Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Психоанализ в социологии 5 страница




Существует несколько исходных позиций, которые позволяют понять
различия между парадигмами структурного функционализма и конфлик­
та. Вот некоторые из них. .

Парадигма структурного функционализма: социальная жизнь строится на взаимодействии и сотрудничестве; социальные системы стремятся к ус-

1 Dahrendoif R Class, and Class Conflict in Industrial Society L , 1959.

2 RexJ Key Pioblems in Sociological Theory L , 1961

3 CoserL.A. The Functions of Social Conflict. N Y, 1956; перевод на русский язык. Ко­
зер Л
Функции социального конфликта. М , 2000.

4 CoserLA. Continuities in the Study of Social Conflict. N.Y., 1967.


Глава 25. Парадигмы в зарубежной социологии. Теории конфликта и обмена 455

тоичивости; социальные системы интегрированы; социальные системы ос­нованы на согласии; в основе социальной жизни лежат нормы и ценности. Парадигма конфликта: социальная жизнь порождает конфликт; социаль­ные системы стремятся к изменениям; социальные системы раздираемы противоречиями; социальная жизнь порождает столкновение групповых интересов; в основе социальной жизни лежат интересы. Несмотря на суще­ственные различия в трактовках базовых положений об обществе, полное противопоставление взглядов Козера идеям структурного функционализ­ма, как считают специалисты, не вполне корректно, поскольку основопо­ложник парадигмы конфликта исходил из нормативных характеристик функционализма (о чем, кстати, свидетельствует название одной из основ­ных работ ученого — «Функции социального конфликта»).

Поскольку речь идет, первую очередь, о позитивных функциях конфлик­та, американский социолог характеризует такие среди них, как группосозида-ющие и группосохраняющие функции. Благодаря конфликту происходит разрядка напряженности между его антагонистическими сторонами. Важны­ми оказываются коммуникативно-информационная и связующая функции, поскольку па основе выявления необходимой информации и установления коммуникации, вслед за которыми становится реальным партнерское взаимо­действие, может происходить замена враждебных отношений дружественны­ми. Среди функций конфликта, рассматриваемых Козером, следует отметить созидание и конструирование общественных объединений, способствующих сплоченности группы. Наконец, вслед за американским социологом назовем такую функцию, как стимулирование социальных изменений.

Конфликт, по его мнению, возникает из различия интересов групп в борьбе за собственный статус, власть и долю вознаграждения. Он выпол­няет ряд позитивных функций, способствуя разрядке напряженности, стимулируя социальные изменения, создание общественных объедине­ний, развитие коммуникативных связей. Американский социолог анали­зирует «парадокс Зиммеля», согласно которому важным средством сдер­живания конфликта является выяснение возможностей его участников до реального наступления самой конфликтной ситуации, что позволяет смягчить ее последствия (см. часть I гл. 8). Это важное теоретическое по­ложение сегодня имеет большое практическое значение и в международ­ных отношениях, и во внутренней жизни стран, переживающих сложные, в том числе переходные, процессы.

Американский социолог завершает свою работу очень важным выводом, касающимся анализа конфликта как на виутригрупповом, так и внегруппо-вом уровнях и связывающим его с социальными структурами, институтами и социальной системой. Он приходит к заключению, что дело не в конфлик­те как таковом, а в характере самой социальной структуры и социальной си­стемы. Козер пишет: «Анализ различных типов конфликта и социальных структур привел нас к заключению, что конфликт бывает дисфункционален



Часть П. Современный этап


для тех социальных структур, которые недостаточно или вовсе нетерпимы по отношению к конфликту и в которых сам конфликт не институционали­зирован. Острота конфликта, грозящего "полным разрывом" и подрываю­щего основополагающие принципы социальной системы, напрямую связана с жесткостью ее структуры. Равновесию подобной структуры угрожает не конфликт как таковой, а сама эта жесткость, способствующая аккумуляции враждебных чувств и направляющая их вдоль одной оси, когда конфликт все-таки вырывается наружу» [2000. С. 184].

Взгляды Р. Дарендорфа на парадигму конфликта

Ральф Дарепдорф (род. в 1929 г.) полагает, что в основе конфликта лежит противоположность интересов и отношений его участников (сторон). При­чем наличие противоречивых отношений объясняется глубоким различи­ем интересов. Поэтому для выяснения природы конфликта следует попять, какие интересы не совпадают, какова степень этого несовпадения и как осо­знают его сами участники конфликта. Здесь, однако, требуется соблюдение одного важного условия: стороны конфликта должны характеризоваться заметной,идентичностью. Другими словами, вступают в конфликт друг с другом социальные группы, организации, институты, нации и т.д.

Противоположные интересы, определяющие «лицо» конфликта, рас­сматриваются социологом как яиные и неявные, очевидные и скрытые (ла­тентные). При этом последние могут не всегда осознаваться участниками конфликта, что ставит в повестку дня в качестве одного из средств его ре­гулирования необходимость четкого осмысления интересов обеих сторон в возникшей сложной ситуации. В этой связи Дарендорф пишет: «Латент­ные интересы принадлежат' социальным позициям; они не обязательно яв­ляются осознаваемыми и признаваемыми представителями этих позиций: предприниматель может отклоняться от своих латентных интересов и быть заодно с рабочими; немцы в 1914 г. могли вопреки своим ролевым ожида­ниям осознавать симпатию к Франции» 11994. С. 1421.

Конфликт, по его мнению, является естественным результатом любой системы управления, как бы совершенна она ни была. При этом основной социальной ролью конфликта становится стабилизация экономических и социальных нроцессов. В этом смысле конфликт позитивен. Чтобы исполь­зовать его роль is интересах общества и отдельных социальных групп, необ­ходимо не разрешение и тем более не подавление (против этого термина Да­рендорф резко выступал, считая, что он создаст ненужную иллюзию полного устранения конфликта), а регулирование конфликта. В связи с этим он писал: «Социальные конфликты, т.е. систематически вырастающие из социальной структуры противоречия, принципиально нельзя "разре­шить" в смысле окончательного устранения. ...Прекращение конфликтов, которое в противоположность подавлению и "отмене" обещает успех, по­скольку оно соответствует социальной реальности, я буду называть регули-


Глава 25. Парадигмы в зарубежной социологии. Теории конфликта и обмена



рованием конфликтов. Регулирование социальных конфликтов является решающим средством уменьшения насильственности почти всех видов кон­фликтов. Конфликты не исчезают посредством их регулирования; они не обязательно становятся сразу менее интенсивными, по в такой мере, в какой их удается регулировать, они становятся контролируемыми, и их творчес­кая сила ставится на службу постепенному развитию социальных структур» [Там же. С. 1451.

Для регулирования социальных конфликтов необходимо соблюдение ряда условий. Должны существовать специальные социальные институты с соответствующими полномочиями для регулирования конфликтов, их решения становятся обязательными для конфликтующих сторон; эти ин­ституты вырабатывают правила поведения для них (что также признается данными сторонами); власти максимально способствуют реализации ар­битражных функций.

Понимая под конфликтом «структурно произведенные отношения противоположности норм и ожиданий, институтов и групп», Дарендорф использует их в качестве критериев выделения типов конфликтов. Сле­довательно, речь идет о конфликтах между нормами, ожиданиями, инсти­тутами, группами. При этом он различает конфликты между различными ожиданиями применительно к одной роли, между ролями, внутри соци­альных групп, между группами. Однако речь идет о конфликтах не толь­ко реальных, но и потенциальных групп, которые с точки зрения несения ими коифликтогенпых начал Дарсндорф называет квазигруппами. Кроме того, он много пишет, особенно в последние годы, о конфликтах между отдельными странами и группами стран, внутри общества в целом.

' Ученый утверждает, что конфликтная модель общества является веду­щей и объясняющей практически все сколько-нибудь значимые социаль­ные процессы. Эта модель базируется па следующих трех положениях: а) в каждом обществе несогласия и конфликты повсеместны; б) каждое об­щество базируется на насилии одних его членов над другими; в) конфлик­ты являются следствием изменений и сами ведут к ним.

Суть социального конфликта, но Дарендорфу, — борьба различных групп за власть, борьба, которая выступает как антагонизм между властью и сопротивлением ей. Сам конфликт порождается властью, являющейся следствием неравного положения людей в обществе, в котором одни имеют ее, а также силу и деньги (поэтому командуют), другие — не имеют этого ничего (поэтому вынуждены подчиняться). Главное, к чему призывает со­циолог, — не доводить социальные конфликты до социальных потрясений.

В социологической науке существует и иная парадигма конфликта, основанная на признании его неестественности и опасности для общест­ва. Конфликт рассматривается как социальная болезнь. Такой точки зре­ния придерживаются Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, Н. Смслзер. Особенность этой позиции состоит в том, что конфликт характеризуется как наруше-



Часть II. Современный этап


ние структурно-функционального равновесия в социальном процессе (Парсонс), поэтому главная задача — вовремя его обнаружить и принять эффективные меры по преодолению. Сам конфликт рассматривается как социальный процесс, имеющий свою биографию (история, корни, фон, кризисы, поворотные точки), свои фазы и этапы.

В последние два десятилетия теория конфликта получила развитие в работах Д. Белла, К. Боулдинга (США), М. Крозье, А. Турэна (Франция), Ю. Гальтунга (Норвегия) и др. Они подчеркивают объективную ценность конфликта, не допускающего закостенения социальной системы и стиму­лирующего ее развитие. Вместе с тем социологи обращают внимание на те конфликты, которые тормозят этот процесс. К их числу они относят и клас­совую борьбу. Причины социальных конфликтов зачастую усматриваются в несовершенстве психологических механизмов, действующих в обществе, в межгрупповых отношениях. Главное, по мнению социологов, — не допус­кать расширения социальных конфликтов, перерастания их в состояние повышенной социальной напряженности. Эту задачу должны решать не только правительства, социальные институты, но и социологи, изучающие межгрупповые отношения и общественные процессы.

Развитие социологических теорий конфликта (а их достаточно много, и обо всех сказать невозможно) способствовало возникновению его приклад­ных исследований, которые привели к появлению научно-практического направления — конфликтологии. Ярким примером работы, выполненной в ее рамках, может служить книга американских авторов Р. Фишера и У. Ури «Путь к согласию, или Переговоры без поражения» (она была переведена на 30 языков, в том числе на русский в 1990 г.). В этой книге, равно как и во многих других конфликтологических работах, даются практические сове­ты и рекомендации по разрешению конфликтов, поиску путей примирения противоположных интересов.

§ 3. Парадигма обмена Общая характеристика

Еще одна парадигма современной западной социологии — теория социаль­ного обмена, развиваемая наиболее интенсивно американскими социоло­гами Джорджем Хомансом (род. в 1910 г.) и Питером Блау (род. в 1918 г.). Функционирование человека и общества, в соответствии с этой теорией, базируется на обмене широко понимаемыми различными социальными благами и формами деятельности. Благодаря такому обмену существуют власть, престиж, статус, порядок и др.

Стремление (на психологическом уровне) человека к обмену рассматри­вается как фундаментальное начало его деятельности и поведения. Благода­ря обмену в обществе имеют место не только различные структурные обра-1


Глава 25. Парадигмы в зарубежной социологии. Теории конфликта и обмена



зования (в том числе такие сложные, как социальные институты и органи­зации), но и действуют многие механизмы отношений, в частности, призна­ние, уважение, одобрение, успех, дружба, любовь и т.д. Таким образом, на ос­нове обмена можно интерпретировать и объяснять любые проявления социальной жизни.

Но при этом необходимо соблюдать одно важное условие: они должны рассматриваться в тесной связи с социальным взаимодействием и поведе­нием индивидов. Абстрактные процессы и отношения не рассматривают­ся сторонниками теории обмена под углом зрения социологического (а отчасти и психологического) подхода на том основании, что они (про­цессы и отношения) «лишены» конкретного человека.

Собственно говоря, именно здесь, в вопросе об исследовании элементарно­го человеческого поведения и его субъекта — индивида — в качестве предмета социологаи, и проходит водораздел между парадигмами обмена и структурно­го функционализма, о чем постоянно пишут их исследователи. Если в послед­нем подчеркивается необходимость изучения социальных систем и социальных струкгур, а человек предполагается и мыслится лишь как абстрактная «начин­ка» и той и другой, то сторонники теории обмена ставят перед собой цель «вер­нуть» человека в социологаго, «забрав» его предварительно из психологии.

Поэтому не случайно эту теорию, и в первую очередь взгляды Хоманса как наиболее яркого ее представителя и, по существу, основателя, рассмат­ривают как направление социальной мысли, соединяющее социологию и психологию. Об этом свидетельствует и бихевиористское происхождение теории обмена, что также всегда подчеркивается исследователями.

Напомним, что бихевиоризм — это направление, возникшее в американ­ской социологии и психологии, в основе которого лежит понимание поведе­ния (behavior) как совокупности реакций (ответов) на воздействие внешней среды (стимулов). Поэтому схема поведения выглядит в нем достаточно же­стко: стимул — реакция. Подобный подход приводит к возможности тракто­вать поведение человека как определенную реакцию на действие того или иного стимулирующего фактора в качестве формы обмена.

Взаимодействие между людьми на такой основе рассматривается социо­логами как обмен «выгодами», приносящий пользу обеим сторонам. Обмен­ные акты понимаются как элементарные социальные действия, на которых покоятся все уровни общественной и индивидуальной жизни. Отметим при этом, что речь идет не о сделках, связанных с куплей-продажей, что было бы крайне примитивным теоретическим толкованием социального обмена. Име­ются в виду отношения и взаимодействия между людьми, связанные с соци­альным «присвоением» качеств, характеристик, свойств личности другими.

Теория обмена Дж. Хоманса

Рассмотрим подробнее некоторые положения теории обмена на примере книги Джорджа Хоманса «Социальное поведение: его элементарные нор-



Часть II. Современный этап


мы»1, одна из глав которой называется «Общие положения юории обмена»2. Ключевыми понятиями теории обмена являются: действие, поведение, воз­награждение (награда), успех, наказание, ценность, стимул, лишение, расхо­ды, результат действия, доходы, одобрение, агрессия, рациональность.

Хоманс говорит о шести аксиоматических положениях (постулатах) теории обмена.

1. Аксиома успеха: чем чаще соответствующие действия людей полу­
чают вознаграждения, тем вероятнее, что .гги действия будут осуществ­
ляться ими с определенной частотой и дальше.

2. Аксиома стимула: если в прошлом тог или иной стимул (или набор
стимулов) был связан с вознаграждением действия индивида, го чем бо­
лее похожи на пего стимулы в настоящем, гем вероят нее, что человек со­
вершит такое же (или похожее на пего) действие.

3. Аксиома ценности: чем большую ценность представляем для инди­
вида результат его действия, тем более вероятно совершение им данного
действия и в последующем.

4. Аксиома дсиривации—пресыщения: чем чаще в недавнем прошлом
индивид получал определенную награду, тем менее цепным становится
для него любое последующее получение этой награды.

5. Аксиома агрессии — одобрения: а) если действие индивида не вызо­
вет ожидаемого вознаграждения или неожиданного наказания, он испы­
тает состояние гнева, и возрастет вероятность того, что более цепным для
человека станет агрессивное поведение; б) если действие индивида полу­
чит ожидаемое (либо даже болыпее) одобрение или не приведет к ожида­
емому наказанию, то он испытает чувство удовольствия, и тогда возрастет
вероятность того, что он воспроизведет одобряемое поведение, поскольку
оно будет для него более ценным.

6. Аксиома рациональности: при выборе между альтернативными дей­
ствиями индивид изберет то, для которого ценность результата, помно­
женная на вероятность его получения, наибольшая.

Все эти шесть аксиоматических положений призваны конкретизиро­вать понятие обмена как основного способа поведения людей в ходе взаи­модействия между ними. Хоманс открыто говорит о том, что сто как соци­олога волнуют прежде всего действия людей, их поступки. Он пишет: «Нас будут гораздо больше интересовать поступки людей, чем их от ноше­ния, особенно если последние не ведут к действию. Нам приелась социаль­ная паука, в которой люди всегда "ориентируют себя" или па самом деле лишь "ориентируются" на действие, но никогда не действуют»-5. Назван-

1 Hotnans G.K. Social Behavior: Its Elementary Forms. N Y., 1961.

2 См. перевод этой иывы: Хрестоматия по современной западной социо/ioi ни вто­
рой половины XX века / Под ред. Г.Е Зборовского. Екатеринбург, 1996. С. 92- 118

л Хрестоматия по современной западной социологии в юрой половины XX века С. 92.


Глава 25 Парадигмы в зарубежной социологии Теории конфликта и обмена



ные выше положения теории обмена имеют существенное значение для оптимизации поведения людей и их взаимодействия в самых различных социальных структурах и сферах.

Таким образом, нельзя не признать полезности некоторых закономер­ностей поведения, открытых и описанных Хомансом. Однако нужно иметь в виду, что американский социолог недооценивает макроструктуры общества и его социальные институты, сводя вес многообразие общест­венных отношений к обмену в рамках описанных им образцов на уровне межличностного взаимодействия.

Основным объектом внимания социолога становятся отдельные груп­пы, исследуя которые можно показать зависимость между взаимодействи­ем их членов и чувствами, испытываемыми этими людьми в процессе тако­го взаимодействия. Не случайно одна из основных работ американского социолога, написанная в 1950 г., называлась «Человеческая группа»1.

При всей важности таких исследований, которые позволяют наблю­дать и фиксировать поведение взаимодействующих людей и факторы, на пего влияющие, они так или иначе вызывают у читателя вопросы. Напри­мер, можно ли объяснить поведение людей стремлением их к получению награды, достижению успеха, проявлению агрессивности и т.д.? При от­вете на эти и другие вопросы мы должны всегда помнить, что обмен — это далеко не полная и не единственная модель взаимодействия людей. Тем более что при переходе от микротеоретического к макротеоретическому уровню анализа эта модель уже не работает, поскольку с ее помощью объ­яснить и интерпретировать многочисленные «крупные» явления и про­цессы социальной жизни становится невозможно.

, Концепция Хоманса выступает как явно редукционистская по не­скольким соображениям. Во-первых, это редукционизм бихевиористско­го образца. Оказавшись под заметным влиянием одного из крупнейших представителей социального бихевиоризма психолога Б. Скиннера, кото­рый руководствовался идеей «оперантного поведения» (это поведение, основанное па взаимовыгодном отношении индивидов друг к другу в про­цессе общения), Хомане сводит анализ человеческого взаимодействия к обмену наградами, наказаниями и т.д.

Во-вторых, американский социолог рассматривает этот обмен прежде всего па уровне сознания, тем самым редуцируя социальное (социологи­ческое) к уровню психологического. Делает он это потому, что считает психологические принципы человеческого поведения универсальными, удачно объясняющими его механизмы.

Наконец, в-третьих (что вытекает из «во-первых» и «во-вторых»), Хо-манс редуцирует макросоциологическое к микросоциологическому. Та­кая редукция ведет пачало от его негативного отношения к структурному функционализму и критики им этого направления в связи с тем, что пред-

1 Homans G The Human Group. N.Y., 1950.



Часть II Современный этап


ставители последнего игнорируют человека, его поведение и взаимодей­ствие с другими людьми в рамках тех или иных социальных групп.

Между тем, по мнению американского социолога, именно здесь, в об­ласти изучения межличностного взаимодействия, сосредоточены воз­можности социологии как науки. Она, считает Хоманс, должна рассмат­ривать общество состоящим из взаимодействующих человеческих индивидов, что является задачей микросоциологии. Причем это взаимо­действие, как уже отмечалось, характеризуется социологом в качестве по­ведения, базирующегося на обмене наградами, поощрениями, достижени­ями, успехом, ценностями, агрессией, пресыщением и т.д.

В рамках парадигмы обмена на первый план выходит ценностно-нор­мативный уровень взаимодействия. Но если у Хоманса этот уровень (ценности, нормы, роли, статус) явно преобладает, то его последователи (П. Блау, Р. Эмерсон) стремятся усилить концепцию за счет перехода к более широким структурным связям на основе струкгурпо-функциональ-ного анализа взаимодействия. Все исследователи этой парадигмы отмеча­ют заметное преувеличение роли психологических аспектов концепции. Тем не менее ценность се — в стремлении найти переход от микросоцио­логического к макросоциоло'гическому уровню изучения общественной жизни, что позволило бы сочетать анализ человеческого поведения и де­ятельности социальных структур различной степени сложности.

Взгляды П. Блау

Рассматривая парадигму обмена, нельзя не охарактеризовать взгляды еще одного американского социолога — П. Блау. Основная его работа, написан­ная в рамках теории обмена, — «Обмен и власть в социальной жизни»1. Вот-личис от Хоманса, его интересовали больше не психологические, а социоло­гические аспекты обмена, причем не только в межличностных отношениях, но и в различных типах социальных структур. Сам обмен Блау определяет как «действия, зависящие от получаемых одними людьми от других вознаг­раждений и прекращающиеся с окончанием этих вознаграждений»2.

Будучи другом и учеником Хоманса, Блау во многом использовал его характеристики обмена как элементарной экономической модели поведе­ния людей. Отсюда — придание категориям выгоды, пользы важного значе­ния, что связано с объяснением различных сторон взаимодействий между индивидами и общественными структурами. Так, одним из принципов тео­ретического подхода Блау к обмену был следующий: чем больше выгоды человек ожидает получить от другого в ходе осуществления собственной деятельности, тем больше вероятность того, что она будет осуществлена.

Однако этот принцип обмена вполне может быть экстраполирован на взаимодействия между организациями и иными социальными структура-

1 Blau P. Exchange and Power in Social Life. N.Y., 1964.

2 Ibidem. P. 6.


Глава 25. Парадигмы в зарубежной социологии. Теории конфликта и обмена



ми. В отношениях между ними, считает социолог, обмен имеет зачастую не прямой, а косвенный и поэтому значительно более сложный и опосре­дованный характер. В него активно «вмешиваются» факторы норматив­ности и контроля. Такой подход дает возможность Блау осуществить по­пытку перевода трактовки обмена с микроуровня на мезоуровень (уровень фирм, организаций, социальных структур, институтов).

Понятно поэтому, что американского социолога постоянно интересова­ли проблемы социальной структуры, социальных организаций и институ­тов. Определяя в самом общем виде социальные структуры как многомер­ное пространство, образуемое линиями дифференциации, он характеризует их как входящие друг в друга серии последующих уровней все более широ­кого масштаба. Например, «при изучении структуры трудовых коллективов их непосредственной социальной средой являются условия в подразделе­нии организации, где они работают. При изучении структуры фирм такой непосредственной социальной средой являются условия рынка. ...Следую­щий, более низкий уровень состоит из совокупности элементов изучаемой структуры. Примерами таких составляющих элементов могут быть члены трудового коллектива, этнические группы города, отделы и филиалы компа­нии» [Блау. 1996. С. 191. Как видно, при конкретном изучении социальной структуры срабатывает «принцип матрешки».

Одна из основных задач социологии Блау состояла в том, чтобы со­единить, интегрировать теории обмена и социальной структуры. Каждая из них добавляет свое в понимание социального взаимодействия. Так, те­ория обмена сама по себе недостаточна для объяснения сложных соци­альных структур (особенно на мезо- и макроуровне). В то лее время кон­цепции социальной структуры, лишенные аналитических возможностей характеристики поведения людей в процессе обмена между ними соци­альными качествами и свойствами, ценностями и благами, не в состоянии объяснить многие отношения и процессы в обществе.

По существу же, мы видим у Блау две «картины» социального анали­за. Первая является результатом использования теории обмена для ана­лиза микропроцессов, связанных с межличностным взаимодействием. Вторая выступает как «картина», висящая над первой, и свидетельствует об активном применении им теорий социальной структуры, более широ­ко — структурного функционализма для характеристики макропроцессов общества. В этом случае центральной проблемой становится глубина и плотность связи между названными уровнями анализа. Попытка синте­зировать их в творчестве Блау, конечно же, имела место. Однако, по на­шему мнению, вряд ли ее можно считать реализованной до конца.

Заканчивая рассмотрение парадигм конфликта и обмена, следует отме­тить, что, несмотря на уже пройденный ими пик популярности, теоретичес­кий, эмпирический и прикладной ресурс этих теорий еще далеко не вырабо­тан. Главное заключается в том, что и социальные конфликты, и социальные



Часть II. Современный этап


► обмены продолжают «пронизывать» как повседневную, обыденную жизнь] людей, так и деятельность многих общественных структур (институтов, ор­ганизаций и т.д.)- Другими словами, они характеризуют различные уровни и формы межличностного и социального взаимодействия, выступая тем са­мым в качестве как реальных, так и идеальных типов поведения. Л это зна­чит, что мы вполне можем использовать парадигмы конфликта и обмена и как модели объяснения тех или иных картин общественной жизни, социаль­ных явлений и процессов, и как способы решения многих сложных проблем, возникающих в процессе социального взаимодействия.

Еще одной парадигмой, в центре которой стоят вопросы индивидуаль­ного и социального взаимодействия, является символический иптеракци-онизм. Его анализу посвящается следующая глава.

Вопросы и задания

1. Изложите позицию Т. Купа в отношении парадигмы в науке.

2. Каковы критерии парадигмы в социологии? Охарактеризуйте подходы к понима­
нию парадигмы и ее критериям, существующие в отечественной социологии.

3. Как в современной западной социологии трактуется парадигма?

4. В чем состоит существо парадигмы конфликта?

5. Почему проблема конфликта занимала в социологическом творчестве К. Маркса
важное место? С чем в его позиции были не согласны критики Маркса?

6. Как рассматривает парадигму конфликта Л. Козер? Принимаете ли вы его позицию
или готовы с ней полемизировать? Обоснуйте свои взгляды.

7. Почему в социологической науке имеет место противопоставление парадигм кон­
фликта и структурного функционализма?

8. Раскройте существо взглядов Р. Дарендорфа на конфликт. Попробуйте сравнить
его позицию с позицией Л. Козсра.

9. Дайте общую характеристику парадигмы обмена. В чем вы видите ее .шачение для
социологии?

10. Покажите связь теории обмена с бихевиоризмом.

11. Охарактеризуйте существо теории обмена Дж. Хомапса. Попробуйте изложить сво­
ими словами аксиоматические положения этой теории.

12. В чем состояла позиция П. Блау, касающаяся парадигмы обмена?

13. Насколько значимы сегодня рассмотренные парадигмы конфликта и обмена?
Обоснуйте свою позицию.

Литература

Блау П. Различные точки зрения на социальную структуру и их общий знаменатель //

Американская социологическая мысль: Тексты. М, 1996. Волков Ю.Г.;Нечипуреико В.Н., Самыгин СИ. Социология: история и современность. М.,

Ростов н/Д., 1999. Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная теоретическая социология. СПб.,

1996.


Глава 25. Парадигмы в зарубежной социологии. Теории конфликта и обмена 465

Дареидорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социол. исслед. 1994. № 5.

Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М., 1994.

История социологии. Минск, 1993.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 345. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.013 сек.) русская версия | украинская версия