Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тема 1.2. Диагностика работоспособности, текущий ремонт и обслуживание компонентов ПК 14 страница




 

– Я не хотел тревожить вас. Я пришёл с простым сообщением, вице-регент Шаков.

 

– Что-то не так с гиперимпульсными станциями «Слова Блейка»? – пошутил в ответ Шаков, оценивая этого человека как потенциального противника. Осознав, что престарелый адепт был не про-сто худым, а хилым, он немного расслабился.

 

– Если вы готовы рискнуть тем, что ваше начальство может обнаружить, что мы связались с ва-ми, или что Одиннадцатый Арктуранский гвардейский полк может узнать о том, что вас предупредили о его появлении на Тиконове, тогда мы могли бы оставить это и для безличной передачи.

 

11-й Арктуранский полк? На Тиконове?

 

– Вы привлекли моё внимание, адепт…?

 

Человек легонько улыбнулся.

 

– Регент. А моё имя не имеет значения по сравнению с пророчеством Блейка и великим замыс-лом нашего Мастера. Однако ваше внимание высоко оценено.

 

Лифт замедлил движение и остановился, двери открылись на этаже, который выбирал Шаков. Блейкист кивнул ему, чтобы тот выходил, но сам не покидал лифт. Шаков посмотрел вглубь коридора в обоих направлениях: коридор был пуст.

 

– У вас есть что-то, что вы хотите мне сказать? – спросил он в замешательстве.

 

– Я уже сказал. Когда вы будете искать дальнейших наставлений, вице-регент Шаков, мы будем рядом.

 

Двери закрылись, оставляя сбитого с толку Шакова наедине. Непродолжительная случайная встреча дала ему много пищи для размышлений на время короткой прогулки по коридору, выложенно-му бежевым кафелем. «Слово Блейка» вышло на контакт, предоставив важные военные разведданные и не попросив ничего взамен.

 

Поистине, пути блейкистов неисповедимы.

 

Найдя палату, которую искал, Рудольф Шаков зашёл внутрь и очутился в зоне конфликта. Чело-век в больничной пижаме, с рукой, проткнутой внутривенной инъекцией, громко стучал в закрытую дверь пустого гардероба.

 

– Одежду! – кричал он на доктора. Его тёмно-карие глаза бегло метнулись в сторону Шакова, и затем прочь.

 

Доктор искал спасения за спиной у одной из медсестёр, крупной женщины с серьёзным выраже-нием лица, которая выглядела так, будто могла стать хорошим боевым сержантом. Из своего укрытия, словно бронированным щитом, он орудовал планшетом с бумагой.

 

– Как я говорил вам, генерал, ваша форма была забрана капралом из вашего полка. Он подгото-вит её как раз ко времени вашей выписки, попозже, во второй половине дня.

 

– Я выписываю себя сейчас, доктор, – Шаков понял, что этот пациент был генерал-лейтенантом Джонатаном Санчезом, человеком, которого он искал.

 

– Сэр, пока я не могу разрешить этого. Вы прибыли в бреду от потери жидкости и недоедания. Двенадцатичасовое обследование обосновано.

 

И правда, подумал Шаков, пациент не выглядел вполне здоровым. Его лицо пылало от гнева, но под этой ложной краской были усталые тёмные глаза, и от простого физического усилия на его лбу уже появилась лёгкая испарина. Его обнажённые руки и шея были серо-бледными, словно отражение туск-лой пижамы.

 

– Одиннадцать часов – слишком долго, – резко возразил Санчез. Хотя он был практически такого же размера, как и врач, его упрямая натура наполняла комнату, словно намного более крупный человек. – Я не буду оставаться привязанным к бутылке, в то время как там мои солдаты ожидают помощи.

 

Он схватил провод капельницы, свисавший с запястья, явно намереваясь вырвать её.

 

Медсестра остановила его, железной хваткой взявшись за запястье. Шаков ожидал услышать, как по ушам ударит её строгий и повелительный голос. Однако он оказался мягким и наполненным чем-то наподобие сердечного сочувствия, чего, должно быть, она добивалась годами тренировок.

 

– Генерал Санчез, это мою работу вы намереваетесь уничтожить. Мы уважаем вашу работу, сэр. Пожалуйста, уважайте и нашу.

 

Шаков использовал возможность, предоставленную нерешительностью Санчеза, чтобы вмешать-ся.

 

– Генерал Санчез, приятно видеть вас на ногах. Когда мы услышали, что вас забрали на носил-ках, то опасались наихудшего.

 

Белая нестроевая форма Шакова выдавала в нём комгвардейца, но генерал быстро прочел боль-ше из его отличительных знаков рода войск и ранга.

 

– Седьмая армия, Эпсилон. Вице-регент. Вы воин из 244-й дивизии. – Уважительная пауза. – Вы сняли осаду с Колчи.

 

– Той операцией командовал регент Ирелон, генерал, но я там был. Вице-регент Рудольф Ша-ков. – Он слегка поклонился. – Мы пытались вытащить вас из гор Херосомы, но Денебская лёгкая кавалерия загнала вас слишком далеко.

 

Санчез нахмурился от этого воспоминания.

 

– Нам пришлось повредить нашу бронетехнику и оставить её кавалерии. Распустить нашу пехо-ту к чёрту и потеряться в этих горах. Вы когда-то пытались провести роту мехов через островерхие го-ры в середине зимы, вице-регент? Не советую. – Затем, словно выражая запоздалую мысль: – Кто всё-таки вытащил мою тушку из-под огня?

 

– Шестой Круцисский уланский полк. Их заместитель командующего Альберт Джелик вёл объё-динённые силы, которые разорвали кордон кавалерии.

 

– Буду должен ему выпивку, когда всё это закончится. Вам тоже, если вы поможете мне найти какую-нибудь одежду.

 

– Сестра Энсон, – сказал Шаков, считывая имя с её бейджика, в то время как доктор пытался не-заметно выбраться из-под её защиты, – генералу необходимо убрать эту капельницу и что-то, что угод-но, надеть. К тому времени, как вы вернётесь, я обещаю, что доктор будет смотреть на это по-нашему.

 

Она колебалась.

 

– Чем быстрее мы доставим его в наш центр управления, тем меньше людей будет попадать к вам на носилках, и тем меньше их я буду запаковывать в нейлоновые пакеты. Пожалуйста.

 

Деловито кивнув ему, она повернулась и вышла из палаты решительной походкой, оставляя сво-его начальника на произвол судьбы. Шаков отступил, предоставляя Санчезу полный доступ к доктору.

 

– Вы будете с нами спорить? – спросил он врача.

 

– Я всё ещё не рекомендую этого, – сказал доктор. – Но если вы хотите выписать себя, вопреки медицинским рекомендациям, я не могу остановить вас.

 

Он что-то небрежно написал на своей доске, в то время как сестра Энсон вернулась с какой-то одеждой.

 

– Попытайтесь давать ему побольше воды в течение следующих двадцати четырёх часов.

 

Санчез подчёркнуто ждал, пока доктор и Энсон выйдут.

 

– Хорошо. В чём проблемы? – спросил он Шакова.

 

– Проблемы?

 

– Обычно без причины не посылают регента, даже вице-регента, беспокоить местных медиков. Если только вы не любите больниц.

 

Шаков обдумывал вопрос, сколько говорить ему, в течение целых двух секунд.

 

– Принимая во внимание наши силы и то, что мы восстановили из состава вашего полка и опол-чения Валексы, мы имеем на планете эквивалент четырёх полков. Даже при этом мы теряем Тиконов. Движение Освобождения Тиконова вновь всплыло и по всей видимости работает с Третьим полком Республиканской гвардии, а это означает, что мы начинаем сражаться и с капелланским лоялистами, а не только с лоялистами Катерины. А теперь у меня есть сведения, что в битву вступил Одиннадцатый полк Арктуранской гвардии. Если они последовали за нами через Терранский Коридор, они, должно быть, привели с собой части других подразделений из лиранского пространства.

 

При упоминании об 11-м Арктуранском полке Джонатан Санчез остановился, с одной ногой, наполовину засунутой в штанину.

 

– Насколько достоверны эти разведданные?

 

– Намного больше, чем мне бы хотелось верить, – сказал Шаков, не желая упоминать, что ново-сти пришли от «Слова Блейка». Он обсудит это исключительно с регентом Ирелоном. – Большинство нас находятся здесь в лучшем случае пару месяцев. Морган Келл появился лишь две недели назад. У вас же был почти год, чтобы ознакомиться с Тиконовым и ядром лоялистов Катрины. Вы держались до конца против впечатляющего перевеса сил.

 

– Я сражался за свою жизнь, – генерал схватил рубашку. – Оставаться в движении настолько долго, насколько возможно, поворачивать назад и неожиданно бить по Республиканцам и кавалерии везде, где они сбрасывали нас со счетов, считая разбитыми. Это всё, что я мог сделать, чтобы сдержать их.

 

– Этого было достаточно. Морган Келл хочет, чтобы вы присутствовали на наших совещаниях по планированию как можно быстрее.

 

Санчез задержал вверху одну руку.

 

– Подождите секунду, Шаков. Вы говорите так, как будто принц Виктор не высадился на плане-ту. Даже в горах Херосомы мы слышали об этом. В течение некоторого времени это было в радиопере-дачах, которые мы перехватывали. – Снаружи палаты быстро пробежали медсёстры, отвечая на при-глушённый сигнал тревоги где-то внизу по коридору. Санчез резко сделал один шаг вперёд. – Что-то случилось с принцем?

 

– Да, но это не то, что вы думаете, – ответил Шаков. – Принц Виктор столкнулся с некоторы-ми… неприятностями… на Марике.

 

Он не добавил, что Виктор был похож на человека, сердце которого вырвали из груди.

 

– Давайте просто скажем, что в последние две недели мы не видели со стороны принца того, чего ожидали.

 

Генерал быстро и молча заканчивал одеваться. Шаков ждал, ощущая медленное течение каждой секунды и снова думая о «Слове Блейка» и новости о появлении 11-го Арктуранского полка. Войска союзников нуждались в Санчезе, и нуждались немедленно.

 

– Отведите меня к нему, – наконец сказал Санчез, ему удавалось впечатляюще выглядеть даже в измятой медицинской одежде. – Отведите меня к Виктору. Вы можете напоить меня по пути.

 

– Вообще-то, нам придётся остановиться в центре управления. Если Одиннадцатый Арктуран-ский уже высадился на планете…

 

– А разве Виктор не в центре? – Санчез не стал ждать ответа. – Я думаю, что мне увидеть его сейчас важнее, чем когда-либо. И, возможно, вам следует начать полную сводку с того, что случилось на Марике.

 

Генерал указал на дверь, затем последовал за Шаковым в холл и к лифтам.

 

– Об Одиннадцатом Арктуранском и о том, как защитить Тиконов, мы позаботимся позже.

 

– Генерал, – сказал Шаков, смотря на их отражения в блестящих, полированных дверях лифта, – мы не совсем собираемся защищать Тиконов.

 

Санчез нахмурился.

 

– Ну, а что же тогда?

 

Шаков стойко выдержал острый взгляд собеседника. Не было лёгкого способа сказать это, кроме как напрямик.

 

– Мы думаем, что нам нужно начать планировать возможное отступление, – спокойно сказал он, тихо, в то время как двери лифта расползлись.

 

Он сделал шаг вперёд, входя в маленькую кабину, находя место рядом с опрятной энергичной молодой женщиной с новорожденным ребёнком в инвалидной коляске. Изумлённый Санчез оставался снаружи на секунду дольше. Затем он вошёл в лифт и присоединился к самой гнетущей тишине, кото-рую Рудольфу Шакову приходилось знать.

 

 

Авалон-сити, Новый Авалон,

 

Марка Круцис,

 

Федеративные Солнца,

 

27 января 3065 г.

 

 

Логово Лиса казалась меньше, чем Катрина помнила с тех дней, когда это помещение служило штабом для её отца. Сначала она подумала, что это было из-за дополнительных компьютерных мест, которые были добавлены за эти годы, или из-за экранов, которые были увеличены в размерах, пока не покрыли три стены. Но ничего из этого не было достаточно. Казалось, словно стены были ближе физи-чески, как будто комната целиком съёжилась из-за того, что ей не пользовались.

 

Или, возможно, это было просто потому, что не хватало присутствия Хэнса Дэвиона.

 

Её отец обладал каким-то умением заполнять пространство. Не подавляя или повелевая – хотя он мог и то и другое, когда это было ему нужно, – но скорее действуя как катализатор. Она припоми-нала это как тёплое, волнующее чувство. Он заставлял помещение оживать. Под его пристальным взглядом люди чувствовали себя более значимыми, и всегда присутствовало чувство, что совершаются великие дела.

 

Катрина начала сожалеть о своём решении провести этот брифинг здесь, хотя её появление в Ло-гове Лиса создало некоторый переполох. В немалой степени, как она догадывалась, по той причине, что с ней были её Маршал Армий и Защитник Принца.

 

Два лейтенанта, разговаривающих за кофе, вдруг обнаружили, что у них есть уйма работы. Они быстро склонились над спинами разведывательных аналитиков, присоединяясь к усилиям, производи-мым у различных компьютеров. Казалось, что объём работ перед её глазами увеличился вдвое, хотя не-истовый темп упал, когда появился Дехейвер и отпустил одного офицера и кучку аналитиков.

 

– У вас есть что-то, что вы хотели мне показать? – спросила Катрина у Джексона Дэвиона, после того как эти люди вышли.

 

Дэвион отказался от голографического экрана и заставил аналитика перенести данные с терми-нала компьютера на экран, проецируемый на самой большой стене. Ярко вспыхнул участок пространства, которое Федеративные Солнца делили с Синдикатом Дракона, а также маневренные линии, демонстрирующие пути атак и отступлений войск. Катрине не требовалось никаких подробных объяснений, чтобы увидеть, что силы, принадлежащие правителю её марки Дракона, были вытеснены с ещё одной системы Куриты, и что Синдикат снова перешёл через границу на её территорию.

 

– Кассияс, – сказала она низким голосом, наполненным недовольством на планетарный гарнизон этого мира.

 

Джексон кивнул.

 

– Он был оставлен Третьему Круцисскому уланскому полку, после того как его покинул Семна-датый гусарский. Впоследствии уланы ушли поддерживать Танкреда Сандоваля, поэтому остались лишь какое-то нетренированное ополчение и бронетанковое формирование, которое Семнадцатый не взял с собой.

 

Саймон Галлахер поправил свои очки с квадратными линзами.

 

– Итак, теперь мы сражаемся с Синдикатом на четырёх наших собственных мирах.

 

Никогда не являясь стратегическим гением, этот человек обладал одним главным достоинством – он был лояльным до неприличия. Также он был недостаточно информированным.

 

– На трёх, – поправил Джексон. – Синдикат разбил Восьмой Урукхайский полк на Аддиксе, и теперь не встречает там сопротивления.

 

– Теодор не может думать, что удержит этот мир, – сказала Катрина, сдерживая гнев, который всегда был так близок к поверхности на протяжении этих последних нескольких месяцев. Её поражение на Марике выглядывало из зеркала каждое утро. Даже вопреки недавним неудачам Виктора, она не могла не думать о том, насколько более сильными были бы её позиции, если бы за её спиной развивался стяг Звёздной Лиги.

 

– Нет, – сказал Джексон. – Двадцать четвёртый Дьеронский полк регуляров преследовал «Сра-жающихся Урукхаев» дотуда чисто из злости, после того как они вернули Альнаир. Он слишком дале-ко от границы Синдиката, чтобы как следует защищать его, и Штурмовая Гвардия Дэвионов выслала половину своих сил со сражения на Тигрессе, чтобы разобраться с ними.

 

Он сделал паузу.

 

– Но Кассияс или Брид, или Кесай IV – их координатор может удержать.

 

– Когда и если он возьмёт их, – сказал Саймон Галлахер. – И мы всё ещё удерживаем Прозерпи-ну. Или, по крайней мере, герцог Сандоваль, а он утверждает, что может удерживаться там бесконечно.

 

– Если бы за ним была вся мощь его марки, – возразил Джексон, – но у него её нет. Его сын ото-брал большую часть оперативного района Вудбайна и полиморфную оборонную зону ЛеБланк. Также, я напомню вам, что Десятый Лиранский гвардейский полк в конце концов решил покинуть Робинсон, отвечая на призыв Моргана Келла. На сегодняшнее утро они конфисковали достаточно транспорта. В то время как это снимает угрозу принудительной смены Джеймса Сандоваля на Танкреда со стороны Виктора, столица нашей марки теперь чрезвычайно уязвима. Если Теодор Курита заметит…

 

– Теодор Курита не посмел бы тронуть Робинсон, – вмешался Ричард Дехейвер. – Это бы воссо-единило Танкреда с отцом, и они бы ринулись через границу всеми силами, которые Танкред накопил для поддержки Виктора.

 

Катрина не обладала военным мышлением, но она распознавала возможность, когда слышала о ней.

 

– Мы можем это организовать? – спросила она напрямик.

 

– Я бы никогда не стал так необдуманно рисковать безопасностью марки Дракона, – сказал Джексон, пытаясь не выглядеть потрясённым, упрекая Катрину настолько сильно, насколько осмели-вался.

 

Ну разумеется, он бы не стал. Но Катрина всегда могла бы помочь произойти этому с помощью Саймона, своего «защитника», если бы это стало необходимо.

 

– Что же тогда вы предлагаете, Джексон?

 

Он склонился над одним из компьютеров и быстро ввёл какие-то данные. На большом экране на стене с двойной яркостью вспыхнул синдикатовский мир Прозерпина.

 

– Возможно, сейчас время идти с этим к Звёздной Лиге. Мы могли бы обменять Прозерпину на полный вывод войск Синдиката. Если бы у нас была поддержка Мансдоттира, Теодор вынужден был бы подчиниться.

 

Напоминать об избрании Кристиана Мансдоттира не было способом выиграть очки в этой дис-куссии, но Катрина не была намерена прятать голову в песок, отрицая суровую реальность имеющейся ситуации.

 

– Мы на самом деле находимся в положении, когда других вариантов нет? – спросила она.

 

Её маршал заколебался, чего ей только и надо было.

 

– Тогда мы подождём. Теодор и я тщательно поработали, чтобы не подпускать к этому Звёздную Лигу. Если в конце концов дойдёт до этого, думаю, было бы лучше первым заставить просить о мире Теодора.

 

Кроме того, это оставляло открытым Робинсоновский Гамбит, если вдруг он всё-таки ей понадобится.

 

– Есть ли у вас для меня что-то ещё? – спросила она.

 

Джексон перекинулся взглядом с Саймоном Галлахером, пожал плечами.

 

– Сражения на Катиле и Вернке в большой степени повернулись в нашу пользу. Тиконов, по мо-ему мнению, – лишь вопрос времени. На этой планете Виктор имеет немного больше войск, но в на-стоящее время мы удерживаем все производственные узлы, кроме одного – «Харкур Индастриз» – и к теперешнему моменту мы закрыли Терранский Коридор. Без непрерывной логистической поддержки он не может держаться.

 

– Здесь всё ещё Десятый Лиранский гвардейский полк, – напомнила Катрина своим двум офицерам. – «Призраки» являются личным соединением моего брата, и нам повезло, что герцог Сандоваль так долго отвлекал их на Робинсоне. Если же они доберутся до Тиконова…

 

– Они не доберутся, – вставил Дехейвер.

 

Его слова застали их всех врасплох, хотя Катрина и полагала, что она привыкает к маленьким сюрпризам Дехейвера.

 

– Если у вас есть информация для нас, Ричард, выкладывайте её сейчас.

 

– Прыгун, транспортирующий Десятый Лиранский гвардейский полк, был приведён в негод-ность, когда появился в системе Кентареса. Целостность изоляции одного из корабельных баков с гели-ем была поддана сомнению. – Он говорил без эмоций, словно цитируя вслух выдержки из разведдан-ных. – Ремонт, как ожидается, на местной перезарядной станции займёт несколько недель. Никакой другой транспорт в округе недоступен в связи с суровой нехваткой судоходного сообщения, от которой в последнее время страдает марка Дракона.

 

Саймон Галлахер улыбнулся.

 

– Когда это случилось?

 

– Завтра. – Дехейвер сверился с хронометром, который отражал военное время из одного угла комнаты. – Примерно через одиннадцать часов, если точнее.

 

Джексон Дэвион также не мог сдержать улыбку.

 

– Значит, наше положение даже крепче, чем я думал. Итак, этот вопрос на самом деле мой, Ваше Высочество. Что кроме этого вам нужно от меня?

 

Катрина помедлила, обдумывая сроки.

 

– Мы должны начать подготовку для нападения на Нью-Сиртис, – сказала она. – Чтобы начать в течение шести месяцев.

 

– Шесть месяцев? – Джексон не скрывал своего удивления. – Ваше высочество, неважно, что герцог Хасек сказал вам на Марике, он не совершал прямых действий в поддержку вашего брата.

 

– Я расскажу вам, что Джордж Хасек сказал мне на Марике, Джексон. Он сказал, что он никогда бы не поддержал моего правления Федеративными Солнцами. Он бросил это мне в лицо публично. Он явно подразумевал, что это вызов.

 

– С какой стати он бы предупреждал вас таким образом? – спросил Галлахер. – Если бы он наме-ревался присоединиться к Виктору, следовало бы предполагать, что он бы сделал это в то время, когда мы бы не смотрели в его сторону.

 

Он покачал головой и пробежался пальцами по тому, что оставалось от его седеющих волос.

 

– Это не имеет смысла…

 

– Это имеет смысл, если вы понимаете Джорджа Хасека, – сказала Катрина. – Как и мой брат, он обладает этой скрытой верой в то, что личная честь до сих пор играет какую-то роль в войне. Дать мне ясное предостережение – это его ложная попытка проявить благородство.

 

Видя, как Джексон нахмурился, она сразу же пожалела о том, что так вольно говорит перед сво-им Маршалом Армий.

 

Джексон Дэвион тоже верил в благородную войну, в то время как Катрина рассматривала воен-ное ремесло как орудие государства, предназначенное для применения с безжалостной эффективно-стью, но лишь в качестве последнего аргумента.

 

– Я ждала, чтобы посмотреть, что будет делать Виктор, но он крепко сидит на Тиконове. Наста-ло время начать смотреть в будущее, и это будущее не имеет места для Джорджа Хасека.

 

– То есть вы хотите план на случай непредвиденных обстоятельств, если Хасек нападёт на вас, – сказал Джексон, хотя он и не звучал убеждённым. – Я могу предоставить его.

 

Катрина кивнула. Она могла бы передать эти планы Саймону Галлахеру, если бы увидела необ-ходимость начинать действия на упреждение.

 

– Из того, что я увидела из всех ваших отчётов, всё идёт к этому. Только Танкред Сандоваль на-ходится в готовности поддержать Виктора, если он улизнёт с Тиконова с готовностью двигаться впе-рёд. – Ответом ей послужили три кивка. – Превосходно. Тогда мы на самом деле находимся в начале конца.

 

– При условии, что он сделает это. А если людям Виктора всё же удастся удержать Тиконов? – спросил Саймон.

 

– В этом маловероятном случае мы сначала разберёмся с Сандовалем, а затем с Виктором. Пом-ните, всё, что нам нужно сделать, – это удержать моего брата в патовой ситуации, пока за его спиной не будет обеспечена безопасность Лиранского Альянса. А мы близки к этому, я думаю. Виктор, ка-жется, потерял полную картину со времени конференции Звёздной Лиги. В качестве средства борьбы со своим горем он зациклен на Тиконове, а при этом его планы начинают раскрываться в обеих государствах. Теперь работайте над поиском свободных нитей, чтобы мы могли натянуть их немного туже.

 

Катрине больше не требовалось дальнейшего обсуждения, она была уверена, что имела превос-ходство над Виктором. Судьба наконец-то вмешалась. Судьба и убийца. Даже если бы теперь Виктор избежал её войск, она сомневалась, что у него была сила воли, чтобы довести эту войну до конца. Кивая на прощание своим офицерам, она оставила Логово Лиса на их попечении. Виктор проиграл, снова сказала она себе. Он просто об этом ещё не знал.

 

Если смотреть, оглядываясь назад от двери, военная комната на самом деле казалась немного больше.

 

 

Аванпост двадцать три,

 

Роклэнд, Тиконов,

 

Марка Капеллы, Федеративные Солнца,

 

3 февраля 3065 г.

 

 

По прошествии двух минут после спуска на Тиконов Франческа Дженкинс знала, что что-то по-шло не так, как она и опасалась, когда они с Курайтисом впервые услышали новости об Оми Курита. Это не было только из-за нападок со стороны аэрокосмических истребителей лоялистов во время при-бытия её стыковочного корабля из точки прыжка. Последнее было частью работы, и все те минуты, за-ставлявшие сердце трепыхаться в горле, были забыты, когда она увидела Джерарда Крэнстона, остано-вившегося на автомобиле у подножия трапа корабля. Она спустилась по трапу и села внутрь, довольная обменом ранней влажности дня на кондиционирование воздуха.

 

Франческа была научена двумя разведывательными службами быть проницательным наблюда-телем, и по поведению Крэнстона она прочитала многое. Пока они ехали к небольшому военному гар-низону города Роклэнд, он не попросил о коротком отчёте, и даже не попытался завязать праздный раз-говор. Она не могла не подумать о том, что все мужчины одинаковы. Когда времена становились тяжё-лыми, то первым делом в сторону отставлялась светская любезность. Вместо этого устанавливается «молчание», с его гнетущей и душной тяжестью.

 

Она ожидала, составляя мнение о тяжести положения по тому, сколько времени понадобится Крэнстону, чтобы заговорить. Этого не произошло, пока они фактически не зашли в командный центр, и лишь тогда он, наконец, нарушил неловкое молчание и дал ей краткое представление о том, как Вик-тор узнал об убийстве и что он «переносил его нелегко».

 

Когда она наконец увидела принца, то поняла, что это было преуменьшением. Его окружали офицеры и суетливые помощники, напоминая ей рой рабочих пчёл, покровительственно кружащих во-круг своей королевы. Стены командного центра были покрыты картами, отображающими линии пере-движения войск, названия подразделений и численность сил, которые были приколоты к месту разно-цветными кнопками или, где возможно, – магнитами. Виктор, казалось, управлял одновременно тремя битвами, или, по крайней мере, наблюдал за ними, постоянно перемещаясь по большой комнате плани-рования.

 

Однако, несмотря на внешнюю видимость энергии и самообладания, она видела признаки чрез-мерного изнеможения в его медленной походке и в том, как он поддерживал себя, опираясь руками на любую доступную поверхность – будь то стол, компьютер, стена или монитор. Он редко был выпря-мившимся, кроме непосредственного перемещения с одного места в другое, но даже тогда он проводил рукой по любым близлежащим опорам. Когда кто-то задавал ему вопрос, Виктору требовалось заметное время, чтобы собраться с мыслями. Один из помощников следовал за ним с парящей кружкой – выглядело как бульон – и пользовался любым случаем, чтобы впихнуть её ему в руки. Чаще всего Виктор передавал её обратно, даже не пригубив.

 

Франческа была так поглощена наблюдением за ним, что ей понадобилось определённое время, чтобы заметить задний план этой комнаты, который отделялся от личной цепочки командования Виктора. Она определила его по специальному помощнику, который был призван докладывать человеку, двигавшемуся вслед за Виктором, и по офицерам, которые уважительно кивали, когда тот проходил мимо. Хотя она и никогда не встречала его, благодаря времени, проведенному ей в оборонительном рубеже Арк-Рояла, Франческа с лёгкостью узнала герцога Моргана Келла.

 

Потребовалось лишь секундное затишье в постоянном гуле комнаты, чтобы вернуть её внимание назад к Виктору, который временно отвлёкся от карт и теперь смотрел на то, как она разглядывает Моргана Келла. Сначала он её не узнал, но, казалось, заметил, что она не вписывалась в организационную структуру комнаты. Но затем память подсказала ему.

 

– Агент Дженкинс, – сказал он, затем кивнул Крэнстону. – Джерри рассказал мне, что вы прибу-дете сегодня.

 

Он оторвался от своих дел. Насколько она могла заметить, деятельность в комнате так же гладко продолжалась и без его участия.

 

– Вы выбрали беспокойный денёк для визита, – сказал он. – Войска Катерины серьёзно давят. У меня нет много времени…

 

С этого расстояния Франческа увидела тёмные круги вокруг его глаз и воспалённые белки, которые выглядели почти розовыми. Она также заметила, что в одной руке он держал продолговатый латунный диск, который тёр и вращал чуть ли не с одержимостью.

 

– Это могло бы подождать до завтра, ваше высочество.

 

Курайтис предупреждал её, что всё может быть именно так, что Виктор мало спал после смерти своей матери, живя в череде постоянной активности, большая часть которой сосредотачивалась на на-вязчивой идее найти убийцу. В конце концов убийца был найден, и до того, как ему удалось сбежать из заключения, его даже удалось использовать против одного из тех, кто нанимал его. Тот же наёмник совершил и убийство Оми Курита, без сомнения, нанятый мстительной Катериной, и Курайтис предсказал результат этого. Помимо своего горя Виктору пришлось столкнуться с тем, что он уже однажды держал этого убийцу под своим контролем, мог не позволить ему убивать дальше, но затем потерял его.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-31; просмотров: 349. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.111 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7