Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Давший имя





Тейлор отчаянно пытался заснуть всю ночь, но так и не смог. Ближе к полуночи, когда измотанный насыщенным днем парень, укутался в мягкое одеяло в надежде окунуться в мир грез, в комнату, выделенную ему повстанцами, постучали. За дверью оказались близняшки. Они скромно ютились у порога, потупив взгляды и что-то скромно бормоча про мучающие их кошмары.
- Кошмары у обоих? – удивился наивный Тейлор. Парни в ответ активно закивали, смотря на управляющего честными-честными глазами. – Что ж… заходите, - сдался он, решив, что близнецы не слишком ему помешают. Зря. Не успел он улечься в кровать, как парни облепили его с обеих сторон в прямом смысле этого слова. Смайл настойчиво тянул Тейлора поближе к себе, обнимая его правую руку, как дети обнимают мягкую игрушку. Риччи же, будучи понаглее младшего, задрал футболку мужчины и обнял его за торс, положив голову ему на здоровое плечо. Со стороны это наверняка выглядело мило и романтично, но реальность оказалась куда суровее. Простреленное плечо неприятно ныло каждый раз, когда Смайл жался к руке парня, утыкаясь в нее носом. Левое плечо Тейлор и вовсе перестал чувствовать уже через полчаса после того, как на нем разместился Риччи.
— Ве…ли…ко…леп…но, – процедил сквозь зубы парень, не шевелясь. Все же близняшки так мирно спали, что будить их казалось свинством. Так Тейлор и пролежал всю ночь: то проваливаясь в полудрему, то вновь возвращаясь в реальность по причине острой боли в правом плече, либо тупой – в левом. Зато у него в распоряжении оказалась тьма времени для переваривания того, что с ним произошло за последние сутки. А произошло многое и привело это к неутешительным последствиям: жизнь Тейлора уже не смогла бы стать прежней. А из-за кого? Из-за двух мальчишек, которые оказались известными преступниками. Вот пойди после этого и докажи, что они всего лишь глупые, невинные подростки, которые все еще нуждаются в родительской заботе и воспитании. Хотя не «всего лишь». Они повидали на своем недолгом жизненном пути все, от грязного секса до жестоких убийств, поэтому самым глупым и невинным, скорее всего, был именно Тейлор.
— Тогда, получается, меня совратили? – пробормотал управляющий с нервным смешком. Звучало данное предположение действительно комично и, самую чуточку, унизительно, но даже после всего этого злиться на близняшек Тейлор все равно не мог, как бы ни хотел этого.
Поток мыслей управляющего прервало сонное бормотание Смайла. Мальчишка что-то шептал на счет шоколада и пирожных. Тейлор невольно улыбнулся, одновременно с тем попробовав высвободить правую руку из цепких объятий близнеца. Не удалось. Смайл лишь сильнее сдавил конечность, лишив управляющего последней надежды освободиться.
— Ну, все… КОРОЛЕВСКАЯ ГВАРДИЯ! – внезапно проревел парень на всю комнату. Близнецы среагировали моментально, подскочив на ноги и тут же приняв боевые позы, готовые защищать Тейлора ценой собственной жизни. Мальчишки очень удивились, окончательно проснувшись и поняв, что их обдурили.
— Э-э-э… А где же… — пробормотал ничего не понимающий Смайл.
— Что за шутки?! – возмутился тут же все понявший Риччи.
— Уф, мои плечи, - простонал тем временем Тейлор, разминая руки и морщась от боли.
— Грязный трюк! – воскликнули близнецы в унисон, обиженно надув губы.
— А с вами по-другому нельзя, - заметил управляющий.
— Но ведь солнце только встало! Зачем поднимать нас в такую рань?
— Эта плата за то, что вы снова спали не в своей комнате.
— Это не пансион! Здесь нет наших и не наших комнат!
— Ну-ну…
- Мы тебе помешали? – заметив, что повязка Тейлора промокла от крови, уже менее вызывающе спросил Риччи, усаживаясь рядом с управляющим и слегка касаясь плеча парня.
- Не то чтобы… скорее мне помешало мое плечо, - отшутился Тейлор, не в силах сообщить мальчишке с щенячьим взглядом о том, что они с братцем лишили его возможности поспать.
— Хорошо,— кивнули братья, возвращаясь в постель к Тейлору. Близнецы не оставляли управляющего ни на минуту, не следуя за ним разве что в туалет. Поначалу, еще в пансионе, парня это смущало, затем раздражало, теперь же стало само собой разумеющимся. К тому же, впервые в жизни в Тейлоре действительно нуждались, и это не могло его не радовать.
— Ну что? Покажете мне этот ваш штаб? – как можно добродушнее предложил Тейлор.
— Ага! – тут же взбодрились близнецы.
*****
— Ты снова здесь? — узник поднялся с кровати, сладко зевнул и потянулся. Слова его были обращены к синеволосому демону, который сидел на подоконнике окна его комнаты.
— Да, снова,— после недолгого молчания ответил Аристин.
— Тебе здесь, что, медом намазано? – нахмурился парень.
— Да нет. Я вообще сладкое-то не очень…
— Я не это имел в виду, - нахмурился блондин.
— А что ты хочешь от меня услышать? Ты здесь единственный, с кем я могу поговорить. Единственный, кто может развеять мою скуку.
— Я, что, похож на цирковую обезьяну? Ничью скуку я развеивать не собираюсь! — с достоинством ответил парень уже из ванной. Но Аристин проигнорировал последние слова узника:
- Я тут подумал, - прошептал он ему на самое ухо, за секунду материализовавшись за спиной парня и застав врасплох.
- Сду…рел?! – вскрикнул узник, подавившись засунутой в рот зубной щеткой и теперь отплевываясь и недовольно фыркая.
— Тебе бы имя,— продолжая игнорировать вопли несносного юноши, улыбнулся Аристин, проведя пальцами по мягким золотисто-русым волосам узника.
— Я не помню своего имени! И прошу ко мне не прикасаться!— парень отреагировал крайне резко, развернувшись к демону и одним хлестким ударом смахнув его руку со своих волос.
— Как на счет Натаниэля? – Аристин будто бы вел беседу с кем-то другим.
— Ты что, оглох?!
— Теперь буду называть тебя только так.
— Я не твое домашнее животное! У тебя нет права давать мне имя!
— Право? – демон внезапно подошел к узнику настолько близко, что тот почувствовал его дыхание на своих губах. — Ты, верно, шутишь, мальчик. Ты всего лишь игрушка для короля. Одна из тысячи. Без прошлого. Без будущего. Сломаешься, и тебе тут же подыщут замену. И никто не вспомнит безымянного мальчишку. Неужели тебя это устраивает?
— Конечно же, нет! – помрачнел узник.
— Вот и отлично! Тогда теперь ты Натаниэль! – фраза прозвучала уже из комнаты. Аристин разместился на подоконнике с таким видом, будто и вовсе с него не слезал.
«Значит, Натаниэль…»
— Имя какое-то странное,— недовольно пробормотал парень, снимая пижаму и надевая чистую белую рубашку и черные узкие брюки.
— Чем же оно странное? Так звали моего лучшего друга.
— Лучшего друга? Вы, демоны, тоже способны на дружбу? – искренне удивился парень.
— Демоны – не уверен, но я же не всегда им был,— с неохотой ответил Аристин.
— Как это? Кем же тогда ты был раньше?
- Человеком, быть может? – фыркнул синеволосый. - Ты вообще имеешь представление о том, кто такие демоны?
- Слуги дьявола, - без раздумий выпалил Натаниэль. Демон в ответ на предположение сначала удивленно заморгал, а затем разразился диким хохотом. Он смеялся так сильно, что чуть не упал с подоконника.
- Аха-ха-ха-ха! Слуги дьявола! Аха-ха-ха-ха! Дьявола! Ох, не могу! Аха-ха-ха-ха! Вот умора!
- Ну, хватит уже, надоел, - буркнул в ответ Натаниэль, заливаясь краской. Но Аристин не успокаивался:
— Неужели ты, правда, считаешь, что люди смогли бы управлять настоящими демонами? Бесами из преисподней? Вот уж пошутил, так пошутил! Давно я так не смеялся!
- Не сомневаюсь, - раздраженно ответил узник. – Тогда кем же являешься ты?
— Это очень долгая история,— наконец отсмеявшись, ушел от ответа Аристин.
- А, ну да, я ведь так спешу… - саркастически заметил Натаниэль
— Хм… действительно,— неохотно согласился демон.
— Но может, у тебя все же получится вписать повествование о своей истории в мой плотный график? – Натаниэль с ногами забрался на кровать и сел по-турецки в ожидании интересной истории.
— Так и быть,— демон вальяжно поднялся с подоконника и подошел к чистой стене.
- Есть чем писать? – поинтересовался он и, получив отрицательный ответ, надкусил палец и выступившей кровью нарисовал на чистой бежевой стене три пиктограммы.
— Знаешь, что это? – обратился Аристин к парню, тыкая в кровавые знаки.
— Эм-м… Абстрактные картинки? – предположил Натаниэль.
— Нет! Что за чушь! И чему вас только в школе учили?! Какие еще картинки… Это руны!
— А что такое «руны»?
— Ты и этого не знаешь? С какой луны ты свалился!?
— А что такое «луна»?
— Об этом я расскажу тебе как-нибудь в другой раз, - сдался демон. – Сейчас же остановимся на рунах. Это магические формулы, знаки. Они появляются на теле того или иного человека и тем самым кардинально влияют на его судьбу. Никто не знает, как и когда они появляются и по какой причине. Более того, большинство рун до сих пор не расшифрованы и их значение неизвестно, ибо рун тысячи и миллионы. Но есть несколько самых известных.
- Они чаще всего встречаются? – предположил узник.
- Нет, скорее они самые… сильные. Я изобразил три руны такого сорта, - кивнул демон на стену. – Первая, – демон указал на пиктограмму, состоящую из двойного круга, в который вписали пятиконечную звезду. В центре звезды был изображен квадрат, внутри которого таился еще один магический знак. По внешним сторонам двойного круга вились различно витиеватые иероглифы и символы, - это руна Жизни. Люди, рождённые с этим знаком, получают нечто вроде бессмертия.
- Ого! Везунчики! – заерзал на кровати Натаниэль.
- Так уж и везунчики, - невесело усмехнулся Аристин. – Ты слышал о вененифах? Ядовитых слугах? – Натаниэль отрицательно покачал головой. – Вененифы - те самые бессмертные. Рождаются они обыкновенными людьми и могут промотать всю жизнь и умереть, так и не узнав о том, кем являлись. Но таких единицы. Обычно судьба подводит их к моменту, когда их способности раскрываются. Заключив же контракт с одним человеком, и вкусив время его жизни, у вененифа нет дороги назад.
— Но что произойдет с вененифом, когда хозяин его умрет?
- Да ничего. Он просто отправится на поиски другого хозяина.
— А если не найдет?
— Он состарится в четыре раза быстрее обычного человека и умрет в муках от «жажды».
— И он не может «поесть», не заключая контракта?
— Нет, не может. Таковы нерушимые правила.
— А кто эти правила устанавливает?
— Руны, конечно же!
— Так ты венениф? – чуть подумав, предположил мальчик.
— Нет… Видишь эту руну? – демон указал на вторую пиктограмму. Она, так же как и первая, состояла из двойного круга с вписанной звездой, с той лишь разницей, что вершина звезды смотрела не вверх, а вниз. В ее середине значился ромб. Все иероглифы и магические знаки казались отзеркаленным отображением знаков и иероглифов руны Жизни.
- Это руна Смерти. При жизни человека она не дает ему ровным счетом ничего. Но вот после смерти, тогда как обычные люди попадают в рай, ад или чистилище, в зависимости от «подвигов», которые человек совершил при жизни, эти люди обречены становиться такими, как я: так называемыми демонами. Правда, конечно же, в отличие от настоящих слуг дьявола мы отличаемся человечностью и тем, что помним свою прошлую жизнь. Таким образом, мы связаны с миром живых, и именно поэтому нас можно вызывать. Вот только здесь нас раздирают противоречивые чувства. Будучи по ту сторону загробного мира, любой из «демонов» тоскует по своей прошлой человеческой жизни и хочет вернуться в этот мир, поэтому мы с охотой откликаемся на заклинания призыва. Но только мы оказываемся здесь, как в нас просыпается бес, и мы всеми силами хотим вернуться обратно, ненавидя хозяина, ненавидя друг друга, ненавидя этот мир.
— Это грустно,— пробормотал Натаниэль.
— Еще как,— вздохнул Аристин, облокачиваясь к стене.
— Твой хозяин Король?
— Да.
— И ты не можешь просто убежать от него?
— Нет, конечно! Нас связывает контракт.
— О-о-о. Так вы тут еще и бумажки подписываете!
— Не совсем, – демон снова начал смеяться.— Контракт – это не обязательно свиток с десятками печатей и подписей. У вененифов, к примеру, он вообще виден только на четвертом плане и выглядит, как золотистая нить, связывающая хозяина и слугу.
— Четвертый план? Что это? – хотел было перебить Натаниэль, но Аристин, не услышав, продолжил:
— У демонов же все по-другому. Меня и моего хозяина связывает предмет. Причем он должен отражать какую-то мою отличительную черту.
— Ух ты, и что же это за предмет?
— Кольцо с сапфиром – этот камень такого же цвета, что и мои волосы,– улыбнулся демон, накручивая на палец длинную прядь волос.
— Что будет, если это кольцо вдруг попадет в другие руки? – осторожно осведомился парень.
— Что-что… Мне ничего не останется, кроме как служить новому хозяину,— вздохнул демон.
— А что означает третья руна? – чтобы отвлечь Аристина от не слишком веселых мыслей, поспешно поинтересовался Натаниэль.
— Ах, да! Я же говорил, что обычным людям настоящих бесов не призвать. Но это не совсем так. Перед тобой руна Неприятия,— третья пиктограмма кардинально отличалась от первых двух. В тройном круге красовалась десятиконечная звезда. Внутри нее был вписан круг, разделенный на две ровные части, в каждой из которых значилось по иероглифу. Каждая вершина звезды заканчивалась символами, состоящими из волн и точек. По границам же трех кругов вились десятки магических знаков. — Люди, которые родились с такими рунами, способны связать свое тело с настоящим бесом. И поверь мне – такого человека не одолеть ни вененифу, ни «демону». К тому же, эти люди обладают свойством создавать и разрушать контракты, поэтому их еще прозвали Связующими.
— Здорово! Я бы тоже хотел какую-нибудь руну,— тоскливо пробормотал парень, ложась на кровать и смотря в потолок.
— Она у тебя уже есть,— улыбнулся Аристин. Демон снова надкусил палец, так как прошлая ранка уже зажила, и нарисовал на стене вертикальную волну, по обе стороны от которой поставил по точке.
— И что это за хреновина? – без особого энтузиазма спросил Натаниэль.
— Руна двух дорог. Тот, на ком появляется такой символ, обречен потерять одну дорогу и ступить на другую,— объяснил Аристин.
— Хм… И когда это произойдет?
— Уже произошло, разве ты не понял? – демон легкой походкой подошел к кровати и с интересом начал разглядывать лежащего на ней соблазнительного вида парня. Тот закрыл глаза и сейчас, видимо, что-то усиленно обдумывал.
— То есть, потеряв одну жизнь, сейчас я обретаю другую? Это имеется в виду? – наконец догадался Натаниэль.
— Что-то вроде того, — кивнул Аристин, нагло разваливаясь на кровати рядом с узником.
— Удобно? – с явным раздражением поинтересовался парень.
— Очень,— кивнул Аристин, поворачиваясь к Натаниэлю. — А тебе совсем не интересно, где же расположена твоя руна? – сейчас демон почему-то напомнил парню змея.
— Где же? – он чувствовал подвох, но любопытство победило.
— На правой ягодице твоей сладкой…— явно издеваясь, томно прошептал Аристин.
- Убирайся!!! – воскликнул Натаниэль.
- Кто бы мог подумать, что столь красивое лицо может так перекосить! – рассмеялся в ответ демон.
- Я сказал ВОН! И чтобы больше духу твоего здесь не было!!! Никогда!!! – взбешенно прорычал узник, схватил с кровати подушку и кинул ее в Аристина, а затем еще одну, а после в демона полетели и более тяжелые предметы. Впрочем, синеволосый без труда избежав все снаряды, пулей вылетел из комнаты парнишки, исполнив первую часть пожелания Натаниэля, но планируя не более чем через час снова водрузиться на столь полюбившийся демону подоконник…
*****
— Каждый день, каждый час, каждую минуту миллионы слабых людишек ходят по нашей земле! Дышат нашим воздухом! Живут в нашем мире! Слабые, тщедушные ничтожества, которым сродни разве что тараканы! Такие же живучие и бесполезные! – вещал холодный голос. Казалось, он звучал тихо, но каждое слово отражалось от неровных стен пещеры, создавая эхо и тем самым предоставляя возможность каждому присутствующему на этом тайном собрании услышать абсолютно все.
— Мы высшая раса! Эльфы! Те, в ком течет кровь избранных богами! Нам было уготовано защищать баланс нашего мира! А люди - те, кто этот баланс разрушает! Мы как верные слуги богов нашего мира должны уничтожить эту заразу! Скосить под корень! Сжечь и развеять над кратером вулкана! – голос принадлежал высокому эльфу с длинными темно-синими волосами. В каждое слово, которое он кидал в толпу, окружающую его со всех сторон, он вкладывал всю ярость, что накопилась в нем за многие годы. Каждое новое обвинение человечества во всех грехах поддерживалось резкими замысловатыми жестами. И ни единая душа из тех тысяч, что сейчас стояли в этой огромной пещере и слушали оратора, ни на секунду не могла усомниться в правоте его слов,— …так настигнет же их гнев «Темного Ориона»! – с этими словами эльф вознес руки к каменному потолку и закрыл глаза. Воцарилась мертвая тишина. Ни один из присутствующих эльфов не осмелился обронить и слова. Все ждали, когда оратор продолжит свою речь. И он продолжил. Опустив руки и снова распахнув большие багровые глаза, он прошептал:
— Во имя братства «Темного Ориона» да будет убит тот, кто смеет защищать глупых людишек! Да будет убит король эльфов, имя которому Ателирс!







Дата добавления: 2015-10-02; просмотров: 311. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия