Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛУПОЕ ЖЕЛАНИЕ - УМНОЕ СОЗНАНИЕ - СИЛЬНАЯ ВОЛЯ - ДОБРЫЙ ПОСТУПОК 14 страница




Воспитывать по модели "кнут и пряник" относительно легко, такое воспитание нельзя не признать действенным, особенно если проводить его неуклонно. Но оно опасно для будущего детей. Может вырасти человек, который при первой же серьезной неудаче, при первой же беде возденет руки и возропщет: "За что?!" И потеряет веру в правду, веру в жизнь, в любовь и совесть. И тогда окажется, что его воспитывали безнравственным. Все делали как положено, а вырос безнравственным. И тут уж настанет наша очередь воздеть руки и воскликнуть: "За что? За что нам такое наказание, за какие грехи?"

Мы все воспитаны по привычным моделям старинной педагогической веры, никуда от них не уйти. Мы тоже будем воздействовать на детей, воспитывать их, в дурном смысле слова; мы тоже люди, и, значит, в нас тоже кипит страсть к воспитанию. Мы непременно будем и поучать детей, и приучать их, не имея на то силы и времени, и поощрять, и наказывать; но полезно видеть и дурную сторону такого воспитания.

Мне рассказывал молодой инженер из Ангарска: "Пришли к десятилетнему сыну товарищи, сидят разговаривают. Я прислушался: речь идет о пересадке сердца. Ну, знаете, как дети любят такие темы. И вдруг слышу, мой сын говорит: "А я бы хотел, чтобы мне пересадили сердце папы. Мне нравится, какое у папы сердце".

Вспоминаю этот рассказ и думаю: а может быть, я встретил счастливого человека?

Не у каждого из нас такое сердце, чтобы его хотелось пересадить себе, не каждый умеет любить детей, даже своих собственных, не каждый из нас достаточно разумен, не каждый умеет контролировать свое поведение, не каждый умеет не вспылить, удержаться. В большинстве своем мы усталы и раздражительны. Но дети сами смягчают наши сердца - своим существованием, смехом, шалостями; нам остается лишь не трусить, не бояться доброты в своем сердце, не поддаваться страхам типа "как бы чего не вышло!". Мы не можем стать лучше, чем мы есть, мы не можем стать сильнее, чем мы есть, мы не можем любить ребенка больше, чем мы его любим, не можем изменить свою волю, характер, но мы можем изменить взгляд на ребенка, свое представление о нем, образ Ребенка, и у нас постепенно выработается другое, новое, лучшее отношение к нему. Тут мой шанс. Это единственный шанс для слабого, неспособного, несовершенного воспитателя.

...Каждое утро взываю к тому лучшему, что есть во мне: "Мне послан ребенок; это дорогой мой гость; я благодарен ему за то, что он есть. Он так же призван к жизни, как и я, это нас объединяет - мы есть, мы живые люди. Он такой же, как и я, он - человек, и не будущий человек, а сегодняшний, и потому он другой, как и все люди; я его принимаю, как всякого другого человека. Я принимаю ребенка... Я принимаю его, я охраняю его детство, я понимаю, терплю, принимаю, прощаю. Я не применяю силу к нему. Не угнетаю его своей силой, потому что я его люблю. Я люблю его, и я благодарен ему за то, что он есть, и за то, что я могу его любить, и тем самым я возвышаюсь в духе своем".

Если бы не было этих чудесных гостей на земле - детей, то мир погиб бы не от старости, нет, еще прежде - от бездуховности своей.

- Прошу считать меня человеком!

Только и всего? В сущности, как мало нужно для хорошего воспитания! Надо лишь понять, что нет двух отношений к ребенку - человеческого и педагогического. Есть одно, одно и только одно: человеческое.

 

А может, когда-нибудь создадут мир без бюро ремонта? Мир, не нуждающийся в исправлениях и в переделках? Сделали вещь - она и служит. Вырастили человека - он и живет. Создали мир - он и развивается. Чтобы даже идеи такой не было - идеи ремонта, исправления ошибок, перевоспитания.

У каждого из нас естественная тяга к наведению порядка. Задралось покрывало на тахте - надо поправить. Течет кран - надо починить. Сломались часы - надо отнести в мастерскую. Постепенно начинает казаться, что это правило распространяется и на людей: будто и в человеке все поправимо и подлежит исправлению, надо лишь приложить старание. Отстающие часы и не сказавший "спасибо" сын - это, кажется нам, явления одного рода.

Но человек, но ребенок не вещь, не покрывало и не часы, он принципиально не поддается исправлению. Семья - не бюро ремонта природного брака, а школа - не бюро ремонта семейного брака. Нельзя смотреть на детей как на изделия, подлежащие ремонту.

Тысячу раз приходилось отвечать на вопросы о воспитании, и все вопросы до одного - все! - ремонтного свойства: как исправить?

За всю жизнь меня ни разу не спросили: как сделать?

"Как исправить?" - спрашивают родители, но на все эти вопросы один, и всегда один ответ: "Никак. Оставьте ребенка в покое. Давайте поговорим о том, как сделать, чтобы ничего в ребенке не пришлось исправлять".

Вздыхают. Да-да, конечно... Да ведь долго! Требует усилий для понимания, требует нравственных усилий, требует перемены взглядов, перемены педагогической веры...

Ремонтный подход к воспитанию, к жизни, ремонтная психология ("тяп-ляп - ничего, потом переделаем"), ремонтное отношение к ребенку, истовая вера в воспитание как в постоянный, на всю жизнь, ремонт...

Будем воспитывать нашего ребенка - сколько бы ему ни было сейчас, хоть шестнадцать, хоть восемнадцать - так, чтобы он не нуждался в педагогическом ремонте.

Выражение "никогда не поздно", редко приложимое к вещам, является абсолютной правдой в приложении к детям: никогда не поздно.

Считается, что для воспитания необходимо понимать возрастные особенности детей. Несомненно. Но чтобы понять особенности чего-то, нужно прежде представить себе общее устройство этого "чего-то".

Если вас попросят нарисовать схему анатомического строения человека, вы хоть приблизительно, но сумеете начертить, где сердце, где легкие.

Но вот внутренний мир человека... Что душа? Что дух? Что совесть? Что потребности? В какой связи находятся эти понятия, что за ними кроется? Где сердце, а где пятка? Что от чего зависит? Что поддается ремонту, а чего и касаться нельзя?

Всматриваясь только в детей, детей не поймешь. Мы воспитываем не ребенка, а человека. Человека в человеке. Личность. Внутренний мир человека - это и есть его личность.

Вот чем внутренний мир человека, внутренний космос совершенно не похож на внешний: материальный мир, если взять его в целом, не имеет нужды, не имеет цели. В нем все целесообразно, все развивается по строгим законам сохранения, но общей идеи, цели развития нет.

А внутренний мир человека целенаправлен. Это его основное свойство, скрытое от большинства людей. Нам кажется, будто мы такие, какие мы есть, а на самом деле мы такие, какими мы стали от движения к целям, иногда даже и не осознанным нами. Слово "целеустремленный", как и все слова такого рода, тоже имеет два смысла, общий и превосходный. Мы называем целеустремленным человека, который настойчиво добивается своего, мы иногда восхищаемся им, иногда иронизируем: "Этот знает, чего он хочет!" - в зависимости от того, чего он хочет. Но и все люди, даже самые безвольные, все-таки целеустремленны, потому что личность - целеустремленная система, она не существует вне нужды, вне целей ее просто нет. Целеустремленность не черта внутреннего мира, сам внутренний мир, он и есть устремление к цели, он весь развернут по оси "нужда - цель", и он таков, какова эта ось, этот хребет, этот позвоночник личности. Личность - не стрела, которая остается стрелой, направлена ли она в сердце врага или в спину друга, личность полностью зависит от важности и нравственности цели.

Мы побаиваемся слова "цель", потому что далеко не каждый из нас имеет ясную, осознанную цель - да еще одну на всю жизнь; мы не великие. Мы живем себе и живем. У нас множество забот сегодняшних и завтрашних, есть и заботы на будущее, заботы о будущем, но слово "цель" кажется нам слишком значительным для того, чтобы прилагать его к простым нашим заботам. И все же внутренний мир ребенка, как и внутренний мир взрослого, - это мир, движущийся к целям, пусть и неосознанным. Именно эти цели, явные или тайные, и определяют, что для ребенка значащее в мире, а что не имеет значения; что ему интересно, а что нет; что вызывает чувства, а что нет.

Из этого следует, что мы не можем повлиять на ребенка, не меняя его целей. Все воспитание - это целеуправление, целенаправление. Мы управляем не ребенком, а его целями (если умеем управлять ими). Мы достигаем или не достигаем успеха в строгой зависимости от того, становятся ли наши цели целями детей. Убеждением ли, соблазном ли, примером ли, внушением ли, просвещением ли, отношением ли своим влияем мы на цели ребенка и подростка, но другой возможности воспитывать не существует. Так - получается, а так - нет.

Внутренний мир человека держится на стержне "нужда - цель".

Нужда коренится в глубинах личности, цели порождаются в глубинах общества. Если бы человеком руководила одна лишь нужда, то воспитание было бы невозможно. Если бы человеком руководили одни лишь цели, то воспитание было бы таким легким делом, что оно стало бы ненужным - цели общества автоматически передавались бы людям. Но воспитание и нужно, и возможно, если понимать, что оно как раз и состоит в формировании оси "нужда - цель". Семья больше влияет на нужды ребенка, школа - на его цели, но и семья, и школа имеют дело не с нуждами или целями, а именно с осью "нужда - цель", и воспитание приобретает силу там, где умеют формировать и нужды, и цели, или скажем проще - желания ребенка. Правильно поступить - возбудить чистое, честное, полезное желание.

Самое основательное, самое эффективное воспитание - это воспитание желаний.

Можно воспитывать - бороться с желаниями ребенка, обуздывать их.

Можно воспитывать - учить ребенка самообузданию.

Можно воспитывать - отдаваясь на волю ребенка, уступая его случайным желаниям.

А можно воспитывать сами желания, обогащать их, направлять осторожно и терпеливо, понимая их природу, исключив из воспитания даже идею обуздания и самообуздания. Не против природы идти и не на случай надеяться, а помогать природе ребенка проявиться в ее лучшем обличье.

Большинство из нас думает, что человек действует примерно по такой схеме:

 

ГЛУПОЕ ЖЕЛАНИЕ - УМНОЕ СОЗНАНИЕ - СИЛЬНАЯ ВОЛЯ - ДОБРЫЙ ПОСТУПОК

Поэтому почти все внимание педагогика сосредоточивает на сознании и воле.

На самом деле сознанию очень трудно бороться с желанием, это борьба глиняного горшка с чугунным, как сказал в прошлом веке один из психологов. Да и многие ли из нас обладают достаточной волей, чтобы победить сильные свои желания? Указывают на людей, умеющих держать себя в руках, ставят их в пример, - но откуда мы знаем, может быть, у них нет сильных желаний.

Нет, это ненадежно. Действительно надежное поведение выглядит гораздо проще:

 







Дата добавления: 2015-06-15; просмотров: 267. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.004 сек.) русская версия | украинская версия