Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЭЛФИ КОЭН, "БЕЗУСЛОВНЫЕ РОДИТЕЛИ", 2006 - Глава 4




ГЛАВА 4
ВРЕД НАКАЗАНИЙ

Наказание… Контроль… Авторитарное воспитание…лишение любви…обусловленное внимание – все эти концепции пересекаются, но именно первая нам лучше всего знакома и наиболее понятна. Наказать ребенка – то есть сделать ему что-то неприятное – или лишить чего-то приятного – обычно с целью коррекции поведения в будущем. Иными словами, наказывающий заставляет ребенка страдать, чтобы преподать ему урок.
Фундаментальные вопросы о том, является ли мудрым такой подход, напрашиваются сами по себе еще до того, как мы взглянем на результаты научных исследований. Например, нам может прийти в голову спросить: Насколько намеренное делание ребенка несчастным окажет благополучный эффект в долгосрочной перспективе? Или: если наказание настолько эффективно, почему мы продолжаем наказывать снова и снова?


Проведенные на данную тему исследования не развеивают сомнений. Результаты классического исследования семьи, опубликованные в 1957 году, кажется, поставили своих авторов в тупик. После рассмотрения данных исследования детей дошкольного возраста и их матерей, они написали, что «неприятные последствия наказаний гнетуще нависают над всеми найденными нами результатами». Было доказано, что наказание оказалось непродуктивным вне зависимости от того, использовалось ли оно родителями, чтобы остановить агрессию, чрезмерную зависимость, ночное мочеиспускание или что-то иное. Исследователи регулярно сталкивались с тем, что наказание было «неэффективно в долгосрочной перспективе в качестве приема по искоренению нежелательного поведения, на которое оно было направлено». Более современные и более точные исследования только подтвердили и усилили этот вывод, обнаружив, например, что дети, чьи родители «наказывали их за несоблюдение правил дома, часто демонстрировали больше нарушений правил, когда оказывались вне дома».
К сегодняшнему дню накопилась впечатляющая коллекция экспериментов, демонстрирующих особый разрушительный эффект телесных наказаний – то есть шлепки, порку, удары или другие способы причинения физической боли – в качестве дисциплинарной меры. Есть несомненные доказательства, что телесные наказания приводят к более высокому уровню агрессии и массе других вредных последствий (даже не ясно, эффективны ли они в качества краткосрочной меры подчинения). Бить детей – это преподавать им ясный урок – урок того, что более слабых можно заставить поступать по-своему, причиняя им боль.
Я глубоко уверен, что данные исследования поддерживают политику полной неприемлемости физического наказания, так как оно ненужно, непродуктивно, и потенциально крайне вредоносно. Однако это один из тех случаев, где наличие научных доказательств не так уж обязательно. Наших фундаментальных жизненных ценностей вполне достаточно для того, чтобы обосновать нашу позицию. Насколько не тошнотворно, что некоторые мужчины избивают своих жен, возможно, это еще хуже, когда речь идет о детях – в любой форме и по любой причине.
Однако, так же как проблемы с контролем не ограничиваются наказанием, проблемы с наказанием не ограничиваются наказаниями телесными. Социолог Джоан МакКорд это так описала:

«Если бы родители и учителя заменили бы физические наказания на нефизические, они, возможно, не научили бы детей бить, пинать и давать подзатыльники, однако они все равно убедили бы их, что причинять боль – это естественный способ использования власти… Последствиями этого является отсутствие сочувствия и понимания интересов других».

Проблема, иными словами, заключается в подвергании детей чему-то неприятному. Это неприятное может быть физической болью, лишением внимания и любви, унижением, изоляцией, или чем-то еще.
Стоит прежде всего подчеркнуть, так как многие авторы, твердо отвергая телесные наказания, продолжают верить, что иные его формы безвредны или даже необходимы.(Три ярких исключения, которые писали о проблеме с самой идеей наказания, это Томас Гордон, Хаим Гинот и Уильям Глассер).
Большинство же консультантов по воспитанию детей нашли ответ на естественное нежелание некоторых родителей использовать тактику наказания, назвав ее «последствиями». В некоторых случаях, изменение произошло только в названии, как будто более приемлемое имя сделает происходящее менее оскорбительным. Иногда нам говорят, что если наказание не очень жестоко, или «логически» связано с поведением, или ясно выражено в качестве предупреждения, то им можно пользоваться – более того, его можно не считать наказанием.
Для меня это звучит неубедительно. Более того, думаю, что и для детей это звучит неубедительно. Хотя совершенно верно, что плохое становится еще хуже, если добавить к нему элемент неясности и непредсказуемости – или если пользоваться им чрезмерно и вести себя излишне жестоко – это не основные причины, почему наказания имеют такие последствия.
Объявляя, как мы планируем наказать ребенка («Помни, если ты сделаешь Х, я тебе устрою Игрек»), мы, возможно, очистим свою совесть, потому что мы вроде бы его предупредили, но по сути все, что мы делаем – это угрожаем ребенку. Мы заранее говорим ему, как именно мы заставим его страдать, если он не подчинится. Это несет в себе недоверие («Я не верю, что ты поступишь правильно без страха наказания»), заставляет детей считать, что они подчиняются из-за внешних причин, и подчеркивает их бессилие. И все разрушительные последствия такого отношения к ребенку, которые подсказывает нам логика, опыт и результаты научных исследований – скорее всего последуют несмотря на то, что мы внесли небольшие изменения, и вне зависимости от того, что мы назвали «наказание» другим словом.
Иногда родителям советуют отправлять ребенка в свою комнату, вместо того, чтобы отшлепать его – как будто это единственный выбор. Правда в том, как мы увидели, что оба метода являются наказанием. Они отличаются в том, заставят ли ребенка страдать физически или эмоционально. Если мы вынуждены выбирать из двух зол, то естественно, лучше отправить в свою комнату, чем выпороть. Так же можно сказать, что лучше выпороть ребенка, чем пристрелить, но это не оправдывает порку.
Другая версия так называемого «Наказания Лайт» известна как «естественные последствия» - родители восстанавливаю дисциплину путем бездействия – то есть, отказываясь помочь. Если ребенок не пришел к столу ко времени ужина, надо оставить его голодным. Если он оставил куртку в школе, пусть на следующий день мокнет. Это по идее должно научить его быть пунктуальным, собранным и так далее. Однако для него более важным уроком станет то, что мы могли помочь – но не помогли. Как двое психологов написали в своем обсуждении данной методики: «Когда вы стоите в сторонке и позволяете плохому произойти, ребенок переживает двойное разочарование – что что-то не получилось, пошло не так, и что вы даже пальцем не пошевелили, чтобы помочь это предотвратить. «Естественные последствия» - это просто форма наказания».
Одна из наиболее ярких черт наказания, причем любого, это то, как создается порочный круг для всех участников ситуации – примерно то же, что мы видели в ситуации с лишением внимания или положительного подкрепления. Сколько бы раз мы не наблюдали, как наказанный ребенок возмущается от гнева и боли, сколько бы раз вмешательство посредством наказания не оказывалось бесполезным (а, скорее всего, только бы все ухудшало), мы почему-то считаем, что единственный следующий шаг – наказать еще раз, даже и посильнее. Интересно, что по результатам экспериментов худшие последствия приносит не внезапное резкое вмешательство, а наказание после того, как ребенок не послушался первого предупреждения. Именно отсроченное наказание, наш выбор наказать после того, как мы уже вошли в стадию конфликта, наиболее вредоносно. Именно поэтому так важно удержаться от наказания именно тогда, когда мы наиболее рассержены и взбешены.
Наиболее опасный порочный круг происходит не в тот момент, когда мы конфликтуем с ребенком, а во времени – то есть, что происходит с течением лет. Ребенок, которого регулярно наказывали, вырастает дерзящего подростка, а нам предлагают продолжить, и даже усилить наказания. Усмирите непокорного подростка, заприте его дома, отберите у него карманные деньги, используйте свою власть, чтобы заставить его вести себя ответственно. И чем хуже метод работает, тем больше в нас растет уверенность, что проблема с самим ребенком, а не с методом. И если мы и останавливаемся, чтобы подумать, что мы делаем, мы приходим к выводу, что просто неправильно применяем метод, вместо того чтобы понять, что проблема заключена в самой идее заставить ребенка страдать, чтобы преподать ему урок. Гино был абсолютно прав: «Плохое поведение и наказание – это не противоположности, которые друг друга исключают, напротив, они питают и поддерживают друг друга».

ПОЧЕМУ НАКАЗАНИЯ НЕ РАБОТАЮТ

Сложно отрицать, что наказания не работают, в свете всех существующих доказательств. Почему они не работают – сказать точно сложнее. Однако можно выдвинуть несколько предположений.

• Они вызывают обиду и гнев. Как и другие формы контроля, использование наказание обычно вызывает ярость того, к кому оно применяется, и переживание становиться вдвойне тяжелым, так как он или она не в силах ничего изменить. То, чему учит нас история народов звучит в том, чему психология нас учит касательно людей: Если возникнет шанс, те, кто чувствует себя жертвой, в конце концов превращаются в тиранов.

• Они создают модель использования силы. Урок, который преподают ребенку телесные наказания заключен в том, что проблемы решаются с помощью насилия. Вообще-то все наказания учат чему-то подобному. Неизвестно, усвоят ли дети урок, который мы задумали преподать им наказанием («не делай больше Х»), но они точно усвоят, что когда самые важные люди в их жизни, их ролевые модели, сталкиваются с проблемой, они пытаются решить ее, используя свою власть сделать другого несчастным, и тем самым принудить его капитулировать. Наказание не только вызывает гнев ребенка, оно «одновременно предлагает ему модель выражения этого гнева», отмечает один из ученых. Другими словами, оно учит, что сильный всегда прав.

• Они в конце концов теряют эффективность. По мере взросления становится все сложнее и сложнее придумать наказание, которое нанесет желаемую степень неприятных ощущений (точно так же, как становится сложнее найти награды, достаточно внушительные). В какой-то момент угрозы становятся пустыми, и дети просто пожимают плечами на «никуда не пойдешь!», или «Больше денег не получишь!». Это не доказывает, что дети трудны и упрямы, равно как и не означает, что вам нужна помощь в изобретении более дьявольских способов заставить их страдать. Напротив, это доказывает, что попытка вырастить из детей хороших людей, наказывая их за плохие вещи, была глупой с самого начала.
Подумайте об этом вот с какой стороны: Когда маленькие дети не понимают, почему они должны быть вежливы или отказывать себе в каких-то соблазнах, у родителей есть выбор. Они могут использовать уважение и доверие, которое выстроили с детьми, любя их безусловно, использовать аргументацию и убеждение, чтобы показать, как те или иные действия влияют на других людей. Или они могут обратиться к грубой силе: «Если немедленно не перестанешь, я тебя накажу».
Проблема с последним в том, что как только ваша власть начнет ослабевать – а это произойдет – у вас ничего не останется. Как написал Томас Гордон, «Неминуемый результат регулярного применения силы для контроля детей, пока они еще малы заключается в том, что вы никогда не научитесь влиять». Чем больше вы полагаетесь на наказание, «тем меньше влияния вы будете оказывать на их жизнь в будущем».

• Они разрушают наши отношения с детьми. Когда мы наказываем, детям очень трудно считать нас заботливыми союзниками, что жизненно важно для их здорового развития. Вместо этого (в их глазах) мы становимся полицейскими, которых следует избегать. Малыши начинают ломать себе голову, почему родители, это самые сильные люди на земле, от которых они целиком зависят, периодически мучают их намеренно: Эти гиганты, которые носят меня на руках, качают меня и кормят меня, и сцеловывают мои слезы, иногда делают все возможное, чтобы лишить меня того, что мне нравится, или заставить себя чувствовать паршиво, или бьют меня по попе (хотя продолжают твердить мне, что Я всегда должен «пользоваться словами»). Они говорят мне, что ведут себя так, потому что я что-то не так сделал, но единственное, что я теперь понимаю, что им точно нельзя доверять, и с ними нельзя чувствовать себя в безопасности. Было бы глупо признаться им, что я взбешен, или что я что-то натворил, потому что я понял, что за это меня могут поставить в угол, или ударить, или говорить со мной таким голосом, в котором нет ни капли любви. Лучше держаться от них подальше.

• Это отвлекает детей от важных вещей. Представьте, что ребенку говорят, что раз он только что ударил брата, то теперь он пойдет в свою комнату и не будет сегодня смотреть мультики. Давайте посмотрим на него, вот он сидит у себя в комнате на кровати. Как вы думаете, какие мысли у него в голове? Если вы думаете, что он «серьезно думает» о своем поведении, возможно говорит сам себе глубокомысленно «Ааа, теперь-то я понимаю почему не надо причинять боль другим» - ну тогда, конечно же, продолжайте запирать детей в комнате каждый раз, когда они что-то натворят.
Если же, вы сколько-то времени провели с реальными детьми (или сами был ребенком), и найдете такой сценарий до смешного неправдоподобным, тогда какой смысл налагать это, или любое другое наказание? Мысль о том, что заключение в свою комнату – приемлемый дисциплинарный прием, потому что они дают детям время подумать – базируется на абсурдно нереальном предположении. И говоря более в общем, наказание не заставляет детей думать о том, что они совершили, еще меньше о том, почему они это совершили или как им следовало поступить. Вместо этого оно заставляет их думать о том, какие противные у них родители, и как они отомстят (тому ребенку, из-за которого сейчас страдают).
А самое главное, они скорее всего будут думать о самом наказании, насколько оно несправедливо, и как его избежать в другой раз. Наказывая детей, с угрозой, что вы еще раз так сделаете, если они продолжат вас не слушаться – это идеальный способ отточить их умение избегать поимки. Скажите ребенку: «Чтобы я больше такого не видел», и он подумает «хорошо, в следующий раз не увидишь». Наказание также дает огромный стимул лгать (напротив, дети которых не наказывают, меньше бояться признаться, что что-то натворили). Тем не менее родители, сталкиваясь с совершенно предсказуемым враньем, которое всегда сопровождает жесткую дисциплину – «это не я! Она уже была сломана!» - склонны реагировать не пересмотром смысла наказания, а продолжая наказывать, на этот раз за вранье.

• Они делают ребенка эгоистичным. Слово «последствия» сейчас в широком обиходе, не только как эвфемизм наказанию, но и в роли его оправдания – «Дети должны уяснить, что у их действий есть последствия». Но последствия для кого? Все наказания отвечают на этот вопрос: для себя. Внимание ребенка твердо направляется на то, как лично он пострадает от нарушения правила или непослушания, то есть с какими последствиями для себя он столкнется, если будет пойман.
Когда мы наказываем, мы заставляем детей задуматься: «Что они (взрослые и сильные) от меня хотят, и что будет со мной, если я не подчинюсь». Обратите внимание, что это зеркальное отражение мысли ребенка, когда ему предлагают награду за хорошее поведение: «Что они от меня хотят, и что мне за это будет?». Оба вопроса касаются исключительно личного интереса, и оба совершенно отличаются от того, какие бы нам хотелось увидеть в детях: «Каким человеком я хочу стать?».
Ничего удивительного, что два психолога, обнаружив, как наказания мешают формированию внутренних моральных ценностей, суммировали свое открытие, указав, что «наказания ведут ребенка к последствиям его поведения для того, кто его осуществляет, то есть – для самого ребенка». Чем более мы полагаемся на последствия в виде наказаний, будь это пресловутый «угол» - или в виде наград, включая похвалу – тем менее ребенок склонен задумываться, как его действия влияют на других людей (и одновременно он более склонен проводить анализ соотношения цена-качество, то есть взвешивать риск быть пойманным и наказанным против удовольствия от совершения того, что ему запретили совершать.)
Такой ответ – просчет рисков, продумывание, как бы не попасться, ложь с целью обороны – совершенно разумен с точки зрения ребенка. Разумен и рационален. Единственное, что не морален, потому что наказание – все наказания, по сути своей тормозит развитие моральных ценностей. Поэтому когда защитники традиционной дисциплины настаивают, что дети столкнутся с последствиями своих действий, когда окажутся в «реальном мире», логичным ответом будет спросить, какой человек в реальном мире воздерживается от аморальных поступков, только если он за это заплатит (если будет пойман)? И наш ответ – такой человек, каким мы не хотим, чтобы стали наши дети.

* * *

До сих пор мои доводы были сугубо практические. По любым разумным критериям наказание не работает, и глупо ожидать, что больше наказания (или другое наказание) что-то изменит. Но что можно ответить родителям, которые говорят, что объяснения, убеждение и сочувствие имеют ограниченный эффект, и нам нужно как-то «усилить» то, что мы говорим, и «привлечь внимание детей», приложив к этому еще и последствия для них.
Для начала, обратите внимание, что аргумент базируется на убеждении, что без дополнительных дисциплинарных мер дети будут игнорировать самых важных в мире людей. Естественно, иногда дети игнорируют какие-то вещи, которые мы им говорим, демонстрируя удивительную способность к избирательному слуху, когда мы зовем их ужинать или просим убрать за собой, но это не означает, что они не обращают внимание на наши слова и действия. Совсем напротив, слова самых мягких родителей, я бы даже сказал, особенно слова самых мягких родителей, имеют огромное влияние просто потому, что исходят от родителей. Тем не менее, можно ли поспорить, что угрозы и приказы привлекают внимание детей куда сильнее? Да, но то, как они это делают – удивительно непродуктивный путь. То самое в наказании, что не оставляет его без внимания, также гарантирует, что ничего хорошего из него не получится. Внимание детей привлекает боль, а также тот факт, что тот, от кого они зависят, им ее причиняет. И эта комбинация вряд ли добьется того эффекта, который нужен большинству из нас.
Некоторые родители рационализируют применение наказаний тем, что они истинно и искренне любят своих детей. Никто не сомневается, что так оно и есть. Но для ребенка это создает крайне запутанную ситуацию. Им сложно понять, почему тот, кто явно заботится и беспокоится о них, также время от времени заставляет их страдать. Это создает несколько деформированный образ любви, который дети зачастую проносят с собой через всю свою жизнь – причинять людям боль - значит любить их. Или это просто может их уверить, что любовь не может быть безусловной, и длится столько, сколько ты соответствуешь ожиданиям.
Другая известная рационализация заключается в том, что наказание не разрушительно, если оно имеет здравую причину и эту причину ребенку объяснить. Правда в том, что объяснение не снижает вредных эффектов наказания настолько, насколько наказание снижает положительные эффекты объяснения. Представьте, вы объясняете ситуацию ребенку, чтобы он понял, что другие испытали в результате его действий. Вы говорите: «Энни, когда ты отобрала Лего у Джеффри, ты его расстроила, потому что он больше не сможет с ними играть». А что, если у вас также есть принцип наказывать за те или иные проступки? Все положительное, что пришло от вашего объяснения, может зачастую быть начисто стерто. Если Энни знает по опыту, что ее могут поставить в угол, или сделать что-то еще неприятное, ей не до Джеффри. Все, что ее волнует – это что ей за это будет. И чем больше она боится наказания, тем меньше шансов, что она чему-то научится.

Если соединить все сказанное в этой главе с второй главой, становится видна более общая тенденция. То, что я включаю в обусловленное родительство на самом деле существует в континууме, что-то вроде:


Физические наказания --> Легкие шлепки --> Другие наказания --> Материальные награды -->Вербальные награды


Я не хочу сказать, что ударить ребенка, или сказать ему «молодец» являются моральными эквивалентами. Но они концептуально связаны. Меня беспокоят все эти методики, а так же те принципы, которые их связывают. По моему опыту, родители вряд ли отправятся искать альтернативы, пока будут считать, что достаточно всего лишь выбрать одну из опций с правой стороны шкалы. Вот почему я так многословно объясняю, почему важно отказаться от всей модели целиком.
Точно так же я не согласен с подходом, который можно назвать, «чем больше, тем веселее» - тенденцией не обращать внимания на причины, почему тот или иной подход к воспитанию вреден, и должен быть заменен. «А чего бы все не попробовать?», - спрашивают некоторые. «Нет причин отказываться ни от одного из инструментов. Пользуйтесь тем, что работает».
Еще раз, начать стоит с вопроса «Работает для достижения чего - и какой ценой?». Но настоящая проблема заключается в том, что некоторые стратегии иногда имеют противоположные цели. Одна может полностью уничтожать позитивные результаты другой. В частности, последствия применения наказаний таковы, что стирают результаты иных положительных достижений, если эти подходы совместить.
Вы наверное вспомните народную мудрость, выпестованную поколениями крестьян и торговцев, о том, что гнилое яблоко портит всю бочку яблок. Будет наверное преувеличением сказать, что традиционная дисциплина производит своего рода психологический этилен, то же, что производит гниющий фрукт. Однако желание найти оптимальный подход все же подталкивает нас к тому, чтобы полностью отказаться от определенных методик, а не просто балансировать их более хорошими методиками. Мы должны избавиться от гнилого – наказаний и поощрений – чтобы свежее работало.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 240. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7