Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тема 1.2. Диагностика работоспособности, текущий ремонт и обслуживание компонентов ПК 17 страница




 

Силы комгвардии снова изогнулись впереди основных линий союзников, и Шаков находился на самом краю этого натиска. Войска лоялистов Линды Макдональд неуклонно отходили обратно к Туквиле. Этот маленький город, который существовал для обслуживания «Харкур индастриз», теперь был всего лишь в двух километрах вниз по небольшому склону и прямо за несколькими низкими предгорьями. Каждый раз, когда один из мехвоинов лоялистов отступал, он давал возможность союзникам Виктора существенно приблизиться к цели. Решительный натиск на и через Туквилу был частью их планов.

 

К сожалению, до сих пор, это было также и частью планов противника.

 

Луч ярко-красной энергии упал с небес, словно рубиновая молния какого-то разгневанного божества, выжигая землю и оставляя глубокий след по поверхности и поперёк прыгучего танка на воз-душной подушке «Канга» комгвардии. Он раскололся под огнём корабельного лазера, двигатель взо-рвался в сияющем облаке пламени, которое быстро выгорело в тёмное маслянистое пятно. Боезапас тя-жёлого вооружения танка детонировал ответными взрывами, кромсая броню и разбрасывая большие куски машины на расстояние в четверть километра. Один из его прыжковых маневренных двигателей врезался в бок лиранского «Баргеста», разрушая броню и возмещая часть урона, но вряд ли в достаточ-ной степени.

 

– Это был адепт Доусон! – закричал кто-то на общей частоте комгвардии, возглавляя фронт вол-ны беспорядочных переговоров.

 

– … сошло сверху… – подтвердил другой воин.

 

– … мы потеряли наше прикрытие?

 

– Я не видел…

 

– … не аэрокосмический истребитель…

 

Шаков ухватился за последнюю передачу, будучи способным согласиться, по крайней мере, на-столько. Что бы это ни было, это не был аэрокосмический истребитель. Он твёрдо повернул рычаги управления вплоть до их физических ограничителей, разворачивая свой «Экстерминатор» прочь от раз-битой «Канги» и того, что его уничтожило.

 

Дополнительные копья кроваво-красного ужаса врезались в линии союзников и окружающее поле боя. Деревья взорвались, поскольку влага в их стволах превратилась в пар быстрее, чем успела выгореть древесина. Скалы раскололись и расплавились. Сорокатонный «Сентри», принадлежащий к 1-му полку НАИН, просто исчез под одним ударом с орбиты, его термоядерный реактор разверзся в представлении огня и сотрясающего землю грома. Очень скоро 6-й Круцисский уланский полк потерял два боемеха, также как и отделение бронепехоты «Инфильтраторов», которое было выжжено и превра-щено в искорёженную смесь полурасплавленной брони, испеченной плоти и пепла.

 

Осознание снизошло на Шакова практически в то же время, когда отступающие лиранцы сомк-нули свои ряды и расположились для твёрдой обороны Туквилы. Ему хотелось вслепую стрелять в се-рое небо. Медленное отступление лоялистов Катрины держало войска союзников сгруппированными вместе в компактных подразделениях, и Линда Макдональд вызвала «Катрину Штайнер» для огневой поддержки. Опасная тактика, но не невозможная. Во время кампании на домашних мирах кланов Вик-тор доказал, что точная огневая поддержка могла быть вызвана с орбиты, если у вас была чистая зона для огня и капитан, которому вы доверяли. У Линды Макдональд явно было и то, и другое.

 

Но насколько долго? Морган Келл держал ситуацию под контролем, его голос звучал спокойно и обнадёживающе.

 

– «Мелисса» идёт, чтобы вступить в бой с их боевым кораблём и отбросить его. Можете ли вы продержаться пятнадцать минут?

 

Ну, возможно, и не так уж обнадёживающе, подумал Шаков. Ряд союзников заколебался, воины нерешительно закружились на месте. А пробные лазерные лучи уже искали следующую жертву, найдя её в лице ещё одного меха 1-го кадетского полка. Лазерный огонь оторвал руку у «Уотчмена». Он мог прорезать этот мех по всей длине, если бы не скорость «Уотчмена» и молниеносная реакция кадета, ко-торый резко выбросил свою машину с пути луча практически полностью.

 

– Четверть часа? – вступил в разговор регент Ирелон. – Да мы не продержимся и пяти минут!

 

Джонатан Санчез был лишь немного более оптимистичным.

 

– Люди, мы не получим здесь второго шанса. – Его сильный голос шел по частоте, зарезервиро-ванной для командующих офицеров и высшего начальства. – Мы можем перенести потери?

 

Этот вопрос повис в воздухе без ответа, поскольку силы Макдональд совершили несколько ма-леньких, неуверенных ударов. Серое пятно ударило в землю возле ноги «Экстерминатора» Шакова, поднимая вверх ливень земли и разбрызгивая комки грязи у экрана из армированного стекла. Через пустую зону, удерживаемую лиранцами, вперёд прыгал «Баргест» лоялистов, чтобы поддержать наступление «Найтхока». «Баргест» скакнул вперёд снова, затем изогнулся назад на своих четырёх ногах, приспосабливаясь для стрельбы из своей тяжёлой гауссовки. На этот раз железоникелевое ядро попало в левую руку меха Шакова, чуть не вырвав её из плечевого гнезда.

 

Он повернулся на линию атаки «Баргеста», игнорируя зондирующие лазеры «Найтхока», так как сконцентрировался на самой большой угрозе. Его ракеты широким веером упали на обширную спину меха противника. Двум лазерам удалось повредить переднюю ногу, что было едва достаточно, чтобы заставить его отступить в Туквилу.

 

Туквила! Шаков переключился на тактический канал комгвардии.

 

– Войска принца, стройтесь и удерживайте свою позицию. Мехи справа, бронетанковые войска – широким строем на левом фланге.

 

Он переключился обратно на командную частоту.

 

– Генерал, мы должны двигаться вперёд на Туквилу. Сейчас же! – Он вильнул своим мехом вле-во, устремляясь в голову спешно собирающегося клиновидного построения. Впереди него неслось впе-рёд отделение пехоты комгвардии в бронекостюмах, чтобы напасть на передовые линии лоялистов.

 

– Наша пехота ещё не проникла в город, – сказала полковник Вайнман. Вся пехота её уланского полка вступила в бой на фланге линии лоялистов, но слишком рано. По крайней мере, если следовать первоначальному плану. – Макдональд всё ещё контролирует Туквилу. Как ты предлагаешь нам спра-виться с хорошо обороняемым городом?

 

– Намного легче, чем с недосягаемым боевым кораблём, – снова встрял в разговор Ирелон, вы-водя свой конфискованный «Экскалибур» из линии защиты. – И они не посмеют использовать орби-тальную поддержку посреди населённого города. Генерал Санчез, оттяните свои ряды на запад и будьте готовы следовать за нами.

 

– На запад нет открытого коридора, – ответил Санчез.

 

И это было правдой. Шаков лично имел весьма близкий вид на западную сторону, когда начал задавать своим людям темп наступления. Силы лоялистов, защищающие Туквилу, в этой точке были примерно наполовину сильнее, чем нападающие войска принца.

 

– Он там будет, – пообещал он, переключая «Экстерминатор» на передний бег.

 

В составе роты бронемашин и мехов, нескольких АВВП и десятка пехотинцев в бронекостюмах, солдаты принца бросились прямо по направлению западного фланга лиранцев. С вызовом скрежеща зубами, Рудольф Шаков разделил свой огонь между «Найтхоком» и, когда мог поймать в прицел, – «Баргестом». Лазер стегнул по броне его левой ноги, отрывая полтонны защитной оболочки. «Баргхест» снова промазал из своей тяжёлой гауссовки, отдача отбросила семидесятитонный мех на бронированные задние лапы, едва не опрокинув наземь.

 

Вокруг Шакова все мехвоины комгвардии выбрали свои собственные цели. Бронемашины старались противостоять машинам противника, но при возможности концентрировали огонь на вражеских мехах. Сражение свирепствовало на расстоянии в упор в неистовой манере. Арктуранский «Цестус» отступил под совместным натиском двух штурмовых машин «Бурк». Секундой позже к «Цестусу» присоединился «Тэйлон», когда «Райдзин» комгвардии снёс ему голову тщательно выверенным выстрелом из проектора частиц. Затем солдаты принца понесли ещё одну потерю, когда термоядерный реактор «Виверна» потерял целостность и разлетелся по полю боя.

 

Скованный в узком очаге своего собственного индивидуального поединка, Шаков оставил двойные рубцы на груди «Баргеста». Тот отскочил в сторону и присел на корточки между деревьев, чтобы разорвать сенсорный контакт. Шаков снова навёл визир прицела на «Найтхок», ожидая, пока крест визирных нитей загорится ярко-золотым, после чего выпустил ракеты, нанося удар по неустойчивому корпусу. Он уже был готов поддать лазерами, когда «Найтхок» замедлив ход, начал стрелять по своим собственным ногам, а затем содрогнулся, когда на него вскарабкались четыре «Инфильтратора» и один «Элементал».

 

Чем Тиарет объяснит своё вмешательство на этот раз? Тем, что лиранцы никогда ранее не заяв-ляли боевой корабль? Но он был слишком благодарен за помощь, чтобы поднимать данный вопрос. Включив свои прыжковые двигатели, Шаков оставил «Найтхок» на её попечение и прыгнул вперёд к «Баргесту», надеясь приблизиться к боевому меху противника и подобраться ближе оптимальной при-цельной дальности тяжёлой гаусс-пушки.

 

Осторожно приподнявшись в поклоне над землёй, «Баргест» ударил новым снарядом в правую ногу «Экстерминатора», выбивая конечность из-под Шакова. «Экстерминатор» совершил неспешный пируэт, жёстко падая на левую сторону и бросая Шакова на ремни безопасности кресла. Его дыхание вырвалось через стиснутые зубы, когда пряжка ремня безопасности впилась ему в живот.

 

Борясь за вдох, равно как и за свою жизнь, он перевернулся на грудь и поднялся вертикально, проводя расплавленные шрамы по груди и ногам «Баргеста», одновременно возвращая шестидесятипя-титонного «Экстерминатора» обратно на ноги. Видя электрический разряд катушки тяжёлой гаусс-пушки, направленной прямо на него, он выставил одну гигантскую ногу меха назад для противодейст-вия толчку. На этот раз снаряд попал ему в грудь, с металлическим хрустом разбив броню и сильно повредив несколько опорных балок щита двигателя. Отходящее тепло свободно просочилось в его ма-шину, повышая температуру в кабине ещё на градус.

 

Его глаза высохли и чесались, и каждый небольшой вдох, который он затягивал в лёгкие, жёг его так, словно он глотал огонь. Шаков покосился на лицевой экран, увидел, что горящий визир установился на «Баргесте», и решил, что уже было достаточно близко. Несмотря на степень нагрева и близкое расстояние, он открыл огонь и ракетами, и лазерами. Половина боеголовок и вправду попали, ещё более ослабляя броню, в то время как один из лазеров наконец-то смог пробиться внутрь груди «Баргеста». Но не нашёл там ничего, чего ему бы хотелось.

 

Но следующая пара лазерных выстрелов нашла. Приблизившись вперёд так близко, что тяжёлый гаусс «Баргеста» стал практически бесполезным, Шаков занял эту позицию, в то время как два рубино-вых луча воткнулись в повреждённый бок четвероногого меха. Они прошли сквозь дыру, проломлен-ную ранее взорвавшимся прыжковым маневренным двигателем «Канга» и прямо в незащищённый ме-ханизм тяжёлой гаусс-пушки. Лазеры хлынули в конденсаторную батарею гауссовки, разрывая её, ос-вобождая хранящуюся в ней энергию, которая вышла в грудь «Баргеста». Накопленный разряд врезался в физическую защиту реактора и в итоге в самый центр меха.

 

Единственным способом спастись от такого бедствия было запустить экстренные демпфирую-щие поля и надеяться на лучшее, и именно это и сделал мехвоин «Баргеста». Затем он ещё и эвакуиро-вался на всякий случай. Череп выдвинутой вперёд головы разлетелся, и командирское кресло выброси-лось на языке оранжевого пламени, которое понесло его прочь от возможного несчастья. Но поля опус-тились вовремя, и «Баргест» просто обмяк, спокойно лежа, умирая тихо, а не с криком баньши. Это был последний мех лоялистов, который стоял у них на пути.

 

Шаков стоял на восточном краю бреши, которую солдаты принца проделали во вражеских ря-дах, потрёпанный и избитый, но всё ещё на ногах, и перед битвой, которую предстояло пройти. Узкий коридор ещё нужно было удержать.

 

– Держите его открытым, – призвал он других солдат принца. Огибая восточный край линий лоялистов, он повёл сократившийся батальон вперёд, снова в атаку.

 

За ним союзные войска хлынули к Туквиле.

 

 

Система Тиконов,

 

Марка Капеллы,

 

Федеративные Солнца,

 

21 февраля 3065 г.

 

 

– Он разворачивается, – пронзительно закричал офицер наблюдения, – на торможении!

 

Хэндал Сиддиг видел это сам на основном обзорном экране «Катрины Штайнер», который показывал сгенерированную компьютером модель «Мелиссы Дэвион», поворачивающуюся на своих маневренных двигателях, меняя местами верх и низ, и испускающую яркий белый свет из главного двигателя. Она ударит его корабль полным бортовым залпом, а затем на большой скорости снова уйдёт вперёд. Сиддиг вцепился в рукоятки кресла с такой силой, что побелели костяшки пальцев. «Катрина Штайнер» могла бы выдержать ещё один выпад, но это был риск, и он знал это.

 

Но с другой стороны в космических сражениях каждый манёвр представлял собой риск.

 

– Подставьте ей наш нос, – приказал он рулевому. – Передние орудия, не обращайте внимания ни на что, кроме эллипса рассеивания по ширине «Мелиссы». Рулевой, полная тяга и готовность к на-шему собственному повороту.

 

Отдав свои приказы, капитан Сиддиг напрягся в ожидании толчка.

 

Враг не разочаровал. С большого расстояния крейсер типа «Авалон» ударил корабельными лазе-рами и гауссовками, обрушивая на нос его корвета типа «Фокс» ошеломляющую разрушительную мощь. Затем в свою очередь ударила вся сила крупнокалиберных автоматических орудий, прогрызаясь сквозь броню и опорные конструкции, раздирая открытые отверстия и выпуская запасённую атмосферу корабля в холодный неумолимый космос. Замигал свет и, призывая к вниманию, закричали сирены. Корвет взбрыкнул, словно врезавшись в твёрдую стену, повалив нескольких человек из команды Сид-дига на мостике на пол. Его собственный ремень безопасности выдержал, болезненно вонзившись в живот и наверняка сделав внушительный кровоподтёк поперёк бёдер. Зубы капитана ударились друг о друга, и он почувствовал скрежет осколков между задними коренными зубами.

 

Позади его вспомогательной станции связи заискрилось пламя. Двое корабельных старшин разо-брались с ним при помощи коротких выбросов замороженного порошка, выпущенных из огнету-шителя. На мостике пахло перегретой электроникой, сожжённой пластмассой и едким запахом огнетушительного реагента.

 

Главные экраны были тёмными. Сиддиг видел, что ремонтно-восстановительный персонал мос-тика усиленно трудится под присмотром его старшего помощника, камандора Джереми Франклина, и знал, что торопить их бесполезно.

 

– Офицер наблюдения, скажите, что у вас всё ещё есть питание.

 

– Так точно, капитан. Мы держим прямой путь на крейсер. На подходе немного пообтесались.

 

– Передние орудия всё ещё ведут огонь, – сообщил офицер наведения. – Мы потеряли одну из корабельных пушек.

 

Сиддиг кивнул, в то время как тактический экран замигал, возвращаясь к жизни, затем почувст-вовал, как сердце чуть не выскочило из груди, когда новый огневой вал накатил на его корабль, словно злобный мастиф на тряпичную куклу. Разделенные не более чем полудюжиной километров, два ко-рабля продолжали обрабатывать друг друга своими крупнокалиберными орудиями, в то время как истребители и штурмовые стыковочники бросались на них и метались вокруг них обоих.

 

У «Катрины Штайнер» было меньше причин волноваться по поводу более мелких космических кораблей, поскольку её защитного вооружения было достаточно для отпугивания большинства пилотов истребителей. Вся стратегия Сиддига, между прочим, полагалась на подавляющие атаки аэрокосмиче-ских истребителей, находившихся под его командованием, но он их не получал. Аэрокосмическая бри-гада 11-го Арктуранского полка – то немногое из её состава, что Мария Эстебан не забрала с собой – не имела опыта сражений с крупным боевым кораблём. Крейсер постоянно запугивал истребители, заставляя прекращать атаки, вопреки всем рекомендациям боевой теории. Что касается большого контингента аэрокосмических сил ополченцев, то чем меньше о них говорить, тем лучше. Несколько офицеров ополчения прямо отказались вступать в бой с «Мелиссой», вместо этого повернув на атакующие стыковочные корабли, которые она доставила с собой. Конечно, они были меньшими, чем крейсер, но их полный комплект оборонительного вооружения делал их куда более опасными для ис-требителей.

 

Несмотря на отсутствие поддержки, капитану Сиддигу не оставалось другого выбора, кроме как вступить в бой с врагом. Он не мог отмахнуться от того факта, что в противостоянии боевых кораблей «Катрина Штайнер» по огневой мощи уступала более чем в три раза. Всё, что он мог сделать, – это по-пытаться сражаться на своём корабле втрое лучше, чем противостоящий ему капитан, хотя в глубине души он знал, что добыл лишь двойное превосходство. Этого было недостаточно.

 

Но это не мешало ему попытаться.

 

Манёвр «Мелиссы» нанёс повреждения более мелкому корвету, но он также лишил крейсер его скорости, неподвижно подвесив корабль в пространстве на несколько долгих критически важных се-кунд. Сиддиг наклонил «Катрину Штайнер» к носу на близком расстоянии, под углом атаки на дно вражеского корабля.

 

– Выключить главные двигатели, – закричал он рулевому. – Задрать нос на десять и крен на де-вяносто.

 

– Главные двигатели заглушены, – ответил рулевой. – Есть поворот для бортового залпа!

 

Офицер передал приказы на станции маневренных двигателей в носовой и кормовой частях ко-рабля, поворачивая корвет, пока он не прошёл мимо и под «Мелиссу Дэвион» на расстоянии всего двух километров, разместив все бортовые орудия напротив живота вражеского боевого корабля.

 

– Огонь! – приказал Сиддиг. Хотя его офицер наведения наверняка передал эту команду ещё до того, как он её отдал, команде на мостике время от времени надо было напоминать, кто обладал всей полнотой власти на корвете.

 

– Даю бортовой залп, – ответил офицер наведения.

 

Главные экраны периодически поочерёдно отключались, поскольку новый залп ударил с крейсера, сотрясая корвет. Проклиная себя за нехватку осторожности, Сиддиг освободился из ремней безопасности и наполовину поковылял, наполовину поплыл к пункту управления вооружением. Поскольку корвет больше не был под действием силы тяги, гравитация корабль покинула. Фиксируя себя при нулевой гравитации, он ухватил пульт управления за край и вцепился в него изо всех сил, ведя обратный отсчёт, по мере того как его автопушка корабельного класса посылала несколько тонн боеприпасов в днище крейсера. Лазеры пошарили в проделанных полостях в поисках критически важных устройств. Огонь кратко сверкнул в нескольких ранах, но погас практически сразу, поскольку космический вакуум лишил его воздуха.

 

– Ещё раз, – рявкнул Сиддиг в ухо офицеру наведения. – Ударь их снова! Рулевой, десять граду-сов право руля, держать наш угол!

 

Но корабли быстро расходились, поскольку «Мелисса» отказывалась поворачиваться вслед за проворным корветом. Импульс вытолкнул «Катрину Штайнер» в кильватер крейсера и из зоны дося-гаемости главных орудий Сиддига. Но, тем не менее, не из зоны действия дистанционно управляемых ракет крейсера. Три коротких, резких удара сотрясли корабль и едва не освободили пульт управления вооружением из хватки Сиддига.

 

– Мы потеряли кормовые маневренные двигатели, – закричал рулевой.

 

– Ещё две ракеты на подходе, пятьдесят секунд до столкновения, – выкрикнул офицер обнару-жения. – Крейсер ещё не – не – поворачивается!

 

Сиддиг отцепился от пульта управления вооружением, потом с натренированной лёгкостью по воздуху направился обратно в своё кресло. Изгибаясь практически в полуполёте, он чуть ли не идеально приземлился в него.

 

– Запустить двигатели. Маневрируйте носовыми маневренными двигателями.

 

– Мостик, это ремонтно-восстановительная служба. – Голос, который потрескивал в закрытом канале связи, принадлежал не лейтенанту Чарльзу, командиру ремонтно-восстановительной службы Сиддига. – Главные двигатели не работают.

 

Ещё два неистовых толчка встряхнули корабль, когда прощальный залп ракет «Мелиссы Дэви-он» ударил в середину корабля. Сиддиг ткнул в кнопку, встроенную в его личную станцию связи.

 

– Кто это? И вам лучше точно знать, что не так с моими двигателями.

 

– Сэр, это уорент-офицер Соренс, – ответил старший по званию срочной службы. – Командир службы боевой живучести занимается этим вопросом. Похоже, что последний шквал заградительного огня, который мы приняли, мог повредить систему сдерживания реактора, и сработали предохранители.

 

Довольно спокойный способ сообщить, что «Катрина Штайнер» оказалась обездвижена в космо-се и могла не привести в порядок двигатели в течение некоторого времени. Хотя уорент-офицер выска-зал это лишь как вероятность, его голос звучал вполне определённо.

 

Сиддиг в разочаровании хлопнул открытой ладонью по ручке кресла. При повреждённом кораб-ле его тщательно выстроенная стратегия терпела крах, и он легко представил, как «Мелисса Дэвион» неспешно меняет направление, чтобы уничтожить «Катрину Штайнер» и её команду. Сиддиг схватил ручной коммуникатор, отключая громкую связь.

 

– Вы можете запустить двигатели без предохранителей? – спросил он вполголоса. Находящиеся рядом офицеры обменялись тревожными взглядами. Пристально посмотрев на них, Сиддиг вернул их к непосредственным обязанностям и подождал ответа уорента.

 

– Это возможно, – ответил солдат после долгой паузы, – да сэр. Но любое серьёзное поврежде-ние реактора или какой-либо его вспомогательной системы укоротит всем нам срок службы.

 

Словно для того, чтобы подчеркнуть это предупреждение, «Катрина Штайнер» снова задрожала от ближней атаки истребителей.

 

– Я бы не рекомендовал что-либо большее, чем тяга в два «g».

 

– Сделайте это, – приказал Сиддиг. – Дайте мне то, что можете.

 

Он воткнул трубку обратно в крепёжную подставку, не обращая внимания на то, что оббил кожу на костяшках.

 

– Капитан, – выкрикнул офицер наблюдения, – появляются новые сигналы. Множественные контакты поднимаются с поверхности планеты. Пять, может быть шесть, стыковочников летят сомкнутым строем. Под прикрытием тяжёлых истребителей.

 

– Эвакуация? – спросил Франклин, планируя сверху, чтобы закрепиться одной рукой за спинку капитанского кресла.

 

– Может быть всё что угодно от дозаправки до подкрепления, чтобы расправиться с нами. – Сиддиг покачал головой, про себя призывая проклятия на голову принца Виктора. С этими транспортами или без них, план действий для капитана был ясен.

 

– Рулевой, задайте курс на зенитную прыжковую точку. Будьте готовы произвести прыжок внутри системы, если этот крейсер повернёт за нами следом. Связной! Отзовите все истребители и стыковочники! – После принятия решения его голос наполнился новой силой. – Я хочу иметь щит между нами и «Мелиссой», такой плотный, чтобы он заставил нервничать «Спэрроухуок» . Сделайте это, ребята.

 

– Мы отступаем? – спросил Франклин.

 

– Отходим к точке прыжка, – поправил Сиддиг своего заместителя. – В космосе мы бессильны, Джерри. Даже если бы мы имели целые двигатели, мы бы не смогли противостоять этому чёртовому крейсеру без опытной аэрокосмической поддержки. А в ближайшее время мы ничего больше не полу-чим.

 

Он посмотрел на мигающие главные экраны, где его вспомогательные силы перегруппировыва-лись, формируя защитное построение.

 

– Время разомкнуть строй и спасаться, а сражаться будем в другой раз, – сказал он тихим голо-сом. – Что бы сейчас не происходило там внизу на Тиконове, теперь это в руках генерала Макдональд.

 

 

Туквила, Тиконов,

 

Марка Капеллы,

 

Федеративные Солнца,

 

21 февраля 3065 г.

 

 

Паря на потоках плазмы, выходящих из прыжковых двигателей, Рудольф Шаков приподнял ноги своего «Экстерминатора», готовясь смягчить посадку, присев на землю. Два рубиновых луча ударили ему вслед, но «Гэллоуглас», стреляющий с земли, сильно промахнулся.

 

Благополучно приземлившись, подошвы ног алмазоподобной формы «Экстерминатора» вгрыз-лись в панельную крышу самого высокого здания Туквилы. Шестиэтажное здание «Дворовых Башен» было вдвое выше любого другого строения и располагалось настолько близко к центру города, что ста-новилось прекрасной смотровой площадкой. В одном направлении Шаков заметил валексийский «Эн-форсер», докучающий отступающим «Фальконерам» арктуранцев. Вдоль улицы по противоположной стороне он увидел вражеский «Тэйлон» и новейший «Стилетто», мчащихся к черте города. Затем на его дисплее кратко мигнуло обозначение «Кинг Краба», выделяясь среди других. Тот патрулировал улицу с востока и, поскольку сенсоры Шакова обнаружили его между зданиями, мигал прерывающимся сигналом.

 

Другой лазер «Гэллоугласа» прочертил тёмную рану вниз по стене здания. Затем электрическая волна проектора частиц прорезала правую руку Шакова, превращая привод руки в смесь полурасплав-ленной брони и разрушенного миомера. Шаков вдавил гашетку огня и послал в ответ «Гэллоугласу» десяток ракет дальнего радиуса действия. Боеголовки дождём упали на голову и плечи меха противни-ка, давая Шакову время, пока тот был вынужден отступить за угол близлежащего универсального мага-зина.

 

Туквила принадлежала войскам союзников по абсолютному соотношению сил. 6-й Круцисский полк улан хлынул в город через брешь, прорванную во вражеских построениях воинами Шакова, а за ним шли комгвардия Ирелона и смешанные войска 1-го полка НАИН и ополчения Валексы генерала Санчеза. Этот отчаянный манёвр застал большинство лиранских лоялистов вне их позиций и неспособ-ными вернуться в город вовремя. Несколько рот пробивали себе путь обратно через промышленную застройку и район заброшенных складов, но большая часть всё ещё оставалась за городской чертой. В связи с этим битва для войск союзников сводилась к тактике выжидания – подождать, пока принц Вик-тор эвакуируется, а Линда Макдональд – сдаст Туквилу как безнадёжную. Шакову нужно было только продержаться пять минут, самое большее – четверть часа, и город, наконец, будет захвачен.

 

Но нельзя было сказать, что Линда Макдональд собиралась допустить такое простое завершение битвы. Хотя ей и не хватало мехов, в Туквиле у неё находился хорошо расположенный и высоко моти-вированный полк штурмовой пехоты. На этих узких улочках даже слабо вооружённые солдаты были угрозой для боевых мехов. Отделения с лазерными ружьями и противомеховые прыжковые отряды бес-покоили войска союзников, повышая цену за удержание города. Два копья бронемашин и «Пенетратор» уже пали жертвами такой тактики. Ещё полдюжины мехвоинов сообщали о повреждениях своих машин, вызванных похожими ловушками и засадами.

 

Но эта схватка также склонялась в пользу 6-го уланского полка, поскольку полковник Вайнман приказала своей мотопехоте осуществить отчаянные рейды по зачистке города. Медленно, словно слой за слоем очищая луковицу, союзные войска уменьшали численность противника. Согласно сообщени-ям, пехота лоялистов на краю города поспешно отступала, оказывая всё меньшее сопротивление, так как искала спасения от натиска ветеранов Вайнман. Тем временем комгвардейцы в боекостюмах выку-ривали командные посты лоялистов, зачищая как можно больше площади внутреннего города и инду-стриальной застройки, принося некоторое облегчение окружённым мехам.

 

Но не Шакову. Его дисплей настолько кишел отметками целей и угроз, что он пропустил пару вертушек «Йеллоу Джэкет», которые подошли, быстро пробивая путь вниз по улице. 11-й Арктуран-ский полк был богат на подразделения АВВП, и Макдональд не гноила впустую их в резерве. Два гаус-совых снаряда врезались в «Экстерминатор», один пробиваясь сквозь его спину, а второй – раскалывая броню за левым коленом.

 

Шаков боролся за равновесие, удерживая свой мех на ногах скорее благодаря удаче, чем умению. Его ответный огонь послал два пурпурных луча в одну из вертушек, не попав по пропеллеру, но чуть не снеся стабилизатор. После этого обе машины в вираже ушли прочь, растворившись в тени «Дворовых Башен».

 

Разумеется, они вернутся, и Шаков был весьма осмотрительным, чтобы не стоять слишком долго в такой открытой позиции. Он включил прыжковые двигатели и взмыл вверх и прочь от высокого зда-ния, затем позволил себе свободно падать на улицу, находящуюся внизу. На этот раз он заметил, когда его тактические сенсоры нарисовали на дисплее двойное обозначение «Йеллоу Джэкет», поймав их, когда они пытались низко прокрасться вокруг ближайшего угла здания. Лёгким касанием рычагов управления Шаков сместил «Экстерминатор» влево, а затем полностью отключил плазменные реактивные двигатели, бросая шестьдесят пять тонн массы меха, находящегося в свободном падении, прямо на несущий винт одной вертушки.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-31; просмотров: 342. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.081 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7