрепления, но казачьи курени в свою очередь бросились на них и после ожесточеннейшего ночного боя изгнали их прочь.

В связи с этим нападением Кошевой атаман С, сам не раз водивший Казаков на Крым, послал Крымскому хану ядовитое письмо, упрекая его в вероломстве и обещая отплатить сторицею. Народное предание предписывает тому же времени грубовато-юмористическое письмо, отправленное Казаками в Стамбул. Художник Репин использовал эту тему для картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». С. умер в 1680 г.

СИРОМА (запорож.) -люди необеспеченной жизни, бедняки.

СИЧ - местное название поселений в Казачьей Низовой республике; по-русски Сечь. Слово С. не находит на славянских языках соответствия в понятиях «крепость»; «город», «укрепленное поселение» и т.п. Поэтому явилось мнение, что в своей основе оно связано с готским значением слова Sitls (германское Sitz) - поселение - и перешло к Ордынским Казакам от Алано-Готов в то время, когда они в Крыму смешались с остатками этих германских племен. Тогда же у наших предков появился бесспорно готский термин «атаман» - «отец мужей - воинов», а слово «кош» утвердилось в своем татарском смысле, как высшая военная ставка».

СИЧЕВОЕ ТОВАРИСТВО - в XVI-XVIII вв. у Запорожцев так называлась вся корпорация Казаков, способных в любой момент к выступлению с оружием. С Т. делилось по степеням на меньшее С. Т. и старшее С. Т., состоявшее из «знатных войсковых товарищей». В Гетманщине образовалась еще самая высокая степень «Бунчуковое товариство», привилегированная группа заслуженных старшин.

Старшее С. Т. объединяло наиболее образованные кадры народности, людей наиболее стойких в делах гражданства и войны. Поэтому в нормальное время большинство кандидатов на посты командиров и ответственных деятелей выходило из его среды. Состоявшая из них старшинская Войсковая Рада являлась своего рода отдельной парламентской палатой и мозгами общего Народного Собрания, Черной Рады или Большого Кола. Знатные войсковые товарищи, предварительно порешив дело, шли в толпу и уговаривали Казаков принять желаемое ими решение. Зрих Ласота писал в 1594 году: «Через некоторое время после того, как начальники смешались с Большим Колом, Черное Коло снова отделилось от них и, окончив обсуждение, в знак согласия люди подбрасывали вверх шапки».

СИЧ ЗАПОРОЖСКАЯ - название укрепленного поселения на Днепре ниже порогов, но под этим именем понималась и вся Казачья Низовая Республика по той причине, что в этом поселении было сосредоточено управление всем краем. В XV в., по польско-литовским сведениям, С.З. помещалась на острове Хортица. Данных о более раннем времени не сохранилось; известно только, что Татары Золотой Орды застали там повсюду городки казачьих предков Черных Клобуков или Черкасов. Главным их городом от XI в. был Торческ, на юг от реки Рось. При этом почти все поселения Правобережного Низа носили славянские названия. Они разрушены во время хаоса междуусобий в татарских ордах. Их остатки и городища в 1740 г. обнаружены Ригельманом и Неплюевым.

Беспокойные соседи заставляли Казаков несколько раз менять местоположение С. 3. Ввиду этого, археология еще мало уделяла внимания ее городищам; установить точное время возникновения того или иного поселения еще невозможно.

Хортицу Казаки покинули одновременно с уходом из-под власти крымских ханов. Это случилось в самом конце XV века, после того как Крымом завладели Турки, непримиримые казачьи враги. Тогда семейные Казаки переселились на север к границам Вел. Княжества Литовского, а холостые воины остались за порогами на своих старинных юртах, очевидно признанных и ханами. Новый опорный пункт на острове Томаковка стал вскоре столицей небольшой казачьей республики, порвавшей зависимые отношения с крымским ханом и долгое время остававшейся вне подданства какому-либо другому монарху. Но земли ее между Днепром и Ю. Бугом еще долго считались у соседей формально принадлежащими Крымскому ханству.

Ханы не препятствовали возникновению и росту нового политического образования, и только постоянные обиды, которые Казаки причиняли Туркам, в конце концов вызвали ответное нападение турецко-татарских войск; в 1593 г., когда гарнизон передовой Томаковской Сичи состоял всего лишь из нескольких сот бойцов, она была разрушена до основания. После этого Казаки перенесли Главный Кош на остров Базавлук, более удобный для обороны. Здесь С. 3. была окружена глубоким рвом, земляными валами и деревянным частоколом с башнями. Тут же под стенами цитадели обосновался посад, где проживали некоторые Казаки, рабочие (ыргаты - по взятому от Татар названию), купцы, ремесленники и всякий другой иноплеменный люд, находивший здесь пропитание трудом или торговлей. Тут можно было встретить выходцев из Литвы, Польши, Украины, Молдавии и стран Востока. Может быть поэтому некоторые бытописатели утверждают, что среди Запорожцев находились люди разной национальности и веры. Внутри новой крепости выросли коливы (казарменные помещения для куреней), школа, канцелярия, дома атаманов и старшин, кузницы, оружейные и пороховые мастерские, склады и т.п. На центральном майдане воздвигли церковь с гранитной колокольней, оттуда постоянный дозор наблюдал за окрестностями и Днепром. Около нее собирались Казачьи Кола и Рады, где решались общественные дела, совершались суды и расправы. С. 3. жила совершенно самостоятельной и независимой жизнью в своих границах. Ригельман писал: «Если Казаки пожелают ехать в Малороссию или Польшу для торгов или других каких нужд, оные берут себе пашпорты от Кошевого за их войсковой печатью».

Правом участия в общественно-политической жизни страны обладали одни Казаки. Республика принимала на свои земли выходцев из Украины и Белоруссии. Они трудились здесь как сельскохозяйственные рабочие по казачьим хуторам, или как свободные землепашцы на выделенных для них землях. В старых актах нет указаний, что они обращались в Казаков. Здесь они считались «подданными» казачьего товариства, точно так, как раньше были «подданными» польско-литовских магнатов и были обязаны выполнять некоторые повинности. Но и среди самих Казаков разрастался слой крепких сельских хозяев, жаждущих мирной безопасности для своих полей и стад. Они жили по хуторам, пользовались наемным трудом пришлого люда, а их стада и табуны тучнели на свободных пространствах обширных казачьих степей. На севере кое-где зеленели обработанные нивы. По свидетельству вице-адмирала Крейса, служившего русскому царю в конце XVII века, «Казаки, живущие по Днепру у порогов, мало занимаются хлебопашеством, потому что трудно было бы всякого рода хлеб перевозить сухим путем в Азовское море или торговать около него». «Другая причина их несклонности к земледелию та, что как Запорожцы, так и Донские Казаки мало употребляли в пищу хлеба и, вообще, плоды зерновых растений, а более охотники до рыбы, разных мяс, яиц, молока и овощей; всего этого находится в излишестве».

Описывая Казаков, он наделяет их разными положительными свойствами; «Природные качества их суть добродушие и щедрость, они не копят богатства, имеют много ума, хитрости и особенно искусны в военном деле; весьма храбры и готовы равнодушно переносить голод, жажду и все случающиеся в войне тягости. Жаль только, что они так легкомысленны и непостоянны, хотя в бумагах и называют себя всегда верными». «Казаки, как и многие северные народы, охотники до крепких напитков; однако в походе, а особенно в морских поездках, редко встретится пьяного; ибо запрещается им, под опасением строгого наказания, брать с собою вино или водку; обыкновение достойное похвалы в таком народе, который многие почитают варварским; в сем отношении Казаки превосходят наших матросов».

Таковым был военный народ, коренное население С. Запорожской.

В 1709 г. и Базавлуцкая С. 3. была разрушена, на этот раз нападением русских войск, мстивших за активное участие в «измене» Мазепы. После победы под Полтавой Петр I приказал разрушить С. 3-скую. При этом массами уничтожали и Казаков: «Многих из них Россияне порубили и многих, в полон взяв, за их к себе измену, вешали и на плотах пущали в низ реки Днепра» (Ригельман). Курени вместе с Кошем отошли к татарским кочевьям в Олешки. Запорожский Низ формально состоял еще во владении турецкого султана, поэтому русские войска, произведя в нем значительные опустошения, вскоре возвратились назад за старую турецко-татарскую границу. Она подтверждалась и русско-турецким соглашением 1713 г. Между Днепром и Ю. Бугом она тянулась вдоль рек Синие воды и Тясьмин к устью реки Орель.

Запорожцы, ушедшие на юг, были известны у Турок под именем Казаки-путкалы. В одной из турецких хроник 1740 года говорится: «Они происходят из владений Крымских ханов; позже в Очакове, Аккермане, Бендерах и Килии они стали поденными рабочими. По этой причине их называют теп-оглу». Но их притесняли Татары и, захватив некоторых, продавали в рабство стамбульским и египетским купцам. А вместе с тем, «эти Казаки невероятно воинственны, по словам той же хроники, и доблестны. Число их, примерно, 12.000 человек, вооруженных ружьями. Они не хотят иметь у себя женщин и пополняются молодежью из России и Польши, бежавшей оттуда вследствие какого-либо проступка». «Во время войны это был постоянный, готовый к битве, быстрый как ветер, отряд легких войск». «Русские использовали недоразумения между Татарами и Казаками, чтобы предложить Порте взять казацкие отряды под свою руку. Напрасно Татары сопротивлялись этому. Их крик о помощи не был услышан, и прельщенные неверными свыше 12.000 воинственных людей были отделены и отданы России». {Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. Москва, 1964, с. 146). Речь тут идет о возвращении Казаков в Запорожье на старые места. Ясно, что уже тогда им пришлось склониться перед волею своего могущественного северного соседа. Они получили возможность построить Новую С. 3-скую, рядом с прежней разрушенной. Отсюда Кош продолжал управлять своими округами. Их было восемь во главе с полковниками и они назывались по турецкому образцу - «паланками» Кадацкая, Прогноинская, Бугогардовская, Ингульская, Протовчанская, Орельская, Самарская и Кулмиусская.

Новая Сич стала центром республики, ее главным населенным пунктом и стоянкой кадров всенародного ополчения, состоявших из 38 куреней. Из них каждый пополнялся жителями одного и того же района всей казачьей земли, т.е. не только низовых городков и паланок, а и Гетманщины, хотя она уже давно находилась под властью русского царя. Соответственно произошли и названия куреней: Каневский, Корсунский, Полтавский, Уманский и др.

Таким образом, непрерывные связи между казачьим на­селением Низа и Гетманщины не прекратились и после перемен, возникших в результате Переяславского договора, разгромов 1709 года и даже после Белградского мира (1738 г.), по условиям которого Турция передавала свои формальные права на Днепровский Низ Казакам Запорожья, а Россия согласилась считать прежнюю границу по Тясмину и Орели рубежом, теперь отделяющим ее от владений С. 3-ской.

От этого времени молодую республику окружали три сильные монархии: Россия, Польша и Турция, еще державшаяся на сев. берегах Черного моря. Каждая из них посягала на существование независимой С. 3-ской. Но несмотря на это, вековые антагонизмы и боевые встречи с Турцией и Польшей заставляли Казаков искать дружбы с единоверной Россией. Они безотказно помогали ей в борьбе с Турцией и беспрепятственно пропускали русские полки через свои южные земли. Цари приобрели своих сторонников и доброжелателей и среди рядового товариства, и среди старшины, и среди хозяев-хуторян. Духовное единство сичевиков было нарушено, а обстановка полного окружения требовала особенного единомыслия.

«Старожитным местом» для всех Днепровских Казаков, по словам одного акта, от древних времен было Запорожье. Часть их вышла оттуда на Литовскую Украину (Малороссию). А потому и в новых местах они назывались Запорожцами, Запорожскими Казаками, Запорожскими Черкасами. Но в Петербурге считали, что низовцы -только часть «малороссийских» Казаков и если последние в 1654 г. признали власть московского царя, то и жители Сичевого Низа должны были считаться подданными России. Сичевики же, по Словам манифеста Екатерины II, вместо этого «составили из себя мало, помалу совсем особливое, страшное и намерениями самого Творца в размножении рода человеческого, от Него благословенном, противоборствующее политическое общество». «И решили остаться уже навсегда в Сечи на собственной своей воле». Положение, нетерпимое для империи, тем более, что в 1774 году, по мирному договору в Кучук-Кайнарджи, России перешли от Турок устья Днепра и Ю. Буга.

После казни Пугачева и укрощения Яицких Казаков, Совет при Высочайшем дворе постановил истребить и С. Запорожскую.

4 июня 1775 г. у ее стен появились русские войска под командой генерал-поручика П. Текелия. Вначале Казаки предполагали, что это полки, возвращающиеся с Турецкого фронта. Но они окружили Сич со всех сторон и большинство товариства считало необходимым приготовиться к обороне. Тогда выступили свои же миротворцы с уговорами «не поднимать на братьев руки», «не проливать христианской крови».

Воины, непревзойденные в борьбе с иноверцами, Казаки оказались слабыми и нерешительными, когда перед ними появились единоверные полки русской царицы. Никому в Сичи не приходила мысль о возможности уничтожения их оплота и потому Коло порешило выслать к Текелию для переговоров кошевого атамана со старшинами. Текелий принял от послов хлеб-соль и угостил их с честью. Потом, не открывая своих истинных намерений, посетил крепость, а узнав там о колебаниях ее гарнизона, вызвал к себе кошевого и старшин, арестовал их и отправил в Москву. После этого обезглавленная Сич была занята его войсками и подверглась такому основательному разгрому, что от нее не осталось камня на камне. Даже местная церковь во имя Пресвятой Богородицы не избежала разграбления и разрушения.

Пострадали и многие Казаки, а все сторонники вооруженного сопротивления ушли снова на юг в турецкие пределы.

В оправдание такого варварского насилия, императрица Екатерина II 3 августа того же года поспешила издать манифест, где обвиняла Казаков в непослушании ее велениям, в том, что многие из них замышляли передаться на сторону Турок, в том что они изгоняли присланных на их землю (без разрешения Коша) русских поселенцев, а сами принимали в слободы новых «подданных», украинских поселян.

В манифесте говорилось: «Заводя собственное хлебопашество, расторгали они тем самое основание зависимости от Престола Нашего и помышляли конечно составить из себя посреди отечества область совершенно независимую, под собственным своим неистовым управлением». Обвинял их манифест также в том, что они препятствовали регулярным торговым сношениям России с Турцией.

«И тако по необходимому уважению на все вышеизложен, -писалось в манифесте, - сочли мы себя ныне обязанным перед Богом, перед Империей Нашею и перед самым вообще человечеством разрушить Сечу Запорожскую и имя Казаков от оной взаимствованное». При этом утверждалось, что С. 3. разрушена спокойнейшим образом, «избегая, сколь можно, пролития крови». Объяснялось: «Нет теперь более Сечи Запорожской в политическом ее уродстве, следовательно же и Казаков сего имени. Место жилища и угодья тамошние оставляем Мы для постоянных и Отечеству, наравне с другими, полезных жителей, причисляя их по способности к Новороссийской губернии». Земли С. Запорожской вплоть до берегов Черного моря еще долго после этого именовались Новороссией.

СКАЗОЧНЫЕ КАЗАКИ - взятые на учет и ограниченные в правах дети и внуки Казаков, участвовавших в восстании К. Булавина на руководящих должностях. Русское правительство приказало распределить их по жилым юртам и ни на какие «казачьи службы» не назначать. Старшины взяли многих из них в свои хозяйства. Еще в 1764 г. некоторые С. К. работали у Войскового атамана С. Ефремова за малую плату или за одно содержание.

В 1769 г. Правительствующий Сенат поручил Войсковому атаману пересмотреть в общем собрании со старшинами вопрос о С. К., с тем чтобы годных определить на службу. Это поручение было выполнено, но и после этого у некоторых влиятельных старшин они оставались «в услужении», свободные от всяких других повинностей.

СКАЛИТЬ - подвывать, повизгивать, плакаться.

СКАСЫРСКИЙ Александр Михайлович (дон.) - рожд. 1865 года; офицер, сельский хозяин, член Российской Государственной Думы первого созыва.

СКАЧКОВ Михей Ефимович (дон.) - ст. Березовской; в 1929 г. арестован агентами ОГПУ и выслан из станицы со всей семьей неизвестно куда.

СКАЧОК - особый род коллективной рыбной ловли, в которой участвовало все мужское население станицы; замерзшая река делилась на участки, номерованные «сотни» и каждая часть станицы получала по жребию свой номер. По сигналу люди во главе со старостами бежали на свои участки, делали ряд прорубей и пропускали подо льдом специальные сетки -«перетяжки». Попавшую в них рыбу тут же продавали прасолам, своим местным или приехавшим на это время из городов.

СКВОРЦОВ Харлампий Александрович (астр.) - рожд. 1858 г.; юрист, член Российской Государственной Думы первого созыва.

СКАШОВКА - часть казачьего седла, ремень, которым под грудью коня связаны оба стремени; С. укрепляет посадку всадника при действиях шашкой и пикой, а при джигитовке позволяет делать головоломные номера.

СКИФИЯ - страна известная истории уже за тысячу лет до Р. Хр., когда кочевья ее жителей находились в Малой Азии. Но начиная с VII в. ст. эры о С. появляются более точные известия, причем греческие географы и историки различают С. Азиатскую и С. Европейскую. Первую они помещали на восток от Дона, в средней Азии и на Кавказе, а второй считались степные пространства между Доном и Дунаем. В обеих проживало разноплеменное и разноязычное население, хотя считается, что в Европейской С. правящее племя Царских Скифов пользовалось одним из иранских наречий.

Во II в. до Р. Хр., после разгрома правящего племени, Европейской С. завладели Сарматы; от II в. по Р. X. она перешла к Готам, а несколько раньше, пришедшие тоже с севера Асы-Аланы покорили всю С. Азиатскую. Однако, географическое название С. еще долго сохранялось в Крыму (Тавро-Скифия) и в Добрудже (Малая Скифия). Русские летописи тоже вспоминают С, как Скуфь и указывают ее в Приазовье.

СКИФЫ - общее название народов, населявших древнюю Скифию; оно перешло и к более поздним жителям той же территории, Греки, например, называли Скифами даже, германские в основе, племена Готов, пришедшие в Европейскую Скифию через сто лет после Р. Хр.

Из наименований скифских племен у Персов и Греков в истории сохранились названия «Сака» и «Сайи-Сайхи», что, очевидно, имеет одно и то же значение в разных произношениях. На переломе двух эр греческий географ Страбон знает в Закавказье область Саков (Сакасену) и помещает в ней народ Коссайхов: «Косайхи, как и соседние горцы, по большей части воины-лучники. Все время они проводят в набегах по той причине, что сами они владеют страной малой и неплодородной. Поэтому они принуждены питаться при помощи нападений на другие племена и в силу необходимости стали сильным народом, т.к. каждый из них-воин». Русский историк А. Попов (История о Донском Войске) в 1814 г. утверждал, что по-персидски «Козак значит Скифа». Судя по этому, Страбон в своей Географии отмечает появление на исторической арене военного народа, первоначальное имя которого почти однозвучно с нашим. Имена Коссайхи, Коссака, Касака, очевидно, получилось от приставок косновным скифским наименованиям Сайхи и Сака эпитетов со скифским же значением: «Кос» - «белый» и «Ка» -«главный, высокий». Такое решение подтверждается преемственностью археологических культур на Казачьей земле, особенно в погребениях с конем, практиковавшихся у Казаков долго и после принятия христианства. У наших предков сохранялось также много скифских свойств в выездке коня, в скифско-казачьей боевой «лаве», в фасонах одеяния и головных уборов и даже в антропологическом типе. Не предполагая тесного сожительства, такую «конвергенцию» объяснить невозможно.

СКЛО - стекло.

СКЛЯНИЦА (некр.) - бутылка, пузырек.

СКОВОРОДА Григорий Саввич - родился весной 1722 г. в семье Казака-хлебороба из местечка Чернухи, Лохвицкого уезда, Полтавской губ.; поэт и религиозный философ.

Местной дьячок обучил его грамоте, а на семнадцатом году отец послал его учиться в Киевскую академию. После двух лет обучения его отправили в Петербург, певчим придворного хора, который организовал Алексей Разумовский. В 1744 г. С. получил разрешение возвратиться в академию со званием «придворного уставщика». Здесь он оставался еще четыре года и хотя не закончил ее высших классов, все же основательно изучил философию и языки греческий, латинский и немецкий. Благодаря этим знаниям и придворному званию, он попал в штаты миссии полковника Вишневского, который ехал в Венгрию по делам императорского двора.

Трехлетнее пребывание за границей дало ему возможность побывать в Вене, Будапеште и в некоторых городах Словакии. Там он ознакомился с религиозными и социальными идеями, господствовавшими на Западе. Его выводы оказались не в пользу этих идей и он возвратился домой «по образу пешего хождения».

В 1753 г. образованный и просвещенный путешествиями философ получил предложение преподавать поэтику и Переяславской семинарии. В связи с этим он написал «Руководство о поэзии», где защищал новую по тому времени теорию тонического стихосложения. Однако, вскоре он не поладил с консервативным ректором-схоластиком, покинул семинарию и около пяти лет был воспитателем сына у богатого и гордого помещика Томары.

От 1759 г. С. преподавал в Харьковской коллегии поэтику, синтаксис и греческий язык. Но и здесь он оказался чуждым по духу для всех преподавателей и начальства. Не прощали ему его вегетарианства, т.к. он не ел ни мяса ни рыбы, ничего, в чем чувствовал дыхание жизни; не прощали ему его убеждения, что настоящее монашество не в рясе и монастырских стенах, а в истинном бескорыстии, полном самоотречении в поисках славы Божией и пренебрежении славой людской; не прощали ему утверждения, что сущность христианского учения заключается не в обрядах, а в праведной жизни и в любви к ближним. Его даже обвиняли в еретических уклонениях от православных догматов.

В 1766 г. ему поручили преподавать «добронравие», новый предмет, введенный в программу по наказу Екатерины II. С. написал пособие для студентов: «Начальная дверь к христианскому добронравию для молодого шляхетства Харьковской губернии». Взгляды, высказанные в нем, вызвали целую бурю в руководящих кругах преподавателей и ему пришлось навсегда оставить педагогическую деятельность.

С этого времени С. повел жизнь странствующего праведника. Он кочевал с места на место в губерниях Полтавской, Харьковской, Воронежской, Курской и Орловской, где имел многих друзей, почитателей его мудрости и учености. Подолгу проживал у знакомых помещиков, да и Казаки-селяне любили его посещения, т.к. сложилось поверие, что «старец» приносит в дом счастье и успехи.

Все его имущество при этом заключалось в том, что было на нем да в мешке за спиной, где лежала Библия и флейта. С. переходил от слободы к слободе, от имения к имению, сочинял стихи, песни и музыку к ним, а задержавшись дольше у состоятельных знакомых, писал философские трактаты.

Пережитый им религиозный экстаз уверил его в правильности избранного пути служения Богу: «Мгновенно, - описывал он, - излияние некое сладчайшее наполнило душу мою, от которого вся внутренняя моя возгорелась огнем и казалось, что в жилах моих пламенное течение кругообращалось». «Весь мир исчез передо мною; одно чувство любви, благонадежности, спокойствия, вечности оживляло существование мое». «Я проник в себя, ощутив аки сыновнее любви уверение, и с того часа посвятил себя на сыновнее повиновение Духу Божию».

С. умер на 73-м году жизни у помещика Ковалевского в имении Пан-Ивановка, между Харьковом и Белгородом, 29 октября 1794 года.

С. был казачьим поэтом и религиозным философом. Он руководствовался учением Христа, не желая принимать блага, которые ему сулила жизнь, а предпочитал жить, по завету Спасителя, «как птицы небесные», в бедности, ближе к природе при полной свободе духа и независимости мысли. Его житейская философия на сто лет предупредила миросозерцание Л.Н. Толстого, который все же не сумел сочетать его с личной жизнью, как это сделал казачий мудрец.

Философские трактаты и стихи С. писал: на языке, принятом в киевских и харьковских научных кругах так же, как в частной жизни большинства казачьей шляхты-. В строках его творений еще много оборотов Литовского Статута и остатков словарного запаса из Лексикона Памвы Беринды.

При жизни Григория Саввича С-ды ни одна вещь, им написанная, не попала в печать. Часть из них увидела свет мно­го позднее. Только в сотую годовщину его смерти Харьковское Общество Любителей Российского слова издало почти полное собрание его произведений (по данным брошюры А. Котович, Григорий Саввич Сковорода, Нью-Йорк, 1955).

СКОЛИЗЬ - гололедица.

СКОПЕЦ - ястреб.

СКОРОДИТЬ - бороновать поле.

СКРОЗЬ - повсюду, повсеместно.

СКРЫЛОВЫ (куб.) - ст. Северской: 1) Алексей Иванович; войсковой старшина, инженер-землемер, журналист и редактор - издатель Казачьего Словаря-Справочника. Родился 7 фев­раля 1894 г. в г. Златоуст, но месту службы отца, железнодорожного техника. Отца он потерял в детском возрасте и воспитывался в семье родственника, служившего вне казачьего края; лишь изредка навещал Новочеркасск, где проживали его мать и сестры. Окончив церковно-приходскую школу в Челябинске, продолжал учение в курском и псковском реальных училищах, а потом окончил Землемернб-таксаторскую школу и назначен на службу в Гродненскую Землеустроительную Комиссию. В начале Первой мировой войны зачислен вольноопределяющимся в 8-й Туркестанский Стрелковый артиллерийский дивизион, где за отличия в боях произведен в офицерский чин. После октябрьского переворота, в ноябре 1917 г., прибыл с Румынского фронта в отпуск на Кубань. Здесь, освобожденный развалом фронта от обязанности возвращаться в прежнюю часть, поступил офицером во вновь формируемую Куб. каз. батарею и участвовал в действиях отряда подъесаула К.Л. Бардижа. В феврале 1918 г. вместе с Правительственным отрядом ушел в Первый Кубанский ген. Корнилова поход, а затем прошел весь боевой путь борьбы за Казачью Идею как офицер Кубанской казачьей артиллерии, продвигаясь по службе до чина есаула.

По ходатайству рядовых сослуживцев 6-го Куб. каз. конной батареи, ст. Екатериновская своим приговором от 5-го июня 1919 г. наделила С-ва званием своего почетного Казака. В 1920 г. есаул С. эвакуирован в Югославию, где окончил Белградскую Геодезическую академию, служил на государственной должности, а после занимался частной практикой по специальности. В1924 г. женился на девушке венгерского происхождения Елизавете Стефановне Мерэ и через двадцать лет, во время Второй мировой войны, уходя от войск СССР со всей семьей, переселился в Германию. Там в лагере перемещенных лиц Шлайсхайм он и С. В. Болдырев вместе организовали Общеказачью станицу и выпустили несколько номеров журнала «На Пикете». В октябре 1949 г. выехал в США, где первое время зарабатывал на жизнь семьи физическим трудом, а позже работал по специальности инженера-землемера. Неизменный общественник принимает деятельное участие в политической и культурной жизни казачьей эмиграции. 2) Валериан Алексеевич род. 25 декабря 1925 г. в Югославии, сын предыдущего. До 1941 г. обучался в сербеких начальной школе и гимназии, затем в русской гимназии и кадетском корпусе, а после этого, окончив мадьярскую классическую гимназию, в 1944 г. поступил в Будапештский университет. В Германии учился в Мюнхенской Высшей Технической школе, а закончил высшее образование в Мичшганском университете (Анн Арбор, США). Отслужив с отличиями в Американской армии, он приобрел в своем университете степень магистра техники подземных грунтов и фундаментов и определился на службу в фирме Стандарт Ойл Компани, где специализировался на очистке вод от отбросов нефти и другого загрязнения. 3) Николай Алексеевич, род. 30 июля 1929 года в Югославии, брат предыдущего. С 1941 г. учился в мадьярской гимназии, а в Германии окончил русскую классическую гимназию в Шляйсхайме (Бавария). По прибытии в Америку прослушал курс колледжа «Дартмут» (Нью Гемпшир). В1953 году приобрел степень магистра экономики, затем два года отбывал военную службу в армии США и после почетного увольнения в запас поступил на должность в фирму «Тихоокеанская Телефонная и Телеграфная компания».

СКУФ или СКУФИЯ - на языке русских летописей то же, что и Скифия.

СКУФЬЯ - остроконечная скифская шапочка в облачении духовенства; русским священникам ее жалуют, как награду. Такой же головной убор от скифских времен встречался и у Казаков. В 1253 г. путешественник В. Рубрукис видел у Славян перевозчиков через Дон «некие высокие островерхие шапки, сделанные из войлока, по своей форме очень схожие столовой сахара».

Войлочный головной убор такой же формы носила и часть Запорожцев до самого переселения на Кубань; Войсковой писарь и атаман Черноморского каз. Войска на портрете, срисованном с натуры, изображен именно с такой шапкой в руке. (Этот портрет хранится в Государственном Киевском музее украинского искусства и издан в выставке портретов «Суворов и его современники». Ленинград, 1964).

СЛАВЕНСКАЯ (куб.)-станица в Таманском отделе на реке Протока. Ее название часто произносят неправильно, как Славянская. Основана на укрепленном пункте в начале XIX в. К 1920 г. станица С. расстроилась по типу небольшого уездного городка, с населением ок. 20 тыс. Казаков и иногородних.

СЛАВЯНЕ - общее имя для народов индо-европейской расы, говорящих на родственных между собою Славянских наречиях. С. занимают большую часть Европы и всю Северную Азию. Они делятся на Восточных (Белорусы, Великоросы, Украинцы и Казаки), Западных (Поляки, Чехи, Словаки) и Южных (Болгары, Сербы, Хорваты, Босняки, Словенцы, Македонцы и др.). Общая численность С-н превышает 230 млн душ православной, католической и магометанской религий, с отклонениями в старообрядчество, униатство и др.

История С-н характеризуется постоянной борьбой с германскими, тюркскими и азиатскими народами, причем последним уже от XVI века не удалось сдержать славянское проникновение в глубину Азии и пришлось уступить Русским многие земли.

С. никогда не составляли единый расовый монолит и каждый из славянских народов на протяжении веков стремился устроить свою жизнь в обособленных политических границах. Это не всегда удавалось; они часто находились под властью иных народов, то Скандинавов-варягов, то Тюрок, то Монголов, то Германцев. В наше время все С. находятся в прямой или косвенной зависимости от Коммунистического Интернационала, руководимого Москвою.

Казаки тоже считаются славянским народом, хотя их предки произошли от слияния Северокавказских Славян со Ски-фо-Туранцами. К нашему времени вопрос о существовании особых Кавказских Славян и их метисации с Туранцами можно считать выясненным. На основании ранних свидетельств Плиния Старшего, Птоломея, Прокопия Кесарийского, Анонима Равенского, некоторые русские историки, а среди них и Донец Д.И. Иловайский, были убеждены, что С. обосновались на Сев. Кавказе и на Дону в ранние эпохи их общего переселения в Европу из азиатской прародины. Так как они откололись от основного племенного ядра, древние стали их называть Северами и Спорами, что имело одно и то же значение: «отделившиеся», «рассеянные».

Славян было множество и в Казарии. Об этом согласно свидетельствуют Арабы ал Бекри, Масуди и Еврей Ибрагим бен Якуб (966 г.). Ибн Хордабе в средине IX в. называл Дон «славянской рекой». В 737 г., когда арабские войска полководца Мервана прорвались далеко на север, они захватили на Среднем Дону и увели с собою до 20 тыс. семейств, проживавших там Сакалибов. Об этом остались свидетельства в сочинениях Арабов Ибн Асам ал Куфи и ал Балдури, а также у Армян Вардана и Гевонта. У Константина Багрянародного указано около Керченского пролива несколько географических названий, из которых «Укруг» и «Атех» несомненно славянского происхождения. Первое относилось к дельте Кубани вокруг (по-казачьи -у круг) Фанагорийского острова, вторым же он называет остров, а Некрасовцы и сейчас еще называют острова словом «аток». В те же годы десятого века персидская география Гудуд ал Алэм, указывает на Среднем Дону Бродников (Брадас) и христиан Ванандар (очевидно Берендеев), а в Приазовье ~ Касаков. Все это или Славяне и славянизированные Туранцы, бесспорные казачьи предки. Их жизнь веками протекала в культурных условиях, отличных от остальных Восточных Славян. Часть из них пребывала там же во время нашествия Половцев и власти Золотой Орды, когда родственные им Славяно-Туранцы Черные Клобуки (Торки, Торпеты, Берендеи) размещались по Нижнему Днепру и назывались там также Черкасами.

СЛЕГА - длинный и толстый шест.

СЛИВАН -у Дальневосточных Казаков, приготовленный по особому способу, чай. В деревянный сосуд с холодной водой бросались сильно нагретые камни (жеребчики), а после того как вода начинала кипеть, она заваривалась чаем из кирпичиков, заправленных солью и сливками. Как пережиток кочевого быта, С. в последнее время стал выходить из употребления.

СЛОБОДСКИЕ КАЗАКИ - Запорожские Казаки ушедшие из границ Речи Посполитой в 1638 г., частично с атаманом Яцком Остраницей. В бассейне Верхнего Донца они основали много слобод и хуторов, подчинились власти московских государей и составили Слободское Казачье Войско. На Москве известны также под именем Черкас - слобожан.

Указом от 27 июня 1651 г. их территориальное ополчение сведено в пять иррегулярных Слободских казачьих или черкасских полков: Острогожский, Харьковский, Ахтырский, Сумской и Изюмский, выделенный позднее из Харьковского.

