Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Исцеляющий евангелист строит университет Богу?




Многие критики и лично, и заочно обвиняли меня в злоупотреб­лении Божьим авторитетом как в моем служении исцеления, так и в моем заявлении о том, что Бог повелел мне построить Ему универ­ситет. Люди смеялись и насмехались над тем, что обычный человек, простой смертный Орал Роберте, исцеляющий евангелист, осмелива­ется делать такие дерзкие заявления о своем призыве построить уни­верситет для Бога.

Я не мог запретить им говорить то, что они хотели. Я никогда, как и раньше, не отвечаю злом на зло. Бог очень ясно показал мне, что я должен делать. Всем своим сердцем я пытался поверить в то, что ска­зал мне Бог, повиноваться этому и во всем, что последует, положиться только на Него.

Однако больше всего меня удивляла не резко отрицательная ре­акция со стороны мирских средств массовой информации. Меня по­разило то, что' столько лидеров и служителей христианских церквей пытались выставить меня в нелепом виде. И хотя меня это удивляло, я все же понимал, почему они так реагировали на мои действия и заяв­ления. Различные группы евангельских верующих знали, что пятидесятнические христиане не имели склонности превозносить ценность образования как аспекта христианской веры. И вдруг я, пятидесятник, пытаюсь построить Богу университет.

Евангельские верующие, видя, как первые пятидесятники в начале века построили маленькие библейские школы и несколько неболь­ших колледжей, считали, что пятидесятники большую часть своих де­тей теряют в светских учебных заведениях. Я принадлежал ко второму поколению пятидесятников и чуть было сам не пропал, уклонившись от того наследия, которое приобрел в семье своих родителей. Пяти­десятники были хорошими людьми, крещенными Святым Духом. Они верили в Божьи чудеса и в то, что Бог был ближе к ним, чем их ды­хание. Но у них не было видения дать своим детям соответствующее образование. Они просто не считали это достаточно важным.

Жизнь пятидесятников строилась вокруг церквей, богослужений и Божьего Духа, проводившего среди них Свою работу. Они любили своих детей и все же подавляющая часть их детей действительно ухо­дила от веры своих отцов. Дети в какой-то степени верили так же, как их отцы, но они видели, что вера их отцов не соответствовала тому миру, в котором они жили, и не справлялась с тем вызовом, который мир бросал их разуму. Я считаю, что одной из величайших трагедий полноевангельских лидеров и их подопечных стала вероятная потеря большей части представителей второго — а теперь уже и третьего - поколения их потомков, уходящих от полноевангельского опыта.

Божий университет, который я собирался построить с помощью тех, кому я служил, должен был обеспечить образование «целостной личности». Образование человека, ставшего студентом Университета Орала Робертса, должно было стать трехгранным. Во-первых, следо­вало дисциплинировать и обучить разум. Во-вторых, ежедневные фи­зические занятия по новой программе аэробики должны были дать воспитание телу с тем, чтобы приучить человека к здоровому образу жизни и навыкам (программа была разработана специалистом в этой области, моим другом, доктором Кеннетом Купером из Далласа, штат Техас). И, в-третьих, преимущество над разумом и телом отдавалось воспитанию духа. Одновременная реализация всех трех аспектов ста­ла тем ключом, который дал мне Бог для строительства Ему универ­ситета.

поколению пятидесятников и чуть было сам не пропал, уклонившись от того наследия, которое приобрел в семье своих родителей. Пятидесятники были хорошими людьми, крещенными Святым Духом. Они верили в Божьи чудеса и в то, что Бог был ближе к ним, чем их дыхание. Но у них не было видения дать своим детям соответствующее образование. Они просто не считали это достаточно важным.

Жизнь пятидесятников строилась вокруг церквей, богослужений и Божьего Духа, проводившего среди них Свою работу. Они любили своих детей и все же подавляющая часть их детей действительно уходила от веры своих отцов. Дети в какой-то степени верили так же, как их отцы, но они видели, что вера их отцов не соответствовала тому миру, в котором они жили, и не справлялась с тем вызовом, который мир бросал их разуму. Я считаю, что одной из величайших трагедий полноевангельских лидеров и их подопечных стала вероятная потеря большей части представителей второго — а теперь уже и третьего - поколения их потомков, уходящих от полноевангельского опыта.

Божий университет, который я собирался построить с помощью тех, кому я служил, должен был обеспечить образование «целостной личности». Образование человека, ставшего студентом Университета Орала Робертса, должно было стать трехгранным. Во-первых, следовало дисциплинировать и обучить разум. Во-вторых, ежедневные физические занятия по новой программе аэробики должны были дать воспитание телу с тем, чтобы приучить человека к здоровому образу жизни и навыкам (программа была разработана специалистом в этой области, моим другом, доктором Кеннетом Купером из Далласа, штат Техас). И, в-третьих, преимущество над разумом и телом отдавалось воспитанию духа. Одновременная реализация всех трех аспектов стала тем ключом, который дал мне Бог для строительства Ему университета.

— Это невозможно, — говорили наши оппоненты.

— Это не образование, — уверенно утверждали многие.

— Это сумасшедший эксперимент, который неминуемо провалится, — слышал я со всех сторон.

Чем ближе подходило время начала строительства университета, тем больше было недопонимания по этому вопросу.

Чем ближе подходило время начала строительства университета, тем больше было недопонимания по этому вопросу.

Моя правая рука во всех крусейдах, Боб де Виз, сказал мне:

— Орал, я не против того, чтобы ты построил университет. Я прос­то боюсь, что он отвлечет тебя от служения исцеления.

Я ответил:

— Боб, я рад, что ты делишься со мной тем, что на самом деле бес­покоит тебя. Но позволь мне ответить прямо, чтобы ты никогда боль­ше не переживал по этому поводу. Университет не остановит мое слу­жение исцеления. Бог призвал меня донести Его исцеляющую силу моему поколению. И это неизменно. Но точно так же всем своим серд­цем и душой я верю, что Он повелел мне построить Ему университет именно ради продолжения служения исцеления.

Боб спросил:

Как это понять?

Я ответил:

— Полное служение исцеления в том виде, в каком я получил его от Бога, станет неотъемлемой частью университетского образования. 15 самом центре университетского городка мы построим Молитвенную башню, и там наша молитвенная группа «Жизнь с избытком» будет при­нимать телефонные звонки круглосуточно без выходных, где каждая смена будет работать по восемь часов. Молитвенная башня возвысится на двести футов над поверхностью земли над всем кампусом. Все сту­денты и преподаватели каждый день будут проходить мимо башни по пути в Учебно-исследовательский центр, в котором разместится библи­отека и большая часть аудиторий. Эта башня будет символизировать то, что исцеляющая молитва в университете пропитывает нас и наши дела.

Мы вплетем исцеляющее служение Иисуса Христа из Назарета в канву всех наших образовательных устремлений. Библия — Божье Слово — будет нашей книгой номер один, так что и на начальной сту­пени обучения, и на выпускных курсах университета, включая нашу семинарию, освобождающая сила Господа станет основанием, на ко­тором покоится само наше существование.

Выпускники УОР будут иметь возможность иметь это в духе, и не­зависимо от их профессии — проповедников, врачей, юристов, биз­несменов и других специальностей — они смогут войти в мир любого человека, а также дойти до края земли с Евангелием Христа.

Я спросил Боба, что он теперь думает по этому поводу.

Он ответил:

— Начиная с 1949 года, когда ты только приехал в город Такому, а я был местным президентом по организации крусейда, я видел тебя только в роли служителя исцеления.

Я сказал:

— Но разве ты не видишь, что когда Бог говорит, что труд моих учеников превзойдет то, что делаю я, Он имеет в виду студентов университета, которые пойдут по всему свету с исцеляющей Божьей силой так же, как когда-то меня призвал Бог, и в своем исцеляющем служении они превзойдут меня? Разве это не значит, что университет не только продолжит мое служение исцеления, но и увеличит его в десять тысяч раз?

В его глазах вспыхнули искры, и он медленно кивнул головой.

— Да, теперь я понял. Орал, я буду с тобой.

Это мне здорово помогло, однако муки моих главных помощников на этом не кончились.

Развязка наступила, когда двенадцать главных помощников, которые отвечали за направление моего служения исцеления во всем мире и руководили офисом моего служения в Талсе, подняли мятеж. Они пригласили меня в офис Мэнфорда Энджела.

Мэнфорд, говоривший за всю группу, сказал: «Орал, каждый из нас оставил свою профессию и работу, чтобы служить вместе с тобой в несении Божьей исцеляющей силы нашему поколению. Мы боимся, что строительство университета остановит поток исцеления. Кроме того, там для нас нет места. Мы собрались здесь потому, что чувствовали, что Бог призвал нас вести этот офис и помогать тебе проводить служение в широком масштабе».

Я попросил всех высказать то, что у них было на сердце. Они повторили то, что сказал Мэнфорд.

