Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА 8 Абай Рустамов




Салам тебе, уважаемый читатель! Это опять я, неутомимый вервольф Абай. Пусть не оскудеют твои пастбища, пусть бараны твои не болеют, а враги сдохнут от черной зависти. Сразу переходим к делу, некогда тут пустые разговоры болтать.

Я сейчас опять в Джохаре, сижу в «рафике», неподалеку от кафе «Азамат», что на Маяковского, рядом с Театральной площадью. Сегодня шестое сентября, пятница, святой день для правоверных. Рядом мои боевые братья, верные телохранители, Мовсар и Ваха, за рулем – Рашид, моя правая рука. У нас намечается ответственная операция. Я смотрю в окно машины и молча думаю. Никто не говорит, все смотрят на меня и ждут.

Ты думаешь, отчего это бесстрашный абрек такой печальный и суровый? Я не печальный, я просто сильно озабочен. Проблемы у меня.

Началось все во вторник. Утром рано Хамза позвонил мне, попросил приехать. Я быстро подъехал, тут рядом. Да, скажу, где это «тут», – в Шалунах. У Хамзы в равнинной части три явочные квартиры: в Гудермесе, Шалунах и Урус-Мартане, в случае чего он переезжает куда надо. А если совсем опасно – несколько раз такое бывало, – он утекает за «границу», в Хасавюрт, Назрань или Владикавказ, там у него тоже базы. Но большую часть времени Хамза проводит в Шалунах, по крайней мере, в последние полгода.

Итак, приехал я, спрашиваю: что, срочная работа? Он улыбается, говорит: нет, работы нет, просто надо прогуляться в Джохар, спросить у одноногого Ибрагима: не передали для Хамзы продукты?

Я посмотрел на него: не шутит ли? У него целый взвод в шестерках, за продуктами есть кому сбегать! Нет, не шутит, повторил: хочу, чтобы лично ты съездил.

– И что, если передали?

– Надо забрать и привезти.

– Хм… ну хорошо, сделаем. Продукты так продукты.

– И по дороге смотри, береги себя. – Хамза подмигнул мне. – Езжай один, никого больше не бери. И вообще, езжай так, чтобы тебя не досматривали на постах. Продукты мне нужны в целости и сохранности. Ты меня понял?

– Понял. Что, такие ценные продукты?

Вот конспиратор! Сразу бы сказал, что ценный груз доставить надо, никому другому поручить нельзя. А то – продукты! Сколько он меня знает, мог и сразу прямо сказать. Однако не хочет говорить – не надо. Он деньги платит, я работаю, никаких проблем.

– Шутки шутками, но… ты сам их не ешь. – Хамза стал серьезным. – И другим не давай. Там мои любимые продукты, я не хочу, чтобы они пропали.

Я чуть рот от удивления не разинул. Биологическое оружие, что ли? Или яды? Мы такими вещами раньше никогда не занимались, это же масштабные диверсии с большими жертвами, в том числе и среди наших! А у нас основной курс – идеологическая война.

– Не волнуйся, травить никого мы не будем. – Хамза хмыкнул, видимо, кое-что прочел в моих глазах. – По крайней мере – в ближайшее время. Я тебе говорю – это просто продукты, ничего более…

– Да понял я, понял. Доставлю в лучшем виде.

Навалил я в багажник своей белой «Нивы» твердых груш – вроде бы продавать, на базар – и отправился. К полудню добрался, без приключений, половину груш на постах раздал.

Кафе «Азамат», которым командует одноногий Ибрагим, располагается в самом логове врага. Рядом база ОМОНа и штаб бригады внутренних войск с целым батальоном. Федералы – постоянные клиенты, вечно в кафе торчит целая рота офицеров, ментов и прочих свиней, которые любят вкусно пожрать. С одной стороны, опасно, с другой – так даже лучше, там никогда никого не ищут, «зачисток» нет.

Особая «фишка» в том, что Ибрагим – хоть и натуральный чабан – отлично воевал в первую войну, на которой и потерял ногу. Головы резал – аж шум стоял. А позывной у него был Азамат. Улавливаете юмор?! А еще Ибрагим, извините за выражение, ссыт федералам в чай. Не могу, говорит, удержаться, душа просит, и все тут! Смотрю, говорит, как они чай пьют, и на сердце легче становится. Я как-то над ним прикололся, говорю: не пробовал в люля-кебаб срать? Если понемногу, допустим, на три кило фарша разок сходить по-большому, будет нормально, совсем незаметно. Он так серьезно на меня посмотрел, в глазах что-то мелькнуло, и говорит: хорошо, я подумаю над этим вопросом! Зачем раньше не сказал? Я пока в люля собачатину добавляю, на два кило баранины – кило собачатины…

Вот такой бесстрашный воин. На двери кафе вывеска: «Деликатесы для настоящих мужчин». Только с тех пор я у него ничего не ем. Ну его, с его специальными деликатесами!

В общем, приехал я, зашел с кухни, поздоровался. Ибрагим меня усадил в отдельном кабинете – для своих, вход с кухни, хотел кормить. Я отказался, сами понимаете. Спешу, говорю, некогда. Да ты не волнуйся, говорит, я тебя нормальной едой буду кормить! Нет, спасибо, в самом деле спешу… Продукты Другу не передавали? Да, передавали. Вот, забери. И дает мне обычный хурджин, крепко завязанный тесемкой.

Забрал я хурджин и отправился обратно. Когда уезжал, заметил на стоянке, среди скопления техники, знакомый «УАЗ». Тот самый, помните, который видел в городке прессы. Ага! Неспроста это, думаю. Ну, ладно, это уже не наше дело. Немного отъехал, встал в спокойном месте, развязал хурджин, стал смотреть. Я вообще не любопытный, но тут интересно стало. Что за продукты такие особые? Ну, посмотрел, ничего там такого. Килограмма три халвы, одним куском, две килограммовые плашки шербета, орехи, все упаковано в целлофановые пакеты, да три коробки конфет. Пожал я плечами и дальше поехал.

Миновал поворот на Чечен-Аул, вскоре повернул налево, на Шалуны, и все думал – а что бы это могло быть? Если действительно просто продукты, то зачем понадобилось везти такие продукты из Джохара? Все это можно купить в Шалунах, там такого добра навалом. Это что, прикол такой, да?

Перед поворотом на Новые Матаги встал опять, решил снова посмотреть – более подробно. Может, чего-то не заметил?

Продукты вообще не фонтан. Халва не первой свежести, почернела сверху, липкая. Покрутил во все стороны, смотрю, на одном боку кусок немного выпирает. Я аккуратно поддел ножом, этот кусок взял и отвалился. Смотрю, в углублении лежит маленькая кассета для видеокамеры, завернутая в целлофан. Ну вот, теперь понятно, для чего продукты тащить из Джохара. Опять шпионские штучки!

Шербет осмотрел, обратно положил. «Дубовый» шербет, нетронутые плашки, если там что-то прятать, сразу видно было бы. А вот одна из коробок с конфетами привлекла мое внимание. Там, на боку, упаковка была повдоль разрезана и аккуратно заклеена прозрачным скотчем. Я скотч оторвал, потихоньку упаковку снял, коробку раскрыл. А там, под пластиковой формочкой, в которой конфеты лежат, – плотный пакет для фотобумаги. Внутри что-то есть. Пакет заклеен. Надо в стационарных условиях возиться, с паром, чтобы открыть.

Ну ладно, секрет так секрет. Ставлю все обратно, собираюсь дальше ехать, а тут оказия: скотч плохой, обратно не клеится, отваливается местами. Что делать? Решил заехать домой, там у меня скотч есть.

Дома залепил коробку, потом немного подумал и не удержался – все-таки, хоть я и не любопытный, интересно стало. Взял и посмотрел кассету на своем суперовском «Кеноне».

Вах, дорогой читатель! Знаешь, что было на той кассете? Ни за что не поверишь. Там – обмен, на который Хамза с Турпалом Абдулаевым ездил. И все заснято! Только до того момента, пока тот федерал раком не встал, – в нормальном ракурсе, а потом, после выстрелов, камера упала и на объектив кровь брызнула. Оператора убили. Но Турпал как раз в ракурс камеры попал – он тоже упал на четвереньки. И момент, когда федерал его ножом в сердце ударил, очень отчетливо виден. Вот это да!

Я призадумался. Ни для кого не секрет, что Султан не любил младшего брата. Брат у него с придурью, ненормальный немножко. Султан его, за его дурацкие приколы, частенько бивал под горячую руку, что у нас вообще большая редкость в отношениях между самыми близкими родственниками. А Турпал, наоборот, любил брата всей душой, был предан ему как собака (а может, просто сильно боялся) и единственного его почитал – к остальным он относился как к баранам.

Когда случилось то несчастье, на обмене, Султан спросил Хамзу, как такое могло получиться. Хамза ответил, что Турпал вышел из-под контроля и уже под самый конец спровоцировал конфликт, из-за которого все и получилось. Султан принял слова резидента как должное, поскольку прекрасно знал, на что способен его брат. И даже не переживал по этому поводу. Просто, как полагается мужчине, когда у него убивают брата, поклялся: «Я отомщу». Но когда Абдулаевы тело Турпала получили и мыли его, посмотрели – у него одно ножевое ранение в сердце и… извините за такие подробности, член совсем отстрелен.

Вот тут Султан так разъярился – не описать. Тут ведь уже не важно, как ты относился к человеку, а важно, что твоего брата зарезали как барана и кастрировали его! Представляете, какое страшное оскорбление для Султана? Он торжественно поклялся теперь всем федералам не просто горло резать, но и члены. Но кто конкретно виноват, непонятно было, потому что федералы камеру с места происшествия забрали, а у Султана к этим людям «мостов» не было – слишком высоко. Султан обратился к Хамзе – помоги. У тебя куча агентов, найди мне этих людей, которые причастны, я должен казнить их своей рукой. Хамза сказал – без вопросов, что могу, сделаю.

Теперь получается, что у Хамзы есть такие «мосты». На то он и резидент, и не зря, выходит, у «Азамата» знакомый «УАЗ» маячил. Федерал, который сначала так зверски «опустил» Турпала, а потом зарезал его, – видимо, и есть тот тип, на которого Хамза ездил посмотреть. Интересно, как он теперь поступит? Если убийца Турпала по-прежнему интересует Хамзу, то резидент вряд ли будет делиться с Султаном такими новостями, даже если и обещал помочь. Потому что, если Султан эту кассету посмотрит, – хана тому интересному федику!

У меня дома куча всякой классной аппаратуры и офигенный импортный UPS есть, чтобы от дизеля можно было питание подключать. Я, недолго думая, вставил кассетку в адаптер и откатал две копии. Конкретно еще ничего не решил, но подумал – обязательно пригодится. Конверт трогать не стал – времени не было на возню. Кассеты спрятал в тайник, все уложил обратно и повез Хамзе.

Хамза очень сдержанный человек и никогда не проявляет эмоции. У него добродушное выражение лица, мудрый, очень спокойный взгляд и обаятельная улыбка для всех подряд. Никогда не поймешь, доволен он или собирается тебя прямо сейчас зарезать. Кремень, не человек! Профессиональная школа. Я пытаюсь этому у него учиться, но пока что не совсем получается – бывает, с эмоциями не справляюсь.

Хамза у меня посылку забрал, пошел в другую комнату и минут десять отсутствовал. Потом вышел, улыбнулся, сказал:

– Все хорошо, спасибо. Не смею больше задерживать…

Так я и не определил: вправду он доволен или все-таки заметил, что я поковырялся? Человек-загадка, одно слово. Когда я стану таким, как он, то буду тоже ворочать огромными деньгами и всеми подряд командовать…

На следующее утро, очень рано, опять Хамза звонит:

– Подъедь быстренько, обговорим детали сегодняшнего мероприятия.

Я глаза продрал, с сожалением погладил крутое бедро своей молодой жены – хотел с утра, как обычно, исполнить мужское дело. Но некогда – быстренько, сказали, у Хамзы слова просто так с уст не срываются. Быстро сполоснулся и помчался.

Еду и думаю: чего там обсуждать? И так все продумано, добавить нечего. Мероприятие – это взять у генеральского зятя отчет по БЧС. Среда, время назначено. Заниматься этим будут сыновья хромого Казбека, они этого федерала брали, в лицо его знают. Всего-то делов – вытащить конверт у свиньи, который не станет кричать, даже если заметит в своем кармане чужую руку! А на контроль, на всякий случай, я еще вчера, после обеда, отправил туда умного Рашида. Он доехал нормально, вечером звонил.

В общем, еду, просыпаюсь помаленьку и думаю: опять какие-то заморочки. И точно, угадал.

Приехал, поздоровался. Хамза, как всегда, свежий, бодрый, улыбается. Положил на стол три фото, говорит:

– Возьми, это тебе…

Я глянул – а там тот интересный федик, который Турпала укокошил! Сразу узнал. Но виду не подал, я же его знать не должен!

– Кто такой?

– Запомни этого человека, – сказал Хамза. – Покажи своим людям, пусть тоже запомнят. Потом фотографии сожги. Нельзя допустить, чтобы у тебя их нашли.

– Хорошо. – Я спрятал фотки в карман. – Что дальше?

– Это майор Воронцов, – объяснил Хамза. – В пятницу, с утра, его вызовут на допрос в УФСБ. Туда он поедет на утренней колонне. Допрос будет от силы минут сорок. Потом этот майор будет слоняться возле УФСБ, ждать какую-нибудь проходящую колонну, чтобы вернуться обратно. Он может ожидать и полчаса, и два часа, и три – как повезет… Тебе понятно?

– Ты знаешь, Хамза, я ничего не боюсь… – я старался осторожно подбирать слова – идею сразу понял, но это же просто фантастическое нахальство! – …но утащить человека из самого логова, от УФСБ…

– Ты торопишься с выводами. – Хамза погладил бороду и укоризненно посмотрел на меня. – Не надо от УФСБ. Поезжай в Грозный, встреться с Двадцать третьим. Скажи ему, что от него требуется небольшая услуга…

«Двадцать третий» – это генеральский зять. Я говорил, у нас все агенты имеют номер, для удобства и конспирации.

– …Пускай в пятницу, с утра, возьмет штабную машину и едет в город. Повод я ему предоставлю – ему завтра посылку привезут, из Москвы. Все в том же городке прессы, ты знаешь, у нас там свой человек. Возьмет посылку, и пусть возвращается, проедет мимо УФСБ. Теперь понял?

Вот это завернул! Не голова – дом советов!

– А если он его не знает? Слушай, это может выглядеть подозрительно…

– Этого майора все знают, – уверенно сказал Хамза. – Он у них один такой, на все войска. Знаменитость. В общем, все будет выглядеть естественно, скажет – я на базу, могу подбросить.

– Ну, понятно. Дальше что?

– Дальше пусть заедут в «Азамат». Там всяко-разно по пути. Скажет, покушаем немного, я угощаю. Радость у меня, хорошие вести из дому, жена сына родила… Ибрагим в курсе. Он их посадит в кабинете для своих, на кухне. Начнут кушать, а минут через пять Двадцать третий пусть выйдет – скажет, в туалет.

– И все?

– И все. На этом его миссия заканчивается. Пусть сразу уезжает. А для водителя, между делом, скажет: этот майор своих друзей встретил, там большая пьянка намечается, а мне некогда… Все понятно?

– Понятно. Но этот Двадцать третий не дурак. Сообразит ведь, что к чему.

– Ну и шайтан ему в хурджин. – Хамза подмигнул мне. – Пусть соображает. Скажешь ему, что за эту пустяковую услугу мы разом решим все его проблемы. Больше отчетов нам не надо, и вообще, мы забудем о его существовании. Пусть живет как хочет. Тебе понятно?

Ну, голова! Проблемы-то мы решим, это конечно, но после такой «пустяковой» услуги этот генеральский зять так прочно сядет на наш крючок, что и дышать сможет только по команде!

– Я все понял. Только… Ну, допустим, что он все же не согласится? Что тогда?

– Тогда я сбрею бороду. – Хамза весело рассмеялся и обернулся к зеркалу. Видимо, представил, какой он будет без бороды. – Он не может не согласиться. Кто такой для него этот Воронцов? А для него это очень хороший выход из его катастрофического положения. Так, по крайней мере, он будет думать.

– Ну, хорошо. Я поеду, встречусь с ним…

Встреча прошла нормально. Генеральский зять был хмур, встревоженно озирался и потел от страха, как свинья. Когда я сделал ему предложение, он сморщился и замер на минуту – думал, лопнет от напряжения, сволочь. Я привел ему все аргументы Хамзы, и он вынужден был согласиться. Правильно, куда он денется!

Вернувшись, я поехал докладывать резиденту, и он накормил меня шикарным ужином. Времени было много, спешить некуда, мы беседовали: Хамза объяснял свой план по изъятию и транспортировке интересного майора. План был придуман толково, я не возражал – этот человек не зря ест свой хлеб.

– Повезешь его через Ведено. Между Ведено и Харачоем тебя встретят братья Мамадаевы. Им его передашь.

– Хорошо, будет сделано…

Так, это уже интересно. Почему бы этого федика не спрятать где-нибудь у нас? У нас тут можно спрятать целую армию, никто не найдет. Почти каждая семья имеет своих рабов, о «зачистках» всегда предупреждают заранее, этих рабов, если нет хороших бункеров под домами, вывозят в надежные места неподалеку от сел… в общем, к чему тащить пленника чуть ли не в Дагестан?!

– И еще, один маленький вопрос. – Хамза прищелкнул пальцами, чтобы я сосредоточился. – Султан не должен ничего знать об этом мероприятии и об этом человеке. Договорились?

Я кивнул, но промолчал, деликатно давая понять, что мне не совсем понятно, почему так должно быть. Я не спрашиваю, но если ты меня уважаешь, объясни!

– Недавно федералы создали специальную команду… – Хамза сразу понял мое молчание. – Там одни профессионалы, очень толковые люди. Воронцов состоит в этой команде, поэтому он мне нужен…

Я продолжал молчать.

– … Знаешь, чем занимается эта команда? – Хамза сделал многозначительную паузу. – Она работает исключительно по Султану Абдулаеву. Понимаешь, что это значит?

Ага, уже теплее. Вот почему его это так интересует!

– У нас здесь много влиятельных людей. Но специальную команду создали исключительно в честь Султана. И мне это сильно не нравится. Султан – мой оплот, моя база. И я не буду спокойно себя чувствовать, пока не разберусь в этом деле. Поэтому прошу – пока я не скажу, что разобрался, пусть это будет секретом.

– Хорошо. – Я наконец подал голос. – Султан не будет знать об этом. Этого майора мы потом обменяем?

– Потом он будет работать на меня. – Хамза опять подмигнул мне. – Это уникальный человек. Я говорил, он у них один такой – сотни лучших их голов стоит. Если мне удастся его завербовать, это будет большой удачей… Кстати, как там у нас Руслан поживает? Домой когда собирается?

Руслан Балаев у нас специалист по разведке. После акции у Хелчу Ме он безвылазно торчит в базовом лагере Султана, пополнение обучает. Все мы выходцы из отряда Султана, когда надо, всегда оказываем ему услуги.

– Нормально поживает. Домой пока не собирается. Думаю, не стоит его от дела отрывать. И так народу больше чем нужно.

– Ну, смотри сам. Ты организуешь мероприятие, сам думай, как тебе лучше людьми распорядиться. Ладно, поезжай домой, отдохни как следует…

* * *

Приехал я домой, но отдыхать не стал, а пошел во двор – думать.

Хамза не хочет давать информацию Султану. Это, конечно, его дело, у нас по этому поводу даже есть пословица – «Мужчина не мужчина, если у него нет трех тайн даже от родного брата». Султан резиденту не брат, тайна всего одна, а этот майор, выходит, для него важнее, чем помощь своему верному другу в совершении самого святого – кровной мести. Ладно, пусть так и будет.

С другой стороны, одолели меня две мысли. Первая такая: у Хамзы, оказывается, особые понятия о верности и дружбе. Султан для него гораздо важнее, чем я. Я, конечно, большой человек в его системе, основной исполнитель… Но если я вдруг стану шахидом, на мое место легко найти другого. А Султан для резидента – основной партнер. И если он так поступает с ним… В общем, в случае чего, думаю, со мной он может поступить так же или даже хуже.

Вторая мысль: а что, если мне сейчас сыграть свою игру? Хамза дает мне хорошую работу и перспективы. Если я нигде не оступлюсь и не настанет момент, когда ему придется меня сдать, то меня ждет спокойная сытая старость в Анталии. Султан – очень уважаемый и влиятельный у нас человек, имеет большую силу. Он жесткий и своенравный, но в то же время очень надежный и с памятью у него все в порядке: никогда не забудет, если ты поступил с ним плохо, и вечно помнит добро. Если ты поссорился с Султаном, значит, поссорился со всей Чечней. Если ты близкий друг Султана, значит, тебя везде будут принимать с почетом и с тобой будут иметь дело самые уважаемые люди нашего народа.

Если я сейчас «сдамся» Султану, я могу очень крепко приподняться. Если не сдамся, шанс будет упущен. Аварцы Мамадаевы заберут интересного майора, и тогда уже ничего нельзя будет сделать. С другой стороны, если Султану вдруг откажет обычная предусмотрительность и он рискнет конфликтовать с Хамзой… Даже страшно подумать, что тогда будет со мной. Я попаду, как зернышко между двух жерновов.

Вот я ходил и думал: как бы мне сразу на два стула сесть? И с Хамзой продолжать работать, и с Султаном сблизиться? Ходил, ходил и наконец придумал.

Взял я кассету и, несмотря на позднее время, отправился к Султану – если вы не в курсе, этот непобедимый эмир живет в том же селе, что и я. Вернее, я живу в том же селе, так правильнее будет, по чину.

Султан второй день был дома, это легко определить по наблюдателям. Тут все продумано, когда Султан в селе, на трех его концах сидят по паре аксакалов, в нарды играют – круглые сутки. А когда его нету, они дома сидят, бичом не выгонишь. И конечно, на подступах сидят обычные бойцы, посты наблюдения.

После того, как отдали тело брата, Султан пять дней не появлялся в селе: мстил. Весь наш район на ушах стоял, федералы из стойла не вылезали. Шел слух, что мою операцию он сделал (это про генерала), – там как раз в масть все легло, на второй день после того обмена. Я не опровергал, сами понимаете, это же секретная операция. Думаю, пусть себе. Так вот, пять дней его не было, лично головы резал, а на последней вылазке его легко ранили в плечо. Сидит сейчас дома, лечится.

Султан принял меня холодно. Во-первых, время позднее, он не совсем здоров. Во-вторых, наверняка подумал, что я пришел намеки бросать насчет той лихой операции у Хелчу Ме. Он прекрасно знает, что это моя работа, но не опровергает, когда молва приписывает ему это дело. Видимо, подумал, что я хочу что-то просить за это.

Я не стал тянуть, сразу заявил:

– Я тебе раскрою один секрет, только ты должен дать слово, что не скажешь Хамзе.

У Султана сразу настроение переменилось, заинтересовался он. Но слово давать не торопился, уточнил:

– Насчет чего этот секрет?

– Насчет твоего брата.

Султан нахмурился, с минуту думал.

– Ладно, – говорит. – Даю слово.

Это уже лучше. Султан, если слово дал, умрет, но выполнит. Настоящий мужчина, таких мало.

Прокрутил я ему кассету. Он в лице переменился. Еще два раза смотрел, с того момента, как камера упала. Я фото показал. И рассказал, что Хамза собирается делать.

– Вот как получается. – Султан был глубоко опечален. – Значит, этот свинья ему так нужен, что он не захотел мне помочь? Значит, он работает со мной, а за моей спиной свои дела делает?

Я молчал, меня пока не спрашивали. А Султан задумался – лоб морщинами покрылся.

– Ты настоящий друг, – сказал Султан, закончив думать. – Ты мог промолчать. И я бы никогда об этом не узнал. Он, видимо, хочет этого свинью в Дагестан увезти. Очень жаль, что приходится ссориться с Хамзой. Но другого выхода нет. Я должен лично, своей рукой, покарать этого гяура.

– Не надо ссориться, – сказал я. – Мы все сделаем по-умному…

И я обрисовал ему свой план. Я федералу в обувь радиомаяк вставлю. Передам аварцам. А потом, по маяку, вычислю, куда они его повезут. И дня через три, когда Хамза вволю пообщается с этим майором, я устрою нападение. Под видом спецназа федералов. Сами знаете, это моя специализация! И майор исчезнет. Кого-нибудь из охраны оставлю в живых, чтобы мог Хамзе подтвердить – да, это были федералы, налетели, освободили.

В общем, мы сразу два дела сделаем. Султан совершит праведную месть, и с Хамзой все будет как прежде.

– Какой ты молодец! – восхитился Султан. – Не голова – совет старейшин! Все правильно… Только маяк не надо. Это слишком сложно. Вдруг Хамза прибором проверит потом? Вдруг Мамадаевы обувь снимут у него? Мы проще сделаем. Я там, через каждые полкилометра, рассажу своих бойцов. Мы запросто проследим, куда они его повезут.

– Как скажешь. – Я смиренно склонил голову, как и подобает, когда говорит старший. – Ты здесь главный.

– Если все выйдет, как ты придумал… – Султан чуть помедлил, прежде чем сказал это, – … ты будешь моим братом. Вместо Турпала. Я сказал. А теперь иди, мне надо подумать…

Вот такая история, уважаемый читатель. Теперь сижу я, кручу в руках коробку со шприцами (Хамза дал, мгновенное снотворное) и мрачно размышляю.

Быть братом Султану – это очень много. У нас такие слова просто так не говорят. С другой стороны, терзает меня сомнение. Кто поручится, что у Султана хватит терпения ждать три дня? Слишком велик соблазн. Он знает, кто его кровник. Знает, где этот кровник будет находиться. И если в Джохаре будут какие-то сложности, то на пустынной дороге между Ведено и Харачоем… Кто там сможет помешать грозному Султану? Вот ты, уважаемый читатель, если ты настоящий мужчина, имеешь отряд отличных моджахедов и знаешь, куда везут твоего кровника, ты будешь ждать три дня? Не знаю, не знаю…


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 193. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.051 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7