Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЭЛФИ КОЭН, "БЕЗУСЛОВНЫЕ РОДИТЕЛИ", 2006 - Глава 7, Часть 1




ГЛАВА 7
ПРИНЦИПЫ БЕЗУСЛОВНОГО РОДИТЕЛЬСТВА

Должен вас предупредить: то, что последует – это не пошаговый рецепт «как вырастить хорошего ребенка». Во-первых, для этого мне пришлось бы быть идеальным родителем самому, коим я не являюсь, прежде чем я мог бы предложить другим людям определенный гид по воспитанию ИХ детей. Во-вторых, у меня есть сомнения по поводу такого подхода в принципе. Конкретные указания (когда ваш ребенок говорить То-то, вы должны стоять Там-то и говорить То-то таким-то тоном голоса) – это неуважение и к родителям, и к детям. Воспитание детей – это не сбор домашнего кинотеатра или приготовление запеканки, в которых нужно следовать каждой букве экспертных указаний. Нет такой единой формулы, которая бы работала для любой семьи, или учитывала бесконечно разные ситуации. Книги, которые такие формулы предлагают, несмотря на то, что жадно поглощаются родителями в поисках панацеи, обычно приносят больше вреда, чем пользы.

В этой и следующих главах я обозначу достаточно широкие принципы, способы мышления о том, как создать альтернативные методы воспитания. Они выведены из исследований, из синтеза работы других думающих ученых, из моего личного опыта и из моих наблюдений других семей. Вам придется решать, кажется ли идея резонной, и может ли она быть применена в воспитании ваших собственных детей.

Те рекомендации, которые я предлагаю, говоря откровенно, более сложны чем то, что вы прочитаете в других книгах. Гораздо труднее постараться сделать свою любовь безусловной, чем просто любить детей. Сложнее пытаться работать со всей сложностью их натуры, нежели реагировать только на поведение. Сложнее пытаться решить проблему вместе с ними, дать им причины, почему нужно поступить именно так (я уж не говорю – помочь им самим сформулировать такие причины), чем контролировать методом кнута и пряника. Во всех ситуациях, если мы хотим работать С детьми, а не применять методы К ним, от нас требуется больше.

Как ни странно, люди обычно требуют гораздо большего от этих принципов, чем от традиционных методов. Один из исследователей, заметив, как маленькие дети обычно продолжают себя «плохо вести» после того, как им скажут прекратить, обратил внимание, что на этом основании родители обычно приходят к выводу, что разговоры не работают. Однако наказание, включающее в себя физические наказания, так же не работает, замечает он. Более того, половина дошкольников снова совершили запрещенный поступок в течение 4 часов вне зависимости, какая мера была к ним применена, и 4/5 сделали это в течение дня. «Разница в том, что когда шлепки и порка не работает, родители не ставят под сомнение их эффективность». (Вот уж воистину, обычно в таких ситуациях делается вывод, что требуется еще больше дисциплинарных мер).

Ни один из методов, мой или чей-то еще, не гарантирует эффективности. Но попытка подчинить ребенка своей воле практически гарантированно будет неэффективной в достижении чего-либо, кроме временного и нежеланного подчинения (а часто, как мы видели в 3 главе, и этого не достигается). То, что я описываю, имеет гораздо более высокий шанс на успех и меньшие риски для здорового развития ребенка и наших с ним отношений.

Но отказ от старых методов должен сопровождаться пересмотром целей. Говоря конкретнее, вопрос, который мы должны задавать, это не «как заставить ребенка делать то, что я ему говорю», а «ЧТО НУЖНО МОЕМУ РЕБЕНКУ, И КАК Я МОГУ ЭТО УДОВЛЕТВОРИТЬ». По моему опыту, можно легко говорить о том, что происходит в семье, если знать, какой из этих двух вопросов более важен родителям. Даже необязательно знать ответы, которые они нашли – то есть, какие тактики они используют в достижении подчинения (в первом случае), или что, как они думают, нужно ребенку (во втором). Важны вопросы.

Внимание к нуждам ребенка, попытки их удовлетворить составляют готовность принимать детей всерьез. Это значит относиться к ним как к людям, чьи желания, чувства и вопросы значимы. Предпочтения ребенка не всегда могут быть удовлетворены, но их всегда рассматривают и никогда не отметают по умолчанию. Очень важно видеть ребенка как личность с уникальной точкой зрения, с настоящими чувствами и беспокойствами (зачастую отличными от наших), и особенной логикой (которая больше, чем просто «милая»).

Когда меня пробирает ужас от некоторых экспертов по дисциплине, и тех бездушных советов, которые они дают, это случается в основном потому, что они, как мне кажутся, ни во что не ставят, и даже не любят детей. Я применяю тот же стандарт и наблюдая других родителей. Меня не столько беспокоит, совпадаем ли мы в выборе методов и стратегий, сколько видно ли по их действиям и тону голоса, что они принимают детей всерьез.

Следующие три главы содержат предложения, как это сделать, в трех основных направлениях: выражать безусловную любовь, давать детям больше возможностей принимать решения, и ставить себя на их место. Прежде всего, я бы хотел предложить десяток принципов. Практическое воплощение каждого из них может оказаться гораздо более сложным, чем его краткое изложение. Вот они все:

1. Рефлексируйте.
2. Пересмотрите свои запросы
3. Помните о долгосрочных целях
4. Отношения – прежде всего
5. Измените свои взгляды, а не только свои действия
6. У-В-А-Ж-А-Й-Т-Е
7. Будьте искренни.
8. Говорите меньше, спрашивайте больше.
9. Помните об их возрасте
10. Подозревайте за ребенком лучший мотив, соответствующий фактам.
11. Не держитесь за свои «нет» без необходимости
12. Будьте гибки
13. Не спешите.

1. РЕФЛЕКСИРУЙТЕ

Однажды, будучи в расстроенном настроении, моя жена точно выразила ту дилемму, с которой сталкивается большинство родителей: «Не знаю, как заставить детей выполнить то, что мне надо, не совершая чего-то, что мне совсем не нравится». Легкого ответа на это нет, но есть ответ, которого мы точно хотим избежать – это оправдание того, что нам совсем не нравится. Бах – дилеммы больше нет! Точно так же многие родители умудряются убедить себя, что правила, которые они установили, даже те, у которых нет существенной важности, почему-то в интересах их детей.
Лучшие родители рефлексируют, задумываются, и готовы задать себе сложные вопросы. Я не предлагаю вам погрузиться в чувство вины и неадекватности, есть такое понятие, как излишняя самокритика (или непродуктивная самокритика). Но большинство из нас выиграет, если потратит некое количество времени на раздумья, что мы делали и делаем со своими детьми, чтобы завтра мы могли быть лучшими родителями, чем мы есть сегодня.
Постарайтесь понять, что определяет ваш стиль родительства. Чем более вы откровенны сами с собой, тем лучше поймете, как ваши собственные потребности и опыт влияют на ваше отношение к детям (например, что выводит вас из себя и почему) – тем больше шансов, что вы станете лучше. Например, определенные качества, которые особенно раздражают некоторых людей в детях, чаще всего являются нежеланными напоминаниями об их собственных качествах.
Как сказал Пиэт Хэйн, датский поэт и ученый, «нам сложнее всего простить людям собственные ошибки».
Иными словами: Будьте честны с собой касательно своих мотивов. Не переставайте беспокоиться о том, что действительно вызывает беспокойство. И будьте начеку, на случай если заметите, что ваше общение с детьми перешло в контролирующий стиль, а вы даже не заметили.

2. ПЕРЕСМОТРИТЕ СВОИ ЗАПРОСЫ

Вот очень неприятный вариант: возможно, ребенок не делает того, что вы требуете, потому что проблема не с ребенком, а с тем, что вы требуете.

Удивительно, как мало книг, написанных для родителей, даже упоминают, что такое может быть. Для большинства из них отправной точкой является то, что хотят читатели добиться от своих детей, и далее предлагают техники по достижению подчинения. В большинстве случаев техники предлагают «положительное подкрепление» или «последствия» - то есть, взятки и угрозы. В отдельных случаях они предлагают более тонкие и уважительные способы общения с детьми, но почти никогда родителям не рекомендуется пересмотреть свои запросы.

Одна из недавних книг, например, указывает на важность чуткости к детям и умению договариваться так,
чтобы в выигрыше оставались все. Я нашел многие из идей полезными, а общий подход – освежающе гуманным. Но, предлагая советы родителям о том, как заставить детей убирать постель или есть овощи, автор, кажется, на задумался, что сами цели могут быть проблематичными. Если мы в принципе кормим детей здоровой едой, нужно ли их заставлять что-то есть? И почему единственное место, которое по настоящему принадлежит ребенку – его комната – должна соответствовать стандартам родителя? Даже достаточно прогрессивные книги фокусируют внимание на том, КАК заставить ребенка выполнять требования родителей, а не на том, СТОИТ ЛИ.

Иногда проблема заключена в том, что запросы родителей выходят за рамки того, что доступно детям в определенном возрасте. Но даже если ребенок может сделать что-то, все равно стоит спросить, должен ли он. Некоторые хотят знать, как заставить ребенка заниматься музыкой. Более важный вопрос таков: если процесс для ребенка настолько невыносим, почему вы заставляете его заниматься? Это для вас, или для него? Возможно ли, что в результате он возненавидит музыку? То же касается множества других вещей.
Безусловно, есть вещи, которые мы требуем от детей, и которые разумны, даже если мы можем расходиться в мнении, что отнести в эту категорию. Все что я хочу сказать - это прежде чем искать метод, как заставить детей что-то делать, мы сначала должны подумать, имеют ли наши запросы ценность и необходимость.

3. ПОМНИТЕ О ДОЛГОСРОЧНЫХ ЦЕЛЯХ

Я начал эту книгу с предложения подумать о том, что мы хотим для своих детей в долгосрочной перспективе, и задуматься, что те или иные стратегии могут мешать выполнению этих целей. Теперь, когда мы рассмотрели эти стратегии более пристально, имеет смысл положить их на весы тех целей, которые мы для себя определили.
Предположим, например, что вы хотите, чтобы ваш ребенок вырос а) порядочным, б) способным к долгим и близким отношениями, в) умным и любознательным, и г) в принципе живущим в мире с самим собой. Задание заключается в том, чтобы подумать, достижимы ли эти цели при использовании методов лишения любви, таких как принудительная изоляция в своей комнате, или избирательным положительным подкреплением тех моделей поведения, которые вам нравятся, или использовании фраз типа «потому что я здесь родитель, вот почему!» (пусть даже не в такой форме). Более того, все, что вы делаете с детьми достаточно регулярно стоит оценить с точки зрения долгосрочных целей.

Такая рефлексия не всегда должна быть настолько систематичной. Говоря проще, надо помнить, что для нас на самом деле важно. Очень легко попасть в водоворот ежедневной текучки, всех этих мелких ссор и расстройств, которые заслоняют важные вопросы. Хорошие новости заключаются в том, что когда родители не забывают о долгосрочных целях – то есть фокусируются на чем-то большем, чем как заставить детей подчиниться немедленно – они склонны лучше воспитывать и достигать лучших результатов. По меньшей мере нужно не терять чувство перспективы. То, что ваш ребенок сегодня пролил шоколадное молоко, или устроил истерику, или забыл сделать домашнее задание даже близко не настолько важно, как то, что делаете ВЫ, что поможет или помешает ему вырасти в порядочного, ответственного, любящего человека.

4. ОТНОШЕНИЯ – ПРЕЖДЕ ВСЕГО

Говоря о высших целях, нельзя переоценить важность отношений, которые у нас складываются с детьми. Мой друг Дэнни недавно суммировал все то, чему он научился за годы отцовства: «Вовсе не всегда важно, что ты прав». Я бы сказал, что это совсем не важно, если дети сжимаются, когда вы входите в комнату.

Чисто с практической точки зрения, плохое поведение легче изменить, и проблемы легче решить, когда дети чувствуют себя с нами в достаточной безопасности, чтобы поделиться причинами, почему они сделали что-то не так. Дети более склонны обратиться к нам за помощью, когда они попали в беду, просить у нас совета, хотеть проводить время с нами, когда им предоставлен свободный выбор, делать это или нет. Более того, если они знают, что могут нам доверять, они более склонны выполнить нашу просьбу, если мы говорим им, что это очень важно.

Безусловно, крепкие и любящие отношения важны не только потому, что они полезны, они важны сами по себе. Вот почему нам стоит задаваться вопросом, стоит ли ставить под угрозу такие отношения, чтобы добиться, чтобы ребенок не просыпался по ночам, или начал ходить на горшок, или ел более аккуратно за столом. Будут времена, когда нам придется настоять на своем, и дети будут на нас сердиться. Но прежде чем мы займемся жестким вмешательством, прежде чем сделаем ребенка несчастным, и, безусловно, прежде чем мы сделаем что-то, что может быть расценено, как условие для нашей любви, мы должны быть уверены, что это стоит подпорченных отношений.

5. ИЗМЕНИТЕ СВОИ ВЗГЛЯДЫ, А НЕ ТОЛЬКО СВОИ ДЕЙСТВИЯ

Безусловные родители не просто ведут себя по-другому, например, избегают наказаний. Они и видят вещи по-другому. Когда ребенок делает что-то недопустимое, родители воспринимают это как нарушение, а нарушения естественным образом должны влечь за собой «последствия». Безусловные родители склонны видеть это как проблему, требующую решения, возможность научить, а не заставить ребенка страдать. Опять же, это не просто выбор, как реагировать, эти реакции возникают как результат того, что мы считаем, что произошло. Более того, видеть поведение ребенка как «возможность для обучения» как бы подталкивает нас включить ребенка в этот процесс решения проблемы, а это имеет гораздо больше шансов на успех.


6. У-В-А-Ж-А-Й-Т-Е.

Часть того, что я включая в серьезное отношение к детям, это уважение. Я считаю, что все люди его достойны. Я предполагаю, что дети будут более склонны уважать других (включая вас, если они сами чувствуют, что их уважают). Многие родители, которые безусловное любят своих детей, ведут себя по отношению к ним не слишком уважительно. Некоторые звучат фальшиво или саркастически. Они списывают со счетов просьбы детей, не обращают внимания на их гнев, высмеивают их страхи. Они перебивают детей, как бы в жизни не поступили ни с одним взрослым, но сходят с ума, когда дети перебивают их. Они могут также говорить о детях принижающее: «ну, она просто строит из себя примадонну», «просто не обращайте внимание, когда он так себя ведет».

Обращаться с детьми уважительно означает приложить усилие и не совершать подобных действий, но также означает понимание, что дети в некоторых ситуациях знают лучше нас, и я имею в виду не только знания, какие динозавры были травоядными. Как хорошо сказал Томас Гордон: «Дети зачастую знают лучше родителей, когда они голодны или хотят спать, знают качества своих друзей, знают свои цели и амбиции, как к ним относятся их учителя, потребности их тела, кого они любят, и кого нет, что они ценят, а что нет». В любом случае, мы не можем всегда считать, что только потому что мы взрослее, мы понимаем во внутреннем мире детей больше, чем они сами.
Поэтому говорить ребенку, что он переживает или чувствует – неуважительно – например, реагировать на гневное заявление, что она ненавидит своего брата восклицанием: «Зачем ты так говоришь?! Конечно же ты его любишь!». Кроме того, что ситуации это не помогает, такой ответ может быть вполне истолкован как обусловленное принятие. Ребенок научится считать, что его чувства не важны, что плохо, что она их испытывает, и что ее любят только если ее сердят вещи, на которые мама позволяет сердиться.

7. БУДЬТЕ ИСКРЕННИ

Некоторых обвиняют в том, что они пытаются быть ребенку другом, а не родителем. Я соглашусь, что путать эти две роли не стоит. Но несмотря на то, что мы должны быть для ребенка нечто большим, чем приятели, мы не должны перестать быть людьми. Мы не должны прятаться за ролью Отца и Матери до такой степени, что вся человеческая составляющая (и наша человеческая связь с детьми) исчезает.

Я не говорю, что нам стоит делиться всеми интимными подробностями нашей жизни с детьми. Некоторые вещи не стоит им говорить, пока они не подрастут, а некоторые не стоит говорить никогда. Но есть некоторая степень искренности, которой не хватает в том, как зачастую родители ведут себя с детьми, и эта нехватка остро ощущается, даже если дети не могут точно сказать, чего именно не хватает, или что не совсем так в их отношениях.

У реальных людей есть собственные нужды, увлечения, нелюбимые вещи. Дети должны это знать. Реальные люди иногда нервничают, отвлекаются, устают. Они не всегда знают, как поступить. Иногда они говорят, не подумав, а потом об этом сожалеют. Не стоит притворяться более знающими, чем мы есть. И когда мы совершаем ошибку, мы должны это признать: «Понимаешь, милая, я тут подумал о том, что я сказал вчера вечером, и мне кажется, я был неправ». Мой совет – извиняйтесь перед ребенком за что-нибудь дважды в месяц. Почему дважды? Не знаю. Мне кажется это число подходящим (почти все книги, дающие конкретные советы так же малообоснованны. По крайней мере, я это признаю.)

Есть две причины для извинений. Во-первых, это дает сильнейший урок. Я говорил раньше, что нет никакой необходимости заставлять детей говорить «извините», когда они этого не чувствуют. Гораздо более эффективный путь – это ПОКАЗАТЬ им, как это делается. Во-вторых, извинения снимает вас с пьедестала идеального родителя и напоминает им, что и вы можете ошибаться. Более того, это показывает им, что вполне возможно признать (себе и другим), что мы совершаем ошибки, и иногда мы виноваты, не теряя лица и не чувствуя своей неадекватности.

Причины, по которым извиняться так важно – те же самые, по которым большинство родителей не извиняется. В конце концов стоять на пьедестале, в позиции окончательной и несомненной власти – очень спокойно. Сказать «прости», значит показать свою уязвимость, а это нелегко для большинства из нас – в частности из-за острейшей уязвимости, которую мы пережили сами в детстве.

Более того, многие родители бояться, что открытость с детьми, позволяющая развить искренние, теплые отношения, компрометирует их способность контролировать детей. Большинство причин обусловленного родительского отношения можно отследить к тому факту, что когда эти две цели сталкиваются, контроль обычно предпочитают близости. Это можно заметить даже в малозаметных деталях, как родители дистанцируются от детей, например, говоря о себе в третьем лице существенно позже, чем ребенок усвоил местоимения «я» и «ты».

Дети все равно будут на нас равняться, даже если мы откровенно говорим о границах собственных возможностей, даже если говорим с ними от чистого сердца, и даже если они будут видеть, что, несмотря на все привилегии и всю мудрость, которую дает статус взрослого, мы по-прежнему – просто люди, ищущие свой путь в этом мире, пытающиеся поступить правильно, найти баланс между интересами других, продолжать учиться – такие же, как они. Более того, чем более реальны мы с ними, тем более они склонны будут испытывать к нам реальное уважение.







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 76. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.009 сек.) русская версия | украинская версия