Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Неприкосновенность переписки адвоката. Досмотр адвоката. Обыск помещения, занимаемого адвокатом




Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее - Закон об адвокатуре) впервые введены нормы, обеспечивающие гарантии независимости адвоката при осуществлении им профессиональной деятельности. Необходимость законодательного установления подобных гарантий, обеспечивающих неприкосновенность личности адвоката, материалов и сведений, относящихся к делам, в которых он принимает участие, является одной из основных гарантий независимости правосудия.
Иммунитет для стажеров
Свидетельский иммунитет заключается в том, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 2 ст. 8 Закона об адвокатуре). Об этом также указано и в п. 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ. Распространяются ли данные гарантии деятельности адвоката на его помощника или стажера?
Помощник и стажер адвоката, будучи субъектами адвокатской тайны, не могут разглашать третьим лицам сведения, ставшие им известными в результате исполнения служебных обязанностей. Тем не менее полагаем, что гарантии, предусмотренные Законом об адвокатуре, не распространяются на указанных субъектов.
В Законе об адвокатуре понятие "адвокат" используется в узком смысле. Право на осуществление адвокатской деятельности не предоставлено ни помощнику адвоката, ни стажеру. Помимо этого, п. 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ не упоминает помощника адвоката или стажера в качестве лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей. Следовательно, лица, обладающие статусом помощника или стажера, подлежат уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний.
Гарантии "неприкосновенности"
Пункт 3 ст. 8 Закона об адвокатуре устанавливает императивное правило, в соответствии с которым проведение оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.
Существует мнение, что в отношении ряда следственных действий, в том числе допроса, следственного эксперимента, опознания, освидетельствования, достаточно принятия соответствующего решения органом, производящим следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия, при этом судебное решение не требуется <*>.
Однако подобное толкование Закона об адвокатуре существенно ограничивает процессуальные гарантии адвокатской деятельности. Тем более что сам Закон не ограничивает перечень оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий лишь теми, которые ущемляют гражданские права и свободы лица, обладающего статусом адвоката. Поэтому полагаем, что судебное решение необходимо для проведения в отношении адвоката любого из перечисленных в Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности" оперативно-розыскного мероприятия и предусмотренного УПК РФ следственного действия.
Между тем имеется ряд процессуальных действий, которые могут быть совершены в отношении адвоката и без предварительного судебного решения.
Как правило, адвокатов волнует вопрос, вправе ли сотрудники органов внутренних дел, в том числе ГИБДД, требовать от них предъявления документов, удостоверяющих личность с указанием места постоянной регистрации, проводить осмотр их транспортных средств и личных вещей, в том числе ручной клади.
Досмотр
Обычно осуществляемые сотрудниками милиции проверки (личный досмотр, досмотр вещей) осуществляются не в рамках Закона об ОРД, а в рамках Закона о милиции с соблюдением требований законодательства об административных правонарушениях.
Сотрудник милиции вправе произвести личный досмотр адвоката без предварительного судебного решения, так как данное действие не относится к оперативно-розыскному мероприятию и следственному действию. Личный досмотр относится к категории процессуальных действий, осуществляемых в порядке, предусмотренном ст. 27.7 КоАП РФ. Однако у сотрудника милиции должны быть достаточные данные полагать наличие у адвоката перечисленных выше объектов ограниченного гражданского оборота (оружия, боеприпасов и т.д.). Иными словами, при досмотре находящихся у адвоката вещей (например, портфеля) сотрудник милиции не вправе производить досмотр содержащихся в нем служебных и иных документов, так как документы не указаны в п. 2 ст. 11 Закона о милиции.
Согласно положениям КоАП РФ личный досмотр, досмотр вещей, досмотр транспортного средства, находящихся при физическом лице, относятся к мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении и могут быть применены только в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления.
Личный досмотр адвоката, его вещей и транспортного средства в иных целях, помимо указанных в ст. 27.1, 27.7, 27.9 КоАП РФ, не является правомерным.
Кроме того, Законом о милиции сотрудникам органов внутренних дел предоставлено право производить досмотр транспортных средств при подозрении, что они используются в противоправных целях. Статья 27.9 КоАП РФ предусматривает, что досмотр транспортного средства любого вида, то есть обследование транспортного средства, проводимое без нарушения его конструктивной целостности, осуществляется в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения в присутствии двух понятых.
При этом о производстве личного досмотра, досмотра вещей и транспортного средства должен быть составлен соответствующий протокол.
Проведение следственных действий
Закон об адвокатуре требует наличия предварительного судебного решения для проведения любого следственного действия, в том числе тех, для производства которых решение суда не является обязательным в соответствии с УПК РФ. По смыслу данной нормы решение судьи требуется каждый раз, когда в отношении адвоката должны проводиться следственные действия.
В соответствии со ст. 447 УПК РФ адвокат относится к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам. Решение о возбуждении уголовного дела может приниматься только прокурором на основании заключения судьи районного суда.
Установленная в п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре процедура производства в отношении адвоката следственных действий не согласуется с положениями главы 52 УПК РФ. Согласно ч. 1 ст. 450 УПК РФ после возбуждения уголовного дела либо привлечения лица в качестве обвиняемого в порядке ст. 448 УПК РФ следственные и иные процессуальные действия в отношении такого лица производятся в общем порядке с изъятиями, определенными ст. 449 и 450 УПК РФ. Каких-либо изъятий в отношении адвоката здесь не установлено.
Следуя логике уголовно-процессуального закона, специфика производства по уголовному делу в отношении адвоката заключается лишь в особом порядке принятия решения о возбуждении уголовного дела или привлечения адвоката в качестве обвиняемого. После возбуждения уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемого следственные действия в отношении адвоката должны производиться в общем порядке. По смыслу УПК РФ отдельные следственные действия в отношении адвоката могут производиться и без соответствующего судебного решения (например, допрос, очная ставка, освидетельствование и др., т.е. те, для производства которых судебное решение не требуется в соответствии с УПК РФ).
Более того, в соответствии со ст. 7 УПК РФ суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ. Нередко представители правоохранительных органов ссылаются на норму ч. 5 ст. 18 Закона об адвокатуре, гласящую, что уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает лишь особый порядок возбуждения уголовного дела в отношении адвоката или привлечения его в качестве обвиняемого, а не особый порядок проведения следственных действий.
В одном из Постановлений Конституционный Суд указал, что УПК РФ, устанавливающий порядок уголовного судопроизводства, будучи обычным федеральным законом, не имеет преимущества перед другими федеральными законами с точки зрения определенной непосредственно Конституцией РФ иерархии нормативных актов.
Но органы следствия скорее будут руководствоваться положениями главы 52 УПК РФ, как специально регулирующими порядок производства по уголовному делу в отношении адвоката, нежели Законом об адвокатуре.
Задержание
Существуют разногласия и по вопросу о том, к каким действиям относится задержание - к следственным или иным процессуальным. УПК РФ предусматривает три разновидности процессуальных действий: следственные, судебные и иные, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством. При этом закон не раскрывает содержания ни одного их этих действий.
В случае когда задержание относится к следственным действиям, то по Закону об адвокатуре необходимо предварительное получение судебного решения, а если к "иным" процессуальным, то такое решение не требуется. Полагают, что отсутствие в УПК РФ прямого указания на принадлежность задержания к следственным действиям свидетельствует о том, что задержание является не следственным, а "иным" процессуальным действием <*>. Анализ и толкование норм УПК РФ не дают однозначного ответа на данный вопрос.







Дата добавления: 2015-03-11; просмотров: 1826. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия