Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЖМ 6 курсына интерндерге «Клиникалық электрокардиография» элективті пәні бойынша емтихан тестілері 2014-15 77 страница




Прабхупада рассказал об уникальной особенности Вриндавана — преданное служение, совершенное здесь, дает эффект в сто раз больший, чем служение в любом другом месте. Однако тот же принцип распространяется и на оскорбления. Поэтому обычным людям рекомендуется останавливаться в святых местах, подобных Вриндавану, не более, чем на три дня. В противном случае, они могут «расслабиться» и вернуться к своим греховным делам.

— Лучше приехать, очиститься, а на четвертый день уехать, — сказал Прабхупада. — И самое серьезное оскорбление — заниматься здесь незаконным сексом. Бесполезно играть с Кришной в прятки. Он все видит Своими глазами. Солнце — Его глаз. Кришна находится в вашем сердце. Кришна знает все. Те, кто хочет стать преданными, должны быть искренни. Лучше даже не пытаться обманывать, потому что Кришна знает все. Будьте правдивы с Кришной и Его представителем. Проповедуйте послание «Бхагавад-гиты как она есть». Станьте духовными наставниками.

После вечерней беседы Прабхупада вспомнил, как во время его лекции некоторые из сахаджий вышли из комнаты.

— Они столь возвышенны, — сказал он, — что хотят слушать исключительно о поцелуях и объятьях Радхарани и Кришны. А мои слова для них — просто банальность.

Прабхупада объяснил, что его стиль — разбирать на каждой лекции по одному стиху, но слова его не отличны от слов Кришны. Он сказал, что его Гуру Махараджа в течение трех месяцев читал лекции по первому стиху «Шримад-Бхагаватам», чем вызвал огромное восхищение людей.

 

Однажды Прабхупада узнал, что один из его учеников оставил общество преданных ИСККОН и поселился на Радха-кунде, среди бабаджи. Прабхупада рассердился и тут же послал за ним. Когда ученик приехал, Прабхупада, одетый в одно только дхоти, вышел и стал строго его отчитывать, говоря, что обезьяны во Вриндаване тоже живут просто, но интересуются только едой и сексом.

— Не превращайся в обезьяну! — говорил Прабхупада, дрожа от гнева. — Почему ты не живешь со мной?

— Бабаджи предоставили мне возможность спокойно повторять Святые имена.

— Возвращайся ко мне! — воскликнул Прабхупада. — Я предоставлю тебе все возможности. Не становись обезьяной!

Видя заботу Прабхупады, юноша подчинился.

 

От вриндаванских учеников Прабхупада узнал, что на него жалуются некоторые из местных госвами. Статья, прочитанная ими в журнале «Назад к Богу», показалась им оскорбительной. Автор статьи (Хаягрива) писал, что те вриндаванские госвами, которые неподобающе себя ведут, в следующей жизни родятся здесь свиньями и собаками. Прабхупада ответил, что это верно. Статья, сказал он, относится не к тем госвами, которые живут во Вриндаване сейчас, а к любому госвами, ведущему здесь греховную жизнь. Это было не просто чье-то мнение, а авторитетное заключение первых госвами Вриндавана.

 

Хотя Ямуна-даси тоже жила во Вриндаване, вместе со своим мужем, Гурудасом, Прабхупада редко видел ее. Однажды он послал за ней и спросил, почему она не ходит на его лекции и не служит ему. Ямуна призналась, что не делает этого из страха, видя, что последнее время Прабхупада только и делает, что всех ругает (имелась в виду, в частности, жесткость, проявленная им при строительстве храма во Вриндаване). Прабхупада сказал, что только благодаря его жесткости храм все еще строится. Но Ямуна все равно боялась.

— Ты можешь бояться духовного учителя, — сказал Прабхупада, — но это не значит, что ты можешь не видеться с ним.

Он рассказал, как однажды Господь Баларама заставил прийти к Себе реку Ямуну. Преданные почувствовали, что, рассказывая, как была напугана Ямуна, Прабхупада имел в виду и свою ученицу. Погруженный в игры Господа Баларамы, Прабхупада поведал, как, опьяненный медом, Господь приказал Ямуне предстать перед Ним, но та не послушалась, и тогда Баларама избороздил ее берега Своим плугом, насильно заставив ее притечь к Нему.

— Точно так же, — сказал Прабхупада, — я заставлю тебя приходить и видеться со мной.

Ямуна-даси согласилась прекратить свои глупые капризы и начала приходить и готовить для своего духовного учителя.

 

Хотя днем во Вриндаване пригревало солнышко, по утрам было холодно. В свитере, шерстяном чадаре и пушистой шерстяной шапочке, застегивавшейся под подбородком на пуговицу, Прабхупада в предрассветный час вел своих учеников на утреннюю прогулку вдоль Чхатикара-роуд. Лидеры ИСККОН и санньяси старались не пропустить ни единого его слова. Он шел так долго, что многие преданные уставали, а некоторые даже шутили, что Прабхупада собрался дойти пешком до Дели. С восходом солнца воздух постепенно начинал нагреваться.

Некоторые ожидали, что во Вриндаване Прабхупада будет больше говорить о тех местах, где являл Свои игры Кришна, или о Его отношениях с гопи, что он захочет посетить места игр Господа, но Прабхупаде, казалось, больше удовольствия доставляло слушать о проповеди учеников или строительстве Кришна-Баларам-мандира. Часто, когда преданные спрашивали о Вриндаване, Прабхупада говорил, что Вриндаван в упадке, и критиковал некоторых местных бабаджи за лицемерие. Иногда он говорил об особом зрении, которое требуется человеку, чтобы увидеть истинный Вриндаван. Вриндаван – там, где живет чистый преданный, говорил он. Прабхупада подчеркивал, что первостепенный долг преданных — уезжать из Вриндавана и проповедовать.

Основной поток на дороге составляли пешеходы, воловьи упряжки и рабочие, везущие на велосипедах молоко; лишь изредка, сигналя на ходу, мимо проносился автомобиль. Почти каждый прохожий почтительно приветствовал Прабхупаду возгласом «Джая Радхе!» или «Харе Кришна!» Иногда они поднимали руки или, склонив голову, произносили «намасте». Один раз навстречу преданным попался какой-то молодой человек на велорикше. Перед тем, как поравняться со Шрилой Прабхупадой, он остановил рикшу, спустился, и, сняв обувь, распростерся на дороге в поклоне. Прабхупада улыбнулся:

— Очень хороший юноша, — и, помолчав немного, добавил: — Таков Вриндаван.

Для Прабхупады незамысловатый обычай простых жителей этих мест оказывать почтение святому был выражением самой сути Вриндавана. Вриндаван был одним из немногих оставшихся в Индии городов, где даже самый обычный человек при встрече повторяет имена Радхарани и Кришны. Полностью понять природу этого необычайного явления — значит понять Вриндаван.

Кто-то из преданных спросил Прабхупаду: если во Вриндаване столько падших душ, в чем смысл утверждения, что родиться во Вриндаване может только освобожденная душа?

— В книге «Кришна» говорится, — сказал преданный, — что жителям Вриндавана не нужен духовный учитель: их духовный учитель — Кришна.

— Да, — ответил Прабхупада. — У них превосходный духовный учитель. Но можно принять духовного учителя, и при этом не повиноваться ему. Тогда зачем он нужен? Если жители Вриндавана творят Бог весть что, то они падшие. Однако это не отменяет их везения. Они просто неправильно распорядились своей счастливой судьбой.

Земля была очень сухой. Прабхупада сказал, что Вриндаван начинает напоминать пустыню, и дальше будет еще хуже. Виной тому греховная жизнь.

— Даже на Западе, — сказал он, — в Америке, в Германии, много зелени. А здесь ее почти нет.

Преданные спросили:

— Разве Запад не более греховен, чем Вриндаван?

— Да. Я приехал к вам на Запад, и вы ничего не знали о Кришне. Вы даже не знали, что есть мясо и заниматься незаконным сексом плохо. Но когда я попросил вас прекратить все это, вы меня послушались. Но Вриндаван — земля Кришны, и они занимаются этим здесь. А это еще хуже. И Кришна Сам наказывает их.

Утренние прогулки Прабхупады по Вриндавану были не менее увлекательны и поучительны, чем его лекции. На двух утренних прогулках подряд он делился подробным и продуманным планом открытия в ИСККОН колледжа варнашрамы. «Бхагавад-гита» говорит о том, что общество должно делиться на четыре уклада, соответствующих природе и роду занятий человека — брахманов, кшатриев, вайшьев и шудр. Прабхупада говорил, что члены Движения сознания Кришны выше варн и ашрамов, но, тем не менее, идеально исполняя свои обязанности этих социальных укладов они должны учить этому других. Не каждый станет брахманом, но каждый может достичь того же совершенства, исполняя предписанный долг — ради удовлетворения Кришны.

— Мы будем учить и воинскому искусству, — сказал Прабхупада изумленным ученикам. — Солдаты будут носить тилаку и маршировать под «Харе Кришна, Харе Кришна». Они могут маршировать под звуки военного оркестра и сражаться.

Прабхупада считал, что учредить варнашрама-дхарму несложно. ИСККОН должен начать с колледжа, действующего по принципам варнашрамы.

— Безработицы быть не должно, — сказал он. — Мы предлагаем: «Почему вы сидите без дела? Идите на поле. Возьмите плуг. Возьмите быка. Работайте! К чему сидеть, сложа руки?» Это цель Движения сознания Кришны. Никто не должен сидеть и спать. Они должны найти себе занятие. Какая такая безработица? Работайте, либо как брахман, либо как кшатрий, либо как вайшья.

Например, тело наше все время работает: нога работает, рука работает, мозг, желудок… Что же такое безработица? Прекратите безработицу и увидите – весь мир превратится в спокойное место. Никто не будет жаловаться. Все будут счастливо повторять «Харе Кришна». Например, это поле. На нем никто не работает. Все уехали в город, работать на заводах. Проклятая цивилизация!

Когда фестиваль во Вриндаване уже подходил к концу, один из преданных на утренней прогулке обронил, что скоро преданные разъедутся по своим центрам.

— Да, — сказал Прабхупада, и остановился. — Да. Это наша истинная обязанность — ехать и проповедовать.

 

В день, когда преданные готовились к отъезду в Дели, откуда они должны были разлететься по своим городам, во Вриндаван из Бомбея приехал Гирираджа. Он привез плохие новости: Бомбейский муниципалитет отказал в разрешении начать строительство храма. По словам Гирираджа, им требовалось два разрешения: разрешение на строительство согласно установленным нормам и разрешение от комиссара полиции. Чтобы подписать разрешение, полиция должна учесть два условия: храм не должен создавать препятствий для движения автотранспорта и не вызывать напряжения на социальной и религиозной почве. Муниципалитет задерживал выдачу разрешения, объясняя это отсутствием разрешения от полиции. А в полиции говорили, что разрешение выдадут только с санкции муниципалитета. Гирираджа пытался жаловаться, но тогда комиссар полиции написал письмо, в котором вежливо отказался выдать разрешение. По мнению комиссара, своими киртанами храм будет «нарушать общественный порядок».

Шрила Прабхупада был крайне обеспокоен отчетом Гирираджи.

— Немедленно опротестуй это, — сказал он Гирирадже на следующий день, во время утренней прогулки. — Такое правительство никуда не годится. Чистые преданные все время проводят киртан, а власти называют это нарушением общественного порядка. Поступил бы он хотя бы как порядочный человек и попросил не использовать усилитель, чтобы люди могли отдыхать… А вместо этого он говорит, что киртан — это нарушение порядка.

Прабхупада сказал, что в Бомбее немало образованных людей, которые также не согласятся с подобными выводами.

— Ты должен заручиться поддержкой всех вайшнавов, — продолжил Прабхупада. — В «Бхагавад-гите» говорится: сататам киртаянто мам: человек должен всегда повторять имя Кришны. Шри Чайтанья Махапрабху говорил: киртаниях сада харих. А этот негодяй говорит «бхаджан нарушает общественный порядок». Ммм? Разве нельзя настроить общественное мнение против этого? По какому праву он так говорит? Он мог бы выразиться и повежливее, скажем: «Бхаджан может быть хорош для преданных, но у других он может вызвать беспокойства. Поэтому мы не можем разрешить это». Можно же так сказать! К тому же все равно они не смогут остановить бхаджан! А он что говорит? Бхаджан — нарушение общественного порядка. Пение «Харе Кришна» — культура Индии! Мы должны поднять общественное мнение, организовать группы киртана и бороться с этим.

Один из секретарей Джи-би-си предложил следующее: вместо того, чтобы возвращаться на Запад, некоторые из преданных, прибывших во Вриндаван, могут поехать в Бомбей и организовать там акции массового протеста, как когда-то сделал Господь Чайтанья, который выступил против Кази, посмевшего остановить в Навадвипе движение санкиртаны. Сначала Прабхупада поддержал дух учеников, но, поразмыслив, решил, что бороться с правительством глупо. Преданным все равно не удастся победить, да и людям это может не понравиться. Прабхупада посоветовал проводить массовые программы с киртанами и проповедовать бомбейцам в позитивном ключе, убеждая их в ценности сознания Кришны.

— Осознав важность сознания Кришны, — сказал Прабхупада, — бомбейцы позаботятся о том, чтобы храм был построен.

Не медля ни минуты, Прабхупада выехал в Бомбей. Перед отъездом он дал Гурудасу и остальным преданным во Вриндаване последнее наставление:

— Идеальный госвами должен оставаться здесь, чтобы бросать вызов госвами-притворщикам. Но если вы тоже станете притворщиками, то не сможете этого сделать.

* * *

Бомбей

20 марта 1974 года

Шрила Прабхупада собрал у себя учеников и свободных членов ИСККОН, чтобы обсудить отказ комиссара полиции в выдаче ИСККОНу разрешения на строительство храма в Харе-Кришна-Лэнде. По иронии судьбы, участок ИСККОН граничил с большим кинотеатром, поэтому каждый вечер, до и после просмотра, на дороге выстраивалась длинная вереница автомобилей, создавая затор. Машины постоянно сигналили, и сотни пешеходов сновали взад-вперед. Если кинотеатр не вызывал у соседей и городских властей никаких беспокойств, чем, как не предвзятым отношением можно объяснить то, что они называют киртаны Кришны нарушением общественного порядка?

Хотя проблема носила частный характер — администрация не выдавала преданным разрешения — Прабхупада, однако, в своей проповеди руководствовался более глобальным подходом и говорил о том, как в Кали-югу правительство притесняет религию.

— Правительство считает, что религия — опиум для народа, — говорил он. — Они думают, что религия — это сентиментальность. Они хотят открывать скотобойни и убивать этих «вредных» бродячих коров. Почему они не поддерживают эти храмы и наш бхаджан? Да потому что не видят в религии никакой ценности. С их точки зрения, в ней нет никакого толку.

Некоторые из бомбейских друзей Прабхупады советовали ему, воспользовавшись поддержкой политической партии индуистского толка Джан-Сангх, сформировать сильную политическую коалицию. Но Шрилу Прабхупаду больше интересовало, как использовать сложившуюся ситуацию для проповеди.

— Я считаю, что нам нужно активнее проповедовать, — сказал он. — Проводите собрания в больших залах, чтобы люди поняли, насколько важно наше Движение. Развесьте объявления о том, что мы будем говорить на разные темы, и я приду и буду говорить.

Пусть председателем собрания будет какой-нибудь уважаемый человек. Пусть люди скажут свое мнение: «Да, здесь должен быть храм». А мы докажем это цитатами из шастр. «Бхагавад-гита» говорит о том же: чатур-видха бхаджанте мам джанах сукритино ‘рджуна. Слово бхаджана, корень слова бхаджанте, указывает на праведников, сукритинах. По другую сторону стоят душкритинах, негодяи. Итак, бхаджан, как говорит «Бхагавад-гита», предназначен для праведных людей. «Бхагавад-гита» пользуется огромным уважением по всему миру. И при этом он смеет называть бхаджан нарушением общественного порядка? Подлый невежда! Мы должны ясно донести до людей важность бхаджана. «Бхагавад-гита» может решить все материальные проблемы, но индийцы ее не принимают.

Мои ученики тоже могут сказать свое слово: «Пожалуйста, присоединяйтесь к нам. Мы – иностранцы, но знаем, что Кришна — совсем не то, что вы о Нем думаете. Почему же вы, индийцы, лишаете себя этого знания? Примите свою культуру! Мы приняли Кришну, и Кришна говорит, что просто благодаря киртану можно очиститься от всей скверны. Почему бы и вам не присоединиться? Что в этом плохого? Об этом говорит ваша шастра, и мы приняли эту культуру. И от этого нам стало только лучше. Почему же вы, образованные люди, столь бесчувственны?» Вот как должны мы строить свою проповедь!

Шрила Прабхупада не захотел вступать в прямое противоборство с властями, но выражал свое несогласие с решением комиссара полиции, советуясь с людьми, что можно сделать в этой ситуации. Он внимательно рассмотрел эту проблему со всех сторон и взвесил все «за» и «против». В какой-то момент он сказал, что если ИСККОН не получит разрешение на строительство храма, надо построить гостиницу.

— Я пытаюсь добиться разрешения на храм, — сказал он. — Но если вы его не даете — мы будем строить гостиницу.

— Нужно спереди построить гостиницу, а сзади – храм, — предложил Тамала Кришна Госвами.

— Да, — ответил Прабхупада и дал своим людям дальнейшие указания, как работать с оппозицией.

Как и в случае с покупкой земли, противостояние это грозило перерасти в затяжную войну, но Прабхупада всегда оставался выше проблем, даже когда приходилось сражаться. Находясь в Бомбее, он, как обычно, придерживался своего ежедневного распорядка и наслаждался мягким тропическим климатом.

 

Несмотря на то, что ИСККОН владел несколькими многоквартирными домами на участке в Джуху, преданные не могли воспользоваться ни одним из них, поскольку все они были заняты. Но недавно жильцы освободили одну из квартир, и преданные подготовили ее для Прабхупады. И хотя квартира была скромной — две комнатушки с маленькой кухней — у Прабхупады, наконец, появилось в Харе-Кришна-Лэнде собственное жилье.

Прабхупаде нравилось сидеть на узкой веранде своей квартиры и на солнышке принимать массаж. Осматривая Джуху, с его высокими кокосовыми пальмами, длинные листья которых приятно шелестели на ветру, Прабхупада говорил, что Харе-Кришна-Лэнд — просто райский уголок. Преданные были счастливы.

Однажды, принимая массаж, Прабхупада увидел, как подрядчики, которым он позволил за определенную плату снимать с деревьев кокосы, срезают заодно и листья, чтобы продавать их на рынке. Вскочив с места, Прабхупада закричал:

— Чайтьягуру!

На зов Прабхупады прибежал преданный, ответственный за участок.

— Я глаз не могу сомкнуть! — жаловался Прабхупада. — Кроме меня никто этого не замечает! Вас просто надувают!

 

Каждое утро во время прогулки по пляжу Джуху к Прабхупаде присоединялись несколько индийцев. И всякий раз, когда Прабхупада начинал критиковать так называемых великих политиков и духовных лидеров Индии, разоблачая их незнание «Бхагавад-гиты», индийцы приходили в беспокойство и заводили спор, чем, в свою очередь, приводили в беспокойство учеников Прабхупады.

Однажды, когда Прабхупада плохо отозвался о некоем национальном герое, один из индийцев, работающий врачом, возразил ему и подверг критике утверждение Прабхупады о том, что Кришна – Абсолютная Истина, Верховная Личность Бога. Врач (его поддержали и другие индийцы) заявил, что Абсолютная Истина — понятие растяжимое, а в конечном счете все едино. Преданные едва сдерживались, но Прабхупада не переставал относиться к этим людям по-дружески.

Однако следующим утром Прабхупада сказал ученикам, что, в действительности, эти люди — майявади.

— Отныне давайте делать так, — решил он. — Мы пойдем по берегу, но не будем ни о чем говорить, а просто будем повторять «Харе Кришна». И если им захочется поговорить, в ответ мы будем только повторять мантру. Если хотят, пусть гуляют дальше.

— Прабхупада, — сказал один из преданных. — Им это не понравится!

— Даже если они не повторяют «Харе Кришна», а только слушают, это принесет им благо, — сказал Прабхупада. — Философия майявады очень опасна. Шри Чайтанья Махапрабху говорил, что тот, кто слушает ее, обречен.

Кто-то спросил, зачем майявади притворяются кришна-бхактами. Прабхупада ответил, что так они хотят снискать себе дешевую славу свободомыслящих людей. Но если женщина считает себя либеральной и становится доступной для любого мужчины, то, хоть это и выглядит либеральным, ничего хорошего в этом нет.

— На прогулке мы будем читать книгу «Кришна», — сказал Прабхупада. — Я гуляю с учениками! Если они хотят, пусть присоединяются и слушают. Но если им так уж хочется задать вопросы, пусть научатся принимать то, что отвечает гуру, вместо того, чтобы с ним спорить. Правильно?

На следующую прогулку «спорщики» не пришли, но Прабхупада все равно попросил Гирираджа почитать вслух книгу «Кришна». Вдруг вдали Прабхупада заметил своих старых знакомых, которые шли по направлению к ним. Но на полпути «спорщики» вдруг свернули в сторону – видимо, чтобы избежать встречи с Прабхупадой. Один из них, правда, подошел и от имени всей группы сообщил Прабхупаде, что они не будут больше с ним гулять; посовещавшись, они решили, что беседы с ним заканчиваются одной лишь полемикой и критикой.

— Индия богата святыми, — добавил парламентер.

— Я полицейский, — ответил Прабхупада, — и мой долг — поймать вора.

Но через несколько дней «спорщики» возобновили прогулки с Прабхупадой, и дискуссии продолжились в том же духе. Это беспокоило некоторых учеников, но Прабхупада был только рад возможности указать своим друзьям на их ошибки и, словно старший брат, учил их сознанию Кришны.

 

Завтрак Прабхупады состоял из фруктов и орехов. Около одиннадцати утра он усаживался на веранде в одной гамчхе, а слуга начинал растирать его горчичным маслом. Во время массажа Прабхупада часто беседовал с одним или двумя учениками из Бомбея и наставлял их по поводу текущих дел. После обеда он час или два отдыхал, а потом, поднявшись, выпивал стакан свежего кокосового молока или сока сахарного тростника. Вечером он встречался с гостями и около десяти вечера ложился отдыхать. Вставал он около часа ночи, садился за письменный стол под москитной сеткой, напоминающей маленький шатер, и диктовал свои переводы и комментарии к «Чайтанья-чаритамрите», пока не подходило время утренней прогулки.

Несколько раз на дню Прабхупада вызывал к себе Гирираджу и других ответственных лиц, чтобы обсудить с ними возможность добиться разрешения на строительство храма. Навещая Джуху, бомбейские друзья Прабхупады часто обнаруживали его на крыше. Он сидел на простой подстилке из белого полотна, и, откинувшись на белые валики, проповедовал философию «Бхагавад-гиты». Он просил посетителей помочь ему заложить фундамент сознания Кришны в Бомбее.

Однажды во время массажа Прабхупада признался своему слуге:

— Большинство людей в моем возрасте отходят от дел. Я больше не хочу руководить. Я хочу писать книги.

Прабхупада спросил, есть ли на земле такое место, где он в течение полугода мог бы побыть один, где никто не будет ему мешать, и где он не будет получать никаких писем.

Слуга Прабхупады предложил Тегеран. Прабхупада подумал над этим, но потом вспомнил о Новом Вриндаване. Махатма Ганди, заметил он, не мог даже спать по ночам – люди везде донимали его, хотя он путешествовал инкогнито.

В тот же день из Парижа пришло письмо от Бхагавана. Он приглашал Прабхупаду совершить поездку по центрам ИСККОН в Европе, и Прабхупада тут же загорелся и сказал, что едет.

— Но еще утром, — напомнил ему слуга, — вы хотели уйти на покой и жить в одиночестве.

Прабхупада засмеялся:

— Только не в этой жизни. Уж лучше я буду проповедовать и умру на поле боя. Для воина смерть на поле битвы — славная смерть. Разве нет?

 

Для Прабхупады стало обычным делом пару раз в год облетать земной шар. Обращаясь к своему духовному учителю, он писал: «Обычаи запрещают индусам пересекать океан, но Вы посылаете своих преданных проповедовать на другие континенты». Смысл этого запрета был в том, чтобы защитить индийцев, не дав им покинуть святую землю Индии, ибо многие из них, уехав за границу, оставили родную культуру. Когда Прабхупада был еще ребенком, один из его дядьев советовал отправить его в Лондон, чтобы выучить на адвоката, но отец Прабхупады не позволил; он не хотел, чтобы сын перенимал греховные привычки Запада. Прабхупада приехал в Лондон много лет спустя – но уже как проповедник, для того, чтобы изменить нравы грешников. С этой целью вайшнав не только может, но и должен путешествовать.

Перед тем как отправиться в турне по Европе, Прабхупада позвал к себе в комнату нескольких преданных и велел им также путешествовать и проповедовать. Он сказал, что, пока они молоды, то должны делать это, а когда состарятся и «созреют» в сознании Кришны, то могут отправиться в Майяпур, чтобы, удалившись от дел, просто повторять «Харе Кришна».

— Что касается меня, — добавил Прабхупада, — то я не настолько зрел.

Воцарилось молчание. Затем один из преданных отважился спросить:

— Но, Шрила Прабхупада, если даже вы считаете себя недостаточно зрелым, можем ли мы даже думать о том, что уже созрели и можем бросить все дела?

Прабхупада улыбнулся и сказал, что они должны сами это решить. Но лично он не созрел еще для жизни в уединении.

— Тогда мы тоже никогда не созреем, чтобы удалиться от дел, — заключил Тамала-Кришна Госвами.

 

* * *

18 апреля

Перед отъездом в Европу Прабхупада решил ответить на приглашение своих учеников из Южной Индии и посетить трехдневный фестиваль в пандале в Хайдерабаде. Не успел он, однако, прилететь в аэропорт Хайдерабада, как группа репортеров попросила его провести пресс-конференцию.

Прабхупада согласился. Один из репортеров открыл конференцию «техническим» философским вопросом, пытаясь выяснить, к какой школе принадлежит Прабхупада — к адвайте или двайте. Древняя история Южной Индии настолько славилась философскими спорами между вайшнавами и последователями Шанкары, что даже обычный репортер интересовался сравнительной философией.

В ответ на вопрос Прабхупада усмехнулся:

— Что проку обсуждать подобные вопросы? — бросил он. — Двайта, адвайта… Кришна говорит: аннад бхаванти бхутани. Анна значит «злаки». У людей нет зерна. Зерно растет благодаря дождю, а дожди рождаются из жертвоприношения. Поэтому совершайте жертвоприношения. Вам нужно разделить общество на четыре сословия. Вы можете принадлежать к чему угодно — к двайте или адвайте, но без зерна вам не прожить.

Секретарь Прабхупады написал в Париж Бхагавану о расписании и местонахождении Прабхупады.

Ты можешь связаться с нами, пока мы здесь до 29-го или 30-го апреля. Потом мы вернемся в Бомбей. Твоя идея проводить фестивали звучит неплохо. Здесь преданные провели трехдневный фестиваль. Вчера вечером собралось около тысячи человек. Они тихо просидели всю лекцию, а затем ринулись к сцене, чтобы получить благословения Шрилы Прабхупады. Преданные установили на сцене Божества, вьясасану, и раздали много прасада.

 

25 апреля

Из Хайдерабада Шрила Прабхупада полетел в Тирупати. Здесь, в горах Тирумалы, стоит самый богатый храм Индии, в котором обитает Божество Вишну по имени Баладжи.

Настоятели храма с почестями встретили Шрилу Прабхупаду и его группу, предоставив им два домика на горном склоне. По правилам храма, перед тем как увидеть Божество, нужно простоять длинную очередь — каждый день храм посещает пятнадцать тысяч человек, и каждому удается получить лишь очень короткий даршан. Не-индусов в храм обычно не пускают, но Шрила Прабхупада и его ученики удостоились особой чести – получить личный даршан Баладжи.

По обе стороны от входа в длинное святилище стояли две большие скульптуры Джая и Виджая, привратников Вайкунтхи. В конце залы помещался алтарь с Божеством. Единственным источником света в святилище были факелы на стенах и в руках пуджари. Приближаясь по коридору к Божеству, многие паломники по традиции восклицали: «Говинда!» Но Прабхупада, войдя, запел: «Говиндам ади-пурушам там ахам бхаджами».

Позже, вернувшись к себе в домик, Прабхупада сказал:

— Тот факт, что миллионы людей стремятся попасть к Баладжи на даршан, доказывает, что, несмотря на пропаганду правительства, народ по-прежнему тянется к Богу. Пусть многие из них идут туда, чтобы просить денег или избавления от страданий, но они взывают к святому имени: «Говинда!»

Один преданный спросил Прабхупаду, почему Божество носит имя Баладжи.

— Бала-джи, — ответил Прабхупада, — значит «ребенок» — Кришна-пастушок, а не Господь Вайкунтхи.

Прабхупаде понравилось жить в домике и принимать прасад от Божества. Он посоветовал преданным строить в Новом Вриндаване такие же домики, и чтобы храмы ИСККОН строились по примеру храма Баладжи, — с золотым куполом и большими возможностями для приема посетителей.

Как-то один из служащих храма в гостях у Прабхупады сказал, что их храм в Тирупати собирает около сорока лакхов рупий в месяц. Прабхупада спросил, на какие цели идут собранные деньги. Узнав, что большая часть денег направляется на реконструкцию зданий, Прабхупада ответил, что реставрация храма – дело хорошее, но проповедь послания Кришны по всему миру лучше.

— Баладжи — это Кришна, — сказал Прабхупада. — И мы должны всем нести Его послание. И чтобы научить нас этому, Он низошел как Чайтанья Махапрабху. В Лондоне я видел много старых заброшенных церквей. Если нет проповеди, как в храмах будет поддерживаться жизнь?

Тогда священник с гордостью заявил, что они строят еще один храм, в котором будет установлена панчопасана (пять божеств, поклонение которым рекомендовал Шанкарачарья). От удивления Прабхупада широко раскрыл глаза:

— Но ведь ваш ачарья, Рамануджа, никогда не советовал поклоняться панчопасане!

В течение двух дней своего пребывания в Тирупати Прабхупада каждый день по три-четыре раза ходил взглянуть на Господа Баладжи. И всякий раз пуджари выводили из алтарной всех остальных посетителей, чтобы при свете факелов Прабхупада сколько душе угодно мог любоваться пышно украшенным драгоценностями загадочным Божеством.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 235. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.031 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7