Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЭЛФИ КОЭН, "БЕЗУСЛОВНЫЕ РОДИТЕЛИ", 2006 - Глава 5, Часть 1




ГЛАВА 5
ВЫДАВЛЕННЫЙ УСПЕХ

Это не является широко известным фактом, но слово стресс как описание эмоционального состояния, вообще-то – метафора. В оригинальном применении слово использовалось в исследовании металлов и других материалов, и значило "давление или деформацию, являющуюся результатом применения излишней силы". Стальной брусок может выдерживать только определенное количество стресса до того, как сломается.
Так что же давит, говоря фигурально, с подобной же силой на детей? И что происходит с ними, когда они «ломаются»?
Как только ребенок достигает 10 лет, ставки в игре с дисциплиной растут. Старшие дети могут попасть в большие неприятности, и они (вполне естественно) больше бунтуют против контроля, и родители вынуждены применять еще более жесткие ограничения и более действенные наказания. Однако более старшие дети могут испытывать стресс и по другой причине. Они все чаще слышат, что должны быть не только послушными, но и успешными, не только хорошими, но и способными.
Последние двадцать лет книги многих психиатров и психологов предупреждают нас, что дети находятся под излишним давлением, что их излишне торопят и перегружают. Исследование, опубликованное в 2002 году, показало невероятно высокие показатели употребления алкоголя (особенно среди мальчиков), и депрессии (особенно среди девочек) среди благополучных детей 11-12 лет. Исследователи наглядно отследили эти симптомы к тому, что этих детей уже активно настраивали на поступление в лучшие университеты.
Более того, семиклассники, которые говорили, что их родители уделяют большое внимание их академическим успехам, чаще демонстрировали признаки психологических расстройств и «неадаптивного перфекционизма». Эти проблемы были намного менее распространены среди детей, чьих родителей заботило более общее хорошее состояние ребенка, нежели его достижения. Обратите внимание, что эти две цели не только разные, но и зачастую ведут в противоположных направлениях. И, как точно выразился психолог Эрих Фромм, «на свете мало родителей, которым бы хватило смелости и независимости беспокоиться более о счастье своего ребенка, чем о его успешности».
В некоторых случаях «пресс успеха» достигает такой болезненной стадии, что настоящее ребенка бросается в жертву его будущего. Занятия, которые приносят интерес и удовольствие заменяются подготовкой в Гарвард. Такие родители все рассматривают в свете выгоды, любое решение о том, чем займутся их дети в школе, или после школы, оценивается с точки зрения пригодности для будущих целей. Они растят не детей, а живые резюме, и к моменту взросления дети уже научились записываться только в те кружки, которые впечатляют отборочные комиссии колледжей, игнорируя (а потом и теряя способность понимать), что им на самом деле сейчас было бы интересно. Они приобретают привычку спрашивать у учителей «А нам это нужно знать?», а не «А что это значит?», пока пытаются выжать несколько дополнительных баллов из выпускного экзамена по математике.
Такое давление можно обнаружить во многих семьях, где дети ведут себя идеально и не приносят родителям и учителям никаких беспокойств. В частности, успешные родители (а здесь я имею в виду финансово-успешных людей, а не людей, преуспевших как родители), могут выставлять жесткие, и зачастую нереалистичные требования к своим детям. Данное исследование 11-12 летних подростков из благополучных семей вышло под провокационным названием «Привилегированные, но задавленные. Исследование богатой молодежи», и один из авторов и ранее отмечал, что богатые подростки имеют более высокие показатели пристрастия к наркотикам и алкоголю, а так же общего состояния депрессии и страха, чем их сверстники из обычных семей.


Это неплохо бы донести до родителей преуспевающих подростков, или будущих подростков. В то же самое время, некоторые из моментов, указанных в исследовании, предупреждающие нас о плачевных результатах попыток родителей подтолкнуть ребенка к отличным достижениям, могут не столько относиться к детям из домов с личными бассейнами. Далеко не у всех детей такой заполненных график, от которого и бизнесмен сляжет с переутомлением, а если он и такой, это может говорить скорее о необходимости найти работу как только ребенок достигнет соответствующего возраста. Многие обычные семьи более обеспокоены выплатой ипотеки, чем поиском наиболее короткого маршрута для лимузина между уроками гимнастики и скрипки. Есть родители, которые практически работают «консультантами по карьере» своего ребенка, а есть те, кому сложно представить обладание достаточным количеством средств, чтобы даже задуматься в этом направлении.
Говоря кратко, суть того давления, которому подвергаются дети, может варьироваться в зависимости от социальной среды. Но это не значит, что под давлением находятся только дети из преуспевающих семей. Трудно живущий рабочий класс может быть настроен дать своим детям возможности, которых родители были лишены, и еще более серьезно настроен добиться того, чтобы дети этими возможностями воспользовались, несмотря ни на что. Тип стресса, который вызывает такая ситуация, отличается от стресса в семье, где родители нанимают дополнительного частного учителя только потому, что вполне могут себе это позволить. Но стресс остается стрессом.
Результаты его еще более вредоносны, если детей (вне зависимости от социального или этнического статуса), подталкивают не только быть успешными, но быть успешнее других. Такие дети приходят к тому, что начинают рассматривать всех окружающих как потенциальные препятствия на пути к их личному успеху. Вполне предсказуемым результатом является одиночество, агрессия, зависть (к победителям) и презрение (к проигравшим). Их самооценка страдает так же, как и их взаимоотношения со сверстниками. В конце концов, если чувство значимости зависит от того, что ты превзошел остальных, то в лучшем случае ты будешь чувствовать себя хорошо лишь изредка, ведь по определению, не все всегда выигрывают.
В 80-х годах было проведено исследование более чем 800 учеников старшей школы, которое обнаружило, что те, кто постоянно соревновался со сверстниками, «уникально выделялись своей огромной зависимостью от оценки и внешней характеристики собственной ценности». Переводя: То, как они о себе думали, полностью зависело от того, насколько хорошо они выполняли определенные задачи, и что окружающие думали о них. Соревнование делает самооценку условной и ненадежной, и это касается в равной степени победителей и побежденных. Более того, это происходит не только в ситуации «излишней» конкуренции. Напротив, оказывается, что каждый раз, когда детей настраивают друг против друга так, что один может победить, если другие проиграют, этому есть психологическая цена.

Все это дает, фигурально выражаясь, новые очки, сквозь которые можно посмотреть на предупреждения, что мы слишком много позволяем своим детям, слишком много ими занимаемся. Настоящим вопросом должен быть, по-моему, не сколько мы делаем, а ЧТО мы делаем. Безусловно, стоит немного отпустить удила, если мы чувствуем, что несколько переборщили в своем желании успеха для наших детей, или – что еще хуже, в попытке добиться того, чтобы они превосходили своих сверстников. Но это не значит, что нам нужно заниматься детьми меньше, это значит, что нам нужно заниматься детьми лучше – меньше контролировать и больше поддерживать (я поговорю об этом подробнее в 7-10 главах).
Чем спрашивать, не делаем ли мы для детей слишком много, полезнее (хотя зачастую опаснее) спросить, ДЛЯ КОГО мы это делаем. Поначалу может показаться, что родители, которые так активно продвигают своих детей, виноваты лишь в том, что ставят счастье детей впереди собственного, как недавно было сказано в книге «Гиперродительство». Но взгляните еще раз: в большинстве случаев вы заметете феномен, известный под названием «отраженная слава». Обычно этим термином пользуются, говоря о гордости и экзальтации спортивных фанатов, когда выигрывает их команда, но это также точно описывает родителей, заменяющих собственную реализацию успехом своих детей. Обычно это такие люди, которые не забывают сообщить вам в течение нескольких минут после знакомства, что его ребенок проходит по программе одаренных детей, поступил в национальную теннисную команду, или в Стэнфорд (причем по стипендии, ничуть не меньше). Я раньше пародировал такие разговоры, объявляя своим друзьям, что я крайне обеспокоен, что моя дочь до сих пор шевелит губами, когда читает, а ведь ей уже два года.
Естественно в гордости собственными детьми нет ничего плохого. Но когда хвастовство кажется чрезмерным, - слишком интенсивным, слишком частым, или начинается слишком быстро – возможно, самооценка родителя несколько зависима от достижений его ребенка. Особенно это проявляется, когда в рассказе о ребенке звучит больше триумфа, чем любви. Он ведется немного свысока, с не очень сильно скрываемым подтекстом, что ребенок не просто умен, а умнее других. (так же, как в этих ужасных наклейках на машину: «мой ребенок – отличник в такой-то школе», с вполне читаемым продолжением «а ваш – нет»).
Когда слушаешь таких родителей, начинаешь подозревать, что достижения ребенка случились не сами по себе, а были выжаты из ребенка папой или мамой, которые давили слишком сильно, толкали слишком активно, контролировали слишком пристально, и любили не слишком много, а слишком условно. Сложно не подумать, считают ли эти дети, что их по-прежнему будут любить, если они перестанут выдавать впечатляющие результаты. Подсознательное уравнение «мой ребенок успешен, и поэтому успешен я», или даже «мой ребенок успешен, и я тому причина» - напрямую связано с применением таких методов, как избранное использование положительного подкрепления, когда дети быстро понимают, что им нужно выдавать результат, чтобы им улыбались и их обнимали, и что родители гордятся не столько ими, сколько тем, что они делают.
Когда я был ребенком, многие родители отдавали детей в сад на год раньше, или добивались, что они перепрыгивали через год, чтобы они оказались раньше на дороге к… куда бы ни направлялась их гонка. Сегодня те же самые родители, напротив, ждут лишний год, прежде чем отдать ребенка в школу, чтобы они были постарше, и, подразумевается, более развитыми, чем их одноклассники. Этот разворот в стратегии почти комичен, но настоящий вопрос заключается в том, принимается ли в каждом конкретном случае решение на базе того, что лучше для этого ребенка. И нам стоит не только спрашивать, не слишком ли родитель вмешивается, а какую форму принимает вмешательство, и что им двигает.


В школе

Когда вы по-настоящему задумываетесь о том, что более всего в интересах вашего ребенка – и готовы бросать вызов общепринятым нормам, может статься, что вы вынуждены будете перевернуть крайне распространенные убеждения о том, что такое успех. Возьмем оценки в школе, например. Даже наиболее думающие и уважающие детей родители приняли на веру, что если ребенок получает в школе хорошие оценки – это хороший знак. Поэтому они радуются, если это так. Даже до того, как подумать о методах, которыми пользуются родители, чтобы подтолкнуть детей в этом направлении, я хочу высказаться о самих оценках.
Мое беспокойство вызвано тем, что существует разная мотивация, и не вся она хороша. Есть огромная разница между учеником, нацеленным на высокий балл, и учеником, который хочет решить задачу или разобраться в проблеме. Более того, все исследования показывают, что когда детей настраивают на хорошие оценки, чаще всего происходит три основных вещи: Они теряют интерес к учебе, они избегают сложных заданий, они реже склонны глубоко и критично мыслить. Давайте рассмотрим каждую из них:
1. Точно так же как дети, которых награждали за щедрость, склонны быть менее щедрыми, ученики, получающие отличные баллы, или, говоря точнее, ученики, основная цель которых получить отличный балл, меньше интересуются тем, что они изучают. Это не случается с каждым учеником, у некоторых, кажется, есть врожденный иммунитет к разрушительной силе оценок. Но риск высок для большинства детей. Насколько мне известно, каждое из исследований, занимавшихся этим вопросом, показало, что ученики, которым говорят, что за выполнение задания поставят оценку, получают гораздо меньшее удовольствие от задания, или склонны подумать над ним еще потом, чем студенты, выполнявшие то же самое задание, но без упоминания оценки. Даже захватывающий рассказ, увлекательный научный проект становятся гораздо менее интересными, если их нужно «пройти», чтобы получить пятерку. Чем больше ученик думает об оценках, тем больше шансов, что его врожденное любопытство начнет испаряться.

2. Оценки ведут к тому, что, если ему дан выбор, ученик выбирает самое легкое задание. Скажите им, что их работа будет оценена, и они начнут брать наименее рискованные задания. Детям не нужно много времени, чтобы сообразить, что чем проще задание, тем вернее хорошая оценка. Они выберут книгу покороче, или сочинение на более знакомую тему, чтобы минимизировать шанс плохой оценки. Это не значит, что они немотивированны, или ленивы – они всего лишь рациональны. Одно из исследований показало, что родители, которых прежде всего заботила успеваемость и баллы, предпочитали, чтобы их дети выбирали проект, «который принесет минимум сложностей и больший шанс на успех», нежели тот, «где они многому научатся, но совершат много ошибок». В противоположность этому, если родители давали ребенку понять, что познание (и интерес познания) гораздо важнее, чем результат проекта, дети чаще выбирали более сложные, интересные задания, трудились более интенсивно и старательно, даже если не были уверены, добьются ли они успеха.

3. Погоня за отличными оценками заставляет учеников думать более поверхностно. Они пробегают глазами книги, чтобы почерпнуть только то, что им «надо знать», чтобы выполнить задание, и ни капли больше. Они придумывают уловки, чтобы хорошо сдать экзамены. Они списывают. Те, кто умеет играть в эту игру, получают отличные баллы и радуют родителей. Но помнят ли они то, что учили? Придумывают ли они новые способы решения задач? Задают ли они вопросы по существу того, что рассказывает учитель, или обдумывают то, что прочитали в книге? Находят ли они связи между разными идеями, и смотрят на тему с разных точек зрения? Иногда, наверное, да, но исследования показывают, что это случается тем меньше, чем задачей является не понять тему, а принести домой сияющий дневник. Одна из статей о наградах в мире науки называется «Враги Познания», и это можно отнести к идее оценок в целом.

Суммируя: Чем больше мы хотим, чтобы наши дети 1) стремились учиться всю жизнь, загорались идеями, словами, числами, 2) не выбирали самых легких путей и 3) выросли думающими людьми, тем больше нам нужно делать все возможное, чтобы они забыли об оценках. Более того, нам бы стоит сподвигать учителей и директоров минимизировать (или даже отменить) оценки. Как человек, работающий с образовательными организациями по всей стране, могу сказать, что есть много школ, по-настоящему стремящихся научить детей учиться, и поддерживающих врожденную любовь к познанию в детях, принципиально отменяют оценки. Они находят более информативные, и менее деструктивные способы, такие как письменные заключения или личные беседы, чтобы сообщить родителям, как дела у их детей, и нужна ли им помощь. И нет, у этих студентов нет проблем с поступлением в институт, несмотря на отсутствие оценок в школе.
Таких школ, конечно же, меньшинство. Большинство полагаются на традиционные дневники, и естественно, хорошие оценки родителей успокаивают, а плохие настораживают. Мы плывем по течению. Мы хотим, чтобы наши дети получали хорошие оценки, так как это кажется лучшим показателем успеха в школе, и потому что мало кому из нас говорили о разрушительной силе оценок, или их альтернативе. Более того, НАС оценивали, когда мы были в школе. Но тем важнее понять потенциальный вред метода, который мы принимаем за норму, и понять, что важны не оценки, которые приносят наши дети, а стали ли эти оценки для них важнее учебы.

Оценки сами по себе проблематичны. Но когда мы всячески толкаем наших детей получать лучшие оценки – сомнительная цель помноженная на сомнительный метод – вред удваивается.
Есть прямые доказательства, что излишнее количество контроля В ОБЩЕМ может иметь негативное влияние, не только на психическое здоровье ребенка, но и на его успехи в школе. Дети гораздо чаще терпят неудачу во многих областях школы, если родители не дают им достаточно возможностей для принятия самостоятельных решений или самоопределения. Так же доказано, что слишком много родительского контроля по отношения к школьным заданиям в частности также вредоносно. Это заключение было вынесено из исследования, показавшего, что дети учатся меньше и хуже, когда родители делают домашние задания вместе с ними.
Теперь добавим, что контроль, напрямую связанный с оценками особенно плох. Некоторые родители обещают детям все – от шоколадок, до денег и машин, если те приносут хороший аттестат. Так как сами оценки приравниваются к наградам, это можно назвать наградой за награду. Некоторые пользуются наказаниями, угрожая детям всевозможными неприятными последствиями, если новости из школы окажутся не радостными. Всевозможные исследования показали, что в лучшем случае данные методы не работают, а в худшем – только усиливают проблему. В частности, ученики, которым предлагали поощрения за хорошие оценки или угрожали наказаниями за плохие, гораздо менее интересовались учебой, и как результат, хуже учились впоследствии, как прямой результат родительского вмешательства. Более того, чем больше родители беспокоились о достижениях ребенка, тем ниже они были.
Этот парадокс поразительно похож на то, как жесткие дисциплинарные меры менее всего способствуют тому, чтобы дети делали то, что их просят. В обоих случаях мы видим цену, которую платят дети за излишний контроль. В случае с оценками, исследования лишь подтверждают то, что многие из нас видели и так. Детей жестко принуждают, например, делать домашние задания, и они пытаются спасти свою независимость или через прямой протест, или пассивное сопротивление: они забывают, они ноют, они откладывают задания и находят другие важные вещи. Чем больше им читают нотаций о важности хороших оценок, чем больше предлагают кнутов и пряников за их получение, тем больше они сопротивляются контролю, и тем ниже падают оценки.
Беспокоит же не то, что у детей будут оценки ниже, в конце концов я сам говорил, что оценки мало что значат. Беспокоит возможность того, что дети будут сопротивляться давлению, вкладывая меньше усилий в учебу, и, в конце концов, УЗНАВАЯ МЕНЬШЕ. Забудьте о плохих дневниках, если мы слишком будет давить на детей, они будут хуже (или меньше) думать.
Естественно, есть шанс, что строгость свое возьмет, что если мы затянем гайки, некоторые дети засядут за книги и подтянут оценки именно так, как бы нам хотелось. Мы даже можем преуспеть в том, что они поступят в институт по нашему – извините, по их собственному – выбору. Но, как и с дисциплиной, у этого есть высокая цена. Что сделало наше вмешательство с тем, как наши дети относятся к себе, и к нам? Что сделало давление с их эмоциональным состоянием? А что случилось с их интересом к чтению? К мышлению? Если сами оценки превращают учебу в занудную обязанность, просто представьте, как этот эффект увеличивается, если добавить давление родителей улучшить эти оценки.
«Я не вижу, чтобы родители обсуждали, как помочь ребенку полюбить читать», - замечает один учитель из Нью-Йорка, - «я вижу, как они обсуждают, как заставить детей читать как можно раньше». И эти перевернутые ценности имеют совершенно предсказуемый и постоянный результат. Например, мой друг, который консультирует студентов во Флориде, рассказал мне об одном пациенте, который был отличником в школе и поражал всех высочайшими баллами. Ему оставалось всего лишь написать блестящее сочинение, чтобы его под фанфары приняли в лучший университет. «Давай поговорим о книгах, которые произвели на тебя наибольшее впечатление», - предложил психолог. «Расскажи мне о чем-нибудь, что ты читал для удовольствия, а не по заданию». Воцарилась болезненная тишина. Ему не о чем было говорить. Сама идея чтения для удовольствия была незнакома этому блестящему ученику. Я часто рассказывал эту историю на лекциях, и видел, как кивала аудитория. В некоторых местах такие студенты – это правило, а не исключение. Зачем им читать что-то, что не требуется? Оценку не поставят? На экзамене спрашивать не будут? Какой смысл?
По иронии, некоторые родители радуются, что им больше не надо стоять над детьми, увещевая, угрожаю, заставляя. В какой-то момент дети усваивают это давление, и, говоря фигурально, берут кнут в собственные руки. Они начинают считать, что если они не добиваются успеха, с ними что-то не так. Мотивация учиться и добиваться оценок перемещается вовнутрь, но не становится внутренней. Они делают это по собственной воле, но не чувствуют в этом собственного выбора, или радости. Такого эффекта стоит бояться и предотвращать. В конце концов, любопытство, которым полон маленький ребенок, не отмирает само по себе, как молочные зубы. Напротив, его медленно убивает то, что происходит – а не должно бы происходить – в семье и школе.

Итак: Оценки плохи, использование методик контроля для того, чтобы направить детей на их улучшение – еще хуже. А хуже всего, это когда эти методы являются частью обусловленной родительской любви. Некоторые родители не предлагают денег за пятерки в четверти, они платят детям любовью и одобрением. Иными словами, они используют свою любовь как рычаг, чтобы подтолкнуть детей к успеху, до такой степени, что дети могут считать, что доброе отношение родителей напрямую зависит от их среднего балла в школе.
Ситуация особенно зловеща, когда кажется, что любовь зависит от «соответствия очень высоким и недостижимым стандартам», как сказал один из исследователей. Когда дети чувствуют, что вынуждены постоянно делать что-то впечатляющее, чтобы родители ими гордились, их принятие себя становится таким же условным. «Некоторые дети живут в постоянном страхе огорчить родителей», - замечает Лилиан Кац, эксперт в раннем образовании. Более того, одно из недавних исследований обнаружило, что дети, чьи родители пользуются методом лишения любви, особенно склонны развить в себе нездоровый страх поражения (более того, исследование указывает, что привлечение родителем этих методов говорит об их собственном страхе поражения).
Кроме того, что она является психологически деструктивной, данная ситуация в прямом смысле контр продуктивна, ибо она подрывает (в очередной раз), именно то, чего родители так пытались достичь. Например, некоторые дети впадают в так называемое «самоограничение»: они не прилагают усилий, чтобы создать оправдание для провала. Это позволяет им сохранить ощущение, что они умны. Они говорят себе, что если бы они учились, они бы непременно преуспели. Чем более ранима их самооценка, тем сильнее потребность ее защитить, просто отказываясь от борьбы. Говоря иными словами, ограничивая себя в попытках, они повышают шансы неудачи, но они это делают, чтобы не считать себя неудачниками – то есть недостойными любви.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 273. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.013 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7