Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЭЛФИ КОЭН, "БЕЗУСЛОВНЫЕ РОДИТЕЛИ", 2006 - Глава 5, Часть 2




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

ГЛАВА 5 - продолжение

В «игре»

В некоторых семьях успех важен не столько в науке, сколько в спорте, однако то давление, которому подвергаются дети, чтобы добиться этого успеха, да и та цена, которую они платят, не слишком разнятся. Уэнди Грольник, исследования которой я уже описывал, была поражена не только результатами собственных опытов, но и тем, что она видела вокруг себя. Она рассказывала историю, как однажды разговаривала с одной мамой во время уроков плавания в бассейне, и заметила, что та употребляла множественное число «мы решили, что в этом году мы займемся плаванием», хотя явно она не собиралась сама залезать в воду. Ее сын вылез из бассейна с расстроенным видом, подошел к ней, и сказал, что ему надоело это соревнование. Мама приняла благожелательный вид, оглянулась вокруг, заметил ли кто-либо инцидент, после чего проинформировала его, что он отправляется плавать, хочет он того, или нет. Когда мальчик запротестовал, она сказала: «если ты не будешь плавать, то мы никогда больше сюда не придем. Я не позволю тебе провернуть это со мной еще раз!». Мальчик начал несчастно хныкать.
Многие, кто бывал на стадионах, футбольных полях и катках наверняка может рассказать подобные истории отвратительного поведения родителей. Кажется, что мамы и папы, которые орут на тренеров, на судей, на противоборствующие команды, на своих детей – повсюду, это превратилось в какую-то эпидемию. Но еще более показательны, по моему мнению, родители, которые пользуются более мягкими средствами, объявляя, что главное – не победа. Они ужасаются поведением этих кричащих грубиянов, но, тем не менее совершенно прозрачно сообщают, что ребенок обязан участвовать в соревновании, и обязан побеждать.
Часто после лекции, родители подходят ко мне и сообщают, что «мы всего лишь требуем от Зака, чтобы он показал лучшее, на что способен». Моя первая реакция заключается в том, что «показать лучшее, на что способен» очень далеко от «получить удовольствие». Во-вторых, я уверен, что Заку совершенно ясно, что за этими успокоительными словами стоит несколько большее. Я обычно спрашиваю, «А когда Зак приходит домой и сообщает, что сделал, что мог, насколько ваша реакция отличается от того, когда он сообщает, что занял первое место? Если отличается, то он наверняка уже понял, что ваше внимание и радость, хотя бы частично, зависят от того, победил ли он, или, если быть более точным, победил ли он других детей». Не важно, говорим ли бы о победном кубке или о пятерке, о победном голе в матче или о красном дипломе, суть в том, что дети в таких семьях чувствуют, что должны добиваться успеха, чтобы их любили.


В экстремальных случаях мы видим родителей, которым требуется триумф их детей, чтобы самим чувствовать себя достаточно успешными. Но даже тем, кто не такой, кто гордится тем, что не увлекся чрезмерно этой гонкой, стоит пересмотреть свое ежедневное поведение и взвесить, что они делают сейчас, и что желают для своего ребенка в долгосрочной перспективе. Достижимы ли эти цели, если мы будем постоянно подталкивать ребенка к успеху? А если они будут делать это в основном ради нас? Если им это совсем не нравится, но они боятся нам сказать?
Много лет назад я был гостем в одном известном телешоу. Рядом со мной сидел семилетний мальчик по имени Кайл, чьи родители тратили все время, и невероятное количество денег на то, чтобы сделать из него звезду тенниса. Его мама настаивала, что это он хотел играть, несмотря на то, что сама была известной теннисисткой, и начала его тренировать в два года (позже, правда, она оговорилась, объяснив, почему они с мужем «отдали» его в теннис, а не в какой-то другой спорт). Мы узнали, что он тренируется от двух до пяти часов в день, и посмотрели видео, как он энергично отбивал подачи и бегал по корту. В конце программы, когда уже пошли титры, кто-то из аудитории спросил Кайла, что он чувствовал, когда проигрывал. Он опустил голову и сказал очень тихим голосом: «стыд».
Этот тихий короткий ответ приходит ко мне в голову каждый раз, когда я думаю о том, как детей интенсивно толкают к успеху. Мало кто из родителей впадает в такую крайность, как родители Кайла, но стыд, который он ощущает, что подвел людей, ожидающих (если не требующих) от него результатов, знаком многим детям.
Возможно, проблема именно в теннисе и других видах спорта. Точно так же, как есть лучшие способы сообщить родителям о том, как дела у ребенка в школе, чем оценки, так же я думаю, есть лучшие способы повеселиться и поупражняться физически, чем игра, где один выигрывает, только если другой проигрывает. Возможно тем родителям, которые не считают нужным искать такие альтернативы, стоит спросить у своих детей, воспринимают ли они спорт больше как работу, чем как игру, - и если да, то почему.

Маленький моторчик «надо».

В начале 90-х, когда я начал исследование эффектов конкуренции, которое потом переросло в многослойный и многолетний труд, у меня были предположения о том, что я обнаружу. Я подозревал, что конкуренция не помогает нашему психологическому здоровью или нашему умению строить отношения. Я был прав. Но я так же ожидал найти подтверждения тому, что многократно слышал, что соревнование мотивирует многих проявить себя с лучшей стороны. Поэтому отсутствие его может быть связано с более низкими показателями в работе или в школе. Поэтому получалось, что ради того, чтобы быть более здоровыми, счастливыми людьми, нам придется поплатиться частью успеха.
Боже, как я ошибался. Исследования поразительно четко показали, что момент конкуренции останавливает людей от того, чтобы работать или учиться лучше. По множеству причин, лучшие результаты не только не требуют того, чтобы один человек победил другого – они требуют, чтобы такого рода ситуации были искоренены. Нет никакого компромисса. Сотрудничество достигает большего, чем соревнование, если нас волнуют реальные результаты, и если нас беспокоит, как люди относятся к себе и окружающим.
Я говорю об этом сейчас, потому что бытует мнение, что такого рода жертву приносят те, кто выбирает «безусловное» родительство. Обычно говорят так: «если мы знаем, что нас любят, когда мы стараемся и добиваемся результатов, именно это мы и будем делать». Или иначе, как риторически заметила одна группа психологов «будут ли люди так же нацелены на успех, если бы их любили и принимали безусловно во всех сторонах их жизни?».
Это важный вопрос, и я хочу привести несколько ответов. Во-первых, даже если бы это было бы так, это относилось бы только ко взрослым. Детям нужно, чтобы их любили безусловно. Опять же, даже если предположить, что чувство, что тебя принимают, только если ты успешен – это хорошая вещь, имеет смысл начинать жизнь с твердой базой уверенности, что тебя принимают и просто так.
Во-вторых, стоит спросить, а какой, собственно должна быть шкала оценки, чтобы решать, принимать кого-то или нет. «Стараться» и «добиваться результатов» - очень разные вещи. Если мы требуем результатов, что нам делать с людьми, которые стараются изо всех сил, полностью отдают себя, но по тем или иным причинам, зачастую вне их контроля, не добиваются желаемого результата? Если же мы оцениваем старания, то всегда ли мы можем их оценить? Один старался больше, а другой дольше. Кажется достаточно странным подогнать любовь и принятие к такой сложно измеримой субстанции, как усилия.
В-третьих, даже если обусловленный подход и приносил бы результаты, нам снова стоит задуматься о скрытой цене – то есть более широких, глубоких и далекоидущих последствиях стратегии, которая на первый взгляд кажется успешной. Даже если есть жертва, последствия обусловленного принятия куда хуже тех или иных успехов. А последствия описаны предельно ясно в 1 и 2 главах. Даже если студенты университетов проводили больше времени за учебой, чтобы завоевать одобрение родителей, мало кто из нас скажет, что это достойная цена, чтобы ненавидеть родителей, чувствовать себя несчастными и несвободными. Если бы человека любили безусловно, по-прежнему бы он был нацелен на успех? Те из нас, кто понимает, что значит «быть нацеленным», наверняка ответят «надеюсь, что нет!».
Но если люди не нацелены, это не значит, что они неуспешны. Это мой четвертый и последний аргумент. Точно так же как и с конкуренцией, речь о жертве не идет, потому что обусловленное принятие обычно НЕ работает, даже для достижения конкретных более высоких результатов. В лучшем случае это работает только для определенных людей в определенных случаях и при определенных задачах.
Те, кто считает по-иному, делают несколько логических ошибок. Во-первых, они считают, что дети, выросшие с уверенностью, что они в общем умные и хорошие, не имеют причин ничего добиваться. Я как-то слышал защиту этой точки зрения аргументом: «что в натуре человека делать как можно меньше, только необходимое». Это убеждение опровергается не только десятками исследований, но и целой областью психологии, занимающейся мотивацией. Напротив, сложно ЗАПРЕТИТЬ счастливым, уверенным в себе людям пытаться узнать больше о себе и о мире, или сделать что-то, чем бы они могли гордиться. Желание делать как можно меньше – это отклонение, симптом нарушения. Обычно это свидетельствует о том, что человек чувствует угрозу, и перешел на стратегию минимизации потерь и рисков, или что поощрения и наказания вынудили индивида потерять интерес к тому, что он делает, или он считает конкретное задание – вполне возможно, абсолютно правомерно – бессмысленным и скучным.
Представьте, что ребенок делает «как можно меньше» в школе. Это, как мы видели, может быть результатом «самоограничения» (его убедили, что он глупый, если ему что-то не удается, и он отказывается от попыток, чтобы сохранить чувство, что он умный, и доказал бы это, если бы попытался). Или это может быть результатов внешней мотивации – его интересует только оценка, поэтому он выбирает самое легкое задание на пути к ней. Или, возможно, вместо того чтобы научиться чему-то интересному и значимому, ее заставляют заполнить еще один листок тестов или прочитать еще одну главу занудного учебника. Наверняка можно придумать еще не одну причину, почему ребенок делает «как можно меньше», и все эти причины сведутся к тому, что происходит у нее дома или в школе. Нет никакого аргумента, чтобы ответ мог лежать в сфере «это натура человека».
Я уже говорил, что дети, которых любят безусловно, обычно научаются принимать себя безусловно. Но это вызывало бы беспокойство, только если мы путаем позитивную самооценку с надменным самомнением. Тот, кто имеет стержень веры в себя и глубокое убеждение, что он хороший человек, не становится более склонным сидеть и ничего не делать. Нет ни малейших намеков или доказательств, что безусловная самооценка способствует лени, или, что чтобы добиться высоких результатов, нужно считать себя никчемным, если ты их не добьешься. Напротив, те, кто знают, что их любят вне зависимости от достижений, зачастую достигают многого. Безусловное принятие позволяет им развить уверенность в себе, готовность пробовать новое, рисковать. Глубокое внутреннее спокойствие рождает смелость идти вперед.
Это имеет прямое отношение к другой логической ошибке, которую совершают люди, защищающие идею обусловленного принятия. Они считают, что нервная энергия постоянных внутренних сомнений нужна, чтобы чего-то добиваться, что страх проигрыша мотивирует человека расти над собой. Опять же, сложно представить точку зрения более не совпадающую с тем, что мы знаем о мотивации и познании. Возможно, мы хотим, чтобы дети умели восстанавливаться от неудач, но не факт, что это происходит. Более вероятный результат заключается в том, что они будут считать, что в подобных заданиях в будущем они тоже будут неуспешны. Тем самым они запускают механизм самовыполняющегося пророчества: они чувствуют себя неумелыми и даже беспомощными, и это заставляет их вести себя так, чтобы доказать свою правоту. Они так же предпочитают более легкие задания, и проявляют меньше интереса к тому, чем занимаются. Даже те исключительные дети, которые после провала собираются и пытаются еще упорнее, возможно, делают это из невыносимой внутренней потребности думать о себе лучше, нежели потому, что им нравится учиться. Поэтому, даже если они смогут понять, что читают сейчас, это не значит, что им будет нравиться читать завтра.
Если об этом подумать, это простая и понятная правда. Страх неудачи – не то же самое, что радость успеха, более того, первое стоит на пути второго. Мы уже видели достаточно доказательств того, что обусловленное родительское отношение и обусловленная самооценка – нездоровы. Теперь стоит добавить, что они еще и непродуктивны. Они приводят к «сосредоточению на собственных эмоциях в попытке восстановить самооценку, а не сосредоточению на проблеме, в попытке ее решить», как сказали двое исследователей. Иными словами, мы так заняты тем, чтобы избежать последствий провала, что у нас не остается ни времени, ни энергии нужных для достижения успеха.
Даже если не принимать во внимание эту чисто практическую проблему, указали исследователи, если мы считаем, что научить детей относиться к себе хорошо, только если они заслужили это право достижениями и успехами, подразумевает, что «тем самым и полностью оправдывается низкая самооценка многих детей, которые не достигают результатов в социально-приемлемых формах, таких, как баллы в школе или места в спорте, и они совершенно справедливы, считая, что они никчемные люди».
Как и другие ядовитые идеи, которые слышат дети, это зачастую приходит от их учителей, тренеров или приятелей, не говоря уже о СМИ и всей культуре, в которой они живут. Но нельзя избежать факта, что жесткое давление преуспеть, - или, что еще хуже, - превзойти других – начинается дома. В любом случае это остается нам, их родителям – противиться этому давлению, бросать вызов общепринятым идеям, и делать все возможное, чтобы наши дети чувствовали бы себя любимыми, что бы ни случилось.







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 245. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.017 сек.) русская версия | украинская версия