Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Часть вторая ОЗЕРНЫЙ КРАЙ 8 страница




«Никто никого сажать не будет, — прошептал внутренний голос. — Скорее всего, Вашарий и Дольшер пойдут по ложному следу и решат, что убийство Харалии никак не было связано с покушением на короля. Эльрион не дурак, обязан был оставить достаточное количество ложных улик, чтобы увести расследование от настоящей причины произошедшего».

Я с мучительным стоном взялась за виски, в которых опять запульсировала боль. Нет, подобные рассуждения мне ничего не дадут. Я слишком мало знаю. Точнее, я в курсе, кто и почему все это затеял, но даже не могу представить, каким образом со всем этим связаны остальные убийства. Кто из братьев убил Харалию и Ульрона? Эльрион не присутствовал на званом ужине, но Афар не выглядит человеком, способным голыми руками разорвать беззащитную женщину. И целитель. Он-то чем помешал злоумышленникам?

Перед глазами от чрезмерных умственных усилий все поплыло. Я откинулась на подушку, мелко и часто дыша и пытаясь совладать со ставшей нестерпимой болью. Нет, так дело не пойдет. Что же мне настолько не везет в последнее время? Кстати, еще один вопрос: если второе покушение на меня вполне можно объяснить тем, что таким образом Эльрион пытался отвлечь Вашария от расследования, понадеявшись на то, что тот не сумеет сразу разгадать причину моего стремительно ухудшающегося самочувствия, то почему в первый раз он меня чуть не испепелил смертельными чарами? Этот мерзавец далеко не дурак, обязан был понимать, что в случае моей смерти Вашарий придет в ярость и сделает все, лишь бы найти преступника в кратчайшие сроки.

— Ничего не понимаю! — прошептала я себе под нос.

С трудом спустила ноги с кровати и села. Тут же зажмурилась, пережидая острый приступ тошноты и ломоты в затылке, но ложиться обратно не собиралась. Не в том я положении, чтобы играть в больную. Надо бежать, и чем скорее — тем лучше! Эльрион точно безумец. Кто знает, что ему взбредет в голову в следующий миг? Вдруг в самом деле сломает мне ногу на всякий случай.

Последняя мысль меня так напугала, что я тут же встала. Перед глазами все опасно потемнело, но я усилием воли отогнала от себя предчувствие обморока. Положила руку на холодную каменную стену и неторопливо двинулась осматривать свои крохотные владения.

Скорее всего, я оказалась в подвале какого-нибудь дома. Как я уже говорила, обстановка была крайне скудной: кровать да табурет рядом. За ширмой в дальнем углу, так меня заинтересовавшей в момент пробуждения, стояло жестяное ведро, видимо выполняющее роль своеобразного туалета.

Я еще раз обошла маленькое помещение по периметру, надеясь на чудо — вдруг проглядела где потайную дверь. Затем попыталась создать самое элементарное заклинание. Благо, что сия светлая мысль пришла в мою многострадальную голову около кровати, поскольку простейшее усилие стоило мне приступа жесточайшей боли, от которой перехватило дыхание. Я не удержалась на ногах, рухнула на кровать и несколько минут лежала пластом, ожидая, когда вокруг перестанут летать разноцветные звездочки. Чары же, из-за которых мне пришлось пережить столько незабываемых ощущений, ударились в стену и бесследно впитались. Ага, получается, на подвал наложено блокирующее заклинание. В принципе, ничего удивительного. Наверняка еще стоит защита от поисковых чар и сканирования.

Я опять села, потянулась за кружкой, оставленной Афаром около кровати, и одним глотком допила остатки теплой воды, плескавшейся на дне. Затем грустно вздохнула. Н-да, в незавидное положеньице я попала, ничего не скажешь. Из такой ловушки самостоятельно выбраться невозможно. Даже если мне удастся каким-нибудь образом порвать сеть охранных чар, то остатка моего запаса сил явно не хватит, чтобы выбить дверь и сбежать. Кристалл магического перемещения тоже уже использован. Демоны, надо было просить, чтобы мне вживили еще один! Про запас, так сказать. Но кто же знал, что все так сложится.

Я сощурилась, призывая на помощь магическое зрение. Разочарованно хмыкнула, разглядев тонкое изысканное кружево чар, оплетающих подвал наподобие кокона. Да, Эльрион не поскупился на время и энергию, устанавливая эту защиту. Чтобы ее уничтожить, придется выложиться полностью. Причем сам мерзавец наверняка почувствует мои действия. За сколько он сюда добежит, интересно? За минуту, две? Слишком мало, чтобы сработали поисковые чары Вашария. Даже если он ищет меня в нужном районе Микарона, ориентируясь на маяк, который я послала при перемещении, необходимо как минимум четверть часа для установки моего точного местоположения. И потом, не забывай, Киота, что Эльрион во имя собственной безопасности мог поменять первоначальные планы и затаиться в запасном убежище. Хм-м, а интересно, как далеко от дома наместника нас выкинул кристалл? Хотя бы примерное расстояние возможно оценить?

Я нахмурилась, погрузившись в сложные вычисления. Строгие и логичные выкладки теоретической магии всегда меня успокаивали. Куда сложнее было применить потом все это на практике. Конечно, не хватало бумаги и ручки для записи формул, но я справилась и так. Даже головная боль немного улеглась, видимо поняв, что на нее все равно не обращают внимания.

По всему выходило, что тот кристалл, который был вживлен мне под кожу, с нужным потенциалом мощности и дальности действия перекинул бы троих людей не дальше окраины Микарона. В принципе логично, поскольку Эльриону необходимо быть рядом с городом, чтобы устроить покушение на короля.

При этой мысли я опять грустно вздохнула. Интересно, чем сейчас занимаются Дольшер и Вашарий? Поняли ли, что на самом деле задумал Эльрион, или решили, что слова, сказанные леди Харалией незадолго до смерти, были ложным следом?

Неожиданно дверь с грохотом и лязгом распахнулась. На пороге возник хмурый Афар. Избегая смотреть в мою сторону, он окинул быстрым взглядом подвал, затем бросил мне:

— Брат послал проверить. Сказал, что почувствовал, как вы колдуете. Это правда?

— Я всего лишь пыталась создать еще одного магического мотылька, — соврала я, глядя на юношу самыми честными глазами. — Тут очень темно, и мне… мне страшно и холодно.

Вот тут, кстати, я душой не покривила. Я очень замерзла. Старый слабый мотылек при всем желании не мог дать достаточно света и тепла. По-моему, он вообще вот-вот должен был сложить крылья и умереть, рассыпавшись тусклыми искрами.

Афар посмотрел наверх, затем на меня и тут же опять наверх, будто испугавшись того, что встретился со мной глазами.

— Потерпите, — вдруг прошептал он. — Эльрион скоро уйдет. Тогда я принесу вам другого мотылька. А еще воды и еды. Но не злите его, пожалуйста. Он ведь не шутил, когда говорил, что стоит сломать вам ногу.

Я поперхнулась от подобного заявления, невольно вздрогнув от ужаса. Хотела было поблагодарить юношу за заботу, но тот уже ушел, плотно закрыв за собой дверь.

В голове тем временем уже кружился очередной сумасшедший план побега. Быть может, мне удастся оглушить Афара и выбраться наружу? Я принялась жадно рыскать глазами по подвалу, выискивая возможное оружие для нападения, но почти сразу с сожалением отказалась от опасной задумки. Нет, глупо. Я и абсолютно здоровая не смогла бы справиться с крепким молодым юношей, и уж тем более смешно на это надеяться, когда еле на ногах стою. Однако Афар, по всей видимости, далеко не в восторге от намерений брата убить короля. Что, если попытаться склонить его на свою сторону? Языком я всегда работала куда лучше, чем кулаками.

Потянулось тягостное время бездействия. Сидеть сложа руки было слишком скучно, поэтому я принялась изучать переплетения силовых нитей, образующих блокирующее заклинание. Если найти слабое место в этих чарах, то возможно будет расплести их, практически не потратив собственного запаса энергии. Хм-м… Интересно, а можно ли сделать так, чтобы Эльрион вообще не почувствовал моих попыток снять его защиту?

Я сползла с кровати и принялась чертить прямо на полу острым камешком. Быстро накидала формулу магического поля, зазубренную еще в Академии, вспомнила даже константы противодействия и перехода одного вида энергии в другой. Затем беззвучно зашевелила губами, уставившись внимательным взглядом на ближайшую ниточку заклинания Эльриона, оценивая на глаз ее потенциал, и довольно кивнула. По всему выходило, что определенный шанс на успех у меня имелся. Правда, существовал еще немалый риск, что я слишком переоцениваю свои возможности и недооцениваю противника. Что ему мешало установить к основному заклинанию еще несколько побочных, призванных среагировать и послать сигнал тревоги при попытке перенастроить чары хозяина? Лично я бы так и поступила. Но опыт показывает, что чаще всего маги высшего уровня подчинения весьма самонадеянны и не допускают даже мысли, что кто-то может перехитрить их. Это нам, магическим неудачникам, приходится прибегать к помощи науки и выискивать обходные пути для решения насущных проблем. Сильные мира сего обычно называют эти методы тараканьими тропами. Мол, это ниже их достоинства — пользоваться незаметными лазейками и крохотными просчетами в тактике противника. А по-моему, они просто не желают забивать себе голову бесчисленными формулами и константами.

За дверью послышался подозрительный шум, и я поспешила вернуться на кровать, прежде торопливо затерев ногой свои теоретические выкладки. Легла и закрыла глаза, притворившись, что задремала. И вовремя — буквально сразу же в подвал вошел Афар. Юноша нес в руках поднос, до предела уставленный тарелками, а над его плечом кружился ослепительно-яркий мотылек. По коже пробежал теплый ветерок от трепетания его крыльев.

— Киота? — растерянно позвал Афар. — Вы спите?

— Нет. — Я слабо улыбнулась и приподнялась. — Просто прилегла отдохнуть. Перед глазами от каждого движения плывет.

— Позвольте посмотреть вашу голову, — несмело предложил юноша. Не дожидаясь разрешения, подошел ближе и поставил поднос прямо на пол, после чего присел на краешек постели, застенчиво пояснив в ответ на мой изумленный взгляд: — Я два года отучился в столичной Академии на целителя. Но потом деньги у семьи кончились, а переаттестацию на бюджетное отделение я не прошел. Пришлось вернуться в Микарон и поступить в канцелярию наместника.

— Жалеешь об этом? — спросила я, безбоязненно поворачиваясь к нему спиной.

— Да нет. — Афар бережно пробежал пальцами по моему затылку.

Я напряглась было, ожидая нового всплеска боли, но его не последовало. Юноша действовал так осторожно и аккуратно, что, напротив, свинцовая тяжесть, сосредоточенная в висках, немного смягчилась, почти сойдя на нет. А он тем временем продолжил:

— Видите ли, Киота. Главной причиной того, что я не прошел переаттестацию, была моя боязнь вида крови. От малейшей капельки я почти теряю сознание. С такими особенностями вряд ли из меня получился бы хороший целитель. Боевой маг тоже не вышел бы, хотя уровень подчинения у меня высший. Пришлось поступить на государственную службу, чтобы избежать вживления чипа на ограничение магических способностей. Неплохой вариант, но поначалу я очень переживал. Это была моя мечта — выучиться, стать хорошим специалистом, заработать много денег и купить дом в столице. Помогать семье деньгами, возможно, перевезти мать к себе. Да что уж там! — Увлекшись разговором, Афар слишком сильно ткнул пальцем в шишку, и я со свистом втянула в себя воздух, почувствовав, как перед глазами опять замерцали радужные круги. — Ох, простите! — совершенно искренне огорчился своей оплошностью юноша. Горько усмехнулся. — Видите, даже в таком пустяковом деле умудрился напортачить.

— У тебя прекрасно получается, — заверила его я, ощущая, как всплеснувшая было боль опять торопливо съеживается от ласковых поглаживаний юноши. — Честное слово!

— В больницу бы вам надо. — Афар наложил на мою многострадальную макушку еще одно обезболивающее заклинание. — Постарайтесь пока без особой необходимости не двигаться. Спите побольше, лежите и не вставайте. Так и Эльриона злить не станете. — Помолчал немного и добавил свистящим шепотом: — Право слово, Киота, не лезьте рядом с ним на рожон. Он… он страшен в гневе. А я бы не хотел, чтобы еще кто-нибудь погиб.

— Это он убил леди Харалию? — спросила я. Обернулась и перехватила Афара за руку. — Правда?

Юноша чуть заметно кивнул, залившись смертельной белизной, видимо, при воспоминании о том жутком преступлении.

— Но как? — Я подалась вперед, напряженно следя за реакцией собеседника. — Он ведь не был приглашен на званый ужин!

— Я открыл для него заднюю дверь, — прошептал Афар. Судорожно всхлипнул. — Но я не предполагал, что все закончится так жутко. Эльрион говорил, что хочет лишь побеседовать с Харалией. Она частенько в присутствии посторонних отпускала едкие шутки по поводу короля. Гарольду это не нравилось, но он терпел, поскольку очень ее любил. Только просил быть осторожнее и не допускать подобных высказываний при чужих людях. Я имел глупость рассказать об этом брату, передав несколько особо забавных фраз Харалии. И Эльрион вбил себе в голову, что склонит ее на нашу сторону. Убедит участвовать в покушении на короля. Ему нужен был человек, который входит в ближайшее окружение наместника. Я всего лишь секретарь, меня вряд ли допустили бы до встречи с королем. А вот леди Харалия — совсем иное дело. Видите ли, сначала он настаивал, чтобы я с ней побеседовал, но из меня получился отвратительный оратор. Харалия высмеяла мои намеки, а напоследок обещала передать все мужу, если я не оставлю эти бредни. Боюсь, именно тогда она сообщила в Нерий о готовящемся покушении на короля. Эльрион, услышав о моем провале, разозлился, но полагал, что заставит ее переменить мнение. Мол, один разговор все решит. В конце концов, он всегда нравился женщинам.

— Однако Харалия пришла в ужас, когда услышала его план, так? — задала я новый вопрос, когда юноша замолк, в очередной раз покосившись на закрытую дверь, будто опасаясь увидеть там разъяренного брата. Дождалась его неуверенного кивка и продолжила, радуясь, как головоломка складывается у меня на глазах: — И Эльрион убил ее после этого? Но почему таким жутким способом?

— Я говорил, что он страшен в гневе, — пробормотал Афар. — Он словно превращается в дикого зверя. У Харалии на шее был защитный амулет, она пыталась его активировать, но не успела. Точнее, Эльрион даже не заметил, что ему что-то противостоит. Это было… отвратительно… По-моему, я потерял сознание на некоторое время. Несчастную буквально разорвало на части от столкновения противоборствующих магий. Благо она не страдала, погибнув почти моментально.

— А моя тетя? — Я сжала кулаки при воспоминании о том, что Зальфию нашли в одной комнате с убитой. — Как ты объяснишь ее присутствие? Получается, Эльрион с самого начала подозревал, что Харалия откажется, поэтому обезопасил себя таким образом?

— Не совсем. — Афар тяжело вздохнул. — Это была задумкой Синтии. Вы ведь общались с ней, не так ли? Заметили, поди, насколько она не любит род Дайчер. Дело в том, что один из ваших двоюродных братьев, племянник Зальфии, пару месяцев назад оставил ее буквально накануне дня бракосочетания. Вот девчонка и вбила себе в голову, что надлежит отомстить. Ей показалось это забавной идеей — выставить вашу тетю в смешном виде. Она договорилась с Ульроном, что тот слегка подправит ее микстуру против ликантропии. Но что-то пошло не так. Целитель перепутал компоненты или же взял их в неправильных пропорциях — не суть важно. Однако в итоге Зальфия не превратилась в волка, а просто отрубилась, причем так, что напоминала мертвую. Ульрон испугался, пытался привести ее в сознание. По горькой иронии судьбы, это произошло неподалеку от комнаты, где Эльрион разговаривал с Харалией. Видимо, целитель услышал голоса и решил полюбопытствовать. Тогда и увидел моего брата. И ему еще повезло, что сам Эльрион его не заметил, иначе в доме обнаружили бы два растерзанных трупа.

— Но почему Ульрон сразу не рассказал о том, что моя тетя не виновата в убийстве?! — воскликнула я. — Почему вместо этого перетащил бесчувственную тетю в комнату к убитой, подсунув следствию невиновную в качестве основной подозреваемой?

— Деньги. — Афар печально усмехнулся. — Все дело в деньгах. Говорят, Ульрон давно пристрастился к сладкой пыльце, так как по роду деятельности имел к ней доступ. Но сейчас, когда ее распространение взяли под жесткий государственный контроль и запретили использовать для медицинских целей, вынужден был искать замену среди других чрезвычайно дорогих наркотиков. Он собирался устроить аукцион для вашей тети и Эльриона: кто меньше заплатит, тот и ответит за смерть Харалии. Но Зальфии он не успел передать свои требования — ее взяли под строжайшую охрану. Пару дней подождал, надеясь, что ее выпустят, затем плюнул и поставил ультиматум одному Эльриону: или плати, или же все узнают, кто на самом деле убил Харалию. Но мой брат терпеть не может, когда кто-нибудь ему указывает или тем более угрожает. Поэтому участь целителя была предопределена.

— Ясно… — протянула я, отчаянно соображая, что же спросить еще, пока Афар настолько любезен. Встрепенулась, вспомнив еще один вопрос, который никак не давал мне покоя: — Слушай, а зачем твой брат пытался меня убить на крыльце дома моей тети? Я узнала, почему он хотел меня похитить и почему наслал проклятие. Но в тот раз меня чуть не испепелили смертельными чарами. Зачем? Чтобы разозлить Вашария?

— Я не понимаю, о чем вы, — с искренним удивлением ответил Афар. — Эльриону была невыгодна ваша быстрая смерть. Да, он использовал сглаз, но лишь затем, чтобы ваше постоянно ухудшающееся самочувствие отвлекло Вашария от расследования. Но прямое убийство? Нет, это сделал не мой брат. Ищите среди других своих врагов.

Я чуть слышно выругалась. Легко сказать, да трудно сделать. Вообще-то до недавнего времени я была убеждена, что абсолютно никому не мешаю жить. И кому же я успела настолько насолить? Какой-нибудь пассии Дольшера, которая подослала ко мне наемного убийцу из ревности, чтобы освободить сердце желтоглазого красавчика?

«Наемного убийцу, — медленно повторил внутренний голос. — Киота, ты постоянно пытаешься стереть из памяти, что у тебя действительно есть враг, который пообещал рано или поздно разделаться с тобой. Забыла про вампира Рашшара и его любовника Фарна?»

Я вздрогнула от этой мысли, но неимоверным усилием воли заставила себя расслабиться. Нет, чушь! Дольшер говорил, что Фарн был отличным магом, но ему вживили чип на ограничение магических способностей, когда он оставил государственную службу, поэтому вряд ли заклинание принадлежало ему. А вампиры не нападают днем. И в любом случае предпочитают убивать клыками, а не магией.

— Если я полностью удовлетворил ваше любопытство, то позвольте откланяться. — Афар встал, воспользовавшись тем, что я отвлеклась на раздумья. С нескрываемым сочувствием посмотрел на меня сверху вниз. — Скоро вернется мой брат, а он вряд ли обрадуется, застав меня здесь. Отдыхайте, Киота. И, пожалуйста, ведите себя тихо. Прошу ради вашего же блага.

— Волнуешься за меня? — Я слабо улыбнулась. — Спасибо. Наверное, твой брат действительно страшный человек, раз даже твою девушку не пожалел и подставил под удар. Не беспокоишься — как она там? Ведь наверняка ее сейчас допрашивают.

Афар моментально помрачнел. С отчаянием проговорил, сжав кулаки:

— Не втягивайте сюда Аролию! Она ничего не знала о том, что задумал мой брат. Я упросил Эльриона оставить ее в покое. Да, она подозревала неладное, но не участвовала в заговоре. Надеюсь, вашему приятелю хватит ума это понять и не мучить ее. Ведь Аролия не отвечает за то, что делаю я.

— А я отвечаю за то, что делает король или Вашарий с Дольшером? — Я криво усмехнулась. — Не кажется, что мы с ней оказались в одинаковом положении? Правда, сильно сомневаюсь, чтобы ее оставили без медицинской помощи или же угрожали сломать ногу, чтобы не пыталась бежать.

Афар промолчал в ответ на мое справедливое замечание. Он кинулся из подвала с такой поспешностью, будто опасался, что я нападу на него или же поколочу. И я в очередной раз осталась совершенно одна. Тем лучше. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Приступим, пожалуй, к организации побега.

Принесенный милым тюремщиком обед за время нашего разговора совершенно остыл. Впрочем, мне и так кусок в горло не лез из-за вновь разыгравшейся тошноты. Меня хватило лишь на один укус бутерброда, после чего пришлось в срочном порядке воспользоваться ведром за ширмой, поскольку все содержимое моего желудка невежливо попросилось наружу. После столь неудачного начала трапезы я отказалась от идеи перекусить и ограничилась лишь кислым ягодным морсом. Села прямо на холодный каменный пол, скрестив ноги и неспешно потягивая напиток, и принялась задумчиво изучать мои полустертые формулы. Думаю, все же стоит рискнуть. У меня получится распустить чары Эльриона таким образом, чтобы он не заподозрил неладное. Но что дальше? Из подвала мне не выбраться: силенок не хватит разнести дверь и обезвредить двух магов высшего уровня. Да даже одного, если Афар благоразумно решит остаться в стороне. Придется сидеть и ждать, когда сработает поисковое заклинание и Вашарий отправит мне на помощь штурмовой отряд боевых магов. Можно, конечно, ускорить процесс и самой генерировать сигнальное заклинание, но это слишком опасно. Подобный всплеск энергии у себя под боком безумец, задумавший убить короля, обязательно почувствует. Остался самый важный вопрос: когда именно начинать активные действия. Необходимо, чтобы после снятия защиты минимум полчаса никто меня в подвале не беспокоил. Иначе моя хитрость окажется раскрыта самым глупым образом. Рискнуть прямо сейчас? Нет, опасно. Афар проговорился, что Эльрион скоро вернется. Вдруг он сразу после этого захочет навестить бедную пленницу? А ведь захочет, гад эдакий. Я уже поняла, что ему нравится измываться над тем, кто не в состоянии ответить.

Я с приглушенным кряхтением встала и отправилась к графину с морсом, чтобы налить себе добавки. Как выяснилось, сделала это в чрезвычайно удачный момент, поскольку в следующую же секунду дверь с грохотом распахнулась и на пороге возник разгневанный сверх меры Эльрион, из-за плеча которого виднелось совершенно растерянное и какое-то убитое лицо Афара.

— Ты!

Я испуганно взвизгнула, когда ощутила, как невидимая удавка перехлестывает мне горло. И тут же захрипела, тщетно пытаясь достать пальцами ног спасительного пола, приподнявшись в воздухе. Небо, неужели пришел мой последний миг? Но за что?

— Эльрион! — Афар буквально повис на вытянутой в мою сторону руке брата. — Прекрати! Она ни в чем не виновата!

— Она виновата в том, что существует! — процедил тот.

Небрежно прищелкнул пальцами — и меня бросило об стену. Благо, что удар смягчили пружинящие нити блокирующего заклинания. И я получила возможность дышать! Поэтому пару секунд просто жадно хватала воздух открытым ртом, а потом чужая воля опять потащила меня вверх. Но на этот раз мерзавец ограничился тем, что вздернул меня на ноги, и его чары прижали меня к стене, не давая пошевелиться. Я застыла, вновь любуясь танцем разноцветных кругов перед глазами. Зато не упаду, если опять сознание потеряю.

Медленно печатая шаг, ко мне подошел Эльрион. Остановился напротив, заложив большие пальцы рук за брючный ремень и раскачиваясь с носка на пятку и обратно. От его внимательного, немигающего взгляда меня бросило сначала в холод, а потом в жар. Чего вылупился, спрашивается? Будто раздумывает, где надлежит спрятать мое бренное тело после скорой жестокой расправы.

— Да что случилось-то? — Афар протиснулся между мной и братом, словно намереваясь в случае чего прикрыть меня от его гнева. — Что ты узнал в городе?

— Я оставил достаточно зацепок, чтобы этот проклятый Вашарий пошел по ложному следу, — процедил Эльрион. — Хотел, чтобы он решил, будто убийство Харалии произошло на почве страсти. Мол, молодой пылкий любовник в конечном счете отверг ее, предпочтя спутницу помоложе. Она вздумала отомстить, обвинив тебя в заговоре против короля, потом вы поссорились, и ты ее убил.

— Что? — В голосе Афара послышался неподдельный ужас. — Эльрион, ты шутишь? Ты выставил меня убийцей Харалии?

— Так было нужно для дела! — оборвал его брат. Невежливо оттолкнул в сторону, чтобы тот не преграждал ему путь ко мне, и нехотя пояснил: — Не беспокойся. Когда мы убьем Тициона, то провозгласим независимость Озерного Края от королевской власти. Тебя будут почитать наряду со мной спасителем родины, который пошел ради простого народа на немыслимый риск. Никто и никогда не поставит тебе в вину смерть этой упрямицы.

— Но… — запинаясь, выдавил из себя Афар, даже не пытаясь притвориться, что его вдохновляют блестящие перспективы, обрисованные Эльрионом. — Но я ведь не убивал ее!

— Достаточно, — оборвал его брат, досадливо поморщившись. — Потом еще поблагодаришь, что я подарил тебе кусочек славы. Если, конечно, у меня все получится. Потому как от своего информатора в ведомстве я узнал, что в последний момент путь Тициона по городу оказался изменен. И никто не знает, каким будет новый маршрут. Следовательно, мои ловушки не сработают. А все из-за ее дружка!

И меня опять приподняло над полом. Я захрипела, не в силах даже схватиться за горло. Небо, я всю жизнь считала, что чиновники, занимающие столь ответственные должности, связанные с обеспечением безопасности граждан страны, должны периодически проходить сканирование у специально обученных магов, дабы те определяли уровень их лояльности к существующему порядку. Неужели ошибалась? Или щупальца заговора на самом деле проникли и дальше? Интересно, о каком информаторе обмолвился Эльрион?

— Хватит! — взмолился тем временем Афар, опять схватившись за руку брата и с силой пригибая ее вниз, а в унисон и я рухнула на пол. — Эльрион, Киота-то тут при чем? Не она ведь нарушила твои планы.

— Я хочу заставить страдать того, кто это сделал, — упрямо возразил Эльрион, в очередной раз нацелив на меня палец, и меня опять поволокло куда-то наверх.

От подобной качки меня сильно замутило, поэтому страх незаметно улегся. Теперь я думала лишь о том, чтобы меня не вырвало под ноги мерзкому фанатику. Хотя… Возможно, напротив, стоит немного подпортить ему чистоту сапог и одежды.

— Ты сам говорил, что мы не воюем с женщинами и детьми! — Афар чуть не плакал, по-моему переживая за меня больше, чем я сама. — Оставь ее в покое!

— С чего вдруг такая забота о предательнице? — Эльрион резко развернулся к нему, видимо наконец-то заинтересовавшись жалобными просящими интонациями в голосе брата.

Я с приглушенным стоном сползла по стене и осталась полусидеть-полулежать на полу, чувствуя, как в голове просыпается раскаленная боль. А фанатичный мерзавец тем временем продолжил, с каким-то нехорошим любопытством разглядывая Афара, словно впервые увидел:

— Чем вы тут занимались, пока меня не было? Неужели не устоял перед чарами этой гадины и решил испробовать, каковы ее ласки?

— Нет! — Афар слегка побледнел от несправедливого обвинения, но не отвел взгляда. — Я просто принес ей поесть, и мы немного поговорили. Поверь, Киота не такая, какой тебе кажется. Она милая и добрая.

— Да неужели? — Эльрион опять повернулся ко мне. Неторопливо подошел и приподнял меня, на сей раз без помощи магии. Одной рукой прижал к стене, другой жадно зашарил по телу, будто выискивая оружие. — А еще она миленькая, не правда ли? Так и тянет узнать, что скрывается под этой одеждой.

— Иди к демонам! — прошипела я, безуспешно пытаясь выбраться из его железной хватки.

— Неужели я недостаточно красив для тебя? — Эльрион придвинулся ближе. Его пальцы уже поспешно расстегивали пуговицы на моей блузке, не особо церемонясь с тонкой тканью. — Поверь, в постели я и Вашарию, и Дольшеру дам сто очков форы. Или ты спишь только с богатенькими, избалованными любимчиками короля?

— Я сплю только с настоящими мужчинами, — выплюнула я ему в лицо, — которые достаточно уверены в себе, чтобы не брать женщину силой.

По всей видимости, мои слова попали в больное место негодяя. Эльрион отпрянул так неожиданно, будто увидел перед собой ядовитую змею. На этот раз мне удалось остаться на ногах. Я с вызовом выпрямилась, хотя колени у меня постыдно тряслись после пережитого, и скомкала на груди разорванную блузку.

Некоторое время мы молчали, буравя друг друга ненавидящими взглядами. К моему удовольствию, Эльрион первым отвел глаза. Отвернулся и вышел, ни разу не оглянувшись. Только после того, как за ним захлопнулась дверь, я позволила себе расслабиться. Глаза обожгли запоздалые слезы.

— Киота, я… — Ко мне несмело подошел Афар. Вздрогнул, как от удара, заметив, что я беззвучно плачу. Затараторил, оправдываясь: — Пожалуйста, простите. Честное слово, он не хотел… Просто вышел из себя. С ним такое иногда случается. Когда он успокоится, то сам будет переживать из-за всего этого. Только не плачьте.

— Он убил двух человек и покалечил служанку Ульрона, — медленно проговорила я, кулаком размазывая слезы по лицу. — Перекинул на твою девушку проклятие, по справедливости предназначенное ему. Подставил тебя, обвинив в убийстве, которое ты не совершал. Собирается убить короля. Держит меня здесь, постоянно мучая. И после всего этого ты его еще защищаешь? Не слишком ли велика цена за братскую преданность?

Афар не ответил мне, впрочем, я этого не ждала. Сгорбившись, словно став меньше ростом и постарев на несколько десятков лет, он отправился к выходу из подвала, шаркая ногами. И лишь на самом пороге обронил, так и не осмелившись посмотреть мне в глаза:

— Но он же мой брат. Предать его — все равно что предать себя.

— Беда только в том, что ему плевать на твою верность, — отозвалась я. Вздрогнула от стука закрывшейся двери и добавила совсем тихо: — Стоит тебе встать на пути исполнения его планов, как он первым забудет, что ты его брат.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 268. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.058 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7