Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Традиции психологического изображения детей в рассказах А. П. Чехова




АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ (1860—1904)

 

Внук крепостных крестьян, сын купца третьей гильдии, имевшего в Таганроге собственную лавку, Антоша Чехов рос в многодетной семье. Отец А. П. Чехова, Павел Егорович, был строг, требователен, настойчив и даже упрям в достижении поставленной цели. Детство А. П. Чехова, казалось бы, могло быть вполне благополучным. Мальчик некоторое время посещал местную греческую школу, затем учился в гимназии. Но, став взрослым, он утверждал: «В детстве у меня не было детства». Отец, стремясь воспитать предприимчивых деловых людей, упорно заставлял сыновей участвовать в его плохо удававшейся торговле. Вот зарисовка из воспоминаний А. П. Чехова. В короткий зимний день Антоша, при слабом свете сальной свечки выполняет урок по латыни. Отец приказывает сыну идти в лавку...

Мальчик, не переставая плакать, заходит за прилавок, взбирается с ногами на ящик из-подказанского мыла, обращенный в сидение перед конторкой, и с досадою тычет без всякой надобности пером в чернильницу. Кончик пера натыкается на лед: чернила замерзли... О латинском нечего и думать. Завтра — единица, а потом — строгий нагоняй от отца за плохую отметку...» Антон лишь издали видел счастливых детей: сам он не имел возможности ни побегать, ни порезвиться — не хватало времени. Довлел и отцовский запрет: «...бегать нельзя, потому что «сапоги побьешь»; шалить запрещалось оттого, что «балуются только уличные мальчишки»; играть с товарищами — «пустая и вредная забава»: «товарищи бог знает, чему научат».

В изображении мира детства А. П. Чехов продолжает традиции Л. Н. Толстого, связанные с проникновением в психологию ребенка, с раскрытием «диалектики его души». Как и во всем, что написано А. П. Чеховым, в его рассказах о детях отражалась подлинная жизнь того времени. Строгая и объективная позиция писателя, ясность и выразительность повествования о явлениях действительности придавали неотразимую убедительность его произведениям. «Все, что он говорит, выходит у него потрясающе убедительно и просто, до ужаса просто и ясно, неопровержимо и верно», — так высказывался о А. П. Чехове М. Горький.

В рассказах о детях с особой силой проявилось то главное в творчестве А. П. Чехова, что сделало его властителем дум как в России, так и на Западе: умение видеть за внешним благополучием невидимую миру душевную драму, неустроенность, смятение чувств. А. П. Чехов, например, показывает, как взрослые вымещают на маленьких досаду, обиду за свои неудачи, унижения и т.п. Становой Прачкин из рассказа «Не в духе», проиграв в карты восемь рублей, не находит иного утешения, как высечь сына Ваню. В рассказе «Лишние люди» член окружного суда Зайкин чувствует себя заброшенным оттого, что все на даче разошлись и некому подать ему обед; в результате он набрасывается на шестилетнего сынишку. Событие в детской жизни — рождение котят. Дети строят планы их «прекрасного будущего, когда один кот будет утешать свою старуху мать, другой — жить на даче, третий — ловить крыс в погребе». Взрослые, однако, не только не разделяют детской радости, но еще и смеются, когда происходит нечто ужасное: громадный дог съедает котят («Событие»).

В этих рассказах за фасадом благополучного существования — детская драма. Душевная черствость и эгоизм взрослых мешают им вглядеться в своего ребенка, понять, что происходит в его душе. Леность ума, забвение насущных истин препятствуют ответственным, нравственно активным поступкам, которые сблизили бы взрослых со своими детьми. Это не менее важно и для самочувствия взрослых, как показывает А. П. Чехов.

В некоторых рассказах трагическая нота звучит столь сильно, что превращает эпизоды из жизни детей в страстный призыв к человеческой совести, в горестное напоминание о том, что всегда где-то рядом страдает ребенок.

Ванька Жуков, девятилетний мальчик, отданный в учение к сапожнику, стал хрестоматийным образом детского страдания. «А вчерась мне была выволочка, — пишет Ванька глубокой ночью деду. — Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул». Письмо открывает действительно ужасное существование ребенка: «хозяин бьет чем ни попадя», «еды нету никакой», «а спать мне велят в сенях»... Ванька умоляет избавить его от такой жизни: «Увези меня отсюда, а то помру». И эта мольба звучит еще трагичнее оттого, что читатель понимает: никто не придет на помощь сироте, ведь письмо адресовано «на деревню дедушке». Можно бы и посмеяться над детской наивностью, как и над смешной подробностью в его письме: «Хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла и ейной мордой начала меня в харю тыкать». Только ведь это будет «смех сквозь слезы», да еще и сквозь детские слезы.

Незащищенность ребенка от произвола взрослых может толкнуть его на поступок ужасный и все-таки понятный, если представить себе ту пытку лишением сна, на которую обречена маленькая нянька в рассказе «Спать хочется»:

«Ребенок плачет. Он давно уже осип и изнемог от плача, но все еще кричит, и неизвестно, когда он уймется. А Варьке хочется спать. Глаза ее слипаются, голову тянет вниз, шея болит. Она ни может шевельнуть ни веками, ни губами, и ей кажется, что лицо её высохло и одеревенело, что голова стала маленькой, как булавочная головка».

Измученная девочка в бессознании находит «врага», мешающе­го ей спать: это младенец. И задушив его, она «смеется от радости, что ей можно спать, и через минуту спит уже крепко, как мертвая».

Ребенок, лишенный детства, — что может быть трагичнее!

А. П. Чехову тема эта была близка. «В детстве у меня не было детства», — говорил он, имея в виду и груз непосильных обязанностей, лежавший на детях, и отсутствие близости с отцом, который умел только муштровать своих сыновей. Чем безрадостнее было детство, тем на большее зло способен взрослый, считают психологи. Протест Варьки принял страшную форму уже в детстве, настолько сильна ее физическая мука при полном отсутствии сочувствия с чьей-либо стороны. К сочувствию и призывал Чехов, выступив адвокатом ребенка-убийцы.

А. П. Чехов, будучи по профессии врачом, сознательно показал в рассказе «Спать хочется», как опасно обременять ребенка непосильным трудом. Детская психика — явление тонкое и сложное, требующее к себе самого бережного отношения.

А. П. Чехов исследовал, по существу, все решающие стадии взрослении ребенка — от младенца до подростка. В рассказе «Гриша» маленький пухлый мальчик, родившийся два года и восемь месяцев назад, гуляет с няней по бульвару. Он едва умеет говорить и не способен передать те впечатления, которые поразили его во время прогулки, да взрослые и не пытаются его понять. До этой прогулки Гриша знал «только четырехугольный мир», в котором бывает няня, мама и кошка. Выход в большой мир потрясает малыша настолько, что вечером он не может уснуть и плачет. «Вероятно, покушал лишнее», — решает мама. И Гриша, получает ложку касторки.

Своеобразие психики ребенка пристально исследовано А. П. Чеховым в рассказе «Дома». Отец изыскивает средства воздействия на семилетнего Сережу, замеченного в курении. Внимание писателя сосредоточено на том, как взрослый, разумный человек, искренне желающий контакта с сыном, никак не может найти с ним общего языка. «У него свое течение мыслей... — думает отец. — У него и голове свой мирок, и он по-своему знает, что важно и что не важно. Чтобы овладеть его вниманием и сознанием, недостаточно подтасовываться под его язык, но нужно также уметь и мыслить на его манер». Однако это отцу не удается. В «диспуте» о вреде курения побеждает ребенок, который один за другим разбивает взрослые доводы против вредной привычки.

Из ежедневных наблюдений за сыном отец понял, что у детей свои художественные воззрения, Сережа находил возможным, например, передавать карандашом кроме предметов и свои ощущения; в его понятии звук тесно соприкасается с формой и цветом. И отец, наконец, находит действенное средство в борьбе с вредным увлечением сына: он рассказывает сказку о царевиче, который умер от курения в расцвете лет и оставил старика отца и государство на верную гибель. После этого мальчик обещает больше не курить.

В этом рассказе слышен голос самого А. П. Чехова, отзвук его мыслей о воспитании детей, о взаимоотношениях с ними родителей. Писатель стремился показать, что с душой ребенка нужно обращаться бережно; лишь знание особенностей этой души и разумная любовь к маленькому человеку могут воспитать в нем добрые начала.

Рассказы о животных, в которых А. П. Чехов подчёркивал благотворное влияние, которое животные оказывали на воспитание детей. Отсюда вытекает решение проблемы воспитания гуманного отношения к животным.

«Каштанка» — использование приёма очеловечивания животных. Внутренний мир собаки воспроизводится подробно, каждый поступок мотивируется. Её образ многогранен и психологически разработан. Комическое (совмещение собачьих повадок и человеческих эмоций) сочетается со сказочным: поступки людей, события их жизни раскрываются через восприятие «героини».

Ассоциации, которые приходят к Каштанке во сне, по-детски конкретны, забавны, простодушны. А. П. Чехов ориентируется на логику детского мышления, создавая мир эмоциональных и психологических переживаний Каштанки.

Образы людей в рассказе индивидуальны. Характерны образы столяра Луки Александровича, его сына Федюшки, они создаются лаконичными и ёмкими штрихами, ярко раскрываются в добром отношении к Каштанке.

Художественное своеобразие произведений А. П. Чехова:

- воспроизведение детского мира в тесном взаимодействии с миром взрослых;

- выявление воздействий социальных обстоятельств на характер;

- использование внутренних монологов, авторских описаний, несобственно-прямой речи;

- глубокий психолого-педагогический подтекст.

Имя А. П. Чехова — одно из тех, которые составляют гордость нашей национальной культуры, духовности. Оно является одним из самых уважаемых, известных и ценимых в мировой культуре. Его пьесы идут на сценах театров стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии, Австралии и Африки: «В плеяде великих европейских драматургов... Чехов сияет как звезда первой величины даже рядом с Толстым и Тургеневым...» — утверждал Бернард Шоу.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 1368. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия