Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Вопрос о твердости воли 1. Основа твердости воли

Растворители, применяемые в тонкослойной хроматографии,
должны быть чистыми и осушенными. Смеси веществ могут разделяться с
помощью одного растворителя, однако обычно применяют системы,
состоящие из двух, трех и даже четырех растворителей. Выбор
растворителей определяется их элюирующей способностью, которая
зависит от полярности растворителя, а также его протонодонорных и
протоноакцепторных свойств. Для каждой новой пластинки систему растворителей следует готовить заново, так как в ней соотношение компонентов после хроматографирования изменяется.
Существенную роль при разделении веществ с помощью
тонкослойной хроматографии играет количество наносимой смеси, оно
влияет и на величину Rf и на разрешение пятен. Пробы испытуемых
веществ массой от 0Ю1 до 50 мкг. наносят на пластинку в виде растворов в
эфире, хлороформе или другом летучем растворителе.

ТСХ применяют для разделения и анализа как орг., так и неорг. в-в: практически всех неорг. катионов и мн. анионов, в т. ч. близких по св-вам ионов благородных металлов, РЗЭ, а также полимеров, лек. ср-в, пестицидов, аминокислот, липидов, алкалоидов и т. д. С помощью ТСХ удобно анализировать микрообъекты (малые кол-ва в-в), оценивать чистоту препаратов, контролировать технол. процессы и состав сточных вод, изучать поведение разл. ионных форм элементов, предварительно подбирать условия для колоночной хроматографии. (Метод предложен Н.А. Измайловым и М.С. Шрайбер в 1938).

Узнадзе Д.Н. Общая психология

С. 137-143

Вопрос о твердости воли 1. Основа твердости воли

В результате экспериментальных исследований считается установленным, что сколь твердым бы ни был акт решения, не исключена возможность, что в определенных условиях решение окажется невыполнимым. Для обеспечения реализации самого поведения недостаточно осуществления подлинного волевого акта, то есть создания установки на будущую деятельность. Очень часто случается, что человек, приняв какое-либо решение, причем со всей серьезностью, например решив больше не прикасаться к табаку, не может выполнить свое решение. Обычно это происходит потому, что выполнение решения сталкивается с целым рядом препятствий, и не все люди одинаково способны преодолеть их. Именно поэтому и говорят о твердости или слабости воли. Когда, невзирая на препятствия, решение все же выполняется, мы объясняем это твердостью воли, а когда оно не выполняется, говорим о слабости воли. Как же это понять? С какими же препятствиями сталкивается выполнение принятого решения?

В процессе выполнения поведения человек встречается со многими явлениями, пробуждающими в нем потребности, более или менее противоречащие принятому им решению. Конечно, иногда импульсы этих потребностей оказываются настолько сильными, что вынуждают субъекта совершенно забыть или изменить свое прежнее решение. В этом случае, разумеется, говорить о выполнении прежнего решения уже не приходится. Подобные препятствия могут возникнуть во время любого волевого поведения, но главное то, сумеет ли субъект оказать им достаточное сопротивление. Обратимся к тому же примеру. После принятия субъектом окончательного решения бросить курить табак перестает его привлекать, но может случиться, что кто-нибудь предложит ему очень хорошие сигареты. Вид сигарет напомнит ему приятное состояние, не раз испытанное им раньше при курении хорошего табака. Поэтому он может не устоять перед соблазном и не откажется от сигареты. В таком случае, разумеется, мы имеем полное право говорить о слабости его воли. Но может случиться и так, что он откажется от предложенных сигарет, однако затем на протяжении нескольких дней не сможет избавиться от мысли или представления о хорошем табаке; в конце концов, он не устоит перед исходящим от этого навязчивого представления импульсом и вновь начнет курить. Такое навязчивое представление именуется персеверирующим представлением, и экспериментально доказано, что исполнению решения может помешать не только обычное воспоминание (например, воспоминание о приятном состоянии), но и персеверация.

Как это происходит9 Что лежит в основе невыполнения принятого решения? Если акт принятия решения указывает на то, что у субъекта выработалась соответствующая его цели установка, то до тех пор, пока эта установка остается в силе, возникшее на ее основе поведение должно протекать, казалось бы, почти с автоматической точностью и легкостью. И это действительно так и происходит, пока у субъекта под влиянием какого-либо импульса, скажем вида хорошего табака, не появится сильное желание курить. Если бы ему предложили обычный табак, он относительно легко мог отказаться от него. Но дело в том, что ему предложили исключительно хороший табак, и это смогло пробудить в нем прежнюю потребность. Здесь совершенно отчетливо видно, что установка, созданная во время принятия решения (не курить больше), оказалась не настолько стойкой, чтобы остаться в силе и в случае восприятия хорошего табака, уступив место противоположной установке — установке курения. Как видим, в этом случае в основе слабости воли лежит лабильность (легкая изменчивость) установки, созданной в момент принятия решения.

Однако, как выяснилось, выполнение решения сталкивается и с препятствиями иного рода. Очевидно, что не всякое действие технически легко выполнимо; некоторые состоят из более легких операций, а другие — из более трудных Согласно опытам Н. Аха, когда намеченное поведение технически легко выполнимо, тогда легко выполняется и решение, но в случае технически трудновыполнимых операций дело обстоит иначе. Здесь реализация принятого решения затруднена не только изначальной трудностью самой задачи решения, но и особенно тем, что трудности, возникающие в процессе выполнения, ежеминутно действуют против выработанной в акте решения установки. В результате часто случается, что трудность операций становится все более ощутимой, и в конце концов субъект отказывается от выполнения своего решения. Как видим, и здесь сказывается слабость воли, ее основой опять-таки является смена установки.

Иногда помехой выполнения принятого решения становится и то, что начатое дело после определенного времени надоедает человеку. Результат этого обнаруживается опять-таки в виде пресечения созданной в волевом акте установки и возникновения противоположной ей, новой установки: человек меняет свое прежнее решение и отказывается от его выполнения.

Однако изменение решения может быть вызвано и другими причинами:

А. Вполне возможно, что в процессе осуществления деятельности внимание субъекта могут привлечь некоторые не учтенные им обстоятельства. В случае, если

вследствие этого прежнее решение оказывается неприемлемым, установка нарушается, и субъект вынужден принять новое решение, создать новую установку.

Б. Может случиться и так, что изменится сам субъект, то есть у него появятся новые интересы и стремления. Тогда, само собой разумеется, старое решение как неподходящее теряет силу, и субъект оказывается вынужден прибегнуть к новому волевому акту — принять новое решение.

Однако ни в одном из этих случаев нельзя говорить о слабости воли. Правда, и здесь решение меняется, а старая установка сменяется новой, но происходит это не потому, что установке не хватает прочности, что она сама шаткая и изменчивая, вследствие чего субъект вынужден заново прибегнуть к акту решения. Нет, сама установка может быть очень стойкой, процесс выполнения протекать беспрепятственно, но так как субъект видит, что это решение теперь для него неприемлемо, он, возможно, совершенно сознательно постарается освободиться от прежнего решения и при помощи нового акта воли вызвать установку нового, более подходящего поведения. Наоборот, здесь мы имеем дело не со слабостью, а с несомненной твердостью воли.

Бывают случаи, когда человек, даже понимая, что его решение оказалось неподходящим, а потому было бы целесообразно отказаться от его выполнения, не может сделать это, будучи не в состоянии изменить раз выработанную установку. В этом случае он — раб своего решения, он не в силах по своей воле изменить уже выработанную установку, отказаться от принятого решения. Как видим, это упрямство является показателем скорее слабости, нежели твердости воли.

Итак, ясно, что твердость воли заключается в способности до конца придерживаться раз принятого решения. Когда одного акта решения достаточно, чтобы намерение до конца оставалось в силе, когда не приходится на каждом шагу вновь принимать то же самое решение, тогда мы, несомненно, имеем дело с твердой волей.

До тех пор, пока возникшая в момент решения установка актуальна, процесс выполнения решения протекает легко. Но если данная установка поколеблется, это тотчас же проявиться в переживании затрудненности выполнения решения, и субъект встает перед необходимостью вновь прибегнуть к акту решения. Если ему удастся вернуться к старому решению, установка останется в силе, и процесс выполнения продлится, но если же нет, то он будет вынужден отказаться от начатого дела. Тогда затраченная уже энергия окажется потерянной бесплодно, и дело придется начинать сначала.

Отсюда ясно, сколь велико значение устойчивости решения. Акт принятия решения сам по себе моментален. Но для того, чтобы воплотить то, что решено, решение обязательно должно остаться непоколебимым, чтобы до конца надлежащим образом направлять поведение. Такое стабильное решение называется намерением. Как мы уже убедились, в его основе лежит установка, выработанная актом воли, и чем устойчивее во времени эта основа, чем она непоколебимее, тем более твердым переживается намерение и тем тверже воля.

Однако твердость воли проявляется и в другом отношении. Обычно субъект сначала же — до акта принятия решения — предусматривает трудности выполнения. Когда эти трудности незначительны, тогда относительно легко дается и само решение, требуя меньшей концентрации воли, меньшего напряжения. Но когда предстоят серьезные трудности, тогда воля нуждается в гораздо большей мобилизации энергии. Именно данное свойство воли, позволяющее субъекту принять энергичное решение, невзирая на то, что он изначально понимает, насколько оно трудновыполнимо, указывает на ее твердость.

Разумеется, понимаемая таким образом твердость воли совершенно не совпадает с понятием твердости воли, подразумевающим непоколебимость и устойчивость во времени раз принятого решения. Бывают случаи, когда человека не пугают мысли о предстоящих трудностях, и он принимает энергичное решение, но, столкнувшись с реальностью, он сразу охладевает и теряет желание выполнить принятое решение. В этом случае мы несомненно можем говорить о слабости его воли. Однако следует отметить, что способность легко принимать решение в этом случае могла бы оказать ему определенную помощь — он вновь решил бы выполнить то, к чему он только что охладел; тогда, в результате такого неоднократного повторения решения, он, вероятно, довел дело до конца.

Слабость воли проявляется и в виде общего снижения способности принимать решения. Известны случаи, когда человек не способен принять даже самое простое решение. Да или нет? Как поступить: так или этак? Вопрос остается вопросом, и субъекту так и не удается приступить к делу. Разумеется, в резко выраженном виде данное состояние считается довольно серьезным заболеванием: оно известно под названием абулии, подразумевая настолько основательное ослабление воли, что больной не может решить даже самый простой вопрос (например, известен один случай, когда больному понадобилось два часа размышления, прежде чем он смог решить раздеться и лечь в постель).

Но в более простом виде случаи снижения способности принятия решения встречаются и среди нормальных людей. Художественный образ одного из них предстает в виде Гамлета Шекспира. Обычно такие нерешительные люди легко подчиняются чужой воле. Тогда они относительно легко решают какой-либо вопрос, часто испытывая, однако, при этом чувство, будто это решение несвободно, исходит не из глубины их Я, а навязано извне, принудительно, хотя сейчас и выражает их собственное желание. Для воли, как отмечалось выше, характерно именно переживание активности Я; в данном случае снижено именно это, то есть в момент принятия решения субъект не переживает самоактивности, не чувствует самостоятельности. Это хорошо согласуется и с повседневным наблюдением, свидетельствующим, что способностью к самостоятельным действиям обладают только люди с твердой волей.

Интересно, что в случаях такой слабости воли субъект обнаруживает достаточно зримую способность выполнять принятое решение — невзирая на значительные препятствия, зачастую он твердо придерживается своего пути, стремясь во всей полноте реализовать принятое решение. Это наблюдение еще раз со всей очевидностью доказывает, что, во-первых, акт воли надо усматривать не в моменте выполнения, а в моменте решения, а во-вторых, протекание процесса выполнения имеет свою основу, одинаково успешно действующую как тогда, когда она является результатом собственного волевого акта, так и тогда, когда она создана под влиянием того или иного обстоятельства.

2. Опыты по экспериментальному изучению твердости воли

Первый настоящий экспериментально-психологический опыт в этом направлении принадлежит первому экспериментатору в области психологии воли Н. Аху. Он давал своим испытуемым несколько пар бессмысленных слогов (например, дус-лор, фуд-неф), заставляя повторять их до тех пор, пока они не заучивали их настолько хорошо, что могли свободно повторить наизусть. Ах предполагал, что в этих

условиях при виде одного члена пары слогов у испытуемого возникнет достаточно сильная тенденция (так называемая «ассоциативная тенденция») назвать второй член этой пары. После этого тому же испытуемому давались другие задания, связанные с тем же членом пары слогов. На основе задания у него возникала новая — волевая — тенденция, которая должна была вступить в борьбу с ассоциативной и по возможности одолеть ее. Например, испытуемый твердо помнил, что слог «дус» был дан в паре со слогом «лор», так что, услышав «дус», у него тотчас же возникает сильный импульс сказать «лор». Теперь же ему дают такое задание: «Как только я покажу вам какой-либо из бессмысленных слогов, вы должны сразу же прочесть его обратно (например, если я покажу "руд", вы должны сказать "дур")». Когда после этого испытуемому показали слог «дус», он решает сказать «суд», хотя в то же время у него невольно возникает сильный импульс сказать и «лор».

Таким образом, экспериментально создается такое положение, что субъект переживает конфликт между волевой и неволевой тенденциями. То, какая из них победит, произвольная или непроизвольная, зависит от силы каждой из них. Твердость непроизвольной тенденции в этом случае зависит от того, насколько твердо испытуемый запомнил, что этот определенный слог находился в паре именно с тем вторым слогом, насколько прочна связь между членами данной пары. Выяснилось, что связь эта тем прочнее, чем чаще испытуемый повторял материал. То число повторений ряда слогов, незначительного увеличения которого вполне достаточно для того, чтобы непроизвольная тенденция одолела волевую, Н. Ах назвал ассоциативным эквивалентом детерминации. При меньшем числе повторений побеждает волевая (или детерминирующая) тенденция, и испытуемому удается прочесть слог в обратном порядке; если же нет, тогда он вместо этого произносит второй слог пары (в нашем примере — «лор»).

Отсюда ясно, что в данном смысле твердость детерминирующей тенденции, то есть волевого акта, должна измеряться количеством повторений бессмысленных слогов: чем выше показатель ассоциативного эквивалента, тем тверже должна быть детерминирующая тенденция, то есть волевой акт, поскольку, согласно Аху, как уже отмечалось, детерминирующая тенденция является эффектом этого последнего.

Таким образом, понятие ассоциативного эквивалента подразумевает возможность количественного измерения твердости воли. Безусловно, значение данного понятия было бы очень велико, окажись оно действительно обоснованным. Последующие экспериментальные исследования, однако, показали, что неволевая тенденция, противостоящая в опытах Аха волевой, возникает только в определенных условиях; достаточно слегка изменить эти условия, чтобы от этой тенденции ничего не осталось, а волевая продолжит действовать без конфликта. Так, например, если согласовать с испытуемым, что, скажем, при виде слога, написанного красным, он должен прочесть его в обратном порядке, а при виде слогов другого цвета действовать как-то иначе, он всегда будет вести себя по инструкции, а тенденция назвать второй слог пары у него не возникает вообще (Мак-Керт). Следовательно, здесь не может быть и речи об ассоциативном эквиваленте и измерении с его помощью твердости воли. Зато из этого явствует, что достаточно большую роль играет внимание: когда оно направлено на задачу, другие тенденции почти не проявляются и, соответственно, очень мало мешают выполнению решения. Согласно этому, произвольное изменение какой-либо привычки трудно потому, что она привлекает к себе внимание человека, а это мешает ему с достаточным вниманием отнестись к своему решению. Таким образом, оказывается, что слабость воли зависит и от колебания внимания.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Сорбенты в тонкослойной хроматографии | Вопрос о твердости воли 1. Основа твердости воли. Экспериментально установленный фактический материал и вытекающие отсюда выводы о слабости воли совершенно не противоречат нашему положению об этом вопросе

Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 189. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.027 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7