Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Профессор Милованов-Миловидов. Юрий Федорович проводил Людмилу до машины и вернулся к себе.




Юрий Федорович проводил Людмилу до машины и вернулся к себе.

С открытой веранды его дома в Серебряном Бору раньше открывался прекрасный вид на храм Успения Пресвятой Богородицы, но за последние десять лет деревья так выросли, что теперь нужно всматриваться сквозь листву, чтобы рассмотреть золоченый крест, венчающий колокольню.

Облокотившись на массивные деревянные перила, профессор прошептал:

– Прости меня, Господи… Замаливаю грехи свои тяжкие…

Вмешаться в это дело его попросил старый друг. В начале 60-х он вместе с Патрикеевым служил в спецуре, в отряде специального назначения ГРУ Генштаба, приданном 25-й дивизии ПВО, расквартированной на севере Архангельской области. Год учебы и бесконечные прыжки с самолетов и вертолетов на торосы холодного моря – Нижняя Золотица, Амдерма, Новая Земля, даже Шпицберген. Уничтожение «аэродромов подскока» противника, разведка мест для быстрого развертывания своих ледовых аэродромов, учеба, приближенная к условиям военного времени, многократно переломанные и вывихнутые ноги… Потом встречались вначале 80-х годов на Кубе и в Никарагуа. А потом, в начале 90-х – в Генпрокуратуре. Одно время они находились по разные стороны баррикад…

С Людмилой Викторовной он давно был знаком. Красавица. Пару лет назад она приезжала из Смоленска на консультацию. Там был похищен фамильный перстень с уникальным камнем. Кажется, из рода графов Багичевых[8]. Помог он ей тогда, поможет и сейчас… Тем более, что в обоих случаях просил Егор. Но кроме просьбы товарища и обаяния криминалиста из МУРа был у него в этой истории и свой интерес.

Пару лет назад он разгадал загадку, связанную со странными и ранее неизвестными свойствами крупных исторических алмазов, соединенных в некую логическую композицию. Именно исторических!..

«Тут любые варианты могут оказаться и нереальными, и возможными, – рассуждал Егор Патрикеев. – Это может быть и улыбка Господа, позволяющая человечеству постичь тайны иных веков. Но может скрываться и попытка представителей иных, более совершенных цивилизаций указать нам дорогу в четвертое измерение. А уж оттуда, как они сами убедились, есть путь в прошлое. Но может быть, и путь в будущее».

Тогда они вместе с Патрикеевым и Чижевским «провалились» в эпоху Павла I. Если удастся разгадать композицию рубинов, возможно новое путешествие в прошлое или будущее.

Решающая роль в разгадке таинственного блеска алмазов принадлежала Чижевскому, имеющему причудливые и не до конца изученные связи с аристократическими родами Европы. Hе ему ли, Милованову-Миловидову, суждено разгадать загадку рубинов?..

Юрий Федорович налил в бокал немного белого сухого вина. Достаток позволял ему выписывать лучшие вина из Германии и Австрии, самые дорогие сухие красные вина из Испании и Франции.

Он вдохнул аромат вина – кисло-сладкий, с едва ощутимым запахом дымка и вереска… Чуть качнул бокал и сделал первый глоток – необычный аромат, соединявший, казалось, несоединимые оттенки сладкого, горького, кислого, заполнил рот. Профессор больше любил сухие красные вина, но это – выше всех похвал… Генерал не обманул, рекомендуя именно этот сорт со своих виноградников.

Генерал Гюнтер фон Роде[9] был далеко не последним человеком в аристократическом мире Германии. Его род был связан с родом русских князей Васильчиковых, эмигрировавших в 20-е годы в Германию.

Служил Гюнтер в авиации. Был в оппозиции к нацистам, благодаря чему его участие в войне в рядах люфтваффе на его дальнейшей биографии не отразилось. Карьера сложилась благополучно, а несколько наследств от дядей и теток, проживших жизнь бездетно, сделали его весьма состоятельным человеком.

В своей прошлой жизни, которая пришлась на лихие 90-е, Юрий Федорович не раз встречался с генералом во время своих командировок в Европу. Тогда они, обнаружив не такое уж и далекое родство (по женской линии предки Миловановых были в родстве с Васильчиковыми еще с ХVII века), стали называть друг друга кузенами…

Сделав еще один глоток, профессор легко встал со стула и прошел в кабинет, предварительно задернув штору. Никто, случайно или преднамеренно, не должен видеть ни то, что он пишет, ни то, что читает.

Поднявшись по переносной деревянной лестнице на пару ступеней, профессор протянул руку и с трудом вытащил из плотного сообщества старинных фолиантов нужный том.

Прищурившись и пожалев, что поленился подойти к письменному столу за очками, он, однако ж, разобрал изящный готический шрифт. Название книги в переводе звучало так: «История о докторе Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике».

После 1587 года сей трактат переиздавался 14 раз. Сегодня каждое из тех изданий стоит целое состояние.

Это издание первое, исполненное от руки. Самое редкое и дорогое. Приложение, выполненное в технике акварели, отделено от последней страницы текста прозрачным листком тончайшей, как паутинка, бумаги.

Спустя столетия краски совершенно не потускнели. Мельчайшие изображения граненых алмазов разбросаны на черном фоне. К центру композиции черный цвет плавно переходит в светло-серый, и на этом фоне ярко-красные и розовые рубины составляют схему созвездия Большой Медведицы.

Определить каратность камней не представлялось возможным. Можно было лишь сосчитать их общее количество и разделить – сколько ярко-красных, сколько розовых, сколько ограненных, сколько кабошонов. Всего камней – 40. Бриллианты… Они – лишь фон, или тоже играют роль? Как подобраться к разгадке древнего завещания великого чародея?

Когда-то он купил эту книгу за 500 тысяч долларов на солидном антикварном аукционе, поддавшись предощущению больших событий. Такое с ним уже бывало…

Сейчас он просто богат, а тогда, в середине 90-х, он был очень богат. Подумав о том, что здесь есть какая-то тайна, купил книгу и отложил до лучших времен.

Он не был уверен, что нынешние времена «лучшие», но сравнить было затруднительно – за отсутствием достаточного исторического опыта.

Если бы не последние события, он бы и не вспомнил про эту книгу с ее странным «Приложением».

Что, кроме современных хрестоматийных сведений, знал он о докторе Фаусте? Если опустить читанные в молодости комментарии крупных ученых к произведению Гёте, то в сухом остатке выходило не так уж много.

Первой книга, которую он купил в Париже в 1995 году, было репринтное издание книги аббата Иоганна Тритемия, исполненное готическим шрифтом на высоком полиграфическом уровне неким лионским издателем в 1994 году. Судя по мелким примечаниям на немецком языке, с 1507 года она не переиздавалась.

Представленная в единственном экземпляре на лотке старого еврея с мудрыми глазами, книга за год никем не была востребована. «Кому может быть нужна такая книга? – как это делают евреи во всем мире, ответил вопросом на вопрос парижский еврей. – Только мудрецу! Много ли, спросите вы, мудрецов в Париже? А если добавить приезжих и туристов? Вы ведь, судя по акценту, приезжий? Можете не отвечать. Я и так знаю. Я не знаю другого – зачем господину такая книга? И опять можете не отвечать. Конечно, не для того чтобы портить зрение этим жутким готическим шрифтом. Вы купили книгу просто на всякий случай. Деньги не очень большие – в переводе на доллары будет что-то около 300. Совершенно хамская цена для репринта! Но это же эксклюзив. Найдите мне в Париже еще один экземпляр! А если я добавлю, что другой экземпляр может не найтись и во всей Франции? Да, загадка. Никто из тех, кто брал книгу в руки (а брали ее за год, если мне не изменяет память, два человека), не обратил внимания на один удивительный факт. Судя по записи на последней станице, репринтное издание предпринято в просветительских целях и… в одном экземпляре. Для любого книжника это – находка. Нет, сударь, вы родились с серебряной ложечкой во рту! Знаете, какой у вас есть уникальный талант? Вы умеете оказаться в нужное время в нужном месте. Вы пришли именно сюда, к моему лотку, увидели в ворохе старья истинный бриллиант, и не поскупились заплатить за странную книгу 300 долларов. Это – судьба…»

Много раз с тех пор, за очень непростые для него полтора десятилетия, Юрий Федорович, часто прибегая к словарю