Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Смена исторических понятий




 

А теперь обратим внимание на странную судьбу термина «Белая Русь» в титулах московских правителей. Вначале в этих титулах «Белая Русь» активно присутствовала (например, у Ивана III, равно называвшегося в Орде «князем Белой Орды», затем Василия III, Ивана IV Грозного, Бориса Годунова, в титулах первых Романовых).

Но у Петра I термин «самодержец Белой Руси» исчез, вместо него появился другой – «самодержец России». Причина очевидна: усилиями Петра Московия (она же Белая Русь) сменила свое название на «Россию». И с той поры вплоть до Николая II в титулах царей больше не упоминалось, что они «самодержцы Белой Руси», хотя остались титулы самодержцев Великой Руси (новгородской) и Малой (украинской). Термин сей был заменен на «самодержец российский». А что касается территории нынешней Беларуси, то она, например, в титуле Николая II упомянута дважды: применительно к Восточной Беларуси – титулом «князь Витебский», к Центральной и Западной – титулом «Великий князь Литовский» (для нынешней Летувы был предусмотрен титул «князь Самогитский»). В своей книге Гваньини писал:

«Преимущественно, ввозятся в Московию из Литвы, Руссии и Польши, а также купцами других стран следующие товары: сукно всякого сорта и цвета, шелк и шелковые одежды, затканные золотом или серебром, драгоценные камни, золотые нитки, жемчуг и всякого рода драгоценные металлы».

Тот факт, что авторы прошлого четко отделяли истинную Русь (Украину) от Московии раздражает нынешних российских историков. Ведь именно под давлением царизма исконной Руси пришлось поменять свое название на «Окраина». Поэтому московские комментаторы и тут нашли нужным «вставить свое»:

«Названия Московия и Руссия могут быть неравнозначны; Матвей Меховский (1457–1523), польский историк и географ, например, различает их особенно четко: Руссия – страна, восточный край которой прилегает к реке Танаису и Меотийским болотам, т. е. югозападная Россия; Московия – земли к северо‑востоку от Дона и Азова».

Что значит «могут быть неравнозначны»? Они и были тогда абсолютно разными по значению. Подмена понятий произошла значительно позже, а вот Александр Гваньини совершенно верно и четко показал реалии своего времени.

Его другая книга, изданная в Кракове в 1578 году на латыни, называется «Sarmatiae Europeae descriptio, quae regnum Poloniae, Letyaniam, Samogitiam, Russiam, Massoviam, Prussian, Pomeraniam, Livoniam, et Moschoviae, Tartariaeque partem complectitur».

Один лишь перевод этого названия разрушает «карточные дома» ложных исторических оценок российских «державников»:

«Сарматия Европейская, что включает королевства Польское, Литовское, Самогитское, Русское, Мазовецкое, Прусское, Померанское, Ливонское и Московию, частично также Тартарию».

Раскроем географическое расположение этих королевств. Польское – на территории Малой Польши (центр в Кракове), Литовское – на территории Беларуси (центр в Вильне), Самогитское – в нынешней Летуве (столицы у нее тогда не было), Русское – в землях Украины (центры в Киеве и Львове), Мазовецкое – на территории Великой Польши (центр в Варшаве), Прусское – столица в Кёнигсберге, Померанское – это герцогство Мекленбург (прежняя автономия полабских славян) и земли восточнее его, Ливонское – в Латвии (центр в Риге), Московия – теперешняя Россия (центр в Москве), Тартария – ныне тоже Россия (земли, захваченные у Орды).

С тех пор Мазовия стала Польшей, Самогития невесть почему считается «Литвой», а наша Литва – «Беларусью», Русь стала «Украиной», Московия и Тартария – «Россией». Если бы Александр Гваньини волшебным образом перенесся в наше время, то не поверил бы своим глазам. Во всяком случае, проживая в Витебске, он и вообразить не мог, что этот литовский город кто‑то вздумает называть «беларуским».

Вот еще один важный для нас вопрос. Что считать Литвой? В своих книгах Гваньини указывает: литовцы – славяне, они говорят на славянском языке, в отличие от живущих севернее жемойтов, которые говорят на своем собственном языке, родственном языку жителей Ливонии. Например, он писал:

«Слово czar в русском языке означает «царь» (rex), a czarstvo – «царство» (regnum), и этим наименованием московиты называют своего государя: «царь всей Руссии». Прочие же славяне, как, например, поляки, богемцы, литовцы и другие, язык которых отличается от русского, называют царя другим именем, именно, «кроль» или «король», или «краль», а именем czar, как они считают, называется только император».

Тут сразу бросается в глаза: «Прочие же славяне, как например, поляки, богемцы, литовцы… » Российские комментаторы только и нашли, что сказать:

«Странное отнесение литовцев к славянам встречается и у других иностранцев, писавших о России, например, у Горсея, который считал, что литовский язык близко подходит к славянскому, и назвал последний самым богатым и изящным в мире».

Но что тут странного, если имеется в виду беларуский язык, который в эпоху BKЛ назывался литовским. Ведь в своей книге 1578 года Гваньини называет Литвой именно беларуские земли (в том числе Витебск, комендантом которого он был), а литовцами – жителей этих земель. Вот, например, типичная цитата:

«Когда литовцы неожиданно захватили весьма могучую крепость, называемую на их языке Борском…»

Хочется спросить: разве на языке летувисов Борcк может называться Борском? У них он обязательно имел бы «‑ис» или «‑ас» на конце. Притом Гваньини был участником описываемых событий, ибо служил в армии ВКЛ, и своих собратьев по оружию называл именно литовцами, вовсе не беларусами. Война шла как раз с «белорусцами‑московитами».

 

Но вернемся к термину «Белая Русь». В конце книги Гваньини снова повторяет:

«Иные также называют государя Московии белым Цезарем (Caesar), в особенности его подданные, то есть царем или императором белой Руссии. Ведь как было сказано выше, Руссия, подчиненная московскому князю, называется белой, а та, которой правит король польский (хотя он владеет и частью белой), называется черной Руссией. Я полагаю, что государь московский потому называется белым царем, что жители всех областей, подчиненных его власти, большей частью носят белые одежды и шапки».

Конечно, мысль Гваньини насчет одежд и шапок кажется несерьезной. Название же Черной Руси «польской» относится – тут нет сомнений – только к Руси Галицкой и Волынской (то есть Красной, которую на некоторых картах именуют Черной). Именно эта Русь в то время была уже частью Польши, а не ВКЛ.

Упоминание о том, что польский король владеет и частью белой Руссии, я отношу не к Смоленску, а к другим территориям, которые в описываемый период входили в состав ВКЛ: скорее всего, подразумевались Чернигов и Новгород‑Северский. Книга «Описание Московии» была издана в 1578 году, через 9 лет после создания конфедерации Речь Посполитая, и именно о восточных территориях BKЛ, спорных с Московией, говорит автор – вовсе не о землях нынешней Беларуси. Например, Витебск Гваньини четко именует Литвой, в нем живут литовцы, которые говорят на литовском (беларуском) языке.

В пространных объяснениях российские комментаторы и здесь сочли нужным вставить свои «пять копеек»:

«Рассуждение о причине наименования «белый царь» взято у Герберштейна и, очевидно, фантастично, но, во всяком случае, более реально, чем объяснение Флетчера: «В 1059 г. на венгерском престоле сидел некий Бела (это же имя имели и некоторые другие венгерские короли), от него и называется «белым» царский дом в России, тем более, что царь Иван Васильевич считал своими предками не русских, а германцев; русские же полагают, что венгры – часть германского народа» (Дж. Флетчер. О государстве русском. СПб., 1905, с. 12‑13)».

Действительно, странно. Но вот то, что Иван Грозный находил предками московитов венгров, – вполне можно понять. Ибо нынешние русские (прежние московиты) – это и есть славянизированные финно‑угры. Понятны также устремления Орды тюрок и финно‑угров в Венгрию (куда мигрировали с Волги угры).

Ошибкой, конечно, было считать угров предками германцев – но вот Иван «Грозный» совершил эту ошибку. Однако его мнение о Московии как этнически финно‑угорской стране было верным. Московия к славянам никакого отношения не имела: это страна окающих финнов, и само ее название – финское, от народа мокша. Финский этноним Moks с прибавкой Vа (вода) дал название реке Моксва, отчего и стал называться город Москва (в языке киевлян сочетание «кс» было труднопроизносимым и заменилось на привычное «ск»).

Кстати, Гваньини отметил, что московиты только в соборах молились на славянском языке, а в быту говорили на местных (то есть финских) диалектах.

Но я на другое обращаю внимание: российские комментаторы и здесь находят, что «рассуждение о причине наименования «белый царь» взято у Герберштейна и, очевидно, фантастично». Что же «фантастичного», если Карамзин привел документы, которые Иван III подписывал титулом «князь Белой Руси»?

А самое непонятное вот что: с чего это вдруг все средневековые авторы, называвшие Московию «Белой Русью», вдруг оказались «фантастами»? Зачем им надо было «фантастикой» заниматься? В чем смысл таких утверждений?

Видимо в том, что они никак не могли знать, что в 1840 году царизм переименует литвинов в «белоруссов». Конечно, после этого свидетельства о том, что беларусами в прошлом именовали только московитов, – начинают казаться «странными» либо даже «фантастическими». То есть московским историкам сегодня хочется видеть всю средневековую историческую литературу «фантастикой».

Но вот что по‑настоящему странно: согласно оценкам всех российских историков, Александр Гваньини не ошибся ни в одном факте относительно того, что происходило в тогдашней Московии. И только одно они считают «фантастикой»: когда Гваньини называет Московию Белой Русью, государством вне исконной Руси (Украины), литовцев – славянами, а Литву – славянским государством. Это потому в нынешней России не признается, что противоречит ее сказочным великодержавным теориям о себе и о своих соседях. Мол, «фантастика» вовсе не то, что при царизме выдумали, а то, что было реальностью во время Александра Гваньини.

 







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 221. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.007 сек.) русская версия | украинская версия