Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Чистяков История отечественного государства и права




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Новые условия экономики, обострение классовой борьбы требовали и соответствующего приспособления судебных органов. В их устройстве происходят важные изменения. Однако они, естественно, не затрагивают сословно-классового содержания российского суда. Суд остается феодальным, приспособленным к защите интересов феодалов как господствующего класса. Прежде всего необходимо отметить, что в этот период зарождается и развивается отделение суда от администрации. Первые попытки в этом направлении сделал Петр I. Он учредил специальные судебные органы, отделенные в какой-то мере от администрации.

Реформировал он полностью и духовный суд. В качестве первой инстанции духовного суда были учреждены духовных дел управители. Второй инстанцией являлся архиерей епархии. Для выполнения судебных функций при нем было создано специальное учреждение - консистория. Высшей инстанцией для церковного суда являлся Синод.

Хотя Петр и попытался отделить суд от администрации, однако последовательно это у него не получилось. Создав органы, которые специально занимались судебными делами, Петр сохранил все же некоторые судебные функции за административными органами. Например, суд по земельным делам принадлежал Вотчинной коллегии, преступления против финансовых прав государства рассматривала Камер-коллегия. Учрежденные Петром надворные и нижние суды действовали под надзором губернаторов и воевод, т.е. подчинялись администрации. В конце царствования Петра I и после его смерти эта система стала свертываться. Функции общегражданских судов были переданы губернаторам и воеводам.

Наряду с общим сокращением штатов государственных органов была сделана попытка сократить расходы на оставленных, в том числе судебных, местах. Судьям было предоставлено право самообеспечения, т.е. попросту они стали жить за счет клиентов. Екатерина II поломала эти порядки. Уже в 1763 г. императрица запретила судьям брать поборы в свою пользу, но установила для содержания судов специальные пошлины. Скоро, однако, выявилось, что этих пошлин не хватает на жалование чиновникам и канцеляристам. Тогда на следующий год был издан именной указ, который предусматривал совершенствование сети судебных органов в сторону ее сокращения.

Екатерина II более последовательно, чем Петр, провела и отделение суда от администрации. Вместе с тем учрежденные ею судебные органы были устроены по подчеркнуто сословному принципу: отдельные суды для дворян, отдельные - для горожан, отдельные - для государственных крестьян. Что же касается помещичьих крестьян, то они подлежали вотчинной юрисдикции, как закупы во времена Русской Правды.

Каждый из учрежденных Екатериной сословных судов имел две ступени. Для дворян был учрежден уездный суд как суд первой инстанции и верхний земский - суд второй ступени, он был один на всю губернию. Для мещан - соответственно городской и губернский магистраты. Для свободных крестьян - нижняя расправа в уезде и верхняя - в губернии. Одно название этих органов говорит само за себя. Кроме этих судов, Екатерина II учредила еще в каждой губернии по одному совестному суду. Такое название было дано им потому, что в своих решениях они могли руководствоваться не только законом, но и правосознанием, совестью, естественной справедливостью. Само собой разумеется, что в компетенцию этих судов входили лишь малозначительные уголовные и гражданские дела.

Высшей инстанцией для всех судебных органов губернии Екатерина сделала две палаты - гражданского и уголовного суда. А высшим судебным органом империи стал Сенат.

С созданием управ благочиния следствие по всем уголовным делам было передано этим управам.

В данный период развиваются и специальные органы борьбы с политическими преступлениями. Наиболее известен из них петровский Преображенский приказ. Позднее его функции выполняла Тайная канцелярия.

При Петре I была создана и прокуратура. Он учредил должность генерал-прокурора при Сенате и прокуроров при коллегиях и надворных судах. Но только при Екатерине II мы видим стройную систему прокурорских органов, призванных неустанно стоять на защите интересов феодального государства. В губерниях были созданы должности прокуроров при всех сословных губернских судах и при губернском правлении. Прокурор губернского правления считался губернским прокурором, старшим над прокурорами сословных судов. Сам он находился в двойном подчинении - губернатору и генерал-прокурору империи. В надзоре над судами прокурорам помогали стряпчие уголовных дел. В уездах прокурорский надзор осуществлял уездный стряпчий.