В1765 г. с теми же наименованиями, кроме Харьковского, они переформированы в четыре регулярных - гусарских. От 1796 г. стали номерными: 1-й, 11-й, 12-й гусарские и 4-й уланский. В 1816 г. название Слободское казачье Войско упразднено, а Казаки по правам приравнены к государственным крестьянам. Из четырех прежних полков сформировано восемь уланских: Украинский, Новомиргородский, Новоархангельский, Елисаветградский, Бугский, Одесский, Вознесенский и Ольвиопольский. Их состав стал смешанным украинско-казачьим. Часть Казаков выселена на Кавказскую линию в новооснованные станицы.

СЛОБОДЫ - населенные пункты, жители которых - земледельцы пользовались свободным трудом и не были закрепощены помещиками. Первые слободы появились в Литве после Люблинской Унии (1569 г.), когда слабо населенное Среднее Приднепровье перешло в распоряжение Польши и стало быстро заселяться вывезенными с запада Украинцами, Белорусами и Поляками; первое время переселенцам предоставлялась свобода в пользовании землей, с освобождении их от выполнения каких-либо повинностей в пользу местных магнатов на сроки от 20 до 40 лет; по этой свободе и пошло название - С. Казачьи земли Гетманщины тоже покрылись С-ми, которые после 1638 г. появились и на Донце; здесь они основаны Запорожскими Казаками, ушедшими из границ польско-литовской Речи Посполитой вместе с семьями. На Дону С. заложены свободными крестьянами и Днепровскими Казаками только после его покорения Россией и наделения поместьями чиновных Казаков, заслуживших особые милости монархов. Поселения крестьян зависимых назывались деревнями и селами.

СЛУЖИЛЫЕ КАЗАКИ -казачьи общины и Казаки-одиночки, принявшие на себя службу интересам царя московского; появление С. Казаков связано с разгромом донских берегов Мамаем (1380 г.), Тохтамышем (1382 г.) и Тамерланом (1395 г.); после этого остатки Донцов скрылись на окраинах Руси от южной лесостепи до Белого моря и оттуда верстались на царскую окраинную службу. Первые С. К. вспоминаются в русских летописях под 1468 г., когда они с воеводою Иваном Руно ходили «воюючи казанские места»; в 1502 г. вспоминает о них наказ в. кн. Московского Ивана III рязанской княгине: «Твоим служилым людям, и городовым Казакам быть всем на моей службе, а кто ослушается и пойдет самодурью на Дон в молодечество», их бы ты, Агриппина, велела казнити». От этого времени, «на великого князя украинах» все шире образуется городовая и станичная деятельность С. К-ков, причем служилые общины располагались и на южной пограничной полосе, и в Мещере, и со стороны нижегородского «понизовья» и во многих городах со стороны В. княжества Литовского. С. К. получали постоянное жалованье деньгами, продуктами или земельными наделами; они иногда повышались в гражданском состоянии и сотнями верстались в дворянское сословие «детей боярских», а особенно заслуженные награждались крупными поместьями. Все они в служебном отношении подчинялись Разрядному Приказу. В XVII в. многие С. К. способствовали завоеванию и усвоению азиатских просторов Сибири. Когда же исчезла угроза татарских нападений, а границы Европейской России отодвинулись к берегам морей, прошла нужда в С. К. В последней четверти XVI века многие из них целыми станицами переселились на Дон, Терек и Яик, а затем массами безработных и обедневших воинов хлынули на казачьи реки в связи с преследованиями «раскольников» и толпами «голутвенных» пополнили войско Степана Разина; тысячи погибли при Петре Первом на его новостройках, а остатки городовых и полковых С. К. уже в XIX в. переселены в новооснованные Сибирские Войска и на Кавказскую Линию, куда они явились не раз с названиями своих прежних станиц (Воронежская, Тульская, Черниговская и т.п.).

СЛУХМЕННЫЙ - послушный.

СМЕКАТЬ - рассчитывать.

СМЕРДЫ - земледельческое население сел. В начале исторического существования Руси оно было свободным, а затем постепенно попало в зависимость от отдельных лиц, князей или вотчинников. Первыми письменными собраниями законов они несколько ограничены в правах, но оставались на положении самостоятельных хозяев, владеющих двором и инвентарем для обработки участка земли; из этой среды С. могли переселиться в ремесленные центры или перейти в низший социальный слой дворовых-огнищан, получавших ежедневное содержание от владетельных вотчинников и работавших исключительно на них. Термин С. исчез из употребления во время власти Золотой Орды и заменен тогда словом «крестьянин».

СМУТА - историческая эпоха в жизни Московской Руси. Смутное время началось после смерти Федора Ивановича, последнего царя из рода Рюрика (6 января 1598 г.), и продолжалось до избрания в цари Михаила Федоровича Романова (21 февраля 1613 г.). Начало С. совпадает с воцарением Бориса Годунова, посаженного на трон Земским Собором 6 февраля 1598 г. До этого он 10 лет состоял при своем болезненном и слабовольном шурине Федоре Ивановиче в качестве полновластного правителя государства и не пользовался симпатиями широких народных масс, особенно после того, как пошли слухи, что младший брат царя Димитрий погиб от рук убийц, подосланных Годуновым.

До этого времени у всех Казаков сложились довольно крепкие традиционные отношения с Московскими государями. Царь Иван Грозный, будучи юродствующим тираном в своей стране, умел ценить услуги Казаков; не претендовал на их Старое Поле, а наоборот, не раз подтверждал их права на Дон и Терек своим словом. Сам он исторических прав на них предъявить не мог, т.к. казачьи земли никогда не принадлежали Московии, потому и оставлял их во владении казачьих республик. Не хотел только делиться с ними торговым водным путем по Волге, который приобрел по способу завоевания.

У Казаков же было много причин сохранять дружбу с царем. Он был могущественным христианским владыкой севера, а их окружали враждебные мусульмане. Борясь с ними, предупреждая их набеги на Московию, отбирая от них пленников-христиан, Казаки считали заслуженными покровительство и пожалования-христианского государя, тем более, что они непосредственно помогали ему справиться с остатками Золотой Орды: в 1552 г. участвовали во взятии Казани, в 1554 г. подготовили бескровное занятие Астрахани, в 1569 г., при нашествии, на нее Турок, разрушали их тылы и взорвали азовские пороховые погреба; наконец, в 1582 году поднесли Ивану Грозному богатый подарок. Западную Сибирь, завоеванную Ермаком Тимофеевичем,

За все это Казаки, как федераты (см.), периодически получали из Москвы транспорты «жалованных» хлеба, сукон, пороха, свинца и вина. Кроме того, они могли беспрепятственно пользоваться рынками московских городов, примыкающих к границам их Поля. А хозяйство восстанавливающейся после падения Золотой Орды республики требовало постоянного пополнения продуктами цивилизации от боевого снаряжения до ножа, ложки и иглы.

Таким образом, взаимная помощь и связи суверенного народа с суверенным главою соседнего государства обратились в традицию; установилось положение, выраженное в возникшем тогда же величании: «Здравствуй, царь-государь в кременной Москве, а мы, Казаки, - на Тихом Дону». Ласковым словом, подарками, «жалованиями» Грозному царю удалось зарекомендовать себя покровителем христиан не меньше, чем в Западной Европе удавалось это императорам Священной Империи, а на Ближнем Востоке багдадским калифам, общепризнанным «покровителям правоверных».

С другой стороны и служилые Казаки, остававшиеся еще в Московии, ни в чем не терпели нужды; попавшие в опричину и заслуженные пользовались особенными царскими милостями; получали, отобранные от бояр, крупные земельные участки и поместья с деревнями, «верстались» в звания детей боярских, дворян, помещиков. А начатое Грозным гонение на опостылевших всем чванливых и жадных бояр было по душе Казакам.

Его сын Федор, первые два года своего царствования, ничем не нарушал добрых отношений с Казаками. Но все переменилось, когда он передал бразды правления своему шурину Борису Федоровичу Годунову. Служилые Казаки снова стали терпеть нужду и притеснения от неправедных бояр и воевод. Сам Годунов, Татарин из рода Мурзы Чета, по-видимому, не мог вынести, что бывшие подданные Золотой Орды, изгнанные когда-то с Поля Казаки теперь бесконтрольно там хозяйничают и с ним не хотят считаться.

Он закрыл южную границу и запретил пускать их на московские земли, не только по торговым делам, но и для свидания с «родимцами». Своими пограничными форпостами он вклинился глубоко в степи; город Царев Борисов, построенный им в устье Оскола на Донце, возник там, как бельмо на глазу у Донцов и Запорожцев. Казачьи посольства «Зимовые станицы» терпели в Москве обиды и оскорбления.

За все это Казаки возненавидели нового царя-Татарина, так же как его ненавидели русские крестьяне за лишение их права переходить от помещика к помещику в Юрьев день. Когда на Дон, Днепр и Терек дошли слухи, что в Польше появился законный наследник московского престола-сын Грозного Дмитрий Иванович, будто бы спасшийся от наемных убийц, Казаки возликовали. Казачьи послы принесли из Варшавы вести, что названный царевич пользуется почетом при дворе короля, а прибывший туда московский вельможа признал в нем истинного сына царя Ивана Васильевича. Все Казаки стали по стороне новоявленного царевича Димитрия. Вместе с Поляками они пошли за ним под Москву, где в это время умер Борис Годунов, а толпа с боярами прикончила его жену и сына Федора.

Димитрий без боя занял город, после чего Казаки спокойно разошлись по домам. Но на этом С. не окончилась.

Став коронованным царем московским, Димитрий пробыл у власти только 11 месяцев. Он не приобрел благосклонности русских бояр, потому что почти всех из них отстранил отдел управления государством, а народ оттолкнул от себя, так как ни в чем не облегчил его тягот и вел себя чересчур вольно, без привычного дворцового этикета; не жил по старинному царскому чину, не держал постов, не был богомольным, не почивал после обеда, ходил запросто по городу, а не ехал торжественно в колымаге, сам лично объезжал лошадей, дружил с наехавшими в Москву Поляками. Не нравился и его брак с польской красавицей Мариною Мнишек тем более, что во время бракосочетания с нею и ее коронования никто из народа не был допущен в Кремль. Его гости Поляки вели себя с московитами гордо, как хозяева положения, и обижали их на каждом шагу.

Народное озлобление использовали бояре-заговорщики. 17 мая 1606 г., через восемь дней после свадьбы, загудели набатные колокола. Сбежавшуюся толпу направили громить Поляков, а сами организаторы погрома бросились во дворец, убили царя и взяли под стражу Марину. Тут же на Красной площади прокричали новым царем Василия Ивановича Шуйского, главного руководителя всего заговора.

Однако, такой упрощенный способ избрания на царствие мало кого удовлетворял. Пошли слухи, что боярам не уда­лось убить царя, что он спасся и скоро возвратится к власти. По мнению Казаков, новый «боярский царь» мог оказаться еще хуже Годунова. Им пришлось снова вмешаться в московские дела и вступиться за права «законного царя», которым признали Лжедимитрия II.

Кровавая С. продолжалась. Шли бои и казни, население должно было кормить и содержать войска и бродячие отряды Поляков, Татар, Казаков, русского ополчения. Фуражиры требовали продуктов, не считаясь с возможностями жителей, и это походило на сплошной грабеж. Поляки осаждали Смоленск. Путивль, Тула, Калуга Тушин долгое время находились в руках сторонников Лжедимитрия. С Терека в Тулу Казаки привела «царского племянника», Казака Илейку, обращенного в сына покойного царя Федора Ивановича, царевича Петра. После затопления и сдачи Тулы, он попал в плен к Русским по приказу царя Василия повешен «под Даниловым монастырем на Серпуховской дороге».

В июне 1610 г. под Москву пришел польский гетман Жолкевский с Поляками, Литвой и Запорожцами. Лжедимитрий тоже подтянул к Москве своих Казаков и Татар. Тогда московиты свергли с престола Василия Шуйского и насильно постригли его в монахи. Влиятельные бояре согласились принять на московский трон польского королевича Владислава. В связи с этим Жолкевский без боя занял Кремль и оттеснил от Москвы Лжедимитрия с его войском. После формального соглашения с боярами Жолкевский отошел к Смоленску. Но король Сигизмунд III лелеял мечту объединить с Речью Послолитой и всю Русь под своей властью, я потому своего сына в Москву не отпускал.

Между тем второй самозванец погиб также. Его убил на охоте татарский князь Петр Урусов, Казаки же после этого выбрали свое правительство, которое должно было править в Московии до избрания желательного для них государя. Во главе его они поставили своего атамана Ивана Мартыновича Заруцкого и князя Димитрия Трубецкого. В их лагере самым законным наследником считался недавно родившийся у царицы Марины сын Иван. Поэтому Казаки сопротивлялись Полякам, но не подпускала близко к Москве и новосформиро-вавшиеся ополчения Пожарского и Минина. Это заставило последних сосредоточить свои войска под Ярославлем.

Поляки продолжали занимать Москву. По словам историка Платонова (Очерки истории внутреннего кризиса в Московском государстве XVI и XVII веков), для Русских обе власти - в Москве польская и казачья под Москвой - были неприемлемы. Первая представлялась вражеской, вторая «воровской». «Распространялись сказания о чудесных явлениях, в основе которых лежал призыв к покаянию. Одно из таких сказаний повлекло за собой даже официальное распоряжение из казачьих таборов поститься три дня и, действительно, по всей стране «пост зачася» и при том такой усердный, что «многие младенцы помираху с того поста».

Казачье правительство не признавал и Московский патриарх Гермоген. В то время как Троицкий монастырь принимал от Заруцкого и Трубецкого помощь и защиту, а сам помогал им словом и делом, рассылая грамоты ко всей земщине с призывом помогать подмосковному казачьему войску против ляхов и изменников, сидевших с ними в Москве, патриарх провозглашал лозунг: «Сперва на Казаков, потом на Поляков!» Монахи же звали на Поляков вместе с Казаками.

После долгих споров, большинство Казаков порешило допустить русское ополчение к Москве и Трубецкой послал Пожарскому свое согласие на это. Заруцкий же со своими сторонниками, не желая действовать в возможном союзе с русским ополчением, увел часть Казаков под Астрахань, где думал основаться независимой общиной. С ним вместе ушла царица Марина.

Трубецкой же с остальными Казаками начал длительные переговоры с Пожарским. Каждая сторона желала обеспечить свои интересы. А в это время на помощь Полякам, занимавшим Кремль, подошел небольшой отряд с гетманом Хоткевичем. Казаки предоставили Русским самим отбиваться от его конницы и в Кремль успел проникнуть польский обоз с запасами провианта. Но потом красноречивому монаху Авраамию Палицыну удалось упросить и Казаков. Они вступили в бой и принудили Хоткевича уйти обратно.

После этого Казаки вообще стали действовать заодно с войсками князя Пожарского. В октябре месяце 1612 г. русское ополчение при решающей поддержке Казаков отобрало наконец от Поляков Кремль и утвердилось в сожженной дотла Москве.

По очищении Москвы временное правительство князей Пожарского и Трубецкого, казачьего представителя, разослало по городам грамоты с приглашением прислать в Москву выборных для «государева обирания». В январе 1613 г. на Земский Собор собрались бояре, духовенство и представители от 50 городов. После долгих споров и разногласий собравшиеся, наконец, согласились избрать казачьего кандидата Михаила Федоровича Романова, сына митрополита Филарета. 21 февраля он был провозглашен царем и ему принесли присягу участники Земского Собора и жители Москвы. Не присягали только Казаки, хотя Поляки в насмешку называли Михаила Федоровича «казачьим царем».

С. закончилась, а одновременно между казачьими речными республиками и московскими царями на полстолетия возобновились традиционные отношения взаимного благожелательства, еще более дружественного, чем они были при Иване Грозном.

Генерал Деникин, руководитель «Белого Движения» в 1918-1919 гг. в своих воспоминаниях называл Русской Смутой также события последовавшие за Февральской революцией 1917 года.

СМУХЛЕВАТЬ - сжульничать.

СНЕДЬ— пища, еда, продукты; от этого слова казачье -снедать, завтракать.

СОКРАТ ~ гениальный греческий философ; родился в 469 году, сын афинской повивальной бабки. Благодаря сосредоточенности мышления приобрел некоторые странности; мальчишки насмехались над ним, когда он стоял на улице, как бы в столбняке, задумавшись над поглотившей его мыслью. «Я знаю, что я ничего не знаю», скромно говорил о себе мудрец. «Все, что человек знает и что может понять, ничто по сравнению с тем, чего он не знает и не понимает».

Однажды С. побывал в Дельфах и задал тамошнему оракулу вопрос, что самое главное для мудрого человека? Оракул отвечал: «Познай самого себя». Когда же по этому совету он стал сосредоточенно думать о самом себе, ему пришлось сделать многие заключения и вообще о человеке, о человеческом обществе и о направляющей его жизнь Силе - Боге. До него греческие философы занимались почти исключительно созерцанием внешней природы, не обращая внимания на мир нравственный. С. первый из них положил в основание всей человеческой мудрости самопознание. Во всех проявлениях человеческой души он находил свидетельство о Боге. По его словам, «Лицо Бога видеть невозможно, но с тебя довольно видеть Его дела, чтобы поклоняться им и чтить Его». Идея о Боге, как о вечном и неизменном, по сравнению с переходящим человеческим, стала главным содержанием его философии. Он был очень далек от требований жизни и все заботы по содержанию семьи приходились на долю его жены Ксантиппы. Не мудрено, что она прославилась в Афинах своей сварливостью, и с тех пор неуживчивых жен повсюду называют «Ксантиппами».

Целыми днями С. пропадал на площади с учениками и почитателями его мудрости, а старшие сограждане видели в его учениях угрозу принятым в Афинах языческим верованиям. Его обвинили в безбожии, судили и приговорили к смерти. Находясь в тюрьме, он отказался от попытки друзей спасти его бегством и выпил «чашу горькую цикуты», которая его умертвила. Это было в 371 г. до Р. Хр.

СОЛДАТОВ Василий Васильевич (дон.) - род. 17 марта 1888 г., ст. Вешенской. Окончил Одесский кадетский корпус и Петербургский Политехнический институт. Во время Первой мировой войны произведен в офицеры. После борьбы за Дон с 1920 года стал эмигрантом; в 1923 году переехал в США, где работал по специальности, как инженер-металлург; некоторые его проекты вошли в практику американской промышленности. Умер 27 апреля 1960 года.

СОЛДАТОВ Иван Петрович (куб.)- рожд. 1896 г., ст. Терновской; подхорунжий, участник Первой мировой войны и борьбы за Казачий Присуд; с 1920 г. эмигрант в Югославии. Погиб в угольной шахте Кленовик на Дунае под обвалом угля 1 октября 1934 года.

СОЛОВЕЦКИЙ МОНАСТЫРЬ - оплот христианства на далеком севере. Основан в 1436 году святыми иноками Сав-ватием, Германом и Зосимою. Располагаясь на одном из островов Белого моря, раньше владел обширными волостями и на материке.

После изгнания Казаков с Дона некоторая часть их оказалась и на землях С. монастыря; Казаки неоднократно упоминаются в монастырских Уставных грамотах. Например, в грамоте 1548 г. говорится о денежных повинностях Казаков, проживающих в волостях Виремской, Сумской, Шиженской, Сухонаволоцкой и в Слободке. Снова о Казаках из Сумской волости говорится в грамоте 1564 г. Там приказывается выбирать в восьмичисленную комиссию по податным окладам и двух местных Казаков: «да те бы восмь человек сидели у вас в окладе и окладывали земских людей и Казаков в Божью правду, кого чем пригоже, кто чего достоин, другу бы не дружили, и недругу не мстили». «А у которых Казаков дворы свои, и лошади, и коровы держат и на тех бы есте клали выть не целую, по разсуждению, который чего достоин». Там же упоминаются некоторые льготы для Казаков «в котором году лучится служба ратчина» (очевидно боевая).

Из монастырских волостей, так же как из соседних с ними земель, вышли поколения Казаков - землепроходцев, закаленных в студеном климате севера. В XVII столетии они прошли через всю Сибирь до берегов Сев. Ледовитого океана, Берингова и Охотского морей.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 161. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.029 сек.) русская версия | украинская версия