Мэнфорд закончил словами: «Если ты настаиваешь на строительстве университета, мы все уходим».

В этот момент я понял, что восстание внутри группы всегда приносит намного больше боли, чем любые выступления извне, включая кампанию со стороны прессы. Я никогда не чувствовал себя таким одиноким.

Моя команда, конечно же, слышала время от времени разговоры о строительстве университета. Они слышали, как я произносил эти слова, но их дух не впитывал их значение.

Я верю, что культурное наследие играет очень важную роль в формировании Божьих людей фактически из каждого человека. Члены моей команды выросли в культуре, которая вообще была практиче­ски настроена против образования, о чем я уже говорил раньше. Они просто не поняли того, что я понял опытным путем, — нельзя разбра­сываться Богом данными умственными способностями.

Мне нужно было принять решение. Если бы строительство универ­ситета было полностью моей собственной идеей, а не Божьей, мне было бы легко принять решение. Но я знал, что это не так.

У меня в горле стоял ком, я готов был расплакаться, и я сказал: < Мужи, мы шли с вами по одной дороге. Мы столько выстрадали, что­бы построить это служение. Мы с вами привели ко спасению сотни тысяч душ, и огромное количество людей Божьей силой обрели исце­ление. Вы всегда были единой командой со мной».

Все внимательно слушали меня. В офисе чувствовалось присутст­вие любви, но вместе с тем чувствовалось напряжение и страх.

— Несмотря на то, что вы можете думать или во что вы можете ве­рить, Сам Бог призвал меня построить Ему университет, построить на Его авторитете и на Святом Духе. Я не собираюсь оставлять служение исцеления — это моя жизнь. Но Бог не действует в вакууме. Он пос­тоянно движется вперед, и я понял, что мы должны двигаться вместе с Богом. Я должен повиноваться Богу и начать строить Ему универ­ситет, пропитывая его Божественными принципами и верой, что Бог есть Бог исцеляющий. Я могу упасть. Я могу потерпеть неудачу. Может быть, я никогда уже не буду летать, но я должен это сделать. Если вы покинете меня, вы разобьете мне сердце. И все же, если я послушаюсь Бога, что я и намерен сделать, я знаю, Он создаст новую команду, ко­торая будет служить вместе со мной.

Я встал и вышел из комнаты.

Через несколько часов моя секретарша пришла, чтобы опять при­гласить меня к группе. Когда я вошел к ним, это была самая счастливая команда лидеров, которую я когда-либо видел. Мэнфорд сказал: «Орал, нам нужно было убедиться, что строительство университета — тоже Божий призыв. Мы могли понять и убедиться в том, что это Божьи планы, только поговорив с тобой откровенно. Мы не уходим. Ты вед а мы последуем за тобой!»

Уже через минуту мы начали обниматься, плакать и радоваться. Из моей команды так никто и не ушел. Напротив, они открыли свой ра­зум и сердца, таланты и опыт, чтобы помочь мне в этом начинании, и моему восторгу не было конца. Выполняя в течение многих лет Божье дело, принимая на служение тысячи лидеров команд и работников, я понял, что мы можем понимать многое по-разному, но всегда — и пределах единения и совместных усилий в устремлении к целям, на которые смотришь глазами Бога, понимания того, чего хочет Он, а не для удовлетворения наших собственных желаний.

В тот 1962 год я собрал восемьсот офисных работников и поделил­ся с ними теми планами, которые дал мне Бог, и сказал, что наступило время. Я просил их делать в точности то, что они делали раньше с из­данием наших книг, подготовкой радио- и телепрограмм, пересылкой ответов на письма в адрес тех тысяч людей, которые просят молиться за них. Но я также просил их быть готовыми включиться в новое из­мерение нашего служения — строительство Божьего университета.

Начиная с того собрания переход к новому этапу прошел гладко. Со временем мы продали наш офис в центре города и построили но­вый на территории университетского городка, и он стал ядром буду­щего университета. Я хотел, чтобы испытанные и проверенные ра­ботники нашего служения работали в непосредственном контакте с новым преподавательским составом, который я уже начал набирать.

Я был абсолютно серьезен, когда говорил, что Университет Орала Робертса не обычное учебное заведение в том смысле, в каком его может понять мир. Это было служение — служение исцеления, — в сердце которого находился университет. Я и не предполагал тогда, что именно из-за этого основания мы будем подвергаться жестоким нападкам!

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 150. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.012 сек.) русская версия | украинская версия