Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Типы инвесторов 105 страница




Шрила Прабхупада хотел просвещать политических лидеров, опираясь на наставления «Бхагавад-гиты». Если это было невозможно, он старался добиться от них какой-то помощи, например, организовать выдачу иностранным преданным особых виз или урегулировать местные проблемы между бомбейским храмом и муниципальным бюрократическим аппаратом.

Гирираджа представил Шрилу Прабхупаду г-ну Джетхмалани. Услышав о том, что гость его желает улучшить условия жизни в трущобах, Прабхупада ответил:

— Что ж, с помощью метода Чайтаньи Махапрабху мы с легкостью можем помочь хариджанам выбраться из их низкого положения.

Он описал Господа Чайтанью и Господа Нитьянанду как основоположников Движения «Харе-Кришна». Цель Их Движения, — сказал он, — устранить страдания всех грешных людей, дав им мантру «Харе Кришна».

— Но у подобного заявления, — сказал Прабхупада, — должны быть основания. Вы юрист, — Прабхупада доверительно кивнул своему гостю. — И вам нужны свидетельства.

— Вижу, вы меня не обвиняете, — согласился г-н Джетхмалани.

— Нет, не обвиняю, — сказал Шрила Прабхупада. — Это факт. Как можно утвердить закон без подтверждений, без доказательств?

Прабхупада привел свое свидетельство: песню Нароттама-даса Тхакура, в которой говорится о двух великих грешниках, Джагае и Мадхае, обретших спасение благодаря Движению «Харе Кришна». Это произошло пятьсот лет назад, сказал Прабхупада, но и сегодня можно воочию увидеть, как в Движении «Харе Кришна» пьяницы и развратники становятся святыми.

— Сознание Кришна такое замечательное, — сказал он. — Каждый может возвыситься. Что уж говорить про хариджан? Мы можем возвысить и их.

Г-н Джетхмалани спросил, почему «Бхагавад-гита» не ставит акцент на служении обществу.

— Нет нужды, — ответил Прабхупада. — Это животное представление о жизни. Собаки собираются вместе и поднимают лай: «ва-ва-ва-ва-ва!» Человек тоже так может. Но в чем тогда разница между животным и человеком?

— С другой стороны, я не видел, чтобы животные служили друг другу, — сказал г-н Джетхмалани. — Только люди это делают.

— А что толку в таком служении? — спросил Прабхупада. — Что вы можете сделать? Какое служение вы оказали? Вы ничего не можете сделать против законов природы. Для Индиры настали тяжелые времена. Что вы можете поделать? В один день всему пришел конец. Законы природы очень строги. Вы ничего не сможете с этим поделать. Вы испытываете ложную гордость оттого, что хотите помочь, но это невозможно. Пракритех крияманани (Б.г. 3.27) Единственное служение, которое вы можете оказать, — это понять, что вы не тело, но душа. Вот в чем ваш долг. Это дхарма.

Г-н Джетхмалани возразил, что, тем не менее, окружающие нас люди испытывают множество физических страданий. Прабхупада согласился, что сочувствовать им хорошо, но чтобы устранить страдания, необходимо делать что-то реальное.

— Поэтому вы прежде всего должны понять, как остановить страдания, — сказал Прабхупада. — И тогда делайте то, что требуется. В противном случае, что толку стараться, если вам не известен метод? Духкхалаям ашашватам. (Б.г. 8.15) Я думаю, вы читали «Бхагавад-гиту»?

Г-н Джетхмалани сказал, что читал. Он по-прежнему не мог понять, как «Бхагавад-гита» может быть столь практичной, но почтительно слушал Шрилу Прабхупаду, восхищаясь его непоколебимой верой. Однако через несколько минут он вдруг засобирался.

— В любом случае, — сказал он, — я буду поддерживать связь с вашим Гирираджей.

Продолжая проповедовать, Прабхупада попросил принести г-ну Джетхмалани прасад.

— Сэр, — сказал г-н Джетхмалани, — позвольте мне откланяться, с вашего благословения. Я надеюсь, что вскоре мы…

— В своей проповеди сознания Кришны мы не руководствуемся никакими сектантскими мотивами, — сказал вдруг Прабхупада. — Это объединение на духовном уровне. Постарайтесь это понять.

Г-н Джетхмалани сказал, что надеется быть чем-то полезным Движению Прабхупады.

— Да, — кивнул Прабхупада, — это очень нужно — чтобы вы хотели сотрудничать.

— Все что прикажете, в любое время! — воскликнул г-н Джетхмалани.

— Держите его в курсе дел, — велел Шрила Прабхупада, — и принесите прасад.

Сначала г-н Джетхмалани попросил, если возможно, принести прасад в машину, так как он торопится и не хочет опоздать на общественное собрание. Но Прабхупада настаивал: не подобает так оказывать почтение прасаду Господа.

— Пожалуйста, не торопитесь, — просил он.

Г-н Джетхмалани сказал, что не хотел бы есть в присутствии Прабхупады, но Прабхупада настоял и объяснил, что это проявление взаимной любви. Но когда перед г-ном Джетхмалани поставили полные тарелки с прасадом, он не знал, как и благодарить. С утра он был так занят, что не успел поесть, и прасадам показался ему очень вкусным.

— Вот настоящее служение человечеству, — сказал Прабхупада, с наслаждением глядя, как ест его гость, — давать им знание.

Прасад подействовал на г-на Джетхмалани расслабляющее и, став более общительным, он начал расспрашивать Прабхупаду о том, как тот проводит свое время, а также о разных причинах, побудивших жителей Запада принять сознание Кришны.

Гирираджа упомянул о сомнениях г-на Джетхмалани в том, что Кришна реально существует и не является вымыслом.

— Почему вымысел? — спросил Прабхупада. — Он описан в истории, в Махабхарате.

Прабхупада привел исторические свидетельства реального существования Кришны, почерпнутые из шастр, а г-н Джетхмалани смиренно слушал его, продолжая есть. Подошла очередь сладостей.

— В Северной Индии, — сказал Прабхупада, — сначала подают сладости. Люди наедаются сладостями до полного удовлетворения.

— Самый верный способ отбить аппетит — это поесть до еды сладостей, — сказал г-н Джетхмалани.

— Точно, — согласился Прабхупада, и оба они рассмеялись.

— Я очень рад, что вы приняли прасад, — сказал Шрила Прабхупада, — Я доволен. Поэтому я и хотел, чтобы вы поели при мне. Это великое наслаждение.

На этой приятной дружеской ноте Прабхупада расстался со своим гостем. Г-н Джетхмалани пообещал, что встретится с Гирираджем, если у преданных возникнут проблемы. Гирираджа был на верху блаженства: его мечта о том, что Прабхупада будет жить в бомбейском храме и превращать высокомерных политиков в кротких преданных, сбывалась.

 

Прабхупада снова и снова повторял, что лидеры ИСККОН должны готовиться к тому, что им придется продолжать дело без его непосредственного руководства. Однажды, вспоминая свой первый год в Нью-Йорке, он вдруг заговорил о будущем:

— Только, пожалуйста, ничего не испортите. Теперь все зависит от вас, моих старших учеников. Я могу уйти от вас. Здоровье у меня плохое, я стар. Так что в этом не будет ничего удивительного. Теперь дело за вами, вы — Джи-би-си, вы — молодые, вы — американцы, у вас есть опыт и сноровка. Разума вам не занимать, так что постарайтесь ничего не испортить. Пусть Движение развивается. У вас так много прекрасных мест! Дел хватит на всех. Даже если я уйду, ничего страшного не случится. Свои идеи и наставления я изложил в книгах, вам нужно только суметь увидеть их. Я думаю, что сделал свое дело. Или нет? Как по-вашему — да или нет?

— Да, вы сделали все. Но мы все-таки хотим, чтобы вы закончили «Бхагаватам», Шрила Прабхупада.

— Это я сделаю, — сказал Прабхупада. — А если даже и нет, тоже ничего страшного. Вы все знаете. Теперь вы сами можете распоряжаться всеми финансами, и, пожалуйста, освободите меня от административной работы. Я прошу вас только об одном — ничего не испортите. Иногда я ругал вас, но делал это только для того, чтобы вы ничего не испортили.

Прабхупада сказал, что будет счастлив, если дела ИСККОН под руководством его лидеров пойдут хорошо.

— А я буду продолжать писать книги. Ладно?

Он сказал, что есть ему теперь не надо. Поскольку у него нет никаких физических нагрузок, нет смысла подавать ему на обед чапати и рис.

Гирираджа возразил было, что преданным доставляет удовольствие видеть, как Прабхупада наслаждается прасадом, но Шрила Прабхупада не обратил на его слова никакого внимания и сказал:

— Для того, чтобы мозг продолжал работать, мне будет достаточно немного фруктов или молока.

Однако такие настроения — когда Прабхупада намекал на скорый уход и заводил речь о необходимости отойти от дел и поститься — длились недолго. В эти минуты он становился практичным, здравомыслящим реалистом, но вскоре опять возвращался к делам, обещая и впредь заботиться об учениках и о своем Движении. Поговорив недолго на подобные темы, он снова принимался яростно обличать глупость ученых и политиков.

Шрила Прабхупада сказал, что если человек не может принять простой логики, доказывающей, что Бог есть, это упрямство и даже безумие.

— Но эти животные, — сказал он, — слывут видными учеными, философами, теологами, и так далее, и тому подобное. Мы должны остановить их. На мам душкритино мудхах прападьянте нарадхамах. Таковы качества неверующего. Он либо душкритинах, либо нарадхама, мудха или майяйапахрита-гьяна. Майяйапахрита-гьяна — это люди высокообразованные, но лишенные знания. Асурам бхавам ашритьях — они не верят в существование Бога. Поэтому, как лидеры сознания Кришны, вы должны ставить этих негодяев на место.

Гирираджа: На самом деле, это даже приятно — критиковать их.

— Да, — рассмеялся Прабхупада. — Это приятный спорт.

Во время беседы в комнату вошел Кширачора-Гопинатха со свежей газетой.

— О чем пишет пресса? — спросил Прабхупада. — О чем говорят все эти негодяи? Газета — это сборник высказываний негодяев.

Гопинатха зачитал заголовки: «Честное заявление главному министру Конгресса… Проблемы вынуждают провести выборы ассамблеи».

— Опять выборы! — воскликнул Прабхупада. — Как будто выборы изменят их качества! Пусть остаются негодяями, просто на выборах заменяют одного негодяя другим. Пусть остаются негодяями и набирают голоса. Об этом написано в «Бхагаватам»: швавид-варахоштра кхараих самстутах. Население состоит из швавид-варахоштра, и эти люди отдают свой голос за еще одно большое пашу (животное). Да, это демократия. Эти избиратели сами пашу, животные, и выбирают очередное большое пашу. Вот что происходит. Эти негодяи не понимают, что если вместо тигра выбрать льва — что изменится? Только название. Раньше президентом был тигр. Теперь лев. Оба животные. Но где же человек? Вот что происходит. И поскольку они пашу, то и говорят: «О, теперь нами правит лев. Тигр смещен. Теперь будет лев». Вот что творится. Я прав?

 

Шрила Прабхупада продолжал пристально интересоваться положением дел в своем Движении. Его обеспокоило известие, что преданные, работающие на Би-би-ти в Лос-Анджелесе, получают зарплату. Он ясно изложил свои принципы и попросил своего секретаря довести их до сведения всех преданных.

— Сознание Кришны означает вайрагья-видья, отрешенность и знание, — твердил он. — Они пользуются возможностями храма ради наслаждения собственных чувств. Понимаешь?

Прабхупада сказал, что в храме должны жить брахмачари и санньяси. Но если грихастха выполняет нужное служение, храм должен предоставить ему квартиру.

— Но зачем платить зарплату? — спрашивал Прабхупада. — Кто заговорил о зарплате? Куда делась вайрагья, отрешенность? Эти зарплаты нужно прекратить. Если хотят зарплату, пусть работают в другом месте. А так, под именем вайшнавизма, он получает деньги, живет припеваючи и наслаждает свои чувства. Итак, все вы, мои служащие, должны обдумать это и принять необходимые меры.

Прабхупада рассказал, что Господь Чайтанья вел жизнь идеального домохозяина с женой и матерью, однако оставил все это ради вайрагьи. За это Сарвабхаума Бхаттачарья прославил его: «Ты, Верховная Личность, явился как Шри Кришна Чайтанья, чтобы научить отречению и преданному служению».

 

В течение нескольких недель Гирираджа и его знакомый политик, г-н Раджда, обсуждали вопрос организации встречи Шрилы Прабхупады со вновь избранным премьер-министром Индии, Морарджи Десаи. Когда об этом сообщили Шриле Прабхупаде, главный вопрос состоял в том, соглашаться ли Шриле Прабхупаде ехать на встречу с премьер-министром в город.

— Но это проявление неуважения с его стороны, — возмутился Прабхупада. — Это значит, что он не знает, как оказывать честь святому человеку. Тогда встречаться с ним бесполезно. Если у него нет уважения к святому, если он думает, что он более велик, тогда в этом визите нет смысла.

— Да, в таком случае встреча с самого начала пойдет в неверном русле, — сказал Тамала-Кришна. — Он сам должен приехать к вам, Шрила Прабхупада. Шастры изобилуют примерами, когда великие люди приходили к святым.

— Чайтанья Махапрабху отказывался даже встречаться с царем Ориссы, — сказал Прабхупада, — не говоря уж о том, чтобы к нему идти.

Прабхупада объяснил, что ему ничего не нужно от премьер-министра, но ради блага общества он мог бы дать ему некоторые советы. Он сказал, что иногда, в трудные времена, святой человек может обратиться к царю. Он привел пример Гопинатхи Паттанаяки, преданного Господа Чайтаньи. Желая спасти его, преданные обратились к Господу Чайтанье, умоляя Его вмешаться в конфликт. Но Господь Чайтанья показал, как трудно ему иметь дело с представителями царской династии. Усвоив эти наставления, Гирираджа продолжил работу по организации встречи.

Пятого мая, около полуночи, Гирирадже позвонил г-н Раджда и сообщил, что встреча с Морарджи Десаи назначена на семь тридцать следующего утра. Премьер-министр планировал провести в Бомбее всего один или два дня, остановившись на Марин-драйв, у своего сына. Зная, что Прабхупада не хочет ехать на встречу, Гирираджа все же решил посоветоваться с ним, полагая, что туда может поехать кто-то из его старших учеников. Не желая беспокоить Прабхупаду, он на цыпочках зашел в коридор его квартиры и украдкой заглянул в комнату. Прабхупада сидел за своим столом и работал. Он поднял глаза и, увидев Гирираджу, жестом пригласил его войти.

— Шрила Прабхупада, — сказал Гирираджа, — Простите, что беспокою вас в этот час, но мне только что позвонил Ратан Сингх Раджда.

Гирираджа рассказал, что утром Морарджи Десаи готов встретиться с преданными в своей резиденции. Шрила Прабхупада объяснил, что хотел бы вначале выяснить, не желает ли Морарджи Десаи сам приехать и встретиться с ним в Харе-Кришна-лэнде.

— Это не значит, что я так горд, — объяснил он, — что не могу поехать к нему сам. Но если он не настроен почтительно, встречаться с ним нет смысла.

Прабхупада сказал, что это определит, насколько правильным является отношение премьер-министра. Он согласился с тем, что Тамала-Кришна Госвами и Гирираджа должны поехать вперед и встретиться с премьер-министром сами.

Гирираджа: Эта встреча со Шрилой Прабхупадой была одной из самых напряженных и уникальных в моей жизни, хотя мне очень часто доводилось встречаться с ним. Мы были вдвоем, в полночь. Все, кроме нас, спали. Все лампы были выключены, и в этой просторной комнате находились только мы одни. Прабхупада сидел за своим мраморным столиком, а я — на полу, у его стоп.

Я сказал:

— Прабхупада, простите, что беспокою вас посреди ночи.

— Ничего, — сказал Шрила Прабхупада. — На самом деле, из-за этой болезни я не могу толком спать по ночам. Даже если хочу, не могу. Из-за болезни у меня нет аппетита. Я так стар! Разумеется, о сексе и речи быть не может, да и о защите тоже, поэтому я, наверное, уже достиг освобождения.

Конечно, я знал, что Шрила Прабхупада был освобожденной душой, и не потому что тело его было больным, как смиренно объяснял он, а потому что он пребывал в духовном сознании. Он всегда работал по ночам — не потому что был болен и страдал бессонницей, а потому что был предан своему Гуру Махарадже и Господу Кришне. Но он сказал об этом с таким юмором, что я был полностью очарован этой встречей и, поклонившись, отправился спать.

На следующее утро Тамала-Кришна Госвами и Гирираджа заранее тщательно подготовились к встрече с премьер-министром. Перед уходом они спросили у Прабхупады, какие книги ему подарить. Прабхупада ответил:

— «Бхагавад-гиту», книгу «Кришна» и «Учение Господа Чайтаньи».

— На хинди? — спросил Гирираджа.

— Нет, — нахмурился Прабхупада, — на английском.

Преданные сели в машину и направились на квартиру к г-ну Раджде, чтобы вместе с ним поехать на встречу с премьер-министром Десаи в его резиденции на Марин-драйв. Прибыв к дому г-на Раджды, Гирираджа двадцать минут звонил в дверной звонок, пока хозяин, наконец, не показался на пороге. Г-н Раджда сказал, что преданным нужно подождать еще минут пять, пока он оденется и поест. К сожалению, когда они прибыли на Марин-драйв, было уже восемь. Они опоздали на полчаса! Как только они вошли, Премьер-министр сказал:

 

— Вы сильно опоздали.

У него уже были гости, и он сказал, что сможет уделить преданным лишь несколько минут. Он повторил, что ждал их с 7:25. Преданные молчали, не зная, что и ответить. Они принесли свои извинения и вручили ему книги Прабхупады. Г-н Десаи был немногословен и вскоре попросил у преданных разрешения вернуться к своим делам.

Когда преданные вернулись, Прабхупада стал горячо расспрашивать их, чем закончилась встреча. Услышав, что они опоздали, он очень расстроился.

— Очень плохо, — сказал он и заметил, что Морарджи Десаи известен своей пунктуальностью.

Из-за своей халатности они упустили замечательную возможность. Когда преданные объяснили, что опоздали по вине г-на Раджды, Прабхупада попросил их рассказать подробнее. Преданные сказали, что главное, что интересовало Морарджи Десаи, это почему они опоздали.

— Вы сказали, что опоздали из-за Ратана Сингха Раджды? — спросил Прабхупада.

Гирираджа и Тамала-Кришна покачали головами. Прабхупада сморщился:

— Почему же вы не сказали, что это из-за него, что вы приехали вовремя, а он вас задержал? Я знаю, вы думаете, что он наш друг, и не хотели в присутствии премьер-министра его подводить, но теперь все испорчено.

Стыдясь собственной глупости, преданные молча сидели перед Прабхупадой. С минуту Шрила Прабхупада размышлял.

— Так или иначе, — сказал он, — эти люди никогда не изменят своих взглядов.

 

Временами Шрила Прабхупада заводил речь о том, чтобы поехать в какое-нибудь более благоприятное для здоровья место. Был май, и в Бомбее стояла нестерпимая жара. Приближался сезон дождей. Он хотел поехать в Кашмир, воздух и вода которого славились своими целебными свойствами, но преданным никак не удавалось найти там для него подходящее жилье, да и погода была еще слишком прохладная. Но однажды к нему пришел Шриман Нараян, бывший губернатор Гуджарата.

— Вам необходимо позаботиться о своем здоровье, — сказал он. — Я надеюсь, сейчас вы чувствуете себя лучше.

— Что вы, машина-то старая, — засмеялся Прабхупада. — Чем больше ее лечишь, тем хуже она работает. Но работу я не прекращаю. Работа не останавливается. Мое главное дело — писать книги, и его я не брошу никогда.

В комнате было еще несколько гостей-индийцев, и они стали рекомендовать Прабхупаде места со здоровым климатом: Шринагар, Кашмир, Дехрадун, Масаури, Шимла, Хардвар.

— Да, вода в Хардваре хорошая, — сказал Шриман Нараян, — но еще лучше она в Хришикеше, где течет Ганга. Если город стоит на берегу Ганги, значит, вода там отличная. Чистая вода Ганги.

Шрила Прабхупада отнесся к этим предложениям серьезно и повернулся к своим ученикам.

— Да, тогда мы едем в Хришикеш. В это время года там очень хорошо. Собираем чемоданы.

Так выбор пал на Хришикеш, и Прабхупада решил уехать из Бомбея через неделю.

ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ

 

«Свое дело я сделал»

 

Первая неделя в Хришикеше выдалась совершенно идиллической и неземной: погода стояла изумительная, и появилась надежда на то, что Прабхупада скоро начнет есть и поправляться. Но на восьмую ночь налетел страшный ураган, а вместе с ним пришло и резкое ухудшение здоровья. Прабхупада сам говорил, что конец близок, и попросил немедленно отвезти его во Вриндаван, на тот случай, если Кришна захочет забрать его из этого мира.

Живя в Хришикеше, преданные, да и сам Шрила Прабхупада, пребывали в прекрасном настроении. Когда они переправлялись на лодке через Гангу, Прабхупада попросил, чтобы воду для питья набирали посредине реки. Прабхупаде очень понравился домик, который предоставил ему хозяин, и иногда он даже выходил на кухню и учил преданных готовить. Слух о приезде А.Ч. Бхактиведанты Свами мгновенно облетел этот городок, населенный паломниками и туристами, и Прабхупада согласился давать даршаны ежедневно, с пяти до шести часов вечера. К назначенному времени комната заполнялась народом. Каждый день приходило до сорока-пятидесяти человек: хиппи, просто люди с Запада, проявляющие интерес, а также индийцы, приехавшие сюда в паломничество или проводящие в Хришикеше отпуск. Хотя голос Шрилы Прабхупады был совсем слаб, говорил он напористо и постоянно подчеркивал важность «Бхагавад-гиты».

Когда какой-то американский хиппи стал задавать ему вопросы, в которых слышался скепсис, Прабхупада ответил:

— Ты никогда не поймешь этого, потому что ты сумасшедший.

А когда одна дама заявила, что высшей добродетелью, по ее мнению, является забота о ближнем, Прабхупада ответил:

— Проявлять такое сострадание, — все равно что дуть на фурункул, надеясь тем самым его вылечить.

С Прабхупадой в Хришикеше было всего несколько учеников, и поездка эта привела их в восторг. Прабхупада не просто учил их готовить, но и рассказывал при этом разные истории. Как-то он сказал, что готовить не умеет только лентяй, и в качестве примера рассказал бенгальскую притчу о двух лентяях. Жил-был царь. Однажды он решил собрать всех лентяев своего царства в богадельне и накормить их. Народу пришло много, и каждый клялся и божился: «Я — лентяй». Тогда царь велел своему министру поджечь богадельню, и все, кроме двух человек, выскочили из горящего дома. И один из этих двоих сказал: «Что-то спину припекает». А второй посоветовал: «А ты перевернись на другой бок». Тогда царь сказал: «Вот это настоящие лентяи. Кормите их».