 

Н.Н. ЕФРЕМОВА

ПЕРИОДИЗАЦИЯ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ

СУДЕБНЫХ ОРГАНОВ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

(XVIII - ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX В.)

Указанная эпоха в истории отечественной государственности отмечена интенсивной модернизацией российского общества и государства, формированием имперского устройства, оформлением и расцветом абсолютизма.

Суд как важная составляющая любой государственности объективно подлежал реорганизации в условиях радикальных реформ в области государственного управления, проводившихся прежде всего в царствование Петра I, Екатерины II и Александра I. Этим обстоятельством, в частности, обусловлены хронологические рамки настоящей статьи.

Проблема периодизации истории судебных органов имеет важное научное значение, поскольку позволяет проследить этапы модернизации организации правосудия, качественно отличавшиеся уровнем развития ее формы и содержания.

Можно предложить следующую периодизацию развития судебных органов указанной эпохи. Следует также заметить, что судебные реформы того времени являлись частью преобразований системы государственного управления, поэтому судебные органы реорганизовывались одновременно с административными.

Характер и последовательность в XVIII - первой половине XIX в. изменений в организации суда позволяет выделить пять основных этапов в становлении и развитии судебных органов, отмеченных созданием исторически новых и принципиально отличавшихся от ранее действовавших учреждений, осуществлявших судебные функции.

Первый этап (конец XVII - первая четверть XVIII в.) характеризуется следующим: 1) проведена первая попытка отделения суда от администрации на местном уровне путем создания специальных судебных органов: ландрихтеров, городовых и провинциальных судей и надворных судов, при том что в целом сохранялась традиционная для феодального государства нераздельность институтов администрации и суда; 2) впервые установлена система инстанций: сначала судебно-административных, позднее - собственно судебных; 3) последовательно проводился коллегиальный принцип в организации судебных органов; 4) местные судебные органы были общими для всего свободного населения, но также сделана попытка создания особого управления и суда для сословия горожан; 5) впервые в России создана система военных судов, состоявшая из двух инстанций (кригсрехты); 6) реорганизована система церковного управления и суда; 7) создана система надзора и институт фискалитета; 8) однако единой система судов не стала. Помимо общих судов, существовали органы особой подсудности: территориальной, ведомственной, для определенной категории дел, вотчинная юстиция; 9) организация суда и процесса регламентировалась большим числом законодательных актов, издаваемых в разное время и по отдельным институтам судебного права; 10) сохраняемый поначалу дуализм форм процесса был отменен, доминировавшим стал розыск.

Главной чертой второго этапа эволюции судебной системы (1725 - 1774 гг.) является отказ от принципа разделения судебных и административных органов, полное их слияние на всех уровнях государственного управления. Передача судебных полномочий местным органам в лице губернатора и воевод была продиктована отчасти стремлением упростить дорогостоящую и громоздкую систему государственных органов, созданных реформами Петра I. Однако это не привело к достижению цели реорганизации - повышению эффективности, ускорению делопроизводства и судопроизводства. Наоборот, частичные, недостаточно продуманные преобразования, направленные на усиление бюрократизации и централизации органов управления и суда, привели к накоплению дел в канцеляриях и в целом ослабили местный аппарат.

Провинциальное дворянство, недовольное фактическим отстранением от участия в местных делах, выступило за предоставление сословного самоуправления и организацию выборных дворянских судов (дворянские наказы Уложенной комиссии 1767 г.).

Ощутимы стали и недостатки в организации центральных судебно-административных органов, порождаемые коллегиальными принципами их построения и деятельности: медленностью рассмотрения и решения дел, безличностью, а следовательно, и безответственностью управления.

Все это привело к новым реформам местного управления и суда, а позднее и центрального административно-судебного аппарата, проведенным на третьем, четвертом и пятом этапах эволюции судебной системы, продлившихся с 1775 г. до середины XIX в., до Судебной реформы 1864 - 1899 гг. В течение этих трех четвертей столетия выделялся короткий период, обозначаемый нами как четвертый этап, когда система управления и суда формально претерпела значительные изменения, характеризовавшиеся строгой централизацией и бюрократизацией аппарата. Речь идет о реорганизации аппарата в 1796 - 1801 гг. Однако, хотя мероприятия Павла I не оказали существенного влияния на последующее полувековое развитие судебной системы и, более того, сразу же после переворота 1801 г. новое правительство вернулось к организации суда и управления, установленной Учреждениями о губерниях 1775 - 1780 гг., мы все же выделяем этот период в отдельный этап эволюции судебных органов.

Областной, т.е. губернской и уездной организации суда и управления, созданной после 1775 г. (т.е. на третьем этапе), были присущи следующие основные черты.

1. Важнейшим нормативным актом, регламентировавшим устройство и деятельность судебных и административных областных органов, были Учреждения о губерниях 1775 - 1780 гг. Более поздние законодательные акты исследуемого периода лишь дополняли или развивали отдельные элементы судебной системы, не затрагивая ее основ, заложенных Учреждениями.

2. Более последовательно была проведена попытка отделения суда от администрации на областном уровне путем создания параллельно функционировавших систем органов суда и администрации. Вместе с тем сохранялось подчинение низших судов по вертикали административным (в лице губернатора) и судебно-административным органам (коллегиям).

3. Состав судебных присутствий комплектовался частично путем назначения, а частично - по выборам.

4. Суд создавался преимущественно сословным: для дворян, для горожан, для свободного крестьянства.

Сословные суды состояли из двух инстанций. В них рассматривались как уголовные, так и гражданские дела.

5. В качестве ревизионной инстанции в губерниях были созданы всесословные Палаты уголовного и гражданского суда, постепенно заменившие по объему компетенции коллегии, что привело к частичной децентрализации суда и управления и ликвидации коллегий.

6. Вновь в последней четверти XVIII в. проводилось разделение уголовного и гражданского суда, но по другим основаниям. До XVIII в. рассмотрение и решение дел уголовных и гражданских отличались преимущественно формой процесса, соответственно, "розыск" - следственный процесс для уголовных дел и "суд" - состязательный процесс для гражданских дел. Теперь разграничение стало чисто организационным: дела рассматривались в различных палатах либо департаментах.

7. Получил развитие институт прокуратуры, была введена новая должность в судебной системе - стряпчий в качестве помощника прокурора.

8. Следствие было отделено от суда и передано в введение полиции

9. Во всех губерниях, за исключением так называемых национальных окраин, были введены единообразные судебные органы, что позволило установить общий порядок делопроизводства и строгую иерархию судебных инстанций. Единой судебной системы, однако, создано не было. Пестроту усиливала организация суда в окраинных областях империи.

Характеризуя судебную систему, следует подчеркнуть, что новые суды в большей мере удовлетворяли интересы правящего сословия дворян, поскольку именно ему принадлежало общее руководство судами и из его среды комплектовался их состав. Вместе с тем необходимо отметить и доминирование наиболее бесчеловечного, недемократического, несправедливого по форме судебного процесса - розыскного, который, впрочем, более соответствовал карательной функции органов юстиции в абсолютистском государстве.

Реформа, начатая в 1775 г., в целом укрепила государственный аппарат империи, предоставила возможность более оперативного подавления выступления народных масс, в чем было крайне заинтересовано правительство в связи с прошедшей крестьянской войной под предводительством Емельяна Пугачева. Охранительная, принудительная и репрессивная функции правосудия получают особое значение.

Нельзя отрицать, что идеология просвещения, официально провозглашенная Екатериной II, обусловливала необходимость формального признания правоохранительной и восстановительной в отношении нарушенных прав функций судебных органов. Все это определило длительность существования областной судебной системы, созданной Учреждениями о губерниях и ликвидированной лишь в ходе Судебной реформы, начавшейся в 1864 г.

Четвертый этап в эволюции суда и процесса характеризовался ликвидацией даже видимости самостоятельного суда, усилением крайней централизации государственного механизма в целом и его звеньев, ведавших судебной функцией, в частности. Однако изменения, внесенные в правление Павла I в судоустройство (в первую очередь), были недолговечны, и прежняя система юстиции, установленная реформами Екатерины Великой, была восстановлена за незначительными исключениями. Процесс, по сути, не успел претерпеть изменений.

А.В. КАЛИНИЧЕНКО

СТАНОВЛЕНИЕ ВЫСШЕЙ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В XVIII В. <*>

Начало становлению Сената, которому в Российской империи принадлежала высшая исполнительная, законодательная и судебная власти, положил Указ Петра I от 22 февраля 1711 г. <1>, согласно которому был упразднен Разрядный приказ, а в Сенате для рассмотрения судебных дел учреждался "стол разрядный". В соответствии с Указом от 2 марта 1711 г. <2> на Сенат возлагалось требование о том, чтобы "суд иметь нелицемерный и неправедных судей наказывать отнятием чести и всего имения, то же и ябедникам да наследует". Из нормы этой статьи следовало, что Сенату поручался не только контроль над правосудием в целом, но и производство суда. При этом в соответствии с Указом от 22 декабря 1718 г. запрещалось приносить жалобы на приговоры и решения Сената под угрозой смертной казни <3>.

В первых законодательных актах, обозначающих судебные функции Сената, однако не было четко прописано, в каких случаях он мог быть апелляционной инстанцией, а в каких - первой, на что было обращено пристальное внимание многих дореволюционных авторов <4>. Отмечается, что в первые годы своего существования Сенат рассматривал как суд первой инстанции как политические дела, так и простейшие уголовные и гражданские <5>.

Попытки установления судебных инстанций, замыкавшиеся на Сенате как высшем судебном органе, прослеживается в законодательстве Петровской эпохи, начиная с 1713 г., с момента принятия сенатского Указа от 4 сентября "О взятии в Расправную Палату на рассмотрение тяжебных дел по жалобам на неправое решение Губернаторов и Судей, о побуждении оной Палаты, чтобы губернаторы и Судьи решили дело безволокитно и о присылке месячных ведомостей в Сенат о вершенных делах, начавшихся по доносам фискалов" <6>. В соответствии с Указом, Расправная палата с этого времени не могла принимать к своему разрешению дела, которые не были предварительно рассмотрены в низших судебных органах - "из губерний и приказов". Челобитчикам, обращавшимся в Палату, предписывалось не "глухо ссылаться" на неправильность приговора, а точно обозначать "такую неправильность".

Тогда же Палате было предписано побуждать решать дела указанных лиц "безволокитно" и присылать ежемесячно в Сенат ведомости о рассмотренных делах, начавшихся по "доносам" фискалов. Таким образом, здесь мы можем говорить о первой попытке высшей судебной власти установить судебные инстанции.

Более четко инстанционное производство было прописано в Указе от 17 марта 1714 г., согласно которому устанавливались три судебные инстанции: низшая - в городах (коменданты), средняя - губернаторы, высшая - Сенат. С учреждением коллегий Сенат стал над ними в качестве ревизионной и апелляционной инстанции <7>, при этом с 1718 г. дела могли поступать на апелляционное рассмотрение Сената только с санкции монарха

Для рассмотрения жалоб на волокиту и "неправосудие" коллегий в январе 1722 г. при Сенате учреждается должность рекетмейстера <9>, который принимал апелляционные жалобы, проверял их основательность, следил за ходом дел. С этого времени санкций монарха на разрешение дел в Сенате фактически уже не требовалось. Эти функции вкупе с функциями сенатского секретаря перешли к рекетмейстеру. Таким образом, установление рекетмейстерской должности, на которую назначались близкие к имперской власти люди, "знатные особы", закрепило значение Сената в качестве высшего апелляционного суда .

Рекетмейстерская контора, явившись, по сути, органом досудебной подготовки дел, на деле сыграла и определенную роль в укреплении инстанционности в судопроизводстве <11>. Однако если говорить в целом о Сенате как высшем судебном органе Петровской эпохи, мы не можем утверждать, что в этот период действительно произошло отделение судебной власти от власти административной. Можно согласиться с мнением Д.О. Серова о том, что Петр I не создал в Правительствующем Сенате никакого обособленного присутствия, которое занималось бы отправлением правосудия на постоянной основе. Сам Сенат рассматривал свою судебную деятельность как второстепенную <12>, что не могло не отразиться и на общем состоянии судебной системы России того периода.

Несмотря на это, уже факт создания высшего апелляционного суда в лице Сената имел прогрессивное значение. Однако с приходом к власти Екатерины I положение кардинально изменилось. С возникновением Верховного тайного совета компетенция Сената было низложена до уровня коллегий. Так, в Указе от 7 марта 1726 г. "О должности Сената" было прямо указано: "...разве такое дело случится, на которое нет ясных указов или какое новое и весьма важное, которое собственному нашему разрешению подлежит, о таком доносить нам в Верховный Тайный Совет, представляя свое мнение и резолюцию" <13>. Указом от 28 марта 1726 г. "О форме сношений Верховного Тайного Совета с Сенатом и Коллегиями" <14> подчиненное положение Сената было еще раз подтверждено: все документы шли только через Верховный тайный совет, которому принадлежали решающие полномочия по их разрешению.

Несмотря на столь подчиненное положение Сената, он оставался апелляционной инстанцией, а с 1729 г. - и судом первой инстанции по делам, поручаемым ему Верховным тайным советом, а также по делам "о преступлениях по должности" <15>.

Судебные функции Сената вновь несколько возросли в период Анны Иоанновны, которая практически сразу после своего воцарения попыталась восстановить учреждения, созданные Петром I. Манифестом от 4 марта 1730 г. Верховный тайный совет был ликвидирован <16>, а Сенату возвращены его прежние права на тех же основаниях, на которых он действовал в период правления Петра I.

Шестнадцатого апреля 1730 г. была восстановлена должность рекетмейстера <17>, чем устанавливался косвенный контроль за деятельностью средних и низших судебных мест <18>, а также усиливались функции Сената как высшей апелляционной инстанции.

Еще одним нововведением стало разделение в 1730 г. Сената на департаменты <19>, четвертый из которых занимался только делами юстиции. При этом оговаривалась обязанность сенаторов участвовать в подготовке дел, следить за тем, чтобы "всякие дела с лучшим основанием и благоугодным правосудием. безволокитно и без остановки решаемы были".

Но возвращенная самостоятельность Сената оказалась временной. С 1731 г. он попадает под надзор созданного Кабинета при Дворе Ея Императорского Величества <20>. Указ от 11 ноября 1731 г. <21> устанавливал отчетность Сената перед Кабинетом: "А ныне Мы... имея о верных наших подданных богоугодное попечение, чтобы всем суд происходил нелицемерный, по оным нашим Указам неотменно и безволокитно, по учреждении Нашего Кабинета заблагорассудили, из всех здесь определенных высших и низших судебных правительств, как из Сената и из Синода, так и из коллегий и приказов и канцелярий для собственного Нашего в тех челобитниковых делах усмотрения, безволокитном оном решения бывают, собирать в Кабинет Наш краткие рапорты помесячно".

Итак, Сенат с этого времени стал рассматриваться как подчиненное, судебно-надзирающее учреждение <22>. Из ведения Сената были изъяты дела по следствиям о злоупотреблении высших должностных лиц, за ходом которых следила лично императрица. С 1731 г. он перестает быть высшим органом суда по уголовным делам, а с 1736 г., с созданием особого высшего судилища <23>, - и по гражданским делам.

Таким образом, десятилетие с 1726 по 1736 г. характеризуется упадком судебного значения Сената как высшей апелляционной инстанции. Эта тенденция продолжалась до конца правления Анны Иоанновны. При ее преемниках - Иоанне Антоновиче и Анне Леопольдовне - положение Сената как высшего судебного органа принизилось еще больше. Учреждение рекетмейстерской должности при Высочайшем дворе <24>, в функции которой входил и прием жалоб, в том числе и на решения Сената <25>, окончательно поставили Сенат в положение промежуточной судебной инстанции.

Положение несколько изменилось в правление Елизаветы Петровны. Указы от 5 августа 1746 г. <26>, 13 марта 1749 г. <27> и 12 мая 1749 г. <28> вновь рассматривают Сенат как высшую апелляционную инстанцию. Этому же способствовало и восстановление при Сенате рекетмейстерской должности. Однако четкой правовой регламентации судебных функций Сената в законодательстве того времени сделано не было.

При Петре III при Сенате учреждается особый Апелляционный департамент <29> "для лучшего порядка и скорейшего оных дел решения, а челобитчикам удовольствия".

Но в целом говорить о продуманной судебно-правовой политике в первой половине XVIII в. было бы не совсем верно. Начиная с периода правления Петра I и заканчивая временем Петра III правительство не особенно заботилось о построении стройной судебной системы. Все мероприятия высшей власти были направлены, прежде всего, на укрепление ее позиций в том числе в судебной сфере. В связи с этим они не носили упорядоченного характера, а являлись следствием разрешения каких-либо текущих моментов, в большей степени политического характера. Функции Сената заключались в основном в надзоре за деятельностью коллегий (административных учреждений, которым принадлежали и судебные функции). Со второй четверти XVIII в. его деятельность ограничивали Верховный тайный совет, а затем Кабинет министров и Конференция при высочайшем дворе.

Кардинальные для того времени перемены в правовом статусе высшего судебного органа начались с приходом к власти Екатерины II. Одним из первых законодательных актов, подписанных императрицей, стал Указ от 2 июля 1762 г. <30>, согласно которому для ускорения разрешения судебных дел протоколы заседаний должны были подписываться не всеми сенаторами, а только четырьмя <31>. С той же целью журналы Сената с 1762 г. подписывались не сенаторами, а только секретарями и обер-секретарями <32>; отменялось право подписи присяги сенаторов при слушании апелляционных дел

В июле 1762 г. последовал именной Указ о нерассматривании Сенатом по общему правилу на будущее время уже решенных дел <34>. Как указывают исследователи, обстоятельства издания этого Указа заключались в том, что генерал-прокурор доложил императрице о нахождении в Сенате многих челобитных, поданных Елизавете Петровне с жалобами на сенатские приговоры, которые после смерти последней были вновь присланы в Сенат. Представляя таких просителей, генерал-прокурор Глебов пытался добиться подтверждения петровских указов о безапелляционности сенатского производства, но Екатерина II оставила за собой право предписывать ему (Сенату) вторичное рассмотрение законченного дела в случае, если найдет это нужным <35>.

Кроме того, взяв под свой контроль деятельность высшего судебного органа, императрица в мае 1763 г. потребовала предоставления ежедневных рапортов из Сената о решенных в нем делах <36>.

Указом от 30 июля 1762 г. был изменен порядок рассмотрения апелляционных дел <37>: рекетмейстерами должны были составляться краткие выдержки из дел (экстракты), в которых кратко излагалось существо дела, и которые закреплялись подписями челобитчиков и тех членов коллегии, которые принимали участие в его разрешении. Только после этого дело могло передаваться для рассмотрения в Сенат. Далее: для устранения затруднений и "проволочек времени при переносе дела из низших инстанций в высшую" предписывалось в первых инстанциях сразу же после вынесения приговора объявлять его сторонам и выдавать копии с указанием, что в течение недели недовольные могут подать письменную апелляцию на решение суда. По письменному заявлению дело должно было быть запечатано и с описью отправлено (в течение 3 - 10 дней) в апелляционную инстанцию. Дело, поступившее в высшую инстанцию, хранилось там в нераспечатанном виде до получения апелляционной жалобы. После ее получения рекетмейстер готовил краткое содержание дела, рассматриваемое затем Сенатом.

В этом же Указе определялись и сроки исковой давности: для челобитчиков, находящихся внутри государства, - один год, для пребывавших за границей - два года; для несовершеннолетних срок удлинялся. Особо оговаривалось, что сторона, не заявившая суду, где первоначально рассматривалось дело, о своем желании апеллировать, не лишалась до истечения срока исковой давности права обжалования судебного решения.

Указ от 30 июля 1762 г. в следующем году был дополнен Указом от 30 сентября, в соответствии с которым предписывалось "удовлетворение присутственных мест из рекетмейстерской Конторы справками из тех дел", которые хранились до подачи апелляционной жалобы <38>.

В 1762 г. граф Н. Панин попытался ограничить власть императрицы, подняв значение Сената. В ответ Екатерина II провела сенатскую реформу, в соответствии с которой Сенат был разделен на шесть департаментов <39>, второй и шестой <40> из которых ведали только судебными делами, что было закреплено Манифестом от 15 декабря 1763 г. <41>. С этого времени Сенат - административно-судебное учреждение, высший орган суда и надзора за исполнением законов. Несмотря на его разделение на департаменты со строго определенной компетенцией, в Манифесте 1763 г. было указано, что такое разделение и функции департаментов не являются постоянными, а могут быть в дальнейшем изменены <42>.

Так и произошло уже в январе 1764 г.: следственные дела, которые по Манифесту являлись компетенцией второго департамента, теперь стали распределяться по всем санкт-петербургским отделениям Сената: "По расписанию Сената в департаменты, определили Мы, во втором быть всем следственным делам; но как по течению дел Мы видим, что в оном департаменте и окромя следственных дел весьма довольно, то мы высочайше повелеваем, всяким следственным делам быть в прочих петербургских департаментах Сената, что по существу дел, до которого департамента принадлежать будет" <43>. Через некоторое время это правило было распространено и на московские департаменты. По Указу 1765 г. итоги предварительного следствия рассматривались только в тех департаментах, которые их назначали <44>. Таким образом, с этого времени, как отмечают исследователи, весь Сенат как в целом, так и в частях "облекся уголовно-судебной властью" <45>.

В 1766 г. апелляционной инстанцией стали, кроме второго департамента, третий и четвертый <46>. Расширив круг апелляционного производства, законодатель вместе с тем оставил производство следственных дел в ведении всех департаментов.

В 1771 г. подверглись реорганизации и департаменты Сената в Москве (пятый и шестой) <47>, что дает основание говорить об очередном усилении высшей судебной власти, сконцентрированной в Сенате, и некоторое умаление его как административного органа.

Итак, преобразования в высшем судебном органе Российской империи в период с 1762 по 1775 г. повлекли за собой следующие изменения. Расширялась подсудность сенатского производства (1763 г.), уточнялась сущность апелляционного производства, порядок подачи апелляционных и кассационных жалоб (1762 г.). Кроме того, в это же время (1762 - 1769 гг.) были установлены процессуальные сроки, дано понятие кассации, установлена форма жалоб.

В течение 1760 - 1770-х гг. претерпевал изменения порядок апелляционного и кассационного производства в департаментах Сената. Деление Сената на департаменты привело к тому, что каждый из них обладал определенной подсудностью. Подведомственность высшего суда была определена Екатериной II в Указе от 13 сентября 1769 г. созданием особого присутствия при "Ее Императорском Величестве" <48>.

--------------------------------

В качестве первой инстанции Сенат с 1762 г. рассматривал дела по государственным преступлениям, но не в обычном составе, а в усиленном представителями высших подведомственных судов. С 1765 г. в качестве первой инстанции в нем рассматривались дела, по которым тем или иным департаментом Сената назначались следствия. После производства предварительного следствия дело назначалось к слушанию в том департаменте, который принимал решение о необходимости производства следственных действий.

Анализ законодательства XVIII в. показывает, что в течение этого периода положение Сената как высшего судебного органа Российской империи постоянно изменялось. Несмотря на утверждение некоторых авторов о том, что при Екатерине II были внесены лишь незначительные изменения в отношении пересмотра дел в апелляционном и ревизионном порядках <49>, мы не совсем можем согласиться с этим утверждением. Именно законодательная деятельность Екатерины II подняла Сенат как действительно высшую судебную инстанцию, что в дальнейшем нашло свое отражение и в последующем законодательстве, нашедшем свое высшее выражение в Судебных уставах 1864 г.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 590. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.036 сек.) русская версия | украинская версия