Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

РАЗВИТИЯ




Признавая таким образом интимное взаимодействие врожденных, приобретенных и средовых факторов, мы можем заняться вопросом о той роли, которую играет наследственность в некоторых важнейших типах умственного развития, описанных в предыдущих главах.

Темп и общее направление развития каждого отдельного ребенка являются по-видимому конституциональными особенностями, носящими большей частью наследственный характер. В случаях вторичной олигофрении замедление в темпе развития оказывается конечно приобретенным. Недостаточность становится таким образом частью общей конституции ребенка, а «замедление» является симптомом неполноценной структуры и редуцированной потенции развития. Остаточные возможности развития являются тем не менее частью самого существа ребенка. Редукция возможностей может произойти во внутриутробном периоде, в момент рождения или в постэмбриональной жизни. Редукция может быть полной или частичной, симметричной или односторонней; в каждом данном случае конечные результаты развития будут главным образом зависеть от понесенного ущерба, а не от наличия или отсутствия благоприятных моментов в окружающей среде. Однако при некоторых повреждениях центральной нервной системы имеется трудно определимый резерв нервно-клеточной ткани, которая может подвергнуться заместительному или компенсаторному развитию. Эффективность воспитательных и средовых воздействий будет здесь зависеть от возраста, в котором произошла травма, от количества способной к компенсации ткани и от интенсивности ее стимуляции. Когда факторы эти складываются благоприятно, то некоторые «безнадежные» случаи двигательных расстройств в результате определенных мероприятий дают изумительные улучшения. Здесь роль среды является решающей.

Во многих случаях умственной недостаточности причины ее представляются нам совершенно неясными. При отсутствии явного заболевания, травмы или повреждения возникает соблазн приписать эту недостаточность порочной зародышевой плазме. Однако теоретические возможности дефективной регуляции роста в раннем эмбриональном периоде так многочисленны, что многие случаи конгенитальной дефективности не могут быть с уверенностью приписаны порочным генам. Как бы то ни было, дефект такого рода является конституциональным, и снижение темпа и возможностей развития становится такой же неискоренимой частью физиологической структуры индивидуума, как линии на его ладони.

Кривые умственного развития шести детей из одной семьи, приведенные в главе VIII, ярко демонстрируют обусловленность развития наследственными факторами. Кривые распадаются на две, резко контрастирующие группы. Трудно представить себе, чтобы подобного рода расхождение могло произойти в силу легких изменений в питании, гигиеническом уходе или в домашних условиях обеих групп. Дети были воспитаны в одном и том же доме, одними и теми же лицами. Гораздо более вероятно, что как средняя, так и редуцированная потенции роста происходят за счет определенных генетических факторов.

Подобным же образом ускоренный темп развития является как правило врожденной биологической особенностью субъекта, скорее всего наследственной по своему характеру. Нет никаких доказательств в пользу того, что серьезное ускорение развития может быть получено методом искусственной стимуляции. Дрессировке же как известно хорошо поддаются как дети, так и животные. Можно предположить также, что определенные внешние условия могут повышать динамику индивидуального развития и затрагивать даже эндокринную конституцию. Мы будем тогда иметь дело с вторичным, производным ускорением, аналогичным редукции поведения при вторичной олигофрении. Это скорее теоретическая возможность, чем клиническая действительность. Аномальные формы преждевременного созревания, попадающиеся нам в клинике, носят чаще всего частичный и асимметричный характер. Они образуют группу типических отклонений; они могут быть связаны с инфантилизмом и с патологическим состоянием эндокринной системы. Полноценная разновидность ускорения, которую мы находим в сочетании с высокой одаренностью, является фактически нераздельной частью этой одаренности, симптомом интенсифицированного роста, основным индивидуальным отличием, характерным и необходимым для развития некоторых видов одаренности. Если бы мы располагали методами биохимического измерения, мы могли бы установить определенные динамические и энергетические отличия этих быстро развивающихся детей и притом уже в первые месяцы жизни, когда вряд ли можно приписать их преждевременное развитие определенным воспитательным или средовым стимулам.

Поскольку одаренный индивидуум как правило растет не только быстрее, но и в течение более продолжительного времени, мы можем рассматривать этот удлиненный цикл роста как основное проявление врожденной одаренности. Видовые и расовые различия в длительности пластического периода стоят несомненно в связи с биологическими конституциональными различиями.

В более узких пределах можно предполагать, что соответствующие индивидуальные различия в цикле развития у человека базируются на том же.

Все это не исключает однако участия внешних влияний. Экстракт щитовидной железы так глубоко затрагивает в некоторых случаях процессы обмена, что наступают явные изменения в области как физического, так и умственного развития. В данном случае следовательно внешний фактор модифицирует темп и общее направление развития. Возможно также, что в будущем глубокое проникновение в физиологию эндокринной системы позволит фактически отодвинуть и облегчить старость. Наследственная предопределенность уступит тогда место средовой регуляции. Превосходные гигиенические мероприятия будут вероятно тогда, как и теперь, оказывать благоприятное влияние на развитие, особенно в случаях, лишенных на первых ступенях развития надлежащего ухода. В одном или двух случаях «атипического» развития, описанных в предыдущем отделе, виною наступивших улучшений в ходе психологического развития были по-видимому не вполне ясные, но реальные изменения в физиологической сфере. В общем и целом устойчивость темпа и общего направления развития больше бросается в глаза, чем их подверженность «внешним» влияниям. Случай pubertas praecox, описанный в XIII главе, особенно показателен в этом отношении. Здесь произошел физиологический сдвиг на целое десятилетие; морфология перестроилась, повинуясь эндокринному приказу, а нервная система лишь едва-едва отклонилась от хода своего развития.

Представляется важным генетическим вопросом, в какой степени эндокринные комплексы следует рассматривать как подлинно наследственные образования. Они быть может в большей степени меняются от характера питания и климатических условий, чем от вариаций зародышевой плазмы. Широкогоров (Shirokogorof) в своей исчерпывающей работе о физическом развитии китайского населения высказывает тот взгляд, что рост определяется, с одной стороны, комплексом желез внутренней секреции, а, с другой стороны,—врожденными антропологическими особенностями. Наследственный характер для этих последних выражен гораздо резче, чем для внутрисекреторного аппарата. Он приходит к следующему общему выводу: «Эндокринные комплексы определяют не только процессы физического развития, но и психологию этнических единиц; психологические особенности и особенности поведения китайца могут быть объяснены с точки зрения его эндокринных комплексов». Отсюда напрашивается, вывод, что, изучая процессы роста, можно открыть химические компоненты антропологических групп. Заложены ли эти компоненты уже в хромосомах?

Клинический монголизм, который никоим образом не следует смешивать с антропологической дифференциацией, ставит на очередь вопрос о роли ранней внутрисекреторной деятельности. Причина монголизма неизвестна. Изредка отмечается невропатическая наследственность, отягощенность сифилисом, туберкулезом, алкоголизмом и подагрой. Чаще, наблюдаются факторы, неблагоприятные для беременности, как пожилой возраст или истощение матери, предшествующие многочисленные беременности, лишения, сильные переживания и т. д. Но даже и эти факторы бывают налицо не всегда и подвергаются часто ошибочному истолкованию. Тот факт, что монголизм может быть у одного из двуяйцевых близнецов, но ни разу не был описан только у одного из двух однояйцевых близнецов, заставляет думать о существовании дефекта в зародышевой плазме. То, что для нас настолько темна этиология такой хорошо очерченной клинической единицы, как монголизм, указывает на необходимость проявлять вообще величайшую осторожность при определении причины конгенитального порока развития.

Врожденная тотальная гемигипертрофия, в особенности когда к ней присоединяется умственная отсталость, должна как будто рассматриваться как следствие порочной зародышевой плазмы. Однако весь материал, которым мы располагаем, говорит скорее в пользу того, что данная аномалия вместе со всеми связанными с ней нарушениями тканевого роста, включая сюда и частичное недоразвитие мозга, обусловлена некоторыми бластофторными факторами, имеющими отношение к осевой регуляции роста. Конечно дефектное в смысле симметрии развитие само может быть приписано порочной первоначальной структуре генов, но гораздо рациональнее выводить его все же из некоторых недочетов в механике развития. Данная аномалия независимо от того, является ли она герминативной или эпигенетической по своей природе, возникает на очень ранней эмбриональной стадии и остается неисправимой на протяжении всего дальнейшего цикла развития. Она становится если не наследственным, то во всяком случае врожденным признаком, который прекрасно иллюстрирует все огромное значение ранних нарушений развития.

4. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ЛЕВОРУКОСТЬ ВРОЖДЕННОЙ

Преимущественное пользование какой-нибудь одной рукой есть одна из форм асимметрии, для объяснения которой нужно обратиться к физиологии близнечества. Свободное владение обеими руками предполагало бы в качество предпосылки идеальную симметрию в строении тела и полную амбивалентность обоих мозговых полушарий. Такого рода совершенное равновесие, теоретически и практически, должно быть большой редкостью; в том случае, если оно вообще появляется, оно не может не быть искажено в связи с действием силы тяжести и с изменениями в положении тела. В огромном большинстве случаев равновесие нарушается в пользу правой руки и правого глаза. Параллельно с этим, вслед за этим, а быть может и предшествуя этому выявляется преобладание одного из мозговых полушарий.

Представляется ли данное преобладание закрепленным наследственно или это—побочный эпигенетический продукт механики развития, аналогичный в общих чертах по своему происхождению гемигипертрофии? Так или иначе, но пользование определенной рукой является врожденным и входит как часть в конституциональную структуру индивидуума.

То обстоятельство, что леворукость иногда является семейной особенностью, наводит на мысль о существовании герминативных факторов; однако обстоятельство это нельзя считать вполне доказательным, ибо левшество может быть также побочным вторичным результатом некоторого более серьезного фамильного признака, связанного с определенными сосудистыми и анатомическими изменениями. Частое появление леворукости у близнецов указывает на наличие эпигенетического фактора регуляторного порядка. Возрастающее преобладание определенной руки в юности, демонстрируемое увеличивающимся расхождением показаний динамометра, указывает скорее на генотипическую обусловленность в данном случае. То обстоятельство, что между левшами и правшами есть целый ряд промежуточных ступеней, вновь подчеркивает, что преимущественное пользование одной какой-либо рукой в большей степени базируется на врождённых конституциональных особенностях, чем на культурных и средовых.

Все эти соображения заставляют усомниться в истинности теории, по которой пользование определенной рукой есть результат социальных воздействий. Допустим на минуту, что все левши мира восстали в своем могуществе и навязали миру на пятьдесят лет леворукую цивилизацию. Много ли вероятия, что дети этой эпохи будут отличаться относительным обоеручием на протяжении первого полугодия жизни, что они будут в девять месяцев тянуться к кубику левой рукой и что они будут к году явно выраженными левшами? Мы нашли, что при самой разнообразной социальной стимуляции огромное большинство наших детей обнаруживает прогрессивно возрастающую тенденцию к праворукости, которая окончательно устанавливается во второй половине первого года жизни. То обстоятельство, что некоторое довольно значительное меньшинство детей, находясь в совершенно аналогичных условиях, развивает у себя леворукость, само по себе говорит в пользу каких-то глубоких физиологических, а быть может и наследственных факторов.

Мы опишем вкратце случай, относящийся к одному ребенку, проявившему леворукость уже в первый день своего земного существования.

Окружающие не мало забавлялись, глядя, как энергично он сосет свою левую руку. Будучи опрошены, все они подтвердили, что ребенок всегда тянул ко рту именно левую ручку. Мать его, женщина наблюдательная, не может припомнить, чтобы он когда-нибудь использовал для этой цели правую ручку. Когда пришло время ввести его во владение культурными принадлежностями быта, как ложка, чашка, карандаш, игрушки, носовой платок и т. п., он упорно продолжал отдавать предпочтение левой руке. Снимки, сделанные в то время, показывают, что он, усаживаясь, клал ногу на ногу совершенно по-иному, чем его сестра—правша. Родители его, убежденные в том, что человек пользуется той или иной рукой в зависимости от привычки, производили осторожное, но настойчивое давление в пользу правой руки. Овсянку можно было есть левой рукой, но сладкое всегда только правой. Трудно было бы создать благоприятные ассоциации более остроумным путем. Перед поступлением в школу мальчик этот был подвергнут психологическому исследованию. Он оказался высокоодаренным ребенком, с относительно слабыми достижениями по рисованию, несмотря на то, что отец его был художником.

Во время всякой ручной работы он обнаруживал неискоренимую тенденцию к движениям справа налево и в направлении, обратном ходу часовой стрелке. Когда дело дошло до рисования карандашом паровоза, то клубы дыма потянулись в левую сторону; подобным же образом первые буквы, которые он стал разбирать в книгах и на вывесках, он прочитывал справа налево. Вместо К. И. он читал И. К. Буквы и цифры писались зеркальным почерком. Не может быть сомнений в том, что данный ребенок имеет конституциональный уклон в сторону левшества и что он чувствовал бы себя гораздо приятнее в обществе леворуких. Мы описали его так подробно для того, чтобы показать, что систематическая социальная стимуляция не в силах видоизменить врожденную леворукость; эта последняя может проявиться сейчас же после рождения.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-19; просмотров: 363. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7