Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Восемьсот золотых и venenifer servitor






Прайт проснулся от тихого стука в дверь. Парень медленно встал с постели и, чуть не наступив на Фоби (мальчик жил с блондином уже неделю и за это время успел перебраться из угла комнаты к ножкам кровати мужчины, хотя в постель идти по-прежнему отказывался), поплелся к двери. Открывая ее, он широко зевал, сонно почесывая живот. Беспечность его обуславливалась тем, что он никак не ожидал увидеть на пороге своего номера мистера Тика.
«О, Боги! Я совсем забыл о встрече!» — мысленно взвыл Прайт, ощущая на себе недоуменный взгляд информатора. Все эти дни парень был настолько занят заботой о Фоби, что о мистере Тике даже не вспомнил.
На некоторое время воцарилось молчание. Обескуражен был, в конце концов, не только Прайт, но и его гость. В таком амплуа он парня видел впервые.
— Никогда бы не подумал, что в подобном виде вы будете настолько красивы, — наконец ласково заговорил Тик, взглядом «ощупывая» оголенные части тела парня. А так как на Прайте, кроме легких бридж, ничего не было, рассматривать действительно было что.
— Простите… Я… Заб… Заработался, да! — запинаясь, пробормотал парень, пытаясь тем самым оправдать ненадлежащий вид. — Подождите секунду, я приведу себя в порядок,— с этими словами он уже было беспардонно захлопнул дверь перед носом информатора, но тот помешал ему своей тростью, которую просунул между косяком и дверью.
— Я же сказал, что вы меня и таким устраиваете,— приторно улыбнулся он. Прайт побледнел. На себя-то парню было наплевать, боялся он в действительности того, что Тик увидит Фоби, оценит его, как свежее мясцо, и захочет попробовать мальчика на вкус. По этой причине он и продолжал держать мужчину на пороге номера.
Информатор, видимо, что-то заподозрил, потому что прежде чем Прайт успел сообразить, тот уже прорвался в комнату и, сделав пару шагов к кровати блондина, остановился, как вкопанный, уставившись на сопящий комок на полу. Фоби, видимо почувствовав чей-то взгляд, проснулся, взъерошенный, присел на импровизированном лежаке, состоящем из потрепанного матраса и скомканного постельного белья, и сонно огляделся по сторонам.
— Какая прелесть! – воскликнул Тик, направляя на мальчика трость, и ее острием приподнимая подбородок шатена, дабы лучше рассмотреть детское лицо. В глазах Фоби мгновенно прочитался неописуемый ужас.
«Я все это время пытался сделать мальчишку хоть чуточку раскованнее, чтобы он больше доверял людям, но эта сволочь одним своим появлением все испортила!» - мысленно взвыл парень.
— Не трогайте его,— понизил голос Прайт, сжимая кулаки.
— А он красив, – не обратив никакого внимания на исходящую от блондина опасность, холодно заметил Тик. – И, наверное, невинен? – на его губах заиграла похотливая улыбка. - Думаю, в этот раз в качестве платы я возьму его, – мужчина облизнулся.
— Вы меня не расслышали? Что-то со слухом? Может быть, вам стоит обратиться к врачу? – внутри Прайта закипала лютая ярость. - Я сказал, не прикасайтесь к нему!
— А то что? – мерзко хихикнул Тик, внезапно хватая Фоби за волосы и прижимая его к себе. — Ох, этот запах юности! – выдохнул мужчина, потеревшись носом о шею мальчика. - Ты еще так неопытен! Я всему научу тебя… — зашептал он на ухо трясущемуся от страха подростку.
— Еще одно слово и… — Прайт уже не говорил, он рычал, готовый убить мразь, которая посмела посягнула на то, что принадлежало ему!
— Не пугайте меня, молодой человек, - не отпуская Фоби, хмыкнул мужчина. - Не на того напали, - самоуверенно заявил он. - Вы ведь понимаете всю тяжесть последствий, которые могут наступить вследствие ваших бездумных действий? Вы готовы пожертвовать годами сотрудничества из-за какого-то маль… — удар по зубам эффективно заткнул мужчине рот.
