Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Скептицизм




Основоположник скептицизма – греческий философ Пиррон (современник Аристотеля), наиболее известный писатель скептицизма – Секст Эмпирик (II в. после Р.Х.).

Скептицизм систематически развивает идею софистов о субъективности и относительности всякого знания. Скептицизм вообще есть отрицание истины. Истины нет, есть одни лишь мнения. Скептицизм вообще есть отрицательная философия, единственный принцип которой – отрицание всех возможных утверждений. Можно сказать и так, что скептицизм – паразитическая философия, он существует лишь за счёт других философских учениий, занимаясь их критикой. Скептик стремится показать несостоятельность любого знания, любого утверждения, разложить любое определённое содержание, показать его ничтожность. Скептицизм во всем познаёт его неистинность.

Можно сказать и так, что скептицизм – парадоксальная философия, потому что последовательный скептик ничего не утверждает (только критикует и отрицает). Принцип «эпохэ», воздержания от суждений, выдвинул скептик-академик Аркесилай. Скептицизм пользуется славой непобедимой философии. Действительно, как можно победить философа, который ничего не утверждает? Но если бы скептицизм действительно совершенно ничего не утверждал, то он ничего бы и не давал, и не было бы никакой скептической философии.

В действительности скептицизм – важный момент любого философствования, так как в своей исходной основе это – сама критическая установка, критическое отношение ко всякому утверждению, более того – ко всякой вообще определённости, поскольку любая определённость непременно связана с некоторой ограниченностью, односторонностью. Скептицизм выявляет отрицательность, присущую всякой определённости, в том числе – определённости мысли, суждений, взглядов.

Скептицизм – противоположность догматизма, и некоторая доля критического скепсиса необходима для избежания и преодоления догматизма. Скептицизм как философская школа абсолютизирует эту внутреннюю отрицательность бытия и мышления.

Обычно скептиком называют человека сомневающегося. Однако скепсис не есть сомнение. Сомнение означает неуверенность, беспокойство, неустойчивое состояние. Сомневающийся хочет знать истину, но видит разные мнения (со-мнения), возможность разных суждений и решений, и колеблется между ними, не зная, что выбрать, что истинно. Состояние сомнения может быть весьма мучительным. Догматик успокаивается на одной из возможных точек зрения, не замечания других или оставляя их без внимания. Что-то одно он считает истинным, всё прочее – ложным. Догматик всегда узок, односторонен, неспособен к диалогу. Догматизм даёт человеку прочную опору, уверенность, но за счёт слепоты, ограниченности, односторонности. Сомневающийся человек имеет широкий кругозор, он видит сложность и многомерность вопроса, но не может выбрать решение. Сомнение не даёт уверенности, делает несчастным.

Но скептицизм – прежде всего этическая школа. Скептик, как и Эпикур, стремится в конечном счёте к атараксии, безмятежности, невозмутимому спокойствию. Поэтому философ-скептик ни в чём не сомневается, он просто совершенно равнодушен ко всем точкам зрения, ко всем позициям, ко всякому знания и ко всякой «истине». Всякое утверждение для него ничтожно. Любое мнение – безразлично. Он заранее уверен в никчёмности всех «точек зрения». Скептик не нерешителен, он решительно безразличен. Он даже не утверждает, что «всё ложно», ибо это утверждение внутренне противоречиво и само себя уничтожает. Но он готов любому верующему в истинность своего взгляда показать, что для признания такой истинности нет оснований. Вернее, что основания для такого утверждения есть, но они ничем не лучше, чем основания для противоположного взгляда.

Это – принцип скептицизма, заимствованный у софистов: всякому основанию можно противопоставить одинаково сильное противоположное основание. Скептики разработали общую методологию такого противопоставления. Способы противопоставления они назвали тропами (аргументами, оборотами). В античности были сформулированы 10 древних тропов (Пиррон) и 5 новых тропов (Агриппа).

Благодаря систематическому применению тропов, показывающих неистинность любого бытия, любого чувства, любой мысли, само собой развивается равнодушие, безразличие к знанию, которое и доставляет полный душевный покой, состояние совершенной невозмутимости. Никакая истина не связывает больше душу. Свобода, по скептикам, состоит в полнейшей неопределённости сознания. Всякое стремление к истине, к тому, чтобы знать истинную правду, к тому, чтобы отличить добро от зла и т.д. – не ведёт ни к чему хорошему, приводит лишь к беспокойству, спорам, борьбе, войне, смятению, сомнению, неуверенности, страданиям и т.п. Эта старая скептическая мысль стала одной из основ современного «постмодернизма».

Десять древних тропов говорят о 1) различии в организации живых существ; 2) различии между людьми в их ощущениях и состояниях; 3) различии органов чувств; 4) различии состояний человека в разное время; 5) различии положений, расстояний, мест, сторон вещи при её восприятии; 6) смешении воздействия разных вещей в акте восприятия; 6) относительности всех так называемых «свойств» вещей; 7) относительности представлений о «нравственном» и т.д. Эти тропы направлены против обыденного наивного реализма, наивного некритического сознания, догматизма, вообще - против формы «это есть». Ничто не есть «само по себе», всё «есть» лишь для кого-то, когда-то, где-то, в каком-то сотоянии, в каком-то отношении и т.д.

Новые тропы носят более научный и логизированный характер, направлены против учёных: 1) философы и учёные всегда расходятся в своих мнениях, утверждениях, взглядах, теориях; 2) если кто-то из них захочет доказать все свои утверждения, он придёт к бесконечному регрессу в своих доказательствах; 3) если он захочет избежать бесконечного регресса, то вынужден будет исходить из произвольных (недоказанных) препосылок; 4) если он захочет избежать произвольных предпосылок, то неизбежно впадёт в логический круг в своих доказательствах; 5) любые определения относительны. В работах Секста Эмпирика можно найти развёрнутую критику науки, включая исходные понятия самой строгой, точной и доказательной науки – математики.

Скептики любят противопоставлять одни чувственные данные – другим, одну мысль – другой, данные чувств – данным мышления, одни мнения – другим мнениям, одни теории – другим теориям, одни верования – другим верованиям и т.д. Скептицизм, таким образом, не «учение» собственно, не «теория», а манера философствания, освобождающая душу от всякой привязанности к каким-либо мыслям, от всякой определённости. Из всех этих противопоставлений и возникает скептическое «эпохэ» - воздержание от всякого одобрения, согласия, несвязанность души ни с каким особенным содержанием чувства или мышления.

 

Тема 13. НЕОПЛАТОНИЗМ

Философия неоплатоников – последний этап в истории античной философии, синтез всех её основных достижений, но прежде всего – синтез идей Платона и Аристотеля не только друг с другом, но и с античной мифологией и всей мистической традицией, для которой цель и смысл жизни человека заключается в возвращении души, «излучённой» каким-то образом из абсолюта, обратно в первоначальное единство, «растворении» души в божественном. Если рождение греческой философии было по существу отрицанием религиозно-мифологического мировоззрения, то в конце своего пути она стремится к синтезу философии и мифологии, к философскому прояснению и обоснованию «языческой» греко-римской мифологии и древнейшей, в том числе восточной, мистической культовой практики. Философия поздней античности, развивавшаяся параллельно с нарождающейся христианской церковью, приобретает религиозную окраску и становится по существу философской теологией. Неоплатонизм, не принимавший христианства, оказал огромное влияние на всю последующую христианскую богословско-философскую мысль, а также на многих крупнейших мыслителей: Августина, Николая Кузанского, Джордано Бруно, Спинозу, Гегеля и мн. др.

Основателем неоплатонизма был Плотин (III в.), сочинения которого обработал Порфирий. Поскольку они были разделены на 6 книг по 9 глав в каждой, то получили название «Эннеады» («девятки»). Завершил развитие неоплатонизма крупный учёный и философ Прокл (V в.), давший наиболее сжатое и строгое изложение сложной умозрительно-спекулятивной системы неоплатонизма в знаменитом трактате «Первоосновы теологии». К этой школе принадлежали многие мыслители, существовали различные школы и традиции неоплатонизма: афинская, александрийская, сирийская и т.д. (см. соч. А.Ф.Лосева). Мы рассмотрим в самом общем виде лишь исходную схему, идею неоплатонизма.

Его исходное понятие – Единое, платоновское Благо, Сверхсущее, «первосвет занебесный», дополненный и прояснённый учением Аристотеля о божественном Уме и Перводвигателе. Единое – выше всякого бытия и всякой сущности, оно ускользает от всякого понятия. Это Единое (Бог), первооснова и первопричина всего множественного (мира, Космоса), не может быть описано и определено рационально – оно постигается лишь в мистическом экстазисе, сверх-умном, сверх-логическом, интуитивном слиянии души с абсолютом, которое достигается лишь в конце всего пути познания, в итоге восхождения души к познанию абсолютного как «слиянию» с ним. Это Единое можно представить себе как бесконечную полноту бытия в одной простой неделимой вневременной и внепространственной «точке», которая от «избытка» своего совершенства и бесконечной творческой мощи «изливается» из себя и «излучает» из себя множество, ничего не теряя при этом от своего совершенства, своего бытия и своей простоты. Это вневременное порождение многого (мира) Единым (Богом) неоплатоники назвали эманацией («истечение»). Это истечение множества из первоначального единства происходит по определённым ступеням, порождает вечную иерархию бытия. Эманация – нисхождение по ступеням бытия, ступеням совершенства. Чем множественнее бытие, тем оно несовершеннее, тем больше в нём материи. Основные ступени вневременного «истечения» мира из Бога – Числа, Ум, Душа, Космос, материя (от чистой актуальности Аристотеля – до первоматерии). Первая ступень эманации – это первая «определённость», первичная множественность, расчленение единого, его первое иное, которое представляется как самостоятельно существующие бескачественные объективные субстанции, «сверхсущие единицы», соединение беспредельного и предела, или Числа. Вторая ступень эманации – Ум (нус), смысловой первообраз всех телесных вещей, ясная сфера идеальных архетипов, блаженных богов, умопостигаемый Космос, в котором уже есть раздвоение на объект и субъект, единство мыслимого и мыслящего (аристотелевский Ум, мыслящий самого себя). Третья ступень нисхождения – переход вечно-неподвижных идей божественного Ума в становление, хотя и без телесной материи, космическая Душа, как движещие и одушевляющие материю силы (вторичные боги), как вечный источник одушевления и движения всего существующего. На четвёртой ступени эманации становление переходит в нечто ставшее, движимое другим (мир «тел») – в чувственно воспринимаемый телесный Космос. Неоплатоники в учении о строении Космоса опирались на физику и космологию Платона («Тимей») и Аристотеля («Физика» и другие естественнонаучные трактаты). Умопостигаемой иерархии ступеней совершенства соответствует иерархия физического бытия, вложенных друг в друга сфер Космоса. Последняя ступень эманации, предел деградации бытия и совершенства – материя, как таковая, «восприемница» форм и смысла, вечное «иное», не что-нибудь, а иное всякого «что», ни-что, утрата всякой формы и смысла, лишь возможность быть чему-нибудь, предельное распадение Единого, рассеяние ума и души и т.д.

Вечное «истечение» Единого из себя в множество есть одновременно и вечное «возвращение» множества обратно, в первоначальное единство. Этот процесс, обратный эманации, неоплатоники назвали эволюцией. В свете этой идеи эволюции, как восхождения по ступеням совершенства, от множества – к единству, от телесного – к духовному, от мира – к Богу и т.д. неоплатоники осмыслили древнейшие учения о переселении душ, искуплении, спасении, воскресении и т.д., о иерархии многочисленных сверхъестественных существ, богов и демонов, о чудесах и пророчествах, о тайных культах и мистериях. Космос – вечный круговорот душ, их восхождение и нисхождение. Цель и смысл жизни человека – выйти из «темницы» тела, подняться от телесно-чувственной, тёмной жизни – к душевной, от душевной – к умной, от умного познания Космоса, Души, Чисел – к постижению Единого, слиянию с ним. Ведь во всяком понятии мыслится общее, или единое в ряду вещей, поэтому любое познание есть постижение единства, и чем шире познание – тем шире постигнутое в нём единство, поэтому тот предел, к которому стремится всякое познание, а тем самым и человек, как мыслящее существо, - постижение абсолютного, первичного, всеобъемлющего единства, Единого как такового, или – высшего Блага, или – Бога. Но этот конечный пункт и завершение всего процесса познания и всех человеческих устремлений находится уже за пределами научного, ясного, логического мышления – на высшей ступени совершенствования человека и его знания замирает даже ум – душа через сверхумный экстазис «выходит из самой себя» и исчезает в Едином.

Проблематика неоплатонизма подводит нас вплотную к процессу становления христианского богословия и раннехристианской философии, испытавшей его мощное воздействие. Но возможности ассимиляции неоплатоновских идей в христианстве были ограничены тем, что Единое Плотина – безлично, что материя и Космос в неоплатонизме – вечны, а не сотворены, что душа способна к перевоплощениям, что мир и Бог по сути дела – одной природы, одной сущности, что единение с Богом достигается не через посредство Откровения и церкви, но в познании, личном совершенствовании и личном слиянии с абсолютом и т.д. Поэтому опора на идеи неоплатоников неизменно приводила христианских мыслителей к вольнодумтсву, к «ереси» пантеизма, к отступлению от буквы Священного Писания.

Но значение неоплатонизма не ограничивается его влиянием на христианскую мысль. В работах Плотина и его последователей можно найти тонкую проработку философских понятий, категорий, оказавшую существенное влияние на тех, кто пытался основательно вдуматься в отношение между бесконечным и конечным, абсолютным и относительным, единым и многим, временем и вечностью, Богом и миром, телесным и духовным и т.д. Например, важную роль сыграло во всей последующей истории философии разработанное преимущественно Ямвлихом (IV в.) и Проклом учение о триаде, о тройственном ритме, пронизывающем весь телесный и духовный мир, включая отношение Единого и многого (Бога и мира). Триада – единство трёх моментов, трёх ступеней или состояний: 1) пребывание в себе (отец, причина, Единое), 2) выхождение из себя (эманация, энергия, действие, мать, иное, множество), 3) возвращение из инобытия в исходное единство, но уже опосредствованное, в «единораздельную сущность», во многое как единое. Это тройственное движение Прокл проводит через всю систему, в эту схему укладывается весь материал философского размышления. Как показывает история дальнейшего развития философии, эта схема может быть применена и для осмысления отношения лиц в христианской Троице, и для философского истолкования отношения Бога и мира, и для анализа человеческого самосознания («я» означает раздвоение себя на мыслимого и мыслящего и одновременно снятие этого различия) и для построения всеобъемлющей спекулятивно-диалектической теории отношения мышления и бытия (у Шеллинга и Гегеля) и т.д.

Приложение:







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 757. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия