Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 17




- Твой маленький щенок выглядит ужасно грустным, Маркус, - большая ладонь погладила ее волосы, - и изрядно использованным.

- В следующую минуту он будет выглядеть еще хуже, - голосом громче обычного снова пояснил Маркус. - Малютка-щенок укусил меня.

Габи поняла: он хотел, чтобы каждый услышал, что она будет наказана. Рауль охнул от смеха.

- Я полагаю, щенки любят облизывать все, что попадется на глаза, - произнес Маркус с явным весельем в голосе. - Мастер Рауль, будьте любезны, не могли бы Вы дать ей что-нибудь полизать?

- С удовольствием, - ответил собеседник.

"Полизать? О, Боже". Пребывая в легком шоке, саба наблюдала, как мужчина принялся расстегивать свои кожаные штаны. Его член был твердым, длинным, таким же темным, как его кожа, с грибовидной головкой фиолетового цвета и слегка изогнут влево. Рауль крепко сжимал его в руке. Видя, как Габи вытаращилась на него, он ухмыльнулся: его зубы как всегда смотрелись ярко белыми на фоне смуглой кожи.

- Ко мне, щенок, давай посмотрим, так ли ты хороша в этом, как я слышал. Не кусаться, - предупредил он.

Приготовившись выполнять приказание, Габи собралась с силами и, закрыв глаза, открыла рот. Ничего не произошло. Она подняла взгляд. Мужчина терпеливо ждал. Рауль не собирался подталкивать ее к тому, к чему она не была готова. Но Гален говорил, что похищенные женщины принимали участие в публичном сексе. Ей придется это сделать. К тому же... она сама просила Маркуса об этом. Возбуждение бурлило внутри нее. "Секс втроем. Боже".

По крайней мере, Маркус выбрал того, кто ей нравился. Она запомнила, насколько терпеливым был Рауль в ее квартире, баюкая ее в объятиях, пока не прекратилась дрожь. Ладно. В этом нет ничего страшного. Габи осторожно лизнула его член с выпирающими толстыми венами.

- Очень хорошо, querida, (прим. дорогая), - сказал он мягко.
Вытащив из кармана презерватив, Рауль раскатал его по толстому стволу.

- Мастер Сэм упоминал, что ты предпочитаешь апельсиновый вкус.

Она подавилась смешком, когда он скользнул членом между ее губами, и различила цитрусовый вкус. "Ох уж эти парни". Она приняла его глубже. Габи начала подниматься, нуждаясь в помощи рук, когда услышала позади себя: - Хорошие щенки не прыгают на людей. Стой на четвереньках, сладкая.

О, черт. Положив ладонь ей на затылок, Рауль начал двигаться.

- Сожми губы, Габриэлла, - пробормотал он, - и используй свой язык.

Саба изо всех сил старалась сохранять спокойствие, не пугаться, но... что если он протолкнет член до самого горла? Потом заметила, что он все еще обхватывает рукой основание своего члена. Это будет сдерживать его от более глубокого проникновения, поняла Габи. Ее наполнило облегчение. "Я смогу это сделать". Используя язык и губы, она предприняла все возможное, чтобы отблагодарить защитника, отчего ее даже обдало волной возбуждения. Все это время она чувствовала горячий взгляд Маркуса. Его руки массировали ее ягодицы, заставляя внутренности таять.
Рука Рауля сжала ее волосы в кулак.

- Очень хорошо, щенок, - прорычал он низким голосом.

Маркус что-то положил на ее поясницу. Она попыталась обернуться, но хватка Рауля за волосы удержала ее на месте. Ритмичные выпады его члена - вместе со знанием о намерении наставника овладеть ею сзади – зародили пожар внизу живота сабы.

Маркус провел пальцами между ее ногами, легко скользнул между ее очень влажными складочками и издал удовлетворенное: - Мммммм.

Зашуршала обертка презерватива, затем наставник безжалостно развел бедра сабы, открывая ее для себя. Габи напряглась и застонала вокруг члена Рауля во рту.

Головка члена Маркуса вжалась в ее лоно. Девушку затрясло, ее пальцы подогнулись. "Пожалуйста".

Он уверенно ворвался в нее. "О, Боже". Его толстый ствол растягивал ее набухшие стеночки, скользил по ту сторону анальной пробки, задерживаясь на складках вокруг налившегося клитора.

Она была так возбуждена... ее рот, как и лоно, был наполнен, каждая часть ее тела зафиксирована на месте, и этого было слишком-слишком много. Все внутри нее, подобно спирали, закручивалось туже и туже, и совершенно неожиданно прорвалось в долгий, нестихающий оргазм.

- Bueno, (прим. хорошо), - пробормотал Рауль, - это было прекрасно, малютка-щенок.

Маркус толкнулся в нее дальше. По мере того, как он наклонял сабу, вздергивая выше ее зад, она осознала, что впустила его глубже. Слишком глубоко. Габи заскулила: "Он слишком большой, но именно поэтому такой эротичный".

- Кажется, твой щенок немного огорчен, - заметил Рауль.

Он гладил волосы сабы, погрузившись настолько глубоко, что коснулся задней стенки ее горла, как бы напоминая ей, что, как и сзади, член между ее губами тоже требовал внимания.

- Давай заставим ее визжать, - объявил Маркус.

Он ощущался просто огромным внутри Габи, заполняя ее полностью. И вдруг наставник потянул ее за хвост, шевеля анальную пробку. Она не смогла удержаться от стонов.

Рауль посмеивался, ритмично толкаясь в ее рот, и саба беспомощно принимала его, страстно желая, чтобы на его месте был Маркус.

- Я не слышу ее голоса.

- Будет, - руки Маркуса сомкнулись на ее бедрах в твердом захвате. Он немного вышел из нее, затем снова вошел, неуклонно наращивая темп. Это так чудесно - так приятно, что он снова внутри нее.

Габи ненадолго сосредоточилась на Рауле, посасывая и облизывая, сжимая губы вокруг его члена. Он что-то пробормотал по-испански и увеличил скорость, пока его толчки не стали напоминать движения поршня в ее рту. С низким стоном он кончил; его дрожь была настоящей наградой для сабы, рука Дома вцепилась в ее волосы, и это было чертовски сексуально.

Наставник дал ей то, что она хотела, и Габи приняла это.

Когда Рауль отступил, Маркус начал вколачиваться жестко и быстро. Габи подалась назад к нему, поддерживая его ритм, наслаждаясь тем, что она уже кончила и могла полностью сосредоточиться на нем. Наставник поднял лежащую на ее спине вещицу, и секунду спустя та зажужжала. Вибратор. О, Боже. "Рррр-рр-ррррррр, ррр-ррр-ррррррр", - звучали всплески неуклонно растущих вибраций. Маркус вытянул руку вокруг нее и прижал вибратор к клитору.

- Ааааах! - ее визг вызвал довольный смех этого ублюдка.

- Вот и голосок прорезался, - пояснил он Раулю.

Габи опустила голову, страстное желание снова начало разгораться внутри. Когда ее сосредоточенность разбилась на куски, она осознала, что это еще один способ Маркуса взять ее под контроль. Она не могла думать, могла только двигаться так, как он ей диктовал, принимать то, что он ей давал.

Из-за одновременного проникновения члена Маркуса и анальной пробки она чувствовала чрезмерную наполненность. Чрезмерную растянутость. Пульсирующее дрожание на клиторе и возрастающие колебания требовали отклика. Ее клитор разбух. Еще чуть-чуть...

Но прежде чем клитор успел затвердеть достаточно, чтобы она кончила, наставник сдвинул вибратор, двигая им то с одной стороны, то с другой. Одновременно с этим Мастер врезался в нее, используя свой член в качестве инструмента подчинения своей власти.

Габи хотела бы проклясть его. Каждый раз, когда она приближалась к вершине, он отодвигал вибратор. Не Сэм был садистом, черт возьми, им был Маркус. Он продолжал эту пытку; ее половые губы набухли, плоть пылала. Возникшее из-за него напряжение в ее внутренностях создало ощущение, что их стянули резинкой.

С каждым выпадом наставник погружался до упора, и вибратор на клиторе посылал взрывы энергии по ее венам, испепеляя и сжигая каждую мысль в голове, оставляя только чувства внутри и неконтролируемое, но ускользающее начало кульминации. Габи застонала, ее ноги дрожали.

- Вот так, мой щенок, - протянул он. Она почувствовала, как вибратор сдвинулся... и остановился прямо на верхушке набухшего чувствительного клитора. - Кончи для меня, сладкая. Сейчас.

- Оооооооох.

Связующая резиновая нить лопнула от ее оргазма с жестким рывком, а потом волна за волной на нее нашло животное наслаждение. Сокращающие движения влагалища отдавались пульсацией вокруг его члена, наполненность от анальной пробки подарила ей более интенсивные спазмы, все ее тело задрожало. Руки подогнулись, и она всем весом рухнула на предплечья.

Вибратор упал на стол. Но прежде чем она успела полностью соскользнуть вниз, превратившись в тряпичную куклу, Маркус сомкнул руки на ее бедрах, подтягивая вверх ее задницу, и дернул Габи обратно на свой член. Он начал вколачиваться в нее короткими жесткими ударами, финишируя такими глубокими проникновениями, что она ощутила себя пронзенной навылет. Когда его член конвульсивно дернулся внутри нее, тело сабы снова вздрогнуло.

Маркус, склонив голову, втянул воздух сквозь стиснутые зубы, получая самые интимные ласки, известные человечеству. Она кончила красивее и искреннее, чем любая из женщин, которых он когда-либо знал. Никогда раньше он не чувствовал ничего подобного, как будто приняв его внутрь, Габи приняла и то, кем он был.

Он волновался, что она никогда не доверится ему снова. Вместо этого, когда девушка пыталась перебороть свой страх на барной стойке, она прибегла к нему, как к своей опоре, доверяя ему свою безопасность. Ее вера в его способность ее защитить были лучше любого оргазма.

Со вздохом удовлетворения Маркус наклонился поцеловать нежные позвонки на спине, уязвимый затылок и сладостный изгиб ее плеч. В процессе игры в щенка осознание его непосредственной близости изменило ее страх на возбуждение. Но наблюдение за тем, как другие мужчины прикасаются к ней, вызвало неоспоримую потребность взять ее, пометить как свою собственность. Свою территорию? Чертовски верно.

Он по-прежнему сжимал ее бедра, мягкие бедра с прекрасными округлыми ягодицами. Те покачивались во время ходьбы, соблазняя, вызывая сильное желание схватить и погрузиться по самые яйца. Маркус разжал пальцы. На ее светлой коже появилось несколько синяков, дополнительные следы к красным отпечаткам его ладоней на ее попке. Он провел раскрытой ладонью по покраснению, наслаждаясь последовавшими ерзаньем и взвизгами... и тем, как ее лоно вновь сжалось вокруг него.

К сожалению, он не мог остаться здесь навсегда, как бы заманчиво это ни казалось. С растущим чувством потери он вышел из нее, одновременно удаляя анальную пробку, улыбнувшись тому, как ее спина выгнулась в ответ на неожиданные ощущения. Она начала падать, но Маркус успел подсунуть руку под ее талию.

- Я подержу ее, друг, - произнес Рауль.

- Спасибо.

Когда Маркус отошел, второй Мастер подхватил ее на руки, терпеливо ожидая его возвращения. Избавившись от пробки и презерватива, наставник застегнул брюки, после чего, прихватив одеяло для саб из стопки у стены, укрыл им Габи и забрал девушку у Рауля.

Губы сабы были припухшими и розовыми, глаза остекленевшими. Обвисшие собачьи уши плюхнулись на ее раскрасневшиеся щеки.

- Ты такая милая,- пробормотал Маркус себе под нос.

Рауль усмехнулся в знак согласия и, хлопнув его по плечу, удалился. Наставник расположился в кресле, прижав маленькую сабу к груди. Она взглянула вверх, мгновение фокусируясь на его лице, затем, скорее всего, удовлетворившись видом, положила голову обратно.

- Мастер Маркус. - Андреа остановилась напротив. - Каллен сказал, что вашему щенку необходима вода и вам, возможно, тоже после проделанной тяжелой работы.

Дом приподнял брови.

- Кто сказал?

Саба слегка покраснела.

- Dios (прим. Боже), а вы зануда. Мастер Каллен сказал.

- Уже лучше. Открой, пожалуйста, две бутылки и поставь одну на журнальный столик.

Сделав, как он просил, Андреа передала вторую бутылку ему в руки.

- Спасибо, сладкая, и, пожалуйста, поблагодари твоего Дома за меня.

- Будет сделано.

Она улыбнулась ему и быстро пошла прочь, прежде чем он смог снова сделать ей выговор. Маркус покачал головой. Андреа красивая женщина, но он никогда не завидовал Каллену, а всему причиной была ее нахальность. И вот посмотрите, где он сейчас оказался сам: маленькая саба, которая переплюнула Андреа в нахальстве, а у него и намека нет на раздражение. Он знал, черт возьми, Габи делает это не для демонстрации - чертовски многое из ее поведения просто ее сущность. Маркус поцеловал кончик ее носа и усмехнулся, когда она нахмурилась.

- Заставить меня ползать по бару было очень плохим наказанием, Сэр.

Он старался не улыбаться, но ничего не мог с собой поделать. Она выглядела насытившейся после оргазма, а в ней до сих пор хватало энергии препираться с ним.

- Да что ты? - Он уткнулся носом в ее щечку, наслаждаясь благоуханьем розы и сандала, смешанным с ароматом ее возбуждения. – Разве тебя так уж сильно беспокоили прикосновения чужих мужских рук?

Замерев, саба отвела взгляд.

- М-м. Посмотри на меня, Габи.

В ее больших карих глазах светилась уязвимость.

- Ответь мне.

- Сначала это испугало меня, но вы... когда вы наблюдали за мной, я чувствовала себя в безопасности. Я увидела, что вы хотели, чтобы я получила наслаждение, и почему-то так и случилось. Спасибо.

Признательность и тепло в ее взгляде подарили ему ощущение, что он вырос еще на один фут в высоту.

- А с Раулем? Тебе понравился секс втроем?

Он поддерживал легкий тон, зная, что у нее было такое желание. Он управлял ей. Вопреки всему челюсть Маркуса напряглась. Он хотел сломать Раулю шею за то, что тот прикоснулся к Габи. "Моя саба".

Между сдвинутыми бровями девушки образовалась морщинка.

- Мне нравится Рауль, и я возбудилась. Но больше от того, что вы были со мной. Вы наблюдали, поддерживали… и взяли меня – это все, о чем я могла думать. - Она прикусила губу. - Я рада, что попробовала, но мне бы не хотелось повторять это снова.

"Снова. У нее остался только один день в клубе. Неужели она забыла?" Маркус отогнал эту мысль.

- А играть в щенка?

Габи хихикнула.

- Мне, скорее, понравилось кусаться и рычать. Особенно кусаться.

"Проказница".

- Начав игру, ты, казалось, наслаждалась. Мы тоже, глядя на тебя, разогрелись от поглаживаний, от вида твоих качающихся грудей и взмахов хвоста. Да весь бар аплодировал тебе, когда ты кричала минуту назад.

Ее и без того розовые щеки залило красной краской.

- Ты очень красиво кончила, сладкая, и мне было приятно наблюдать за этим. Уверен, остальные тоже рады, что так или иначе поучаствовали в приближении твоего наслаждения.

Она разинула рот, и очевидно не знала, что сказать, на что решиться.

- Что теперь?

- Теперь ты можешь одеться. Я был щедрым, дорогая, так что тебе лучше поблагодарить меня. Мне причитается поцелуй.

Ее губы изогнулись.

- Благодарю, Сэр.

Он получил в награду долгий, томительный поцелуй, который заставил его вспомнить, сколько удовольствия может доставить один лишь женский поцелуй. Особенно от этой женщины.

* * *

"В высшей степени занятно". Наблюдатель следил за окончанием игры в щенка, качая головой. Саба стала великолепной собакой. Он отвлекся на свои мысли на несколько минут, прикидывая, как она отреагирует на пони-плей. На ношение уздечки и упряжи, и длинного хвоста, прикрепленного к анальной пробке очень большого размера, чтобы заставить ее кричать, когда она тронется с места. Возможно, потянув за собой повозку.

Он получал удовольствие, стегая пони кнутом, чтобы те двигались быстрее, наблюдая, как их мышцы сокращаются в напряжении, а с их обнаженных тел стекает пот.

Взглянув на Габриэллу, он, улыбнувшись, дополнил ее кандидатурой свой список.

* * *

Пару часов спустя саба признала, что она все же весело провела время. Каждый Дом в клубе теперь относился к ней как к любимому домашнему питомцу. Она получила много вызовов типа "Сюда, маленький щенок" от желающих получить напитки. Дерзко отвечая им, она все же приберегла свои лучшие оскорбления для Мастеров.

Ее ноги ныли едва ли не сильнее, чем попа. Сегодня вечером стажерам было работать куда тяжелее. Z объяснил, что Салли отправилась навестить свою семью. Это был несколько неожиданный отпуск, размышляла Габи, но вместе с тем девушка испытала облегчение. Ведь Салли идеально подходила под описание жертв похитителя.

От внезапно озарившей ее мысли Габи прищурилась. Мог ли кто-то, чье имя начиналось с Z, сделать так, чтобы одна потенциальная цель вышла из зоны досягаемости? О, он был чертовски умен; она знала это. Улыбаясь, саба взяла поднос с напитками с барной стойки.

Вертя головой из стороны в сторону, проверяя, нуждался ли кто-нибудь в напитке, ее сердечко екнуло. Маркус стоял у Андреевского креста, общаясь с блондинкой, той, что постоянно подходила к нему. Его подруга, Селин, как выболтала Салли, хотя казалось странным, что Маркус, имея любовницу, продолжал путаться с другими женщинами. Опять же, у Габи не было большого опыта общения с людьми, придерживающимися тематического образа жизни. Возможно, все, что Маркус делал с ней, просто считается частью работы наставника по обучению стажеров. "Ничего личного. Тебе, подруга, ничего не светит".

Женщина, черт бы ее побрал, была красива, из того типа дамочек, который нравился Маркусу: с золотистыми волосами, светло-голубыми глазами и темным загаром. Высокая и стройная. Ревность опалила вены Габи, будто по ним хлынула кислота вместо крови.

Женщина опустилась на колени грациозно, как балерина. Идеальный маникюр и педикюр, аккуратно уложенные волосы, безупречный макияж. На ней был кожаный корсет, похоже, сделанный на заказ. Значит, она еще и богата. Она и Маркус выглядели... идеально... вместе.

Маркус что-то сказал женщине. Она склонила голову и поцеловала его туфлю, ее золотистые волосы красиво рассыпались по спине. А затем она посмотрела на него с таким обожанием, что Габи стиснула зубы.

"Оставь его в покое, ты, огрызок совершенства. Он мой". Закрыв глаза, Габи сделала шаг в сторону от огороженной зоны. Потом еще один.
"Он не мой. О чем я думаю?". И все же... она сама виновата в своих чувствах к нему. "Что с твоим рассудком, Габи? У этого уикенда не будет продолжения. Он согласился работать с тобой только как со стажером. Ничего больше".
Габи прикусила губу. Тяга к нему воспринималась подобно речному водовороту, которого невозможно избежать. "Я хочу большего".

Блондинка подобрала с пола плеть и протянула ему, приглашающе покачивая бедрами. Габи больше не могла этого терпеть. После минувшей субботы - с Маркусом - она теперь точно знала, какой интимной может быть порка. "Я не могу на это смотреть". Отвернувшись от них, Габи сильнее вцепилась в свой поднос, чувствуя, как уныние окутало ее плечи, словно черным плащом.