— Выметайтесь! – Прайт сдерживался из последних сил. Как этот проходимец посмел даже думать о том, что он отдаст ему Фоби?! Да ни за что на свете!
Мистер Тик вскочил с пола, сплюнул сгусток крови и, кидая многочисленные угрозы в адрес блондина, вылетел из квартиры.
- Вы еще пожалеете об этом! – послышалось уже из коридора. Прайт облегченно выдохнул. Пусть ссора с Тиком грозила для повстанцев большими неприятностями, на душе у парня все равно стало куда спокойнее.
Закрыв за Тиком дверь, блондин подошел к все еще дрожащему Фоби и погладил его по голове.
— Ну-ну, больше нечего бояться. Он ушел.
«Ушел, с информацией!» - пронеслась в голове Прайта.
— Я вот… — словно прочитав мысли блондина, виновато пробормотал подросток, протягивая хозяину маленькую ампулу. Прайт не поверил своим глазам:
— Ты что, вытащил ее у Тика из кармана? – ахнул он.
— Я… Нечаянно! – выпалил Фоби, краснея.
— Нечаянно? Это вообще как? – Прайт попытался нахмуриться, собираясь поругать мальчика, дабы не поощрять тягу ребенка к воровству, но эмоции взяли вверх, и он все же рассмеялся, представив, каким будет выражение лица Тика, когда тот поймет, что его обдурили.
На клочке бумаги, что была спрятана в ампуле, витиеватым почерком было написано следующее:
«Близнецы сбежали из мест заключения. В данный момент они находятся в Стоун-холе - пансионе для бродяг, что расположен в восточных кварталах города».
— Так Смайл и Риччи сбежали?! Кто бы сомневался! – воскликнул парень, снова и снова пробегая взглядом по записке.
— А кто это? – робко поинтересовался Фоби.
— Скажем так, они мои… сослуживцы, — парень не особенно распространялся о том, кто он, поэтому мальчик не знал, что Прайт входит в состав повстанцев. — Как-нибудь я вас познакомлю, – пообещал блондин, и Фоби в ответ улыбнулся.
****
— Не проходите мимо! Испытайте свою судьбу и удвойте количество монет, что звенят в ваших карманах! - голос Майлза, как всегда, перекрывал гам, что стоял на рынке. Внешне парень казался веселым и беззаботным, с лица его не сходила улыбка. Именно этим бесконечным позитивом он к себе и располагал. Вот только в действительности позитива никакого не было. На рынке Майлз лишь играл необходимую для «работы» роль. В свободное же время на нем буквально лица не было. Улыбка и блеск в глазах исчезали. Рыжий просто уходил в себя и начинал вновь и вновь прокручивать тот случай в теплице. Он понимал, что все это неспроста и не чья-то глупая шутка. И хотя с того момента прошла уже целая неделя, парня не покидало ощущение того, что за ним постоянно кто-то наблюдает. Он вздрагивал от любого слишком громкого или неожиданного звука, за километр обходил незнакомцев в темных переулках. Тейлор даже обозвал Майлза параноиком, но тому было наплевать. Он Знал, что вот-вот что-то случится, и никто бы не смог его в этом переубедить.
— Я хочу сыграть,— мужской голос вернул Майлза в реальность. Парень вздрогнул, и тут же, придя в себя, одарил новоиспеченного игрока милой улыбкой. Высокий незнакомец был облачен в форму спецподразделения короля: черный длинный плащ, накинутый на голову капюшон и маска Арлекина, скрывающая лицо человека. Такая форма указывала на то, что солдаты подразделения - марионетки в руках короля, готовые любой ценой исполнить каждый его приказ.
— Ваша ставка?
— Восемьсот Золотых,— военный протянул горсть толстых монет. Глаза Майлза загорелись.
Подозрительный?
Этот человек?
Этот милейший, наипрекраснейший, чудеснейший солдатик с кучей денег, которую он вот-вот потеряет?
Ну что вы! Не будьте параноиками!
Забрав деньги, Майлз положил шарик под один из стаканов и начал их усиленно перемешивать. В голове парня крутилась одна-единственная мысль: «Восемьсот монет!!! Настоящее состояние! Тейлор офигеет!»
— Думаю, левый,— выбрал Арлекин боковой стакан, когда Майлз закончил перестановку. В действительности шарик находился посередине. Зная об этом, Майлз, еле сдерживая торжествующую улыбку, со спокойной душой поднял стакан. Лишь на секунду сквозь непроницаемую алчность просочился тревожный звоночек о том, что, кажется здесь что-то не так, но жажда денег взяла свое. Расплата за это пришла, как только Майлз понял, что Арлекин выиграл!
«Но там же не должно было… Нет! Там НЕ было шарика! Я проверял! Тогда как же? Быть может, магия?» - до Майлза наконец-то начала доходить вся серьезность ситуации, в которой он оказался. Ведь парень сейчас не просто проиграл, он сделал это на глазах у десятков зевак. И теперь Арлекин имел полное право в качестве своего выигрыша забрать самого Майлза, так как расплатиться иным способом парень был не в состоянии. Даже злосчастного перстня при себе у него не оказалось - добыча давно покоилась под половицей в комнате Майлза на «черный день». Вот только этот самый «черный день» наступил куда раньше, чем ожидал юноша.
Самым страшным являлось то, что никто из проходящих не стал бы помогать несчастному должнику, потому что расплата телом за неимением денег считалась совершенно законной процедурой.
— Я не… — забормотал Майлз, пятясь.
— Насколько я понимаю, платить тебе нечем,— сухо осведомился Арлекин, приближаясь к парню.
— Сейчас нет, но если вы немного подождете и…
— Король не любит ждать,— и, прежде чем Майлз успел сказать еще хоть слово, незнакомец приложил к носу подростка влажную ткань с каким-то сильным снотворным зельем.
«Король? А он-то здесь причем?» — последнее, что промелькнуло у Майлза в голове, прежде чем он потерял сознание.
****
Старик разлепил полуслепые блеклые фиолетовые глаза и огляделся по сторонам. Все тот же корабль. Тот же подвал для людей, осужденных за долги и приговоренных к смерти. Та же гнетущая атмосфера скорой смерти. Он не знал, сколько уже длится это его путешествие: несколько дней или недель? Он потерял счет времени. Да и старость сказывалась не лучшим образом. Его жизнь подходила к концу. Причем подходила она независимо от того, казнят ли его в стенах королевской тюрьмы, или же он умрет сам. И именно поэтому фарс с расстрелом ему казался на редкость глупой затеей. Военным же взбрело в голову, что если они убьют парочку беспомощных стариков, то наведут очередной ужас на жителей королевства. Они не учли лишь одного: люди и так уже были перепуганы настолько, что ни смерть, ни что-либо другое еще сильнее напугать их просто не могло.
— Глупцы,— на лице старика появилась улыбка. Он не боялся смерти. Скорее он терпеливо ожидал ее. Вспоминая, сколько веков он прожил на этом свете, скольких людей узнал, и скольких из них возненавидел… Люди – гнилые существа. Они, все как один, стремились к силе. А получив ее, полностью теряли над собой контроль, но вместе с контролем они утрачивали и человеческий облик.
Кому как не старику лучше других знать об этом? Тому, кто видел все грехи человечества, отражающиеся на нем самом. Старик, в отличие от других «пассажиров» корабля смерти, человеком не являлся. Он был venenifer servitor, что в переводе с забытых языков означало «Ядовитый слуга». Люди называли таковых «Вененифами». Это имя подобные старику существа получили еще в далеком прошлом за то, что они, заключив контракт с человеком, становились его добровольными слугами. Но за это человек соглашался кормить слугу. А пищей для Вененифов была отнюдь не человеческая еда. Сами люди были их питанием. Причем каждому Вененифу нужно было что-то определенное. Были те, кто банально пил кровь своего хозяина или поедал его плоть, кому-то были необходимы воспоминания господина, иных же интересовали мечты или сны. Ядовитыми же слуги считались потому, что независимо от того, что они отнимали у хозяев, будь то мечты или плоть, так или иначе это приводило к скорой кончине господина. И тогда Вененифы искали новых хозяев, ибо люди продлевали их жизнь.
Но старик отличался от остальных Ядовитых слуг. Отличался и предпочтениями в пище, и отношением к бессмертию. После того, как старик разорвал связь с последним хозяином, он не стал искать нового господина, а просто прожил последние семнадцать лет в тишине и покое. И пусть он состарился в четыре раза быстрее, чем обычный человек. И пусть его мучила постоянная жажда. Несмотря на все это, последние годы оказались самыми лучшими в его долгой жизни.
— Тащи его сюда, да побыстрее! Пока не очнулся! – с этими словами в подвал ввалились два охранника. По полу они волочили молодого парня, который был без сознания. Подслеповатые глаза старика сами собой пронаблюдали, как охранники приковывают руки юноши к стене и затем уходят, что-то громко обсуждая. Но в их разговор Венениф не вслушивался. Он все вглядывался в мальчишку. Хотя старик и был уверен, что видит его впервые в жизни, и все же ему казалось, что они уже встречались. В душе затаились смутные догадки. Но, все еще не веря в подобную судьбоносную встречу, старик собрал остатки своих сил и перешел на второй план зрения.
Всего планов было девять, на каждом из которых можно было увидеть то, чего не было видно на предыдущих. Людям (и то только магам) было открыты от силы четыре плана. Вененифы же видели все девять, но сейчас старику сил еле хватило для перехода на второй. Впрочем, этого оказалось вполне достаточно. Все вокруг окрасилось в черно-белые тона и немного помутнело. Но то, что хотел увидеть старик, блестело ярко-золотистым цветом. Этим «что-то» были древние руны, которые обвивали шею рыжеволосого.
— Проклятое дитя! – выдохнул старик, не веря своим глазам. И словно услышав его, парень внезапно открыл глаза…
****
«Тысячи мохнатых гномов! Моя голова сейчас лопнет!» — мысленно взвыл Майлз, медленно открывая глаза и одновременно силясь вспомнить, что же произошло. Память не заставила себя ждать и через секунду в полной мере описала парню, какой же он лопух и идиот.
— Н-да… Ну я и попал, — пробормотал он, оглядываясь по сторонам и то и дело натыкаясь на несчастные лица других заключенных. Все они уже давно отчаялись и не верили в то, что могут спастись. Подобных людей Майлз презирал: за жизнь надо бороться до последнего вздоха! Поэтому смотреть на смирившихся со своей участью людей подростку было противно. Юноша поспешно отвел глаза, и его взгляд нечаянно остановился на бесформенном Нечто, что лежало всего в нескольких метрах напротив него. Сначала Майлз принял Это за кучу тряпья, но, приглядевшись, признал в ней старика. Юноша сразу подметил, что из-под длинных растрепанных седых волос на него смотрят два блеклых фиолетовых глаза.
Фиолетовых?
Майлз сглотнул.
«Только не говорите, что он…»
Подросток не успел прошептать заветное слово, когда дверь в корабельную темницу распахнулась, и в нее зашел высокий молодой мужчина. Он легкой походкой и с явной брезгливостью на лице обошел всех заключенных и встал прямо напротив рыжего.
— Ну, здравствуй, сладкий мой! – хитро улыбнулся он, наклоняясь к парню и проводя ладонью по его щеке. Голос этого мужчины показался Майлзу знакомым.
«Это же он! Точно он! Тогда в теплице! Только почему-то той силы я больше не ощущаю?»
— О-о-о! Ты узнал меня? – по выражению лица узника определил незнакомец, выпрямившись и теперь смотря на юношу сверху вниз.— Мое имя Филони.
- Соболезную, - на автомате буркнул Майлз, - это кличка или безумные родители?
- Я пришел сюда, дабы рассказать, как тебе повезло, дитя. Король выбрал тебя как кандидата в свой гарем.
- Ого… Да это покруче, чем выиграть миллион! Всю жизнь мечтал жить в комнатке два на два и каждую среду или четверг спать с вонючим старикашкой, у которого песок не сыпется разве что из жопы! - Майлз очень испугался, а когда он пугался, болтливость его повышалась.
Впрочем, Филони слова рыжего проигнорировал.
- Мы подготовим тебя к встрече с королем,— после этого мужчина кивнул охранникам, и те подошли с двух сторон от Майлза и крепко вцепились в его плечи и ноги, дабы юноша не дергался. Рыжий, запаниковав, попробовал использовать какое-нибудь заклинание, чтобы освободиться, но совсем не удивился тому, что ничего не произошло. Несомненно, похищение Майлза было спланировано заранее и конечно же этот Филони сообразил, что Майлз маг, поэтому и кандалы на парня надели железные с примесями меди - единственным металлом, который впитывал в себя всю магию.
— Магия тебе не поможет,— заметив панику в глазах парня, улыбнулся Филони. — А вот эта вещица тебе в прошлый раз по вкусу не пришлась, — с этими словами мужчина вытащил из кармана плаща маленькую коробочку и открыл ее. Голову Майлза тут же пронзила уже знакомая ужасающая боль. Парень дернулся, зажмурился и засопел, стараясь не дать себе потерять сознание. Как ни странно, но у него это получилось, а через пару минут парень заставил себя открыть глаза и, наконец, увидел источник магической силы, что причиняла ему такую боль.
— «Капля крови»? – пересохшими губами пробормотал Майлз, сразу признав в, на первый взгляд, безвкусной подвеске камень темного наследия. Подобные артефакты парень видел только в книгах на картинках и даже мечтать не мог когда-нибудь узреть один из них наяву. «Капля крови» — камень, который усиливал магические способности своего хозяина в десятки раз. Правда, вместе с тем он пожирал время жизни своего хозяина, но те, кто стремились к силе, о подобном свойстве артефакта предпочитали забывать.
— Ты знаешь, что это? – Филони не скрывал своего удивления. — Что ж… Вскоре все твои знания канут в лету, — с этими словами мужчина надел на шею цепочку с алым камнем. Его силы тут же возросли, и Майлз ощутил это всем своим телом. Думать с каждой секундой ему становилось все сложнее. Он понимал, что если прямо сейчас что-нибудь не предпримет, то ему придет конец! Финиш! Но, даже осознавая все это, что он мог?
— Эй… Старик… Или кто ты там… — прохрипел Майлз, собрав последние силы. — Я знаю, кто ты… - прошептал он, стараясь не обращать внимания на заклинание полного стирания памяти, которое в это время читал Филони. — Заключи… Со мной контракт! И тогда мы выживем оба! Ты слышишь меня?! Старик!!!
Несколько секунд венениф молчал, и эти мгновения казались парню вечностью. Майлз не понимал, что еще тут можно обдумывать?! Разве ты не хочешь жить, чертова развалина?!
— Я согласен,— старческий хрип был настолько тихим, что в любой другой ситуации Майлз бы его просто не услышал. Но в данном случае слишком много значили для рыжего слова этого старика.
Граф Филони и опомниться не успел, как отлетел в сторону от мальчишки и с силой ударился спиной о деревянную стену, а затем бухнулся на пол. То же самое произошло и с охранниками, которых разбросало по кораблю словно котят. Вот только кто же посмел сотворить такое?
Граф еле-еле поднялся на ноги и, стирая идущую со лба кровь, огляделся по сторонам. Все заключенные жались к стенам корабля, охранники в неестественных позах валялись неподалеку от них. В центре комнаты стоял лишь какой-то старик. Да как такое…?
Последние мысли графа были прерваны ударом под дых.
****
Зачем он это сделал? Зачем вновь заключил контракт с человеком, когда желаемая смерть была уже так близка? На этот вопрос не смог ответить даже сам венениф. Возможно, дело было в ответственности, которую он все еще чувствовал перед этим рыжеволосым мальчишкой. Да! Именно! Как тогда, семнадцать лет назад, когда он исполнил желание женщины в королевской тюрьме, что была готова отдать свою жизнь, только бы ее сын выжил. Помнится, вененифа это так поразило, что он просто не смог отказать… Или ему помог сам мальчик?
«Через семнадцать лет, когда я уже превратился в ходячий труп, он снова появляется в моей жизни. Не это ли называют судьбой?» — именно подумав об этом, венениф сказал в ответ на предложение мальчишки «Я согласен». Всего пара пустых слов для окружающих. Но для юноши и вененифа это было заключением пожизненного контракта.
Тогда как на первом плане ничего не происходило, на четвертом из груди подростка выскользнула бесплотная золотая цепь, в мгновение ока обвила шею старика и проникла под его кожу. По ней тут же заструилась жизненная энергия юноши, а с ней вернулась та часть силы, которая была утрачена стариком из-за отсутствия хозяина. Не медля ни секунды, он не преминул ею тут же воспользоваться. Одним лишь взмахом руки венениф отправил охранников и графа на свидание со стенами. Охранники вырубились сразу. Маг же, силы которого подпитывал прОклятый артефакт, умудрился встать на ноги, за что получил удар под дых, после которого наконец потерял сознание.
В комнате воцарилась тишина. Ни один из заключенных не пошевелился. Они были настолько напуганы, что не смели сделать и лишнего вздоха. Один лишь мальчишка, придя в себя от боли, причиняемой артефактом, тут же потребовал, чтобы новоявленный слуга освободил его.
— Кошмар! Я был уверен, что мне конец! – выдохнул он, потирая ссадины на руках, что остались от кандалов. Венениф в ответ молчал,— Как же ты умудрился довести себя до такого состояния? – тем временем продолжил разговор Майлз,— меня, кстати, зовут Майлз, а твое имя?
— Шики,— юноша не смог не заметить, что голос вененифа изменился и кардинально. Всего минуту назад это был старческий хрип, сейчас же он звучал совсем молодо, словно Майлз разговаривал со своим ровесником. Можно было не сомневаться, что его собеседник помолодел от энергии, что перетекла к нему при заключении контракта. Хотя внешне единственное, что в вененифе изменилось, это седые волосы, которые стали иссиня-черными. Все остальное скрывалось под слоем грязи и старой одежды.
— Ну что ж Шики… Теперь мы в одной лодке!
****
— Ты ведь шутишь? – сглотнул Майлз, нервно грызя ноготь. — Ты ведь сейчас пошутил, верно?
После того, как Майлз и Шики сбежали с корабля, украв одну из спасательных лодок, они часа два плыли незнамо куда, пока наконец не показался берег. Хотя берегом это было назвать трудно… От самого основания суши начинался густой и непролазный лес. Обстановка накалялась. Оба не знали, где они, и к тому же не знали друг друга. Смущение вперемешку с усталостью и раздражением не сулило ничего хорошего. Поэтому Майлз сдуру решил развеять обстановку, узнав побольше о Шики, а если быть точнее, парень поинтересовался, чем же тот будет питаться? Ответ оказался куда хуже, чем он мог себе представить.
— Я питаюсь удовольствием,— ухмыльнулся Шики, начиная стаскивать с себя одежду.
— Это вообще как? – сперва не понял Майлз.
— В смысле «как»? – удивился венениф, без стеснения раздевшись догола и теперь погружающийся в холодную воду - Шики решил, что раз уж он начинает новую жизнь, надо бы и помыться — к примеру, ты занимаешься со мной любовью, я доставляю тебе удовольствие и этим питаюсь. Чувством экстаза – так я яснее выражаюсь?
— Э-э-э-э-э-э… — Майлз побледнел.— Э-э-э-э-э-э? – позеленел. — Э-э-э-э-э-э-э! – покраснел. — И ты так спокойно говоришь мне об этом?! Даже притом, что я, между прочим, Парень?! – Майлза затрясло. И почему вокруг него постоянно случается что-нибудь подобное? Это что, проклятье?
— Хм… Моими хозяевами часто были мужчины, так что… — начал было оправдываться Шики, но Майлз жестом попросил его замолчать.
— Я не хочу слышать об этом, ясно? Заткнись и три свою грязную задницу, а мне надо подумать…
Шики оглядел своего юного хозяина с чувством умиления. Майлз был просто милашкой. Его характер, его повадки, манера говорить - все это было настолько милым и невинным, что Шики не удержался от смеха. Такого хозяина у него еще не было!
Услышав смех, Майлз, что успел отойти от берега, тут же прибежал обратно, восприняв его как издевку в свой адрес:
— И нечего ржать как конь! Я серьезно! Спать с тобой?! Да никогда! НИ-ЗА-ЧТО! – сходу выпалил он. — Я не такой, как твои предыдущие хозяева, ясно? И если не хочешь помереть с голодухи, тебе придется поменять рацион на что-нибудь другое!
— Но это невозможно! – давясь от смеха, возразил Шики.
— А мне плевать!
— Ох, ты просто прелесть!
— Чего?!
— Возможно, это и называют любовью с первого взгляда!
— А не пошел бы ты с этой любовью знаешь куда?!
— Куда же, мой господин?!
— И не называй меня господином! Просто по имени! Я же просил!
— О… Накажешь меня за неповиновение? – тут Шики, все это время стоящий к Майлзу спиной, повернулся к нему лицом. На его губах играла наглая ухмылка. Казалось, от того хмурого старика в нем не осталось и намека. Хотя Майлза сейчас куда больше интересовало само лицо Шики. Острые черты лица, бледная кожа и бесподобно-красивые большие фиолетовые глаза. На секунду Майлз аж остолбенел от увиденного. Нет. Он, конечно же, знал, что вененифы славятся своей красотой, но чтобы настолько.
— Что? Втюрился в меня? – хмыкнул Шики, заплетая длинные черные, блестящие на солнце волосы в толстую косу.
— Вот еще! Лучше я сразу сброшусь с обрыва!
— Ой ли…
— И… и хватит уже расхаживать тут голышом! Оденься!
— Если таково ваше желание, мой господин,— Шики наигранно поклонился. Майлз выдал что-то не совсем культурное, и, молча развернувшись, пошел вглубь леса подальше от этого извращенного ублюдка. Ну почему из всех ядовитых слуг этого мира - хотя этих существ было не так уж и много - Майлз наткнулся на Такого?
— От судьбы не уйдешь! – голос Шики прозвучал у самого уха парня, заставив его шарахнуться в противоположную от голоса сторону. На беду Майлза там, куда ступила его нога, оказалась большая канава, так что парень кубарем полетел вниз, раздирая кожу на руках и ударяясь пятой точкой о твердые камни.
«Сегодня явно не мой день…» — хмуро подумал Майлз, выплевывая попавшую в рот землю. А Шики уже был тут как тут.
— С тобой все в порядке? – осведомился он, параллельно ковыряясь в ногтях. Всем своим видом венениф ярко показывал, как он «беспокоится» о благополучии хозяина. Из всей кучи тряпья, что на нем было изначально, Шики оставил лишь свободные дырявые штаны, да рваную майку.
— Отстань,— буркнул Майлз, поднимаясь на ноги и отряхиваясь.
— Скоро стемнеет. Не лучше ли поискать укрытие на ночь? – не успокаивался Шики.
— Вот иди и найди! – Майлз уже был сыт этим днем по горло. Сначала чертовы близнецы испоганили настроение, потом Тейлор прочитал лекцию о паранойе, затем военный предоставил парню возможность надышаться какой-то дряни, после этого этот петух–Филони чуть не отправил воспоминания Майлза в небытие, и в довершение всего чертову вененифу, с которым Майлз умудрился заключить контракт, для того чтобы поесть, надо его отыметь! Хуже положения и быть не могло! Так Майлз думал ровно до того момента, пока не понял, что в темном лесу он сидит абсолютно один. Черные скелеты сухих деревьев начали раскачиваться под все усиливающимся холодным ветром. Где-то вдалеке послышался волчий вой. Майлз начал мерзнуть. К тому же парень был голоден. А ссадины и ушибы после падения в канаву все еще болели. И Шики, пойдя на поиски укрытия, куда-то запропастился. Майлз бы не удивился, если бы тот вообще не вернулся, хотя парень и понимал, что венениф не может просто так уйти от человека, с которым заключил контракт. И все же как одиноко. Невольно Майлз начал обдумывать, что бы было, если бы он умер. Кто бы по нему плакал? Разве что Тейлор. Если бы вообще узнал о его смерти, а не решил, что Майлз попросту от него сбежал.
— Я никому не нужен… — странные и в то же время страшные слова, которые Майлз не позволял себе произносить на протяжении многих лет, все-таки сорвались с его губ. И пустота, что все это время таилась в его душе, начала разрастаться. Страшно. Больно. Одиноко. И жизнь кажется до слез несправедливой.
— Хэй-хэй! Взбодрись! – веселый голос Шики заставил Майлза вздрогнуть. — Как это ты никому не нужен?! А как же я!
— Заткнись и забудь, — фыркнул юный колдун, обнимая свои колени, чтобы хоть как-то согреться.
— И почему ты тут же начинаешь грубить?! – возмутился брюнет, скрещивая руки на груди.
— А тебе самому не все ли равно, грублю я или нет! Я тебе никто!
— Как это никто… Ты мой хозяин!
— Но не думаю, что ты особо рад этой перспективе…
— Хм… Ты даже не представляешь, насколько ошибаешься,— хитро улыбнулся Шики, подходя к Майлзу ближе. — Я нашел тут неподалеку небольшую пещеру, можем переночевать там,— сказав это, венениф подхватил парня за талию и одним рывком поставил того на ноги,— так что хватит тут злиться на весь мир и плакать о себе любимом. Лучше пойдем туда, там злиться будет куда теплее.
Майлз вяло кивнул. Тело его было на пределе. Как, впрочем, и психологическая составляющая. Единственным спасением был отдых.







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 336. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!



Практические расчеты на срез и смятие При изучении темы обратите внимание на основные расчетные предпосылки и условности расчета...

Функция спроса населения на данный товар Функция спроса населения на данный товар: Qd=7-Р. Функция предложения: Qs= -5+2Р,где...

Аальтернативная стоимость. Кривая производственных возможностей В экономике Буридании есть 100 ед. труда с производительностью 4 м ткани или 2 кг мяса...

Вычисление основной дактилоскопической формулы Вычислением основной дактоформулы обычно занимается следователь. Для этого все десять пальцев разбиваются на пять пар...

Уравнение волны. Уравнение плоской гармонической волны. Волновое уравнение. Уравнение сферической волны Уравнением упругой волны называют функцию , которая определяет смещение любой частицы среды с координатами относительно своего положения равновесия в произвольный момент времени t...

Медицинская документация родильного дома Учетные формы родильного дома № 111/у Индивидуальная карта беременной и родильницы № 113/у Обменная карта родильного дома...

Основные разделы работы участкового врача-педиатра Ведущей фигурой в организации внебольничной помощи детям является участковый врач-педиатр детской городской поликлиники...

Признаки классификации безопасности Можно выделить следующие признаки классификации безопасности. 1. По признаку масштабности принято различать следующие относительно самостоятельные геополитические уровни и виды безопасности. 1.1. Международная безопасность (глобальная и...

Прием и регистрация больных Пути госпитализации больных в стационар могут быть различны. В цен­тральное приемное отделение больные могут быть доставлены: 1) машиной скорой медицинской помощи в случае возникновения остро­го или обострения хронического заболевания...

ПУНКЦИЯ И КАТЕТЕРИЗАЦИЯ ПОДКЛЮЧИЧНОЙ ВЕНЫ   Пункцию и катетеризацию подключичной вены обычно производит хирург или анестезиолог, иногда — специально обученный терапевт...

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.019 сек.) русская версия | украинская версия