Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

О О О О О О С 6 6 О 6 О





О О О О С О Ь

Рис. 52.Принципы организации феноменального поля

Принцип близости. Элементы, которые близки друг к другу в пространстве или во времени, кажутся объединенными втруппы. На рис. а вы видите три пары вертикальных колонок, а не набор кружков.

Принцип непрерывности. Существует тенденция следовать в направлении, позволяющем связывать элементы в непрерывную последовательность. На рис. а вы воспринимаете колонки в направлении сверху вниз.

Принцип сходства. Подобные элементы воспринимаются совместно, образуя замкнутые ряды. На рис. Ъ круги и точки объединяются соответственно с кругами и точками, так что вы видите ряды кругов и ряды точек, а не колонки как в предшествующем примере.

Принцип замыкания. В нашем восприятии существует тенденция завершения незаконченных предметов и заполнения пробелов в образе. Фигуры на рис. с вы воспринимаете как квадраты, хотя их контуры не замкнуты.

Принцип простоты (прегнантности). В восприятии происходит организация стимулов таким образом, чтобы получившаяся фигура была максимально симметричной, простой и устойчивой. Квадраты с являются примерами прегнантных («хороших») фигур.

Принцип выделения фигуры из фона. Восприятие работает таким образом, что мы склонны разделять зрительное поле на объект (фигуру) и задний план (фон), на котором она располагается. При этом фигура кажется более яркой. Пример d — это двусмысленное изображение, в котором фигура и фон флуктуируют (сами меняются местами), поскольку изображение сконструировано так, что перцептивные гипотезы относительно того, что следует считать фигурой, а что фоном, выступают как равновероятные. Таким образом, вы видите то вазу, то два профиля.

Можно сказать, что принципы организации объектов в пространстве, открытые в гештальтпеихологии, — это широкие схемы У• Найссера. Они позволяют субъекту произвести первоначальное структурирование хаотических потоков стимуляции и подготовить бедующий этап восприятия — распознавание, категоризацию и классификацию отдельных объектов.

268 Глава 7. Познавательные процессы. Ощущение и восприятие

I

7.2. Восприятие

 

7.2.3. Распознавание и категоризация объектов

Важнейшей особенностью восприятия является его предметность. Мы слышим не набор звуков, а слово, видим не конфигурацию поверхностей, а вещь. Образы восприятия презентируют чело-веку мир как систему объектов, имеющих определенные устойчивые предметные характеристики (социальные значения), на основе чего и становится возможной человеческая деятельность.

Рассмотрим механизмы категоризации (определение предметного значения) на примере одной из сложнейших проблем восприятия — распознавание речи. На элементарном уровне она сводится к вопросу: как мы воспринимаем буквы и звуковые единицы, из которых впоследствии складываются речевые структуры — слова и предложения? На начальном этапе исследований в психологической науке были выдвинуты две гипотезы: гипотеза сравнения с эталоном и гипотеза черт. Первая предполагала, что восприятие той или иной буквы происходит по принципу точного однозначного соотнесения с эталоном («идеальной» схемой буквы, хранящейся в систем ме долговременной памяти). Однако, во-первых, такой способ распознавания должен быть признан крайне неэкономным. Ведь нам' пришлось бы иметь точные идеальные изображения букв всех знакомых нам алфавитов (включая сюда и нотные, цифровые и т.д. знаки). Во-вторых, мы легко опознаем написанные буквы, несмотря на бесконечное множество их конкретных начертаний (после определенной тренировки можно научиться читать даже перевернутый текст). Кстати, до сих пор не разработана компьютерная программа, которая смогла бы сортировать различные буквы вне зависимости от особенностей почерка. То, что по силам людям, не под силу машине!

Гипотеза эталона получила свое развитие в гипотезе черт (Сэл-фридж, 1955). В ней предполагалось, что каждый символ кодируется с помощью комбинации простейших деталей — эталонов и ключевых связей между ними. Так, например, буква А — это три линии* две из которых расположены под углом 30 градусов, а третья — горизонтальная — пересекает их посередине. Гипотеза черт включат, ет в себя гипотезу эталонов (должны существовать схемы-эталоны первичных элементов стимулов), но она гораздо экономичнее. Данные в пользу гипотезы черт были получены Г. Кинни, М. Марсеттой-и Д. Шоуменом (G. Kinney, M. Marsetta, D. Showman, 1966). Они предъявляли испытуемым на короткое время букву G и просили опознать ее. Естественно, что испытуемые часто ошибались. Одна' ко их ошибки носили регулярный характер: в 72% случаев они пу*'

тали G и С, в 21% случаев они путали G и О, и только в 3% случаев ошибок приходилось на В или цифру 9. Других ошибок не наблюдалось вовсе. Таким образом, для ответов испытуемые выбирали объекты со сходным набором деталей. Ошибки же, по мнению авторов, происходили потому, что испытуемые не успевали проанализировать всё черты стимула.

Получены данные, свидетельствующие, что гипотеза черт верна и для распознавания устной речи. Правда, возникал вопрос, что представляют собой «черты», т.е. элементарные единицы звуковой стимуляции? Н. Хомский и М. Халл (М. Chomsky, M. Hall, 1968) предложили в качестве «черт» для звуковой информации три параметра: 1) свойство гласности /согласности звука; 2) свойство звонкости / глухости, связанное с тем, что для того, чтобы извлечь звонкий звук, говорящий выпускает воздух одновременно с вибрацией голосовых связок, а для того, чтобы извлечь глухой звук, воздух должен покинуть голосовой аппарат до начала вибрации и 3) место артикуляции звука, т.е. то место, в котором речевой аппарат сжимается при произнесении звука. По признаку места артикуляции все согласные звуки подразделяются на билабиальные (губы закрыты, например «п» и «м»), лабио-дентальные (нижняя губа прижата к зубам, например «ф» и «в»), альвеолярные (корень языка прижат к альвеолам, например «т» и «д») и задненебные (язык прижат к мягкому небу, например «к» и «г»).

Г. Миллер и П. Найсли (G. Miller, P. Nicely, 1955) предлагали испытуемым опознать на фоне шума звуки «б», «п» и «т». Они предположили, что если гипотеза Хомского и Халла верна, то испытуемые будут с большей вероятностью путать между собой согласные, которые различаются минимальным количеством параметров. Например, Звук «б» отличается от звука «п» только параметром звонкости / глухости, а от звука «т» — и местом артикуляции (звук «б» — билабиальный, а звук «т» — альвеолярный), и параметром звонкости / глухости. Экспериментальные данные подтвердили, что испытуемые значительно чаще смешивают звуки, отличающиеся одной «чертой», чем двумя. Другими словами, испытуемые часто путали «б» и «п» и редко — «б» и «т».

Установлено также, что восприятие звуков речи носит категорический характер, т.е. происходит по принципу или/или, Категорическое опознание — это такой тип восприятия, когда объекты опознаются, как принадлежащие к разным категориям, и исключается возможность их градации в пределах одной категории. Например,

не можем оценить некоторый звук как средний между «б» и «п».

1

П

оскольку глухие и звонкие согласные различаются соотношением

 

Глава 7. Познавательные процессы. Ощущение и восприятие

Ч

момента выпуска воздуха и вибрации голосовых связок, то для глу-1 хих звуков выпуск воздуха несколько запаздывает. В случае с парой t «б» — «п» эта задержка составляет около 60 мс. Л. Лискер и А. Аб- ! рамсон (L. Lisker, A. Abramson) в 1970 г. провели остроумный экс- | перимент для демонстрации эффекта категорического восприятия 1 звуков речи. С помощью компьютера они генерировали искусствен-1 ные звуки, в которых интервал между выдохом и вокализацией ва-1 рьировал от -150 до 150 мс. Испытуемым же надо было ответить на! вопрос: «Что вы слышите: «б» или «п»?».

120 100

80 60

g 40 -

Т

У

X

■♦■

-150 -100 -50 -25 0 25 50 100

Время начала выпуска воздуха из ротового аппарата

Рис. 53. Процент идентификации звука как «б» или как «п» в

зависимости от времени начала звучания голоса, по Лискеру,

Абрамсону, 1970

Как видно из рис. 53, до времени задержки вокализации в 25 мс все испытуемые слышали звук «б», а после этого момента они восприни-| мали уже звук «п». Нельзя было обнаружить сколько-нибудь четко . выделенного периода взаимоперехода звуков. Таким образом, гипо-'1 теза черт объясняет, как из изолированных ощущений с помощью! элементарных схем — черт формируются образы сложных объектов!!

Однако в реальности мы имеем дело не с отдельными буквами или символами, а с осмысленными высказываниями, и здесь боль-| шую роль играют схемы более высокого порядка. С ними, напри-1 мер, связано явление «схватывания» слов, которые часто встреча-1 ются в языке, или ошибки корректоров, пропускающих опечатки, i из-за того, что они «видят» буквы, которые должны быть в том или, ином месте слова, исходя из контекста. Я. Стюарт-Гамильтон прия водит исторический пример печальных последствий такого родад ошибок предвосхищения. В 1632 г. в Англии вышла в свет Библия*,] которая тут же получила прозвище «нечестивая». В тексте этого»!

7.2. Восприятие

 

издания в седьмой заповеди был допущен пропуск частицы «не», так что она звучала: «прелюбодействуй!» Человек, считывавший верстку, просто не мог себе представить подобного кощунства и поэтому не заметил его.

Еще одной гипотезой, показывающей возможный путь категоризации сложных объектов мира «сверху-вниз», является гипотеза прототипа. Прототип — это некоторая «главная идея» того или иного объекта. Прототип задает внешнюю рамку опознания объекта, как бы ставя перед субъектом вопрос: входит ли данный стимул в множество N? Показано, что прототип не имеет четко фиксированных границ, так что отнесение объекта к той или иной категории зависит от контекста. Общий контекст восприятия вынуждает нас интерпретировать объект определенным образом. Например, символ О будет опознан как звук «о» в сочетании КОТ или как цифра 0 в сочетании 601.

Роль контекста в отнесении объекта к той или иной категории была показана в эксперименте В. Лабова (1973). Лабов предъявлял испытуемым картинки различных объектов, «похожих на чашку». Объекты варьировали в соотношении ширины основания к высоте (рис. 54).

I II III

1,5

1,9

 

IV

V

2,5

3,-

Рис. 54. Различные похожие на чашку объекты, использовавшиеся для

определения границ категории «чашка». Отношение ширины основания

к высоте указано под рисунком (адаптировано из В. Лабова, 1973)

Испытуемых спрашивали, на что больше похож изображенный объект — на чашку или на миску? В условиях отсутствия контекста Для того, чтобы «чашка» превратилась в «миску», отношение между величиной основания и высотой должно было превысить 2,5 (в таком случае 50% испытуемых говорили, что видят чашку, а 50% — что видят миску). То есть объекты 1, 2, 3 однозначно казались испыту-еМым чашками, а объект 4 — уже миской. Когда же задавался кон-

Глава 7. Познавательные процессы. Ощущение и восприятие

текст, ситуация менялась. Например, если испытуемых просили 1 представить данные объекты, наполненные картофельным пюре, категориальная рамка опознания их как мисок сдвигалась влево. Объект 3, который в нейтральных условиях распознавался как чащ- ] ка, превращался в миску. И наоборот, когда испытуемые мысленно 1 наполняли объекты сладким чаем, даже объект 5 все еще воспринимался как чашка.

Почему мы так подробно останавливаемся на данном исследовании? Оно хорошо показывает механизм актуализации вложенных схем, о которых шла речь в разделе 7.2.1. Контекстуальная инфор-1 мация активирует соответствующую ей схему-прототип (чашка), I которая включает в себя более элементарный вариант обработки i информации (предположение о примерном равенстве основания и высоты у обычных чашек). Далее анализируется конфигурация черт объекта, причем система восприятия как бы «скрадывает» излишек ширины и реализует тенденцию воспринимать объект как чашку насколько возможно долго. Таким образом, гипотеза черт и гипотеза прототипа не являются взаимоисключающими, а дополняют друг друга, представляя различные уровни функционирования схем. В акте восприятия встречаются встречные потоки информации от конкретных черт и от более широкого прототипа, и распознавание происходит в их активном взаимодействии.

Подходят ли описанные выше гипотезы распознавания паттернов информации для понимания того, как мы справляемся с еще I одной специфической задачей, не уступающей по сложности анали-1 зу речи?

Распознавание лиц настолько важно для эффективной ориентации человека в социальном окружении, что некоторые авторы признают существование особой зоны коры больших полушарий, ответ-ственной за кодирование эталонов лиц наиболее значимых людей. Такую точку зрения подтверждает наличие специфической патоло<1 гии восприятия — лицевой агнозии, заключающейся в том, что боль-| ной не может узнавать знакомые лица и запоминать новые. В пользу { того, что лица кодируются в мозге целиком, без дробления на состав-1 ные элементы, говорит и тот факт, что нам значительно труднее | опознать перевернутое изображение лиц, чем объектов другого рода (К. Паттерсон, А. Бэддели, 1977). Попытки повысить качество опоз- jj нания, научив людей «считывать» лица, исходя из анализа отдель-| ных черт, потерпели неудачу. Так, М. Вудхед, А. Бэддели и Д. Сим-манде в 1979 г. тренировали группу испытуемых классифицировать! элементы лиц и складывать из них различные комбинации. Проверь ка результатов обучения проводилась в игровой форме. Испыту"1

7.2. Восприятие

 

емые играли роли таможенников. В их задачу входило не пропустить через контрольно-пропускной пункт «преступников», находящихся в розыске. Перед началом игры испытуемым демонстрировали фотографии «преступников», а затем они в случайной последовательности появлялись среди других фотографий. Метод анализа лиц по элементам оказался неэффективным. Испытуемые, прошедшие тренинг, показывали даже худшие результаты, чем наивные наблюдатели. Скорее всего, при восприятии лиц мы пользуемся более осмысленными критериями для классификации, соотнося черты лица с личностными свойствами человека. Действительно, если попросить испытуемых оценить фотографии с точки зрения предполагаемых характеристик запечатленного на них лица (умное лицо, живой взгляд, лукавая улыбка и т.д.), то опознание оказывается гораздо более эффективным, чем в случае анализа по простым физиологическим параметрам (длинный нос, миндалевидные глаза, узкие губы и т.д.). Тогда становится ясно, отчего нам так сложно запомнить лица представителей другой этнической группы. Мы обладаем прототипическими образами лиц своего этноса, связывающими ту или иную особенность облика с психологическим свойством (например, вздернутый нос — зазнайка). Лица же людей другой расы мы пытаемся опознать на основе прямого анализа физиологических черт и поэтому зачастую впадаем в ошибку. Аналогичными причинами объясняются трудности опознания лица преступника по фотороботу — составленному из элементов изображения.

Деятелъностный подход существенно дополняет представления когнитивной психологии о механизмах предметности восприятия. Многими исследованиями подтверждено, что содержание сенсорных эталонов определяется той деятельностью, в которой они формируются. В зависимости от того, какие задания получали дети в экспериментах (например, определить, можно ли протащить данный предмет через определенное отверстие или переместить один предмет с помощью другого), у них по-разному складывались и перцептивные действия (способы ощупывания, осмотра объектов), и образы ситуации (А.В. Запорожец и др.).

А.Л. Ярбус (1965), записывая движения глаз при восприятии сложных изображений (например, известной картины И.Е. Репина «Не ждали»), предлагал испытуемым разные задания (определить возраст изображенных на картине, материальное положение семьи и т.д.) и обнаружил, что характер движения глаз (выделение элементов зрительного поля, точки фиксации, повторные осмот-Ры фрагментов картины), решаемая перцептивная задача (цель

Глава 7. Познавательные процессы. Ощущение и восприятие

7.2. Восприятие

восприятия информации) и содержание сложившегося образа о;-нозначно взаимосвязаны (рис. 55).

To

V

Рис. 55- Зависимость траектории движений глаз и точек фиксации от '! содержания задания, по А.Л. Ярбусу:

1 — картина И. Репина «Не ждали»;

2 — запись движений глаз, соответствующих инструкции: «оцените материальное положение семьи, изображенной на картине»;

3 — запись движений глаз, соответствующих инструкции: «определите возраст \ изображенных на картине лиц»

Таким образом, содержание деятельности оказывается ведущим условием интеграции всех других описанных нами механизмом предметности восприятия.

 







Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 737. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.035 сек.) русская версия | украинская версия