За какую-то долю секунды Габи приняла решение, что если Каллен окликнет ее, она ответит ему так дерзко, что тот перебросит ее через барную стойку и задаст ей трепку голыми руками. Это не заставит ее чувствовать себя лучше, но, по крайней мере, она не будет наблюдать за тем, что ранит ее прямо в сердце.

* * *

Раздраженный Маркус хмуро посмотрел на женщину, стоящую на коленях у его ног. Он не встречался с ней уже пару месяцев, а она продолжала цепляться за него, как ветви кудзу. Да, иногда, когда она умоляла, он разыгрывал с ней сцену - легкая порка, никакого секса, никаких настоящих эмоций. Не то, чтобы она жаловалась. На самом деле, она предпочитала облегченные сцены, не любила расширять границы, не хотела значимой связи. А вот он хотел. Даже до встречи с Габи он знал, что ему нужно нечто большее. Теперь же, получив с ней незабываемые любовные переживания и соединившись с ней на очень многих уровнях, он никогда не согласится на меньшее.

Секунду он изучал Селин. Она не понимала его намеки. Опять же, ее было сложно назвать догадливой. Когда они встретились впервые, Маркус был очарован ее напускной сладостью, ее изящной покорностью. Теперь же ее поведение ему казалось приторным, а ее демонстрации покорности на публику не хватало внутренней наполненности. И сейчас она хотела, чтобы он провел сцену с ней.

Маркус вздохнул. Гален и Вэнс ясно дали понять, что Габи должна казаться свободной сабой. Она должна играть с разными Домами - и ему надлежит подталкивать их к этому. Черт возьми.

После игры в щенка в качестве наказания, он заставил себя оценить для нее возможность трахаться с другим мужчиной - или двумя мужчинами - если она захочет втроем. Но когда Габи почти в панике не поднимала на него глаз, он понял, что девушка неохотно занималась сексом с кем-то еще.

Он чувствовал то же самое. И, тем не менее, ему действительно следует усилить видимость отсутствия связи с Габи и того, что он якобы не заметит ее исчезновения. Он не мог этого сделать.

- Пожалуйста, проведите со мной сцену, Мастер, - повторила Селин, состроив гримаску.

Она была в курсе, что называть его Мастер, а не Мастер Маркус предполагало, что он принадлежит ей, и если она думала, что тем самым польстит ему, значит, она его совсем не знала. Под словом «Мастер» понималось обязательство. Перед сабмиссивом. Перед женщиной. И любовь... обязательно должна присутствовать любовь.

- Я не твой Мастер. Добавляй в конце мое имя.

- Могу я доставить вам удовольствие?

- Нет, - он не хотел причинить ей боль своей прямотой, но, видимо, по-другому не получится. - Селин, ты привлекательная женщина, но я не отношусь к тебе так, как я относился бы к своей девушке или сабе.

Мышцы ее лица натянулись настолько, что было заметно, как побелели скулы.

- Я идеально подхожу вам, Маркус. Позвольте мне продемонстрировать это.

- Нет. У меня не будет больше с тобой сцен. – Маркус на секунду задумался. – Хочешь, я подыщу тебе Дома?

- Нет.

Она осталась стоять на коленях, как будто ожидая, что он передумает. Однако, стоит отдать ей должное, она была упряма.

- Я надеюсь, ты найдешь хорошего Мастера. Позаботься о себе, сладкая.

Он отошел прежде, чем она смогла ответить. После быстрой проверки стажеров Маркус решил, что было бы чертовски здорово пропустить пару стаканчиков. Позже этим вечером ему нужно задействовать Габи в сцене, где она сможет продемонстрировать все свои таланты своеволия. Он усмехнулся... но его улыбка поблекла. Он не может быть ее Верхним; сегодня вечером они и так провели вместе достаточно времени.

Взвешивая, кому из Домов он мог ее доверить, Маркус стиснул челюсть. Он был кретином, когда повел себя так по-собственнически, так и не поговорив с ней о том, чтобы быть вместе после того, как закончатся эти выходные. Тем не менее, он отдавал себе отчет в своих чувствах к ней.

Но ей необходимо поиграть с кем-то еще сегодня вечером. Быть может, подойдет легкая порка, без эротики. Поэтому действуя в собственных интересах, он подсунет ей уродливого Дома.

* * *

Ближе к двум часам утра Маганти терпеливо ожидал появления его последней цели. Уже скоро, поскольку Янг позвонил, карауля ее на пересечении дорог, и сообщил, что она проехала мимо. Несмотря на то, что Царство Теней находилось далеко за городом, Янг наблюдал из наиболее людных мест.

Цыпочка номер 4. Последняя. Довольно хорошенькая. Он улыбнулся. Быть может, ему отложить ненадолго вызов лодки, чтобы они с Янгом могли сами вдоволь насладиться ей. С чувством предвкушения он заметил ее машину, еле ползущую в потоке других. Точно в срок.

Позади нее показались проблесковые огни, и у Маганти отвисла челюсть, когда полицейский автомобиль развернулся и направился прямиком к многоквартирному дому, рядом с которым он стоял. Какого хрена?

Чертов сукин сын, а если бы он успел напасть на нее? Пот стекал по его лицу, когда он брел, как привидение, назад через подворотню к задней стороне здания, откуда наблюдал, как два полицейских выпрыгнули из патрульной машины и помчались вверх по лестнице. Они начали колотить в дверь, откуда послышался мужской крик: - Уходите.

Сквозь подворотню Маганти увидел мерцание огней в других зданиях. Двери открылись. Засранец разбудил всех в этом сраном жилом комплексе. Сжав зубы до скрежета, Маганти наблюдал за тем, как его цель вошла в подворотню и, поднявшись вверх по лестнице, скрылась за дверью своей квартиры.

* * *

Увидев в зеркало заднего вида машину с мигалками, Габи почувствовала нарастающую панику и едва не угодила в канаву. Водитель проследовал за ней на парковку, затем промчался мимо и дальше к ее дому.

"Все это не связано со мной". Однако, когда она вышла из машины, ощущение покалывания на коже было таким, будто каждое крохотное нервное окончание почувствовало чужой наблюдающий взгляд. Она знала, что Родос болтался где-то поблизости, но почему-то это чувство было скорее... зловещим. Тем не менее, никого поблизости не оказалось. Возможно, непогода действует на нервы. Порывы урагана налетали со стороны залива, и черные тучи поглотили звезды. Бушующий ветер трепал ее одежду, раскачивал деревья.

Пока она пересекала двор, копы барабанили в дверь квартиры на этаж ниже ее собственной. Прежде чем она достигла здания, подъехала другая полицейская машина, затем скорая помощь. Черт.

Поднявшись по лестнице на свой этаж, она обнаружила выглядывающую соседку и спросила: - Что происходит?

Маленькая седовласая женщина загорелась возможностью поделиться сплетнями.

- Ооох, мужчина из 282 явился домой отвратительно пьяным и зверски избил свою подругу. Ее вопли доносились даже до сюда. Клара из 280 позвонила мне, и я велела ей вызвать полицию.

"Все это никак не связано со мной". Облегчение отразилось улыбкой.

- Избивающий женщину мужчина – это отвратительно.

От следов хлыста кожа на ее попе горела.

- Он мне все равно никогда не нравился. Я сказала Кларе, что он выглядел жестоким.

Натягивая хлопковый халат, чтобы закрыться от дождевых капель, миссис Питерс пробралась к краю дорожки посмотреть, как грубияна тащили прочь. Габи взглянула через перила. Пьяный и агрессивный. Она призадумалась, желая знать, должна ли она проверить, что с девушкой, когда увидела входившую в квартиру женщину-полицейского. Габи погладила миссис Питерс по хрупкому плечу.

- Приятного отдыха.

- Тебе тоже, дорогая.

Быстро приняв душ, Габи развалилась на кровати, все еще слишком бодрая, чтобы отойти ко сну. Дождь молотил по окнам ливневыми потоками, она отрезала "ногу" от пары колготок и скатала ее в похожую на мышку кошачью игрушку. Оставив для натуральности хвост на конце, она бросила ее на ковер. Два пушистых тельца тут же бросились в погоню.

Гораций выиграл. Телесного цвета комок победоносно свисал из его рта, кот в полной убежденности, что завладел мышкой, рычал на Гамлета и бил по полу хвостом.

Гамлет проявлял нерешительность. Он вылизал лохматый клочок шерстки, чтобы показать свою незаинтересованность, потом, запрыгнув на кровать, уютно устроился рядом с Габи.

Лежа на боку, она потерлась носом об его мягкий мех. Когда она прогуливалась с Маркусом по пляжу, то попросила, чтобы он нашел добрые руки для ее питомцев... если с ней что-то случится. В тот момент выражение его лица стало пугающим, потом Дом дернул ее в свои объятия и прижал к себе. Но он дал ей обещание.

- Вы будете в безопасности, мои мальчики, несмотря ни на что, - прошептала она.

- Просто осталась еще одна ночь.

А что потом?

Она погладила Гамлета под подбородком, и тот замурлыкал. Потом она отправится домой в Майами и забудет о Царстве Теней? Маркусе? Но сможет ли? Вернуться домой - да. Забыть? Вероятно, нет. До знакомства с Царством Теней и Маркусом она не осознавала, насколько глубока была ее потребность в чем-то большем, чем - как наставник это назвал - ванильный секс. После своего нового опыта стало очевидно, что в БДСМ клубах в колледже она никогда на самом деле не подчинялась по-настоящему.

Но Маркус продемонстрировал ей полноту чувств и ощущений от передачи контроля над телом. Она не могла отказаться от этого сейчас, даже если ей придется искать его с кем-то другим. Поэтому она продолжит пробовать сцены, даже когда уйдет. Мастер Z наверняка сможет порекомендовать ей безопасный клуб.

Однако Маркус больше не будет ее Домом. Испытывая необходимость чем-то заполнить черную пустоту внутри, Габи потянула кота на свой живот. Тот удивленно моргнул и перевернулся спиной вниз, задрав кверху уши, чтобы быть начеку.

- Ты знаешь, Гамлет, я его не понимаю. - Когда Маркус забрал ее к себе домой, ей было так весело. Стряпня, обсуждения, плавание. Обычные разговоры. И все это время в его поведении прослеживалась натура Доминанта. На пляже он был таким милым и игривым... что она даже подумала, что что-то значила для него. Но судя по общению с Селин, между ней и Маркусом были отношения.

- Ты парень, - сообщила она Гамлету. - Так скажи мне, как он мог заниматься со мной любовью, если он и Селин вместе?

Кот приоткрыл глаза, как бы напоминая ей, что все мужчины сволочи.

Позже, этой же ночью, Маркус отдал ее другому Дому для сцены.
Дело ведь было не в ее поведении, нет? Да и она видела, насколько хорошо подходит ему Селин. Такая чертовски идеальная.

- Они прекрасно смотрятся вместе, Гамлет, - Габи вздохнула. – Полагаю, я просто не знаю его настолько хорошо, как думала.

Только это было не так. Своим непокорным наглым поведением она привела его в бешенство, а он по-прежнему контролировал себя. И ее. Чуткое отношение в занятиях любовью многое рассказали о нем. И как он спорил - вежливо, признавая ее правоту, если она привлекала внимание хорошим ответом - и как он слушал.

Но все то же самое она вернула ему сторицей. И заставила его смеяться. Способна ли Селин на подобное?

Черт возьми. Завтра будет ее последняя ночь. Она проявит внимание, возможно, спросит его... как-то... думал ли он... хотел... Габи застонала и села. Ну что тут можно сказать, как она сможет задать ему вопрос, если даже не может его нормально сформулировать.







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 202. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия