Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 2.10




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Мне позвонил бывший парень, который жалеет о чём-то, произошедшем между нами, в результате чего мы расстались, посылает меня, узнав, что я не дам ему в долг, и снова исчезает.

Какой-то, блядь, психологический триллер.

Реалити-шоу: «Поддержи ближнего».

А что будет дальше? Меня начнут преследовать сотни людей? Может, тысячи? Может, моя потеря памяти – это защитная реакция на них?

Тяжело ничего не помнить. Когда ты ничего не знаешь, ты всего боишься. Вот почему первобытные люди были такими суеверными.

Вот откуда пошла религия.

Решаю отложить мысли о придурках на потом и набираю номер Крылова.

– Алло? – спустя некоторое время слышу я в трубке его голос.

– Дмитрий Валентинович? Это Вика.

– А, добрый вечер. Вы что, вспомнили что-то ещё?

– Нет, не вспомнила. Но мне только что звонил какой-то парень, представился Пашей, сказал, что он мой бывший молодой человек.

– И что он хотел? Встретиться?

– Нет. Он денег у меня хотел занять.

– Вы согласились?

– Нет, я же не дура. Я вообще не помню его. Ни такого человека с именем Паша, ни даже его голоса.

– Может, потому, что и не хотите вспоминать?

– Да, в этом тоже что-то есть. Он намекнул несколько раз, что мы расстались с ним при каких-то плохих обстоятельствах.

– Плохих? А он не сообщил, при каких конкретно?

– Нет. Я не успела спросить. Когда он узнал, что я не дам ему денег, он послал меня кое-куда и кинул трубку.

– Он что, альфонс? – спрашивает Крылов.

– Не знаю. Без понятия. Вообще, у меня сложилось такое ощущение, что во время разговора у его виска держали дуло. Какой-то он шебутной.

– Может, он наркоман?

– Вроде нет. Похоже, что он был трезвый.

– Ладно, не берите в голову, Вика. Что вы ещё выяснили?

Ненадолго задумываюсь. Отвечаю:

– Ещё я выяснила, что мы с ним познакомились с девять месяцев назад. Это он мне рассказал. Расстались примерно полгода назад.

– И всё?

– Вроде да.

– Вы так и не вспомнили его? Ни единого намёка?

– Нет. Полный ноль. Без палочки.

– Ладно. Вы купили лекарство, которое я вам советовал? Оно должно помочь вам всё вспомнить. Во всяком случае, думать вы станете ещё быстрее. Эффективнее. Чётче.

– Пока нет, завтра куплю.

– Купите обязательно. Только покупайте в нормальной аптеке, в большой. А то сейчас много лекарств подделывают. Эти колёса, произведённые в кустарных условиях, могут только навредить, но никак не помочь.

Кустарные условия.

Опять эта фраза.

Я говорю:

– Дмитрий Валентинович, срочно повторите последнюю фразу. Кажется, я кое-что припоминаю.

И Дмитрий Валентинович повторяет то, что он только что сказал.

Кустарные условия.

Точно!

Я снова вспомнила.

И в моё сознание вновь врывается очередной поток информации из моего прошлого.

Ловите момент.

Да, я вспомнила, почему мне так знакома эта фраза.

 

***

Поскольку к моменту достижения «Диверсантом» достаточно широкой известности на «Привете» я, собственно, уже добился того, чего хотел, то я принял решение оставить его в качестве своей злой игрушки, некоего инструмента реализации собственных амбиций. Жить, как ты поняла, мне на тот момент оставалось недолго, и я решил взять от своей жизни всё по максимуму. И раз уж я не смог добиться известности в широких кругах общественности реального мира, то я вполне достойно мог этого добиться в жизни виртуальной.

А сейчас черви едят мои глаза.

Заметно улучшив свою работу с пациентами, я пришёл к выводу, что последнее, что мне нужно сделать – это добиться либо признания некоторых масс, либо их отторжения. А значит, добиться признания в любом случае.

О своей настоящей анкете на сайте «Привет.ру» я даже начал забывать, а о профайле на сайте знакомств, на котором нашёл много новых друзей и любовниц, я забыл и вовсе. Всем, что меня на тот момент интересовало, был «Диверсант».

И я захотел, чтобы он стал самым популярным на сайте «Привет.ру».

Он и его блог.

Суть в том, что не важно, какое о тебе складывается мнение, главное – не качество, а количество. И какая разница, что о тебе думают люди, если это неизменно ведёт к известности?

Мой «Диверсант» уже обрёл достаточно дурную славу для того, чтобы многие даже упоминали о нём в своих собственных блогах, но при этом не настолько порочную, чтобы люди могли напрямую обосновать, что «Диверсанта» на самом деле не существует. Так сказать, золотая середина.

То, что нужно.

Я вывел своего «Диверсанта» на такой уровень, что достичь наибольшей его популярности на «Привете» стало делом техники, вопросом времени.

Но не обошлось без препятствий.

В то время самым популярным пользователем на сайте был некий господин «Добро», очень умный молодой человек, столь же спорный, как и мой «Диверсант», но при этом достигший этого более надёжным и более мягким способом.

О нём также ходила дурная слава жёсткого провокатора, но при этом многие знали его как добрейшей души человека. Рассказывали также, что кто-то виделся с ним лично, многие строили предположения, что он на самом деле не является тем, за кого себя выдаёт, что он наверняка намного старше, чем указано в его профайле. И действительно, когда я зашёл к нему «в гости» и почитал его блог, я понял, что парень этот мыслит вовсе не на указанные им в его анкетных данных 24 года.

Он утверждал, что у него девять классов образования, то есть, он не закончил школу, но многое из того, что я прочитал в его блоге, было достойно человека с двумя высшими.

Судя по его записям, он неплохо разбирался в психологии, даже я, психоаналитик с профильным образованием и большим опытом работы, спокойно мог почерпнуть в его мыслях что-то новое для себя, но при этом какое-то родное и близкое, то, что при всём желании спокойно мог выдать и я.

С точки зрения позиционирования его профайл был идеален: никаких тупых картинок, лаконичный дизайн, небольшое количество фотографий, позволяющих составить о его внешности какое-то надёжное мнение, но при этом ничего лишнего. И много, много записей с пугающе большим количеством комментариев.

Из всех пользователей «Привета» записи его блога были самыми комментируемыми по средним показателям. Его блог висел на первом месте в статистике самых популярных за всё время, то же самое было и с его профайлом.

Я попытался представить, сколько же сил и личного времени он в это вложил, но никак не смог. Я признал, что мне с моим «Диверсантом» было до него далеко.

Но мне очень хотелось показать, что я могу лучше, больше, быстрее и сильнее.

И тогда я всерьёз начал анализировать причины его популярности. То, что обнаружил, было для меня примерно как озарение.

Если я провоцировал людей в основном за счёт критики сайта, который они постоянно посещали, то есть, критиковал только лишь одно их увлечение, а потом добивал их лишь только своей грубостью, то Добро провоцировал людей всевозможными способами, я даже удивился, откуда у него в голове столько информации. Он писал то какие-нибудь статьи, критикующие разные увлечения и устои общества, то что-нибудь жизненное, пройденное им самим, то ещё что-нибудь, направленное на вызов жарких обсуждений.

Такая вот легенда «Привета».

Большинство людей, кого я о нём спрашивал, знали о нём либо понаслышке, либо лично. Факт остаётся фактом: он действительно был одним из самых популярных пользователей сайта, при этом имеющим очень прочную базу, за счёт которой, собственно, и достиг своей популярности.

У меня возник страх, что такой фрукт мне не по зубам, и это было вполне обоснованно: если я провоцировал людей, как выяснилось, тупо и прямо, то он делал это очень хитро, тонко и продуманно, если я создавал то, с чем люди будут заранее не согласны, а в итоге я посылал их на все четыре стороны, добавляя в чёрный список, то он писал так, что людям хотелось с ним соглашаться, даже мне хотелось соглашаться, а если они и не соглашались, то благодаря многочисленным комментариям, оживлённым обсуждениям, словом, живому общению, он мог не только убедить людей в своей правоте, но и нередко даже принять точку зрения оппонента. Этакий образец адекватности вперемешку с провокационностью. Я и сам не так уж и часто встречал таких умных людей, особенно это подчёркивается его возрастом, если, конечно, он соответствует действительности.

И вот, однажды состоялась наша с ним виртуальная встреча.

Однажды я в очередной раз задумал провокацию за счёт критики сайта, собрав несколько очередных его недочётов. Опубликовал провокацию в сообществе «Привет.ру» и стал ждать комментариев.

И очень удивился, когда первый комментарий оставил именно Добро.

А написал он то, что меня буквально разоблачало. Он написал, что я, то есть «Диверсант», создал провокацию, но она как-то туповата и не стоит затраченных усилий, что я при всём желании мог бы создать что-то более стоящее и достойное умного человека.

Самое обидное, что он был прав. Чётче не придумаешь.

И тут как назло ещё поломились в запись множественные пользователи, которые увидели комментарий моего врага и наверняка узнали правду. Правду, потому что так оно и было.

Я, как создатель записи, имел возможность удалить любой комментарий, что я и сделал, рассудив, что это единственный способ оказаться хоть как-то выше, чем этот Добро. И пошло слово за слово. На каждый мой аргумент Добро предоставлял своих десять, попутно разоблачив меня, что я делаю всё это ради прикола.

Всё, что мне оставалось, – это в очередной раз написать что-нибудь тупое, но и тут он меня опередил, ответив на очередной мой комментарий каким-то его опровержением, а в конце ответа добавив «Разрешаю написать ещё что-нибудь тупое».

Делать было нечего: мне оставалось только воспользоваться последним своим шансом, опорочив этого «Добро». Он написал мне что-то в личную почту, мол, хватит, брат, давай остановимся, не злись, я не хотел тебя обидеть, и я разошёлся, начав упорную линию утверждения того, что он ко мне пристаёт, желая меня в качестве своего партнёра.

Я написал, что я его не хочу и после этого добавил его в чёрный список, благодаря чему он лишился возможности мне что-либо ответить. Также я написал у себя в блоге, что он приставал ко мне в личной переписке с предложениями непристойного характера, но когда зашёл к нему в блог с целью узнать, не упомянул ли он случайно моё имя в какой-нибудь очередной записи, посвящённой провокациям, я с удивлением обнаружил, что он меня опередил, просто-напросто выложив нашу с ним переписку по личной почте в блог, на всеобщее обозрение.

Провокацию мою он, естественно, проглотил, но при этом явно указал, что сделал это намеренно, с целью показать людям, что не стоит реагировать на таких пользователей, как я. Возможностей увильнуть в сторону от его аргументов у меня больше не было, да и поклонников у него было значительно больше, так что я был вынужден признать факт, что Добро загнал меня в угол, что продолжение беседы с ним уже не имеет для меня более никакого смысла, что чем больше я приведу аргументов, тем больше он приведёт своих, напрочь меня разоблачающих.

Под угрозу попала моя репутация настоящего скандалиста, меня могли вывести на чистую воду, поэтому я решил остановиться и прекратить всевозможное общение с этим пользователем. Но он проявил колоссальное упорство и объяснил многим моим виртуальным друзьям, что к чему, и я обнаружил, что в итоге многие из них также заняли его позицию.

Я понял, что Добро мне не по зубам, и решил вообще временно прекратить появляться на сайте. Я реанимировал свою настоящую анкету и начал посещать сайт только с неё, решив дождаться, пока страсти вокруг этого скандала поутихнут.

Представляю, кстати, как тебе сейчас забавно это читать, но что было, то было, из песни, как говорится, слов не вытащишь, поэтому здесь, в этом моём последнем слове, в этой последней воле усопшего меня, я могу писать всё прямо и так, как всё происходило в действительности.

Я понял, что Добро не сдаст свои позиции лидера сайта, но при этом всё указывало на то, что ему действительно не так уж и важна эта популярность. Более того, у меня сложилось ощущение, что все эти его провокации были частью чего-то очень масштабного и важного, того, что должно превратиться в какую-то систему.

Может быть, это тоже было какое-то исследование, может, что-то ещё. Я решил оставить попытки это выяснить, ведь это было какое-то подобие туповатой виртуальной войны, в которую я случайно – а точнее, благодаря своим необоснованным амбициям – был втянут.

Войны, которую я проиграл.

 

***

Виртуальные знакомства. Здесь каждый найдёт того, в ком нуждается. Или думает, что нуждается. Или думает, что найдёт.

Последнее утверждение самое верное.

Думаю, не стоит описывать процесс виртуальных знакомств. Не хочу банальностей и лишней воды. Нет нужды рассказывать то, о чём и так всем известно. В конце концов, если вы близко не знакомы с этой темой, вы всегда можете попробовать сами. В действии.

Поиск отношений в Интернете – самый прагматичный способ знакомств. Выбирай того, кто тебе нравится, и вперёд, делай что хочешь.

Только чаще всего первая попытка найти кого-то в Сети затягивает людей в трясину. В болото интернет-зависимости.

Тупая метафора, правда?

Ладно, оставлю как есть. Должна же быть в моей книге хоть какая-то красноречивость.

Человек вроде бы находит себе пару в Сети. Начинает общаться. Находит кого-то ещё. Начинает общаться в Сети ещё больше.

Это не пустые слова. Это система. Чаще всего люди, пытаясь найти кого-то в Интернете, находят гораздо большее, чем искали. Они находят виртуальное общение. Вместе с ним и виртуальную поддержку. Виртуальное понимание, сопереживание. Все эти тупые виртуальные «Привет? Как дела? Как настроение? Чем занимаешься? Расскажи что-нибудь».

В прошлой фразе перечислены самые типичные дежурные фразы, с которых люди обычно начинают переписку.

Вам это знакомо?

Так пишут только те люди, которым нечего рассказать. Те люди, которые уже исчерпали свой запас идей и ищут чего-то нового. Те люди, которым больше нечем заняться, кроме как разведением тупой демагогии в виртуальных просторах.

Если вы прочитали такое сообщение, то вы имеете дело с тяжёлым случаем интернет-зависимости у собеседника.

Если вы сами пишете такие сообщения, то зависимость у вас.

Почему так происходит? Почему получается, что людям нечего рассказать, и им не с чего начать общение?

Неужели все вокруг вдруг так отупели, что не могут написать/сказать что-то внятное?

Дело не в этом. Начиная общаться по Сети, человек, как правило, находит множество близких по духу людей. Тех людей, которых мог бы найти в реальной жизни, но не стал искать в страхе затронуть самолюбие. Или просто из скромности. Или ещё по какой-то причине.

С определённого момента собеседники становятся неинтересны, так как разузнать всё о человеке можно буквально за день. Человек начинает искать новых людей. И находит. Затем они ему снова надоедают. И он находит новых.

Замкнутый круг.

Система.

В Сети люди получают концентрированное общение. Концентрированные мысли. Далеко не у каждого человека есть возможность одновременно общаться с десятками людей, верно?

Такую возможность даёт Сеть.

Узнать много людей, узнать от них много интересного, найти ещё сотни или тысячи людей и узнать от них ещё больше.

Привет. Как дела? Что нового? А, всё ясно. Ладно, пока.

В Интернете процесс общения поставлен на конвейер. Выжать человека до нитки и найти нового с той же целью.

Будь в потоке.

Всё бы ничего, но подобное общение вытесняет общение реальное. Сейчас у многих людей список виртуальных контактов значительно превосходит список контактов реальных. И таких людей становится всё больше.

Интернет отрицает дружбу. Вытесняет.

Когда есть возможность быстро и без трудностей удовлетворить свой социальный инстинкт с помощью Интернета, нужда в реальном общении отпадает.

Когда человек пресыщается общением виртуальным, он начинает искать всё больше новых людей. И писать эти тупые дежурные фразы. Ему уже нужно не столько общение, сколько сам процесс.

Зависимость.

И с этого момента он начинает делать всё, что угодно, лишь бы общаться дальше. Не зная о чём, но общаться любой ценой. Сама проблема такова: у человека выработалась зависимость.

На этом фоне у человека ещё остаётся реальность. Реальность, которая вместе со всеми своими трудностями уже не так важна.

Везде, где у человека есть возможность выйти в Сеть, он непременно ей воспользуется.

В наше время люди начинают своё утро уже не с чашки кофе. Даже не с похода в туалет. Весь мир начинает день с проверки почты в своих анкетах в социальных сетях и на сайтах знакомств. Весь мир начинает день с общения, которого нет на самом деле.

Интернет – убийца рабочего времени. Многие компании закрывают доступ к ICQ и некоторым сайтам, на которых люди общаются. Не из-за того, что им жалко денег на трафик. Люди действительно уходят в подобное общение с головой. Люди прогрессируют, общаясь по Сети, и с некоторых пор отдают ему больше времени, чем своей работе. Или учёбе.

А ведь всё просто. Прежде чем подсесть на Интернет, люди испытывали недостаток в самореализации и/или в общении. А вот теперь ответьте на вопрос: не будет ли лучше, если люди начнут определять своё предназначение и просто делать это? Не лучше, если люди перестанут топить свою реальность и разменивать свои жизни на то, что в действительности представляет собой лишь провода и жёсткие диски?

Не проще ли будет людям найти дело, делая которое, они будут получать удовольствие, не нуждаясь во всяком виртуальном бреде?

Не лучше ли будет, если люди начнут искать друзей в реальной жизни, а не в Сети?

Решайте сами.

Кстати, я же не обосновал, почему я написал, что виртуальные знакомства – это бред.

Подождите, схожу покурю.

Скоро продолжим.

 







Дата добавления: 2015-10-19; просмотров: 289. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.047 сек.) русская версия | украинская версия