Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ПРОФИЛАКТИКИ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ




Понятия «семейная диагностика», «семейный диагноз», с которыми связываются представления об изучении аномалий в структуре и функционировании семьи, приобретают в по­следнее время все большее распространение в медико-соци­альных исследованиях. В нашей стране исследования по се­мейной диагностике и семейной психотерапии проводятся сравнительно недавно и представлены они в основном рабо­тами Ленинградского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева. Основное внимание в них сосредоточе­но на анализе семей определенных категорий больных-невротиков, психопатов и лиц с психопатоподобными рас­стройствами, больных шизофренией и т. д.

За рубежом исследованиям семейно-этиологического ха­рактера посвящено значительное число публикаций, относя­щихся не только к проблемам влияния семьи на возникнове­ние и течение, ряда психосоматических и психических забо­леваний, но и к вопросам изучения се­мей суицидентов. Среди факторов, предрасполагающих к са­моубийству, отмечается отсутствие отца в раннем детстве (Наim А., 1969), недостаточность материнской привязанно­сти к ребенку в родительской семье, «синдром отсутствия родительского авторитета», матриархальный стиль отношении в семье, «гиперавторитарность слабого взрослого, который стремится утвердить себя в семье с помощью эмоциональных взрывов и телесных наказаний ребенка» (Соudert А., 1966). Суицидогенный характер, по мнению многих исследователей, имеет и распад семейного очага - разводы, супружеские из­мены, заключение повторных браков, сожительство, хрониче­ские конфликты между супругами, напряженность или даже враждебность в отношениях между членами семьи, длитель­ные болезни и смерти родственников, а также наличие в семье алкоголиков, психически больных, лиц с асоциальны­ми формами поведения.

Сложность изучения семей суицидентов в отличие от дру­гих семейно-этиологических исследований, ориентированных на диагностирование семей определенных категорий больных, состоит в том, что суицидальный поступок могут совершить и психотики, и больные с пограничными расстройствами, и лица практически здоровые в психическом отношении. Поэто­му суицидологический аспект рассмотрения семейной диагно­стики предполагает выделение таких диагностических приз­наков, которые оказались бы равно приемлемыми при описа­нии любой семьи, безотносительно к тому, здоровые или больные лица входят в ее состав.

Семейная диагностика выступает составной частью бо­лее широкой социально-психологической диагностики суицидального поведения, которая должна определять характер взаимодействия между личностью суицидента и его микросо­циальным окружением. В комплексе суицидологический диаг­ноз предусматривает, помимо социально-психологического, еще психологический и клинический диагноз личности суици­дента, данные социо-экологического, культурологического и демографического характера, т. е. реконструкцию целостной ситуации, учитывающую характерологические особенности личности, ее психический статус, условия окружающей лич­ность среды и степень адаптированности личности к среде.

Суицидологический семейный диагноз является началь­ным этапом семейной психотерапии, позволяя врачу опреде­лить, следует ли видеть в семье возможного союзника в про­цессе купирования у субъекта суицидальных тенденций, ли­бо, напротив, его необходимо оградить от травмирующего воздействия семьи, которая и является, по существу, источ­ником суицидогенных конфликтов. Как известно, одни семьи обеспечивают лучшую психологическую защиту для своих членов, чем другие, кроме того, в одной и той же семье положение одних членов семейной группы более благоприятно, чем положение других, которые постоянно испытывают в семье состояние психической напряженности и стресса.

О слабой психологической защите семьи можно, по-видимому, говорить в двух случаях:

1) когда дезадаптирован кто-либо из членов семьи, то есть так или иначе не вписывается в семейную группу, его не устраивает занимаемое им положение в семье и отношение к нему остальных членов семьи;

2) когда семья дезадаптирована относительно общества – сюда, прежде всего относятся семьи, члены которых ведут асоциальный образ жизни, их ценностные ориентации находятся в противоречии с общепринятыми социальными нормами и ценностями (при этом между членами семьи может быть полное согласие и взаимопонимание), сюда же относятся и семьи, в которых взрослые страдают хроническим заболеваниями (в частности психическими заболеваниями) и испытывают сложности адаптации в самых различных сферах жизнедеятельности.

Оба случая представляют интерес с точки зрения изуче­ния генеза суицидального поведения: в первом - речь идет о нарушениях внутрисемейного общения, которые могут соз­дать почву для возникновения суицидальных тенденций; во втором - об особой семейной среде, формирующей различ­ные формы девиантного поведения, в том числе и суицид или среде, которая не может обеспечить нормальные условия для успешной социализации членов семейной группы, - это так называемые «проблемные семьи».

Естественно, что межличностные конфликты и спровоцированные ими состояния психологического кризиса у кого-либо из участников конфликта могут возникать в различных сферах человеческой жизнедеятельности, а не только в семье. Однако в семье суицидоопасные ситуации возникают чаще, чем в других сферах, в силу особой роли, которую она игра­ет в жизни человека. Наиболее распространенным демогра­фическим типом современной семьи является семья городско­го типа, для которой характерна малочисленность состава, создающая высокую эмоциональную концентрацию в семей­ной группе и, как следствие этого, большую вероятность появления психической напряженности и конфликтов.

Коснемся двух аспектов семейной диагностики, связанных, во-первых, с формированием суицидоопасных ситуаций на разных этапах эволюции семьи, и, во-вторых, с возникновением суицидогенных конфликтов в «проблемных семьях».

Семья в процессе своего развития проходит несколько этапов. Ранний этап становления системы семейных отноше­ний - это выбор супруга - период «добрачных проб». При заключении любого современного брака имеет место как эмо­циональный момент, так и интеллектуальный компонент вы­бора - оценка партнерами перспектив супружества. В про­цессе выбора супруга, принятии окончательного решения, партнеры решают несколько довольно сложных задач. Каж­дый из них, оценивая другого в качестве возможного супру­га, стремится понять его характерологические особенности и ценностные ориентации, в частности его этические представ­ления. Вместе с тем партнеры пытаются предугадать, каким образом оценивается их собственная личность, какой тип по­ведения ждет от них другая сторона, оба они хотят взаимно определить оценку собственного поведения и выяснить образ идеального супруга в глазах партнера. На сознательном или интуитивном уровне партнеры стремятся вести себя в соот­ветствии с предполагаемыми ожиданиями другого, что иног­да требуетот них существенной корректировки поведе­ния.

Именно на этом этапе супружеских отношений возникает проблема «маски» - принятие и проигрывание несвойствен­ных индивиду ролей; навязывание другому собственного лож­ного образа, сознательное или не вполне сознательное вве­дение его в заблуждение. Женщина, которая не любит за­ниматься домашним хозяйством, демонстрирует себя как хо­рошую хозяйку, мужчина, склонный к бережливости, изоб­ражает купеческую широту натуры. Может измениться и стиль поведения - энергичная властная женщина начинает вести себя как маленькая капризная девочка. Эта проблема не дает о себе знать, если партнеры и в дальнейшем стре­мятся регулировать свое поведение в соответствии с приня­той ролью. При гибкой психике, способности к быстрой сме­не поведенческих стереотипов партнеры легко следуют при­нятому образцу, без внутреннего напряжения, в противном случае проигрывание навязанных самим себе ролей осу­ществляется путем значительных усилий над собой и приво­дит к возникновению внутриличностного конфликта. Особен­но остро проблема «маски» обнаруживается в тех случаях, когда один из партнеров, добившись заключения брака, по­степенно возвращается к своему естественному поведению, т. е. «сбрасывает маску» (скупые люди перестают демонстри­ровать щедрость, а у женщин, не интересующихся семейным бытом, пропадает желание казаться домовитыми хозяйками и проводить время на кухне). Эта ситуация создает почву для постоянных конфликтов и дисгармонизации семейных от­ношений на последующих этапах брака.

В тех случаях, когда партнеры соответствуют друг другу в биологическом и психологическом планах, а также с точ­ки зрения совпадения их взглядов на жизнь, они не испыты­вают никаких затруднений при общении друг с другом, и у них не появляется намерения прибегать к ухищрениям и ис­кажениям собственного образа. Естественность в отношени­ях - основа для будущей гармоничной семьи.

При оценке перспектив будущего супружества обнаружи­вается иногда, что партнер устраивает по одним параметрам (внешняя привлекательность, хорошие манеры) и не устра­ивает по другим (нет родства духовных интересов, черты властности и педантизма в характере). Брак, заключенный при таких обстоятельствах, носит компромиссный характер. Когда говорят о браке «по расчету», подразумевают именно компромисс, - что-то не нравится в характере, социальном статусе, образе жизни или роде деятельности партнера, одна­ко на это либо закрывают глаза, либо планируют, как стро­ить свое поведение в дальнейшем - постепенно самому при­способиться к особенностям другого или перевоспитать бу­дущего супруга, привить ему свои вкусы и привычки. Комп­ромиссы часто закладывают основу для будущих корпора­тивных браков - соглашение о совместном существовании при соблюдении известных условий. В поздних браках, осо­бенно повторных, компромиссные условия брака не только подразумеваются, но и обсуждаются между партнерами, вступающими в брак. Это касается, прежде всего, материаль­но-денежных отношений между супругами.

Компромиссы в семье выполняют двоякую функцию: они могут цементировать семью, если оба супруга поступаются собственными интересами во имя интересов семьи, но могут быть и латентным источником конфликтов. «Лопнувшие» компромиссы, когда кто-либо из супругов сообщает, что его больше не устраивает семейная ситуация, - источник явных межличностных конфликтов; соблюдение компромисса, внешнее согласие при эмоционально окрашенном внутреннем отрицании - источник скрытных глубинных межличностных конфликтов или внутриличностных напряжений и фрустрации.

С суицидологической точки зрения начальный период суп­ружества интересен тем, что уже в это время образуются ус­ловия для будущих разногласий между супругами и возник­новения стойких глубинных конфликтов, т. е. для появления факторов, дезадаптирующих индивида в семье. Такими «под­водными камнями» супружества являются проблема «маски» и компромиссы, заключаемые с намерением отказаться от них, как только для этого сложится подходящая ситуация.

Второй этап в развитии семейных взаимоотношений мо­жет быть назван периодом «нормотворчества». В прежних традиционных семьях сельского типа, для которых характер­на была многодетность, совместное проживание молодого и старшего поколений и основной функцией которых была эко­номическая, нормы взаимоотношений между супругами и другими членами семьи были достаточно жестко регламенти­рованы. Мужчина - глава семейного клана, экономическая опора семьи, женщина - в безусловном подчинении мужу,еероль в семье сводилась к работе по хозяйству и воспитанию детей. В таких семьях этапа нормотворчества практическинебыло - муж и жена должны были выполнять традиционно предписанные им роли. Ломка традиционных отношений в семье приводит к нестабильности проигрываемых супругами ролей, к постоянному обсуждению вопроса о правах и обя­занностях мужа и жены, о распределении «женской» и «муж­ской» работы в семье.

Каждая новая семья начинает из множества моделей семейного поведения подбирать и апробировать наиболее приемлемые для нее, принимая за образец, или, напротив, отвергая отношения в родительских семьях супругов, или другие модели отношений, которые, по их представлениям, будут оптимальными именно для их семьи. Семейные нормы или правила, которые предстоит выбрать и принять для своей семьи супругам, начинающим совместную жизнь, могут относиться к самым различным сферам жизнедеятельности семьи, идет ли речь о том, как воспитывать детей или о том, как распоряжаться деньгами, допустимы ли супружеские из­мены и т. д. Нормы могут включать в себя и более деталь­ные регламентации поведения для членов семьи - вместе или раздельно посещать встречи с друзьями, обедать ли порознь или не начинать обеда, пока не соберутся все члены семьи и т. д.

Отсутствие единых заранее заданных ролевых предписа­ний и необходимость проявлять известную самостоятельность и инициативу в создании «микронорм» для собственной семьи порождает большое разнообразие типов семейных отноше­ний. Если между супругами полное взаимопонимание или у каждого из них имеются установки на интеграцию с другим, период нормотворчества протекает более или менее легко, без особых осложнений и конфликтов. На этапе нормотвор­чества происходит либо следование принятому в период «до­брачных проб» образцу поведения, либо возврат к прежним поведенческим стереотипам. Именно тогда происходит окон­чательное распознавание друг друга, и супруги обнаружива­ют иногда, что им предстоит строить семью совсем не с тем человеком, с которым они вступали в брак. Выясняется, что и цели супружества и представления об идеальной семье у партнеров разные, и возникает проблема адаптации друг к другу, а вместе с тем и вопрос о том, следует ли избрать компромиссное решение проблемы и пытаться изменить свои привычки в соответствии с требованиями партнера, либо на­стаивать на том, чтобы изменить стиль жизни и привычки партнера.

Основные конфликты на этом этапе супружества связаны с установлением и закреплением именно тех норм в семье, которые каждый из супругов считает необходимым отстаи­вать, касаются ли они лидерства в семье, распределения хо­зяйственных обязанностей между членами семьи или контак­тов с родительскими семьями. Если у одного из супругов ге­донистические установки, инфантильные черты поведения, проявляющиеся в стремлении получать от жизни удовольст­вие, в желании ни в чем себе не отказывать, а у другого стремление к накопительству, к созданию прочного матери­ального благополучия, тогда им обоим трудно будет нахо­дить общий язык друг с другом.

Источник суицидогенных ситуаций на этом этапе супру­жеских отношений - в несовпадении ожиданий, которые име­лись у каждого из партнеров, и реально складывающихся отношений, устанавливающихся семейных норм и образа жиз­ни семьи, что порождает глубинные межличностные конфлик­ты. Наличие у супругов диаметрально противоположных представлений о том, какой тип взаимодействия оказался бы идеальным для семьи вообще и для их собственной семьи в частности, может привести к тому, что процесс нормотвор­чества будет длиться на всем протяжении супружества, но так и не приведет к созданию семейной целостности и спа­янности.

Третий этап в развитии семьи наступает в том случае, когда система общения в семье примет установившиеся фор­мы, т. е. достигнет завершенности, а сама семья - опреде­ленной зрелости. Это период «кристаллизации» семейных от­ношений или канонизации семейных микронорм. Зафиксиро­ваны некоторые стандарты семейного образа жизни, супруги в большей или меньшей степени адаптировались друг к дру­гу, они говорят о своей семье: «У нас так принято».

Длительность существования семьи, достижение ею пе­риода кристаллизации отношений не может, однако, свиде­тельствовать непременно, что перед нами семья, удовлетво­ряющая представлениям о «нормальной» или «благополуч­ной» семье. Говоря о модели «нормальной» семьи, исследова­тели подразумевают обычно такие атрибуты семейно-брачных отношений как взаимная эротическая привлекательность супругов, эмоциональная привязанность членов семьи друг к другу и духовное родство между ними. Кроме того, имеют­ся в виду и такие признаки как официальная регистрация брака, совместное проживание членов семьи, наличие детей, рожденных в данном браке. Это факторы, стабилизирующие семью, создающие условия для хорошей эмоциональной ат­мосферы в семье. В реальных семьях набор этих признаков бывает далеко не полным. Однако отсутствие одного или не­скольких из перечисленных компонентов отнюдь не всегда вызывает чувство неудовлетворенности у членов семейной группы. Далеко не всегда брачные партнеры ждут друг от Друга полного взаимопонимания, часто, напротив, провозгла­шается принципиальная невозможность понимания и откро­венности между мужем и женой и необходимость для дости­жения согласия кое-что утаивать друг от друга, начиная от побочных заработков, включая супружеские измены. Для то­го, чтобы семья была стабильной и супруги были довольны браком, важно не то, насколько данная семья по типу обще­ния совпадает с моделью эталонной семьи, а то, насколько самих супругов устраивают сложившиеся между ними отно­шения.

С позиций суицидологического диагноза, важно выяснить, удовлетворены ли члены семьи сложившимися семейными от­ношениями и нет ли в ней почвы для существования глубинных конфликтов, не заметных при поверхностном наблюде­нии. Суицидогенный характер на этом этапе эволюции семьи приобретают различного рода инновации, под которыми име­ются в виду события, изменяющие привычный образ жизни семьи - смерть кого-нибудь из членов семьи, внезапная тя­желая болезнь, необходимость перемены места жительства и т. д. Такого рода события - это своего рода испытания семьи на прочность, которые иногда совершенно неожидан­но в неприятном ракурсе обнажают компромиссную природу существовавших в семье отношений и истинную цену при­вязанности членов семьи друг к другу.

На всех этапах развития семьи наряду с конструктивны­ми факторами, направленными на организацию семьи как целостного образования, на стабилизацию и упрочение семей­ных отношений, в семье могут действовать и деструктивные факторы, приводящие иногда к полному распаду семьи. Рас­пад или разрушение семьи означает ослабление или разрыв социальных или эмоциональных связей между членами се­мейной группы. Чаще всего, говоря о распаде семьи, имеют в виду развод, но он представляет собой, как правило, лишь один из последних звеньев совершающегося в семье деструк­тивного процесса. К дестабилизирующим факторам относят­ся гедонистические установки в браке, нежелание супругов брать на себя ответственность за принятие серьезных реше­ний, на этапе нормотворчества - неспособность или нежела­ние супругов договориться о взаимных правах и обязанно­стях. Образование детьми самостоятельных семей и отпочко­вание их от родительской семьи может привести к распаду этой последней, если отношения между родителями поддер­живались исключительно представлениями о необходимости совместного воспитания детей. Отсюда парадоксальные, на первый взгляд, разводы супругов, проживших совместно бо­лее двадцати лет.

Признаками семейной дезорганизации, приводящей к ос­лаблению эмоциональных и духовных связей между членами семьи, является неустойчивость семейных норм, нарушение структуры проигрываемых социальных ролей, неопределен­ность в системе ожиданий и потребностей у членов семьи. Фактически распавшаяся семья продолжает свое существо­вание как квазисемейное образование - супруги, имеющие раздельный бюджет, не поддерживающие между собой сексу­альные отношения, в течение многих лет проживают под од­ной крышей и не стремятся разъехаться. Они осознают свой союз именно как семью и часто склонны видеть в ней пре­имущества по сравнению с другими семьями, в которых, по их мнению, нет должной свободы и вынужденное лицемерие в отношениях между супругами.

Суицидальное поведение возникает в семье под влиянием конфликтов, спровоцированных действием деструктивных факторов. На любом этапе семейной эволюции суицидоопасной является позиция человека, стремящегося построить или сохранить семью, которую другой партнер склонен разру­шить. Позиция покинутой возлюбленной, брошенной жены или оставленного мужа часто служит основой для формиро­вания самых различных форм суицидального поведения, на­чиная от демонстрации суицидальных намерений, включая завершенные суициды. Наиболее типичными при разрыве су­пружеских отношений являются имитации и демонстрации суицида. Это суициды диалогические по характеру, адресо­ванные супругу или его новой возлюбленной, предпринимае­мые, чтобы доказать партнеру силу чувств, заставить его рас­каяться или пробудить в нем угаснувшие чувства. Цели суи­цидального поведения состоят в том, чтобы таким экстре­мальным способом завоевать любовь, удержать супруга в семье, подчинить его своей воле, заставить его не нарушать семейные нормы и т. д. Суицидент при этом отнюдь не обя­зательно является пассивной жертвой ситуации, он может занимать и достаточно активную и агрессивную позицию в конфликте. Завершенные суициды при разрыве сформировав­шихся или только еще формирующихся семейных отношений возможны в тех случаях, когда оставленный партнер пол­ностью сосредоточен на переживаемых им негативных эмо­циях и оказывается неспособным переключить свое внима­ние на другие жизненные интересы.

Влияние семьи на формирование у индивида суицидаль­ных тенденций носит сложный, опосредованный характер. Подобно тому, как невозможно выделить особый психологи­ческий тип личности, предрасположенный более всех осталь­ных к самоубийству, или обнаружить характерологические особенности, отличающие суицидента от других людей, так нельзя указать и особый тип семьи, или семейные обстоя­тельства, с неизбежностью порождающие у субъекта суици­дальное поведение. Семейный диагноз дает возможность оп­ределить лишь почву,на которой может возникнутьсуицид.

Принадлежность к семьям, дезадаптированным относи­тельно общества, - так называемым проблемным семьям, - увеличивает для каждого из членов семейной группы суици­дальный риск, независимо от их места в структуре семейно­го общения и других социально-психологических характери­стик семьи. В таких семьях иногда существуют специфиче­ские условия для возникновения в них суицидоопасных си­туаций. Чаще всего к различным формам суицидальных про­явлений прибегают сами лица, создающие «проблемы» для семьи, но эти лица могут провоцировать суицидальные тен­денции и у других членов семьи.

Существуют семьи, в которых оба супруга или другие взрослые члены семьи ведут асоциальный образ жизни и яв­ляются представителями особых социальных групп, носите­лями делинквентной (преступной) субкультуры. Для этих групп, в состав которых входят лица, связанные с уголовным миром и, как правило, уже отбывшие сроки наказания за мо­шенничество, воровство, грабеж, преступления против жизни и здоровья граждан, характерно отрицание общепризнанных социальных норм и принятие норм и ценностных ориентации, свойственных преступной субкультуре. В семьях, члены ко­торых входят в состав указанных групп, не принято сдержи­вать эмоции, проявления аффективных реакций встречаются достаточно часто в ответ на физическую боль, оскорбления, проявления неуважения к субъекту. Расторможенность ре­акций выступает не столько как клиническая, сколько как социальная характеристика. Демонстрация агрессии или аутоагрессии является одним из обычных способов при ре­шении конфликтов. Самые распространенные формы суици­дального поведения - имитации и демонстрации суицида (надрез ножом или разбитой бутылкой кожи живота или за­пястья руки, колотые раны в области бедра). Специфика проблемных семей такого рода состоит в том, что суицидаль­ное поведение находится в одном ряду с другими видами девиации. Цель суицидальной демонстрации или имитации отнюдь не в том, чтобы вызвать жалость или сочувствие у окружающих, а скорее в том, чтобы запугать их, показать им, что не следует субъекта доводить до крайних степеней возбуждения, иначе он может нанести физический урон себе или окружающим.

В таких семьях часто наблюдается полная дезорганиза­ция, рассогласование потребностей, нежелание или неспособ­ность брать на себя ответственность за судьбу детей, проигрывать роли отца, мужа или заботливого сына. Суицидаль­ное поведение членов семьи, зависящих от делинквентов, но­сит протестный характер и связано со стремлением изменить навязываемый семьей образ жизни.

Семьи делинквентов - это предельный случай девиантных, т. е. отклоняющихся от социальных норм семей. В семьях, в которых взрослые члены семьи ведут асоциальный образ жизни, не являясь, однако, делинквентами, встречаются, хотя и в менее резкой форме многие поведенческие реакции, свойственные носителям делинквентной субкультуры, в част­ности грубые подделки суицидальных действий или суици­дальные демонстрации шантажного характера.

Вторую категорию проблемных семей образуют семьи, в состав которых входят лица, злоупотребляющие алкоголем. Алкоголизм является фактором, создающим жизненные труд­ности не только для лица, страдающего этим заболеванием, но и для остальных членов семьи. В системе семейного обще­ния позиция человека, склонного к злоупотреблению алкого­лем, независимо от того, достигло ли оно состояния болез­ненного влечения или осталось на уровне бытового пьянства, зависит от отношения семейной группы к пьянству. Если алкоголизируются оба супруга и алкоголь выступает средством сплочения взрослых членов семьи, их общей потребностью, тогда алкоголизация не является особенностью субъекта, не­выгодно отличающей его от остальных членов семьи, и он не чувствует себя нарушителем семейных норм. В семьях, где алкогольные излишества традиционно признаются привычной формой мужского поведения, а пьянство женщины считается позорным явлением, грубым нарушением морали и жизнен­ных устоев, можно говорить об особом положении женщины-алкоголички в семье, об утрате ею социального престижа и отведении ей роли разрушительницы семейного очага. И, на­конец, наиболее распространен вариант, когда семья нега­тивно относится вообще к злоупотреблению алкоголем, неза­висимо от того, мужчина или женщина проявляют к этому склонность. Позиция члена семьи, злоупотребляющего алко­голем, бывает суицидоопасной именно в тех случаях, когда остальные члены семейной группы настроены резко негатив­но по отношению к факту алкоголизации, рассматривая его как девиацию. На этапе бытового пьянства или первых ста­диях заболевания субъект совершает демонстративные суи­цидальные попытки, протестуя против несправедливо, по его мнению, изменившегося к нему отношения близких людей, их нравственные оценки его поведения и эмоциональное от­ношение к нему для него еще очень важны. На поздних ста­диях развития заболевания характер взаимоотношений алко­голика с окружающими уходит для него на задний план, все его мысли и желания сосредоточены только на алкоголе, на решении проблемы, где и каким образом можно получить необходимую дозу. Суицидальное поведение в этих случаях носит грубо шантажный характер: из-за бутылки вина боль­ной часто прибегает к суицидальным угрозам, надрезает лез­вием бритвы вены на запястье руки, если однажды ему уда­лось таким путем достичь своей цели (встречаются больные алкоголизмом, имеющие множественные шрамы в области запястий обеих рук).

Чрезвычайно часто суицидальные попытки и завершенные суициды совершаются лицами, страдающими алкоголизмом, при угрозе развода или в ближайшем периоде после разво­да, т. к. разрыв с семьей часто воспринимается больным как признак полной социальной изоляции - семья выступала для него психологической нишей, где он чувствовал свою защи­щенность.

Одним из важнейших факторов, мешающих нормальной жизнедеятельности индивида, является наличие у него пси­хического заболевания, которое создает трудности адапта­ции к социальной среде не только для самого больного, но и для некоторых членов его семьи. Психически больные мо­гут совершать самоубийство или покушение на него как под воздействием психопатологии, так и в период ремиссии под влиянием мотивов неблагополучия или конфликта. Наиболее распространенным мотивом неблагополучия является осозна­ние больным серьезности и необратимости заболевания, опа­сение ухудшения своего состояния, грозящей деградации личности.

В семье наиболее суицидоопасна позиция самого больно­го. Отношение к нему в значительной степени зависит от осведомленности родственников о наличии у него психиче­ского заболевания и об особенностях течения болезни. Не­редки случаи, когда один из супругов, узнав о постановке другому супругу психиатрического диагноза, немедленно на­чинает предпринимать шаги для расторжения брака. Суици­дальное поведение больных в этих случаях мало отличается от поведения лиц, практически здоровых в психическом от­ношении, оказывающихся в позиции оставленных супругов: чтобы удержать мужа (или жену) в семье, они прибегают иногда к суицидальным угрозам или демонстрации суицида.

Достаточно часты случаи, когда ни сам больной, ни его ближайшие родственники не подозревают о наличии у него психического заболевания, диагноз которого впервые ставит­ся при обследовании в больнице, куда он попадает в связи с совершением им суицидальной попытки. Не зная о его бо­лезненном состоянии, его ближайшие родственники остро реагируют на чудачества больного, его раздражительность неадекватность поступков и стремятся перевоспитать его, подчинить требованиям семьи, что вызывает у больного оби­ду, чувство непонятости, желание действовать по-своему, иногда может породить суицидальные намерения и реали­зацию их.

Суицидентом в семье психического больного может стать не только он сам, но кто-либо другой из родственников, ко­му больной создает непереносимые условия существования своей грубостью, авторитарным давлением, эмоциональной холодностью и агрессивностью. Больной может долгое время пребывать в состоянии психоза, слышать голоса, иметь зри­тельные галлюцинации, и долгое время скрывать от окружа­ющих свое состояние и необычные ощущения. Под влиянием бредовых идей больные проявляют высокую социальную ак­тивность, например, под воздействием бреда ревности, месяцами выслеживают супруга, пишут жалобы в различные ин­станции и т. д. Мотивом суицида, который совершает кто-либо из членов семьи, доведенный до состояния психологиче­ского кризиса, является протест против несправедливого к себе отношения. Лишь полное клиническое обследование семьи суицидента может дать целостную картину взаимоот­ношений в семье, выявить движущие силы конфликта, ис­точником которого является никогда не обращавшийся к пси­хиатрам психически больной, вовлекающий в свои бредовые построения других членов семьи и создающий условия для возникновения незатухающего семейного конфликта.

Дезадаптирующий характер проблемных семей проявляет­ся не только в первом поколении, но и в последующих, по­скольку в них часто воспроизводятся условия и способы взаимодействия между членами семьи, стандартные приемы в разрешении конфликтных ситуаций. Семья играет ключе­вую роль в социализации человека, в приобщении его к оп­ределенным поведенческим моделям. Усвоение ребенком об­разцов поведения родителей и других воспитывающих детей родственников создает почву для воспроизведения тех же са­мых типов взаимоотношений, которые ребенок наблюдал в родительской семье. Если ребенок воспитывался в семье делинквентов, он имел возможность усвоить ценностные ориен­тации и нормы поведения уголовного мира, неуважение к людям, вседозволенность, низкую оценку как своей собствен­ной жизни, так и жизни других людей, на которые он впол­не может посягнуть, он мог усвоить и манеру бурного про­явления эмоций, особенно негативно окрашенных, демонстра­ции силы и манеры поведения, свойственные эксплозивным психопатам, в том числе и склонность демонстрировать или симулировать суицидальные действия. Если ребенок с опре­деленного возраста начинает противиться образу жизни и ценностным ориентациям, навязываемым ему окружающими, это создает почву для сложных межличностных и внутриличностных конфликтов и также может оказать влияние на фор­мирование у него суицидальной установки.

Изучение проблемных семей дает возможность осознать, что следует ставить вопрос не о генетической предрасполо­женности к суициду, а о поиске социальных и психологиче­ских причин повторяемости суицидального поведения в не­скольких поколениях. По мнению ряда авторов, истинной суицидаль­ной наследственности не существует. Наследуется не склон­ность к суициду, а психопатологическая и социально-психо­логическая основа или почва для возникновения условий дезадаптации личности к социальной среде. Если в семье нет лиц, страдающих психическими заболеваниями, то повторяемость из рода в род самоубийств сочетается обычно с личностным своеобразием, с акцентуацией характера, и с дру­гими проявлениями нервной неустойчивости, относящимися к пограничным расстройствам. В частности, наиболее часто встречаются суициды в семьях, имеющих в своем составе лиц с циклотимическими расстройствами - не в плане маний, а с преобладанием дистимических и депрессивных фаз.

Воспроизводится семейная среда и неадекватные формы поведения и в семьях больных, чему способствует не только генетическая наследственность, но и характер воспитания детей эмоционально холодными матерями, или людьми, ощу­щающими себя в другой действительности, подчиняющимися другим нормам и находящими в событиях и вещах особый символический смысл. Вероятность воспроизведения неадек­ватных форм поведения в собственной семье ребенка будет выше, если в его родительской семье болен не один, а несколько человек. Таким образом, человек является носителем генетического наследия своих предков и синтезированного им их социального опыта, что проявляется и в повторяемости моделей суицидального поведения.

Важной задачей профилактики является своевременное выявление проблемных семей, члены которых имеют склон­ность не только к суицидальным поступкам, но и к другим формам девиации. Такие семьи нуждаются в неустанном внимании всего общества, им необходимо обеспечить посто­янный контроль, обратив внимание, прежде всего, на условия воспитания подрастающего поколения в этих семьях.

Для того, чтобы оказать эффективное психотерапевтиче­ское воздействие на семью и на потенциального суицидента суицидолог должен уметь определить, какие трудности пере­живает семья, на каком этапе своего развития она находит­ся, и установить, кто в семье является страдательным ли­цом - сам суицидент или другое лицо, которое суицидент постоянно травмирует и создает ему невыносимые условия су­ществования.

Диагностика семьи, т. е. установление признаков наруше­ния семейного общения и взаимодействия, определение соци­ально-психологических факторов, дезадаптирующих одного или нескольких членов семьи, а также выявление семей, чле­ны которых ведут асоциальный образ жизни, является необ­ходимой составной частью комплексной программы профи­лактической деятельности широкого профиля.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-18; просмотров: 349. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.041 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7