Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

БИЛЕТ № 16




1. Поэты пушкинского круга. Общая характеристика лирики П. А. Вяземского, Д. В. Давыдова, Д. В. Веневитинова.

 

В условиях общественного подъема первой половины двадцатых годов, под непосредственным воздействием Пушкина складывалость и развивалось творчество целой группы значительных и ярких поэтов - Боратынского, Вяземского, Дельвига, Языкова и Веневитинова. Вместе с Пушкиным и декабристами деятельность этих поэтов свидетельствовала о буром развитии нашей поэзии в преддекабрьские годы.

Все эти поэты были романтиками. Большинство из них шло от мотивов личной свободы в духе анакреонтики Батюшкова и лицейского Пушкина к мотивам свободы общественной. Но вместе с тем каждый из них обогащал литературу своим индивидуально-своеобразным творчеством.

Пушкинская пора — более широкое понятие, чем пушкинская плеяда. В 1837 году, когда погиб на дуэли Пушкин, в газете появился некролог, который стал классикой жанра — некролог, написанный Краевским, он писал: «закатилось солнце нашей поэзии». Это начала сакрализации имени Пушкина, причем этот прием был использован им сознательно. С некрологом Пушкину ассоциировался некролог Невскому. Но солнце — не единственное светило, есть еще звезды. Вяземского назвали «звездой разрозненной плеяды» - и к поэтам пушкинской плеяды стали относить еще Дельвига, Баратынского, Веневитиного, Языкова — такая пятерка поэтов. Кюхельбекер и Денис Давыдов занимали еще два места и получалась плеяда — семь звезд, как в созвездии. Похоже на олимпийство — дружество, все эти поэты — друзья, и Пушкин — главный, как Зевс на Олимпе. Эти люди держались вместе, поддерживали друг друга, были товарищами. Это сочетание олимпийства и дружества отличает плеяду. А поэты пушкинской поры — более широкое понятие, туда можно относить и других поэтов, которые не дружили близко с Пушкиным или даже соперничали с ним. Войны же между участниками плеяды никогда не было. Очень важно, что Пушкин ощущал себя, судя по переписке в том числе с этими поэтам, особенно с середины 20-х годов, первым среди равных. Он не выпячивал это, но это возлагало на него ответственность, что он чувствовал, например, ответственность перед лицом поэзии в целом он показывает в «Я памятник себе воздвиг нерукотворный». Еще один образ в отношении плеяды — это море и реки. Пусть и полноводные, и величественные — это просто реки, другой берег который видно, а море необъятно и простирается за горизонт.

"Опровержения на критики": Болдинская осень 1830 – это один самых плодотворных и разносторонних этапов литературной биографии Пушкина. В это время он писал различные литературно-полемические комментарии: «Нынче в несносные часы карантинного заключения, не имея с собою ни книг, ни товарища, вздумал я для препровождения времени писать опровержение на все критики, которые мог только припомнить, и собственные замечания на собственные же сочинения»

Литературно-полемические разъяснения, условно объединяемые в шести разделах настоящей публикации, тематически, которые сам Пушкин предполагал включить в статью «Опыт отражения некоторых нелитературных обвинений». И те и другие материалы первоначально предназначались для одной статьи, над которой он работал в Болдине в октябре — ноябре 1830 г., но после того как значительная часть заготовленных Пушкиным фрагментов переключена была в «Опыт», сам поэт никак не определил своего отношения к судьбе полемических и автобиографических набросков, оказавшихся за пределами нового замысла. Возможно, конечно, что все эти заготовки оформились бы впоследствии в особую статью, посвященную опровержению уже чисто литературных обвинений, но после возвращения из Болдина Пушкин должен был отказаться от активного участия в «Литературной газете», в связи с чем ему не пришлось использовать эти материалы в печати. Из них частично опубликованы были поэтом только заметки о «Полтаве».

В академическом издании сочинений Пушкина литературно-полемические наброски и заметки болдинской поры объединены были в статье, условно озаглавленной «Опровержение на критики» (т. XI, 1949, стр. 143—163), причем в эту же публикацию включена была и большая часть отрывков из «Опыта отражения некоторых нелитературных обвинений» (о «Графе Нулине», о «Полтаве», о публикациях стихотворений Пушкина в «Северной пчеле», о роде Пушкиных, о выступлениях «Северной пчелы» против «Литературной газеты» и т. п.). Эта произвольная композиция, реставрирующая начальную, а не последнюю редакцию статьи, потребовала к тому же печатания некоторых заметок Пушкина дважды — один раз в «Опровержении на критики», другой — в «Опыте отражения некоторых нелитературных обвинений».

Строки от: Будучи русским писателем до могут быть довольны, — которыми Пушкин начал свои литературно-полемические заметки в Болдине 2 октября 1830 г., были затем зачеркнуты в связи с перемещением в «Опыт» концовки абзаца («Если в течение 16-летней авторской жизни...» и далее)

Пушкин в жизни был человеком не лишенным чувства юмора, и некоторые отрывки из «Опровержения на критики» наглядно иллюстрируют это замечательное пушкинское чувство юмора:

«О «Цыганах» одна дама заметила, что во всей поэме один только честный человек, и то медведь. Покойный Рылеев негодовал, зачем Алеко водит медведя и еще собирает деньги с глазеющей публики. Вяземский повторил то же замечание. (Рылеев просил меня сделать из Алеко хоть кузнеца, что было бы не в пример благороднее.) Всего бы лучше сделать из него чиновника 8 класса или помещика, а не цыгана. В таком случае, правда, не было бы и всей поэмы, ma tanto meglio1)

«Кстати о грамматике. Я пишу цыганы, а не цыгане, татаре, а не татары. Почему? потому что все имена существительные, кончающиеся на анин, янин, арин и ярин, имеют свой родительный во множественном на ан, ян, ар и яр, а именительный множественного на ане, яне, аре и яре. Все же существительные, кончающиеся на ан и ян, ар и яр, имеют во множественном именительный на аны, яны, ары и яры, а родительный на анов, янов, аров, яров.

Единственное исключение: имена собственные. Потомки г-на Булгарина будут гг. Булгарины, а не Булгаре.»







Дата добавления: 2015-10-19; просмотров: 385. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия