Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ВОЗРАСТНЫЕ И ПОЛОВЫЕ ВАРИАЦИИ ДВИГАТЕЛЬНЫХ ФУНКЦИЙ





Если исключить разного рода болезненные расстрой­ства, то и в пределах, близких к норме, вариации двигательных свойств представляют большое разнообразие в зависимости от врожденных качеств и от приобретенных навыков, обусловли­ваемых профессией, упражнениями и пр. При этом уже из по­вседневного опыта известно, что двигательная продуктивность бывает частичной, причем данному субъекту бывает трудно на­учиться одним движениям и сравнительно легко — другим. В от­ношении двигательных, как и всех остальных, свойств челове­ческого организма следует считаться с врожденной одареннос­тью и с приобретенными качествами; результатом того и другого является наблюдаемая нами способность к достижениям — дви­гательная продуктивность, которая в сущности только и может быть учтена как нечто, подлежащее непосредственному наблю­дению. Что касается одаренности, то ее степень может быть оп­ределена лишь косвенным путем — сравнением влияний упраж­нений на различных индивидуумов, сравнением достижений при приблизительно одинаковых внешних условиях и т. п. Таким "об­разом, достижения лишь с некоторой оговоркой могут служить мерилом одаренности.

При изучении двигательных вариаций прежде всего следу­ет иметь в виду порядок развития двигательных функций (воз­растные вариации). В этом смысле имеют значение:

1) последовательный рост и развитие внешних двигатель­ных аппаратов, т. е. скелета, суставов, мускулов, а также их из­нашиваемость, 2) постепенное развитие (и изнашиваемость) не­рвных двигательных механизмов. Последние наиболее сложны и имеют особенно важное значение, так как ими главным обра­зом определяются особенности и свойства движений.

В младенческом возрасте имеются лишь массовые недиф­ференцированные движения автоматического и защитного ха­рактера, причем в первые месяцы жизни преобладают палидар-

ные функции, в дальнейшем — стриальные. Сообразно с этим мы видим массовые двигательные реакции, иногда с характе­ром, напоминающим элементы лазания и обхватывания, элемен­тарные выразительные движения (недифференцированные ре­акции страха — Peiper), симптомы Бабинского и Моро, супина-ционное положение ног, которое лишь постепенно превращается в дорсальную и плантарную флексию, атетоидные движения и т. п. В первые месяцы жизни у ребенка преобладают обхва­тывающие и хватательные рефлексы, как у обезьян. По Моро, эти рефлексы имеют значение для маленьких обезьян, позволяя им автоматически держаться за прыгающую и лазающую по вет­вям мать. Вообще в первые месяцы жизни у ребенка преобла­дают примитивные двигательные реакции, которые у взрослых затормаживаются и выявляются 'лишь при патологических ус­ловиях; сюда относятся мезенцефалические рефлексы Магнуса (Lage und Bewegungsreflexe). К концу первого года имеют еще значение механизмы, свойственные четвероногим: Hockerstellung Ферстера, лазание и торзионное движение туловищем при вста­вании (Шальтенбранд). В дальнейшем эти атавистические дви­жения тормозятся развивающимися высшими центрами, но при болезненных условиях они могут растормаживаться и выявляться даже в более позднем возрасте.

Локомоторные функции развиваются лишь к началу второго года; до этого времени, помимо недоразвития нервных аппара­тов, мускульная система нижних конечностей и даже их вес срав­нительно с весом всего тела слишком недостаточны для под­держания статики, поэтому ползание (прелокомоторные функ­ции) предшествует хождению. В возрасте 1—2 лет отмечаются неуклюжесть и неустойчивость движений, зависящие от недо­статочной дифференцировки и отсутствия необходимой регуля­ции тонуса. У детей этого возраста налаживаются выразитель­ные и защитные движения и начинают появляться обиходные движения. Таким образом, стриальные функции в их статичес­ких и кинетических проявлениях достигают значительного раз­вития, пирамидные же функции развиты еще очень слабо, дви­жения крайне неточны, наблюдается масса синкинезий. Поло­жение тела характеризуется наличием некоторого лордоза. Дети 3—7 лет, напротив, отличаются подвижностью и грациозностью, у них хорошо развита способность к передвижениям и вырази­тельным движениям; однако двигательное богатство детей этого возраста бывает лишь при свободных движениях и совершает­ся за счет точности. Стоит заставить ребенка производить точ­ные движения, как он сразу начинает утомляться и стремится бежать к играм, где движения свободны. Неспособность к точ-ости зависит от недоразвития корковых механизмов и от недо-татка выработки формул движения. Таким образом, в этом воз-1асте преобладает выразительная, изобразительная и обиходная Еоторика. Кажущаяся двигательная неутомимость ребенка свя-ана с тем обстоятельством, что он не производит продуктив-:ых рабочих движений, требующих преодоления сопротивления : точности, а следовательно, и большой затраты энергии. Как же упоминалось, при обиходных, а тем более выразительных и зобразителъных движениях, почти не связанных с сопротивле-:ием, движения совершаются естественно, т. е. начинаются, про-одят и заканчиваются соответственно физиологическим и меха-ическим свойствам двигательного аппарата в соответствующем емпе и ритме с плавными, мягкими и нерезкими переходами т сокращения отдельных мускульных групп к расслаблениям и братно. Отсюда грациозность детских движений. В частности, емп, ритм, иннервация и денервация движений и другие стри-льные функции уже хорошо развиты- в этом возрасте; начина-эт развиваться и корковые механизмы, уменьшается количество инкинезий, но сила движений довольно слаба; фронтальные и ортико-церебелярные механизмы еще не обеспечивают ни пос-едовательности и непрерывности движений, ни их точности; [меется также преобладание более примитивных абдукционных инергий над аддукционными.

От первого до второго (7—10 лет) детства ребенок научает-я пользоваться своим двигательным аппаратом и вырабатыва-т в то же время личные особенности мимики и жестов; движе-еия становятся экспрессивными, и только при аффекте высту-иют старые массовые движения (стриопалйдарные). Вместе с "совершенствованием двигательного аппарата ко времени вто-юго детства (10—13 лет) несколько уменьшается богатство дви-кений, но налаживаются мелкие точные движения7 вследствие юстепенного развития корковых компонентов, причем, однако, ютается неспособность к длительной установке на продуктив-[ую работу вследствие все еще «недостаточного развития фрон-

В этом возрасте аддукционные синергии выравниваются с абдукцион-ными. Преобладание правых конечностей (у правшей) наступает, по-видимому, в разное время. Балдвин, Дике, Штир (Baldwin, Dix, Sticr) счи­тают, что это выявляется уже на 2-м году. Бранн (Втапп) доказывает, что до 14 лет отмечается функциональная равноценность обеих рук, это можно констатировать при таких опытах, когда испытуемому предлага­ют выполнять новые для него необычные движения.

тальных механизмов. Известная гармония, достигнутая во вре­мя второго детства, снова нарушается в большей или меньшей степени в пубертатном возрасте, когда происходит перестройка моторного аппарата. В это время замечается снова богатство движений, но без детской грации, нарушается умение владеть движениями и соразмерять их; получается неловкость, углова­тость, избыточные гримасы, недостаток координации движений, нарушение торможения. По мнению Гомбургера, это происходит потому, что в этом возрасте центральные органы отстают от ро­ста периферического двигательного аппарата, вследствие чего происходит освобождение примитивных механизмов, которые пе­ред этим уже подверглись регулировке со стороны высших цен­тров. В связи с этим двигательный облик у подростков является нередко отличающимся неуклюжестью движений. Подросток пло­хо соизмеряется с препятствиями, у него нет экономии движе­ний, он спотыкается о собственные ноги, нелепо размахивает руками и пр. Такой моторный кризис соответствует кризису в телосложении и психике, свойственному подростку. Пертурба­ции, связанные с временной дисгармонией отдельных компо­нентов вследствие быстрого и неравномерного развития соот­ветствующих систем, усложняются заострением моторных про­порций, отчасти в связи с глубокими изменениями эндокринного аппарата, влияющими на биотонус и на вазомоториум. Контрас­ты, связанные с полярными колебаниями в эту пору, характе­ризуют в одинаковой мере как моторный, так и психический облик подростка. При этом подчеркиваются свойственные дан­ному индивидууму конституциональные особенности, заостряются полюсы различных пропорций, проявляемые у разных подрост­ков в разной мере и в разных комбинациях в зависимости от их конституциональных свойств. Замедление и эксплозивность моторных функций, возбуждение и угнетение, стремление к де­ятельности и торможение, инфантильная подвижность и паре-тическая слабость — все эти полюсы описанных нами моторных пропорций находятся у подростка в состоянии особенно выра­женного заострения. Таким образом, несмотря на фактический рост и развитие моторного аппарата, вследствие неравномерности этого роста, расстройства соотношения отдельных двигательных механизмов и нарушения пропорций и вследствие резких коле­баний между полюсами соответствующих пропорций, получаются явления функциональной недостаточности, объективно снижаю­щие на некоторое время двигательные способности субъекта.

Лишь у взрослого налаживается окончательно моторный об­лик, достигаются экономия движений, установка продуктивности

на принципе максимума результатов при минимуме затраты сил, вместе с чем соответственно улучшается техника движений (Гом-бургер). Устанавливаются гармоническая совокупность движе­ний, характерная для каждого посадка, темп, ритм, мера, ис­пользование мимики, что затем уже мало меняется в среднем возрасте. Усовершенствуются и субкортикальная статика, и кор­ковая динамика, путем упражнений автоматизируются привыч­ные движения, что является основой субъективной уверенности при их производстве. Автоматизация движений менее ответствен­ных, более простых и обыденных дает возможность освободить функцию высших двигательных центров для более сложных и ответственных двигательных актов. Вместе с тем развивается способность к производству одновременных рядов движений, что зависит от наличия большого числа выработанных готовых фор­мул, и связано также с усовершенствованием функции интра-психической активности («объем внимания»). На место утерян­ной детской грации становятся намеренные навыки (вот почему так много грациозных детей и так мало грациозных взрослых); грация взрослых, если она и бывает, представляет из себя сур­рогат — это так называемая изобразительная моторика Гомбур-гера, проявляющаяся, как уже упоминалось, в танцах и т. п. Ко­нечно, и у взрослых, несмотря на указанную стабилизацию, с возрастом наступают само собою некоторые изменения мотор­ных функций, причем меньшая подвижность и гибкость более старшего возраста компенсируются большим влиянием навыков, наличием большего числа готовых формул и пр. Психотехни­ческие исследования (Kemble и др.) показывают, что молодые люди лучше выполняют работу определенного типа, но если тре­буется длительное обучение, то оптимум достигается в более зре­лом возрасте. Быстрота работы с возрастом понижается, точность же повышается. Берлинер (Berliner) нашел, что максимум ско­рости в работе относится к 20—21 году.

В старческом возрасте происходят оскудение двигательных функций, обеднение мимики, жестов, выразительных движений, а также потеря способности к одновременным движениям. Дви­жения становятся однообразными, теряется способность выраба­тывать формулы новых движений, изменяется цоходка (мелкие шаги), а также положение тела (Haltung), почерк (микрография) и пр. Такое оскудение двигательного аппарата усугубляется из­менениями со стороны мышц и сосудов, меньшей гибкостью су­ставов и т. д. Все же и здесь главную роль играет одряхление мозговой ткани и особенно подкорковых узлов, на что указывают бедность мимики, выразительных и сопровождающих движений,

а также изменения статики (наклонность к кифозу). Таким об­разом, экстрапирамидная система, преобладая в детстве и, следовательно, раньше начиная свою деятельность, раньше ее и заканчивает сравнительно с корой. Корковая психомоторная деятельность дольше сохраняется, но частичные выпадения ав­томатического компонента движений затрудняют и деятельность высших центров, загромождая их работой, которая в нормаль­ных условиях должна производиться автоматически; вследствие этого теряется способность производить одновременные ряды движений, способность, приобретаемая на высоте развития дви­гательного аппарата, пока все его компоненты находятся в пол­ном порядке.

Все сказанное о моторике взрослых относится преимуще­ственно к мужчинам. У женщин возрастные различия устанав­ливаются несколько иначе; в переходном возрасте меньше не­ловкости, угловатости, но больше неустойчивости: неровная по­ходка, стремление ходить по две, по три. Грациозность и подвижность детского возраста дольше сохраняются, в связи с этим женщины более неутомимы в обиходных движениях, на­пример во время уборки помещений, где не требуется большой точности движений, но нужна подвижность и частая смена поз. В таких работах они гораздо неутомимее и продуктивнее, чем мужчины того же возраста. Напротив, при работе более точной и связанной с определенной установкой и затратой энергии на преодолевание сопротивлений женщины менее состоятельны. Мужчина сразу берет определенную установку, равномерно дли­тельно работает, женщины обнаруживают неравномерность, за­медление, ускорение, остановки, пропуски и в конечном счете скорее утомляются; лишь в производстве самых мелких работ, требующих ручной умелости, они обнаруживают большую ско­рость и продуктивность. В смысле походки у женщин шаги ко­роче, меньше твердости, нет прямого держания туловища. При сидении женщины держат ноги прижатыми одна к другой или симметрично расставленными, мужчины скрещивают их или кла­дут ногу на ногу. Далее у женщины отмечается больше движе­ний аддукционных, пронационных и сгибательных, между тем как у мужчин преобладают абдукция, супинация, выпрямление, т. е. движения от тела. (Приводятся данные, что поза мужчин в Помпее и Мессине, как обнаружено при раскопках, разверну­тая, сопротивляющаяся, у женщин — согнутая.) Меньшая сила рук сказывается даже на почерке: при письме женщины вдвое меньше надавливают, чем мужчины, но они пишут быстрее, буквы у женщин получаются тоньше, красивее и расположены болеекосо (Шнейдемюлль). Мимика у женщин менее определенная, жесты грациознее и округленнее. Таким образом у женщин от­мечается несомненно некоторое преобладание экстрапирамид­ных механизмов за счет кортикальных. Нужно, однако, иметь в виду, что некоторые особенности женской моторики и статики находятся также в большой зависимости от особенностей тело­сложения, большей ширины таза (что особенно влияет на ста­тику), а также от меньшей силы мышц. В пожилом же возрасте у женщин вырабатывается более определенно однообразное дви­гательное клише, походка матроны, медленные и однообразные манеры и жесты. В старческом возрасте, как и в детском, осо­бенности полов мало выявляются.

Возрастные отличия несомненно зависят от порядка разви­тия и увядания отдельных систем нервно-двигательного аппа­рата, что в значительной мере зависит также от индивидуаль­ных конституциональных особенностей и от внешних, в частно­сти профессиональных, влияний.







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 375. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.021 сек.) русская версия | украинская версия