Однако вечером 15 мая Шрила Прабхупада не мог ни спать, ни переводить. Ураган, предвестник сезона дождей, повредил линии электропередачи и оставил Хришикеш без электричества. Поскольку вентиляторы не работали, а ставни на окнах из-за ветра пришлось закрыть, в комнате стало очень жарко и душно.

В пять часов утра Шрила Прабхупада позвал Тамала-Кришну Госвами и сказал, что чувствует слабость, и целый час Тамала-Кришна делал Прабхупаде массаж. Ветер не стих даже под утро и по-прежнему нес с собою песок.

Ураган продолжался и на следующую ночь, и света опять не было. Тамала-Кришна спросил Прабхупаду, почему у него так отекли руки и ноги, и тот раздраженно ответил:

— Что ты беспокоишься? Это мое тело, а я и то не волнуюсь.

Но затем добавил:

— С материальной точки зрения, это не предвещает ничего хорошего. Продумай, пожалуйста, что нужно сделать, чтобы передать все дела Джи-би-си. Я хочу, чтобы без меня все шло своим чередом. Составь завещание, а я его подпишу.

Теперь он напрямую говорил о том, на что раньше лишь намекал.

В половине второго ночи Прабхупада неожиданно позвонил в колокольчик. На зов его пришли Тамала-Кришна и Кширачора-гопинатха. Лежа под москитной сеткой, Прабхупада произнес:

— Как я уже говорил, симптомы не предвещают ничего хорошего. Я хочу немедленно уехать во Вриндаван. Если мне пришло время умирать, то пусть это произойдет во Вриндаване.

Поскольку он хотел уехать тотчас же, преданные всю ночь паковали вещи и готовились к отъезду. Билеты на поезд заказать не удалось, поэтому решили ехать на машине.

Шрила Прабхупада ехал на заднем сиденье маленького «амбассадора», и время от времени ложился на бок. У его стоп на полу сидел Упендра. Тамала Кришна ехал впереди, рядом с Дамодара-Пандитом, опытным водителем, который вел машину быстро, но с величайшей осторожностью. Дамодара-Пандит часто смотрел в зеркало заднего обзора и всегда встречал внимательный взгляд своего духовного учителя. Заметив на дороге продавца огурцов, Прабхупада попросил Дамодару остановить машину. Огурцы, сказал он, хорошо утоляют жажду.

Через четыре с половиной часа они достигли Дели, где остановились в центре ИСККОН в Ладжпат-Нагаре. Было очень жарко. Преданные смочили пол на крыше водой, и Шрила Прабхупада прилег там на раскладушке.

К пяти часам следующего утра они были готовы выехать во Вриндаван. В делийском храме преданные принесли Прабхупаде огромный поднос с прасадом от Божеств, но он взял с него лишь чуть-чуть.

— Еде конец, — сказал он. — Я столько молился Кришне о том, чтобы освободиться от необходимости есть и спать, и наконец-то это произошло! От совокупления и защиты я уже давно отказался. Теперь с материальной деятельностью покончено.

Когда машина выехала за город, Тамала-Кришна заметил, что Шрила Прабхупада как будто успокоился.

— Похоже, вы счастливы, что едете во Вриндаван, — сказал он.

— Да, — ответил Прабхупада. — Вриндаван — мой дом, а Бомбей — моя контора.

Когда они свернули с шоссе Дели–Агра, Прабхупада впервые увидел каменный указатель с надписью «Бхактиведанта Свами Марг». Вскоре они встретились с Гунарнавой, который поджидал их, сидя на мотоцикле. Радостный и возбужденный, Гунарнава помчался вперед, чтобы сообщить преданным в Кришна-Баларам-мандире, что Прабхупада уже едет. У ворот храма собралась большая группа преданных, в том числе и все дети из гурукулы, которые устроили большой киртан. Они пели и танцевали, приветствуя Прабхупаду. Четверо преданных внесли Прабхупаду на паланкине в храм, где он поклонился Божествам — Кришне и Балараме, а после церемонии арати, устроенной в его честь, произнес перед собравшимися преданными короткую речь.

— Если уж умирать, — сказал он, — то лучше всего здесь.

Глядя на него и слыша столь неожиданные слова, некоторые преданные заплакали.

— Да, — продолжал он, — ничего нового я вам уже не скажу. Все, что я мог сказать, я сказал в своих книгах. А вы старайтесь понять то, что в них написано, и продолжайте начатое мною дело. С вами я или нет – не так важно. Кришна живет вечно, и индивидуальная душа, живое существо, тоже живет вечно, но киртир ясйя са дживати. Кто служил Господу, остается жить во веки веков. Я научил вас служить Кришне, а тот, кто живет с Кришной, будет жить вечно. Смерть этого тела не имеет никакого значения. Тело для того и предназначено, чтобы умереть. Так что служите Кришне и живите вечно.

Хотя слова эти не подлежали дальнейшему обсуждению, Шрила Прабхупада продолжил беседовать с гостями, которые остались с ним в комнате после того, как преданные разошлись. Г-н Бозе, удалившийся от семейных дел, рассказал Прабхупаде, что живет теперь в Кришна-Баларам-мандире, на что Прабхупада ответил:

— Тебе не подходит этот образ жизни.

Но г-н Бозе выразил твердую решимость, и тогда Прабхупада добавил:

— У тебя очень хорошая семья, так что надежда есть.

Он стал вспоминать о том, чем занимался в Хришикеше, и рассказал, что его всемирное Движение набирает силу и что судья в Нью-Йорке принял решение в их пользу.

Затем разговор зашел о привидениях, и Прабхупада вспомнил про дом Локанатхи Маллика в Калькутте, в котором жили духи. В Лакнау ему тоже приходилось жить в «доме с привидениями».

— Я не боюсь духов, — сказал он. — Я «духонепробиваемый». В Англии тоже полно призраков. Как правило, они настроены враждебно, могут даже убить. Иногда можно увидеть, как они входят в уборную или сидят на колонне. Предлагая предкам пинду, можно освободить их от пребывания в телах привидений. Когда-то в Майяпуре водились призраки мусульман, но сейчас они ушли. Мы изгнали их пением «Харе Кришна».

Прабхупада зажил по своему старому распорядку: утром он совершал короткую поездку на машине по Бхактиведанта Свами Маргу, наслаждаясь свежестью и прохладой утреннего воздуха и дорогой, вдоль которой росли деревья ним и кустарники (но даже такие прогулки на машине давались ему с трудом!); каждое утро, вернувшись с прогулки, он с преданностью и любовью смотрел на Кришну и Балараму, после чего садился или ложился отдыхать у себя в гостиной, а позже поднимался наверх, на открытую веранду своего дома, где стояли его письменный стол, кресло и кровать. Здесь, чтобы создать прохладу, преданные поливали полы водой. В гостиной был установлен кондиционер.

Шрила Прабхупада по-прежнему был вынужден участвовать в управлении своим Движением, поэтому он попросил своего секретаря сообщать ему, как идут дела в ИСККОН.

— Стань моими глазами, — велел он.

Очень сильно беспокоили его мысли о незаконченном строительстве в Бомбее.

— Я столько трудился, чтобы довести начатое до конца, — говорил он Тамала-Кришне. — И теперь, если Божества не будут установлены при моей жизни, это станет для меня ударом.

Однако управление ИСККОН доставляло ему слишком много беспокойств, и Прабхупада сказал Тамала-Кришне:

— Вы должны полностью избавить меня от управления.

Но когда Тамала-Кришна заметил, что Прабхупада порой сердится, если его не извещают о положении дел в его Обществе, Прабхупада сказал, что лучше не извещать.

— Считайте, что я умер, — предложил он.

Тамала-Кришна понял, что отныне руководители ИСККОН должны решать все проблемы сами – так, словно Прабхупада уже покинул этот мир. Они должны снять с него этот груз ответственности, чтобы ничто не мешало ему думать о Кришне и Балараме. Прабхупада подтвердил мысли Тамала-Кришны.

— Дайте мне такую возможность, — попросил он.







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 192. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия