Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Клинические и другие данные




Весьма распространенное двигательное расстройство, известное как раскачивание у младенцев, особенно часто отме­чается в воспитательных заведениях. Само по себе такое пове­дение едва ли можно назвать патологией, поскольку почти каж­дый ребенок прибегает к нему в том или ином возрасте. Одна­ко до шести месяцев оно встречается редко и совершается лежа на спине; чаще же дети начинают раскачиваться после шестого месяца жизни на четвереньках, а начиная с десятого месяца раскачивание или другие подобные движения могут производить­ся стоя.

Если раскачивание в младенчестве превращается в патоло­гию, оно становится главным занятием ребенка, заменяя ему практически все обычные виды деятельности, характерные для этого возрастного уровня. Это было отмечено у детей, за кото­рыми мы наблюдали систематически. Более того, нас поразило, с каким неистовством исполнялось это движение, которое тре­бовало гораздо больше моторики и энергии, чем обычно отме­чается у детей данного возраста.

Этот синдром изучался нами в сотрудничестве с Кэтрин М. Вульф в группе из 170 детей в заведении, которое я назвал яслями. Мы хотели установить причины появления и значение трех видов аутоэротической деятельности на первом году жиз­ни, а именно раскачивания, игры с фекалиями и игры с гени­талиями4. В ходе этого исследования мы обнаружили, что из 170 наблюдавшихся детей 87 в тот или иной период первого года жизни начинали раскачиваться, а остальные подобной наклон­ности не проявляли.

Затем мы попытались установить, что побуждает одних де­тей прибегать к раскачиванию, а других нет. Мы искали воз­можные этиологические факторы и разделили их на врожден­ные, наследственные и факторы окружающей среды.

4 Наши данные и выводы были представлены в статье «Аутоэротизм» (Spitz and Wolf, 1948).

Мы исследовали популяцию с точки зрения врожденных различий. Результаты убедили нас в отсутствии серьезных врож­денных расстройств. Что касается наследственности, мы не рас­полагали достаточной информацией по нашей популяции, одна­ко нам казалось, что при примерно равном соотношении на­следственные факторы не могут быть особо существенными, тем более что различия в средних показателях развития у тех и у других детей оказались минимальными.

Таким образом, решающим, по-видимому, является фактор окружения. В яслях определенные составляющие внешнего окружения находились под контролем самого заведения и явля­лись одинаковыми у всех воспитанников: пища, кров, одежда, гигиенические процедуры, кровать, игрушки, распорядок дня.

Тем самым в заведении оставался лишь один переменный фактор окружающей среды — человеческий, который для детей этого возраста обладает величайшей эмоциональной ценностью. Мы не устаем повторять, что в первый год жизни все элементы человеческой жизни опосредствуются через мать, через объект­ные отношения. Поэтому мы уделили особое внимание различи­ям в установках и поведении матерей у раскачивающихся и не раскачивающихся детей.

Отношения между раскачивающимися детьми и их матеря­ми были весьма своеобразны. Нельзя говорить об их отсутствии, но нельзя также назвать их уравновешенными и тесными. В це­лом матери этих детей являлись экстравертированными и гото­выми к интенсивным позитивным контактам с выраженными ал-лопластическими тенденциями. В большинстве это инфантиль­ные личности, не способные контролировать свою агрессию, находящую выход в частых взрывах негативных эмоций и ярост­ной, нескрываемой враждебности.

Эти матери стали жертвами собственных эмоций и в силу своей инфантильности не умели осознавать последствия своего поведения, оставаясь крайне непостоянными в своих отношени­ях с окружением. В стенах исправительного заведения дети, ес­тественно, оказались единственной отдушиной для лабильных эмоций своих матерей, и поэтому они подвергались то интен­сивному натиску нежности и «любви», то столь же мощным вспышкам ненависти и гнева. Одним словом, происходили стре­мительные переходы от баловства к враждебности.

Мы обнаружили также определенную закономерность в профиле развития раскачивающихся детей. Как указывалось ра-Нее, каждый ребенок регулярно подвергался тестированию, и мы выяснили, что раскачивающиеся дети обладают особым

характерным профилем развития, в то время как профили раз­вития других детей не обнаружили подобного единства и зна­чительно различались.

Независимо от общего уровня развития две трети раска­чивающихся детей обнаружили характерные низкие показатели в профиле развития. Эти показатели могут отражать полную за­держку в данной сфере по отношению к хронологической нор­ме или относительную задержку, но в сравнении с остальными сферами личности.

Раскачивающиеся дети отстают в двух сферах развития, а именно: в социальной адаптации и в способности манипулиро­вать. Манипулирование отражает способность ребенка брать иг­рушки, вещи, вообще обращаться с неживыми предметами, т. е. данный показатель оценивает отношение ребенка к «предметам». Социальная адаптация отражает развитие ребенка в сфере че­ловеческого общения. В совокупности задержка в обеих сферах означает неспособность раскачивающихся детей общаться как с живым, так и с неживым окружением, недостаток инициати­вы в отношениях с внешним миром.

Каков вклад матери в этот дефект развития? Покойная Кате­рина Вульф высказала предположение, что только после того, как установятся отношения с либидинозным объектом и будет достигнуто его постоянство, ребенок сможет вступать в отноше­ния с неодушевленными предметами.

В таком случае мы можем предположить, что мать раска­чивающегося ребенка помешала установлению у него первич­ного либидинозного объекта и тем самым сделала затруднитель­ными, если не невозможными, все дальнейшие объектные от­ношения. Другими словами, противоречивое и непостоянное поведение матери приводит к тому, что в памяти ребенка от­кладываются конфликтные репрезентанты объекта. Этот резерв следов памяти не допускает слияния направленных на мать вле­чений в единый либидинозный объект. Подобный опыт не до­пускает создания объекта, сохраняющего свою идентичность в пространстве и времени. С точки зрения развития репрезента­ция объекта не тождественна самой себе из-за постоянных от­клонений и перепадов в «температурном режиме» эмоций ма­тери. Первоначальный опыт отношений с будущим либидинозным объектом, помимо прочего,1 задает паттерн ожидания. Если же последний отсутствует, к каждому отдельному репрезентанту объекта приходится подходить методом проб и ошибок, как к эксперименту, приключению и опасности.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 218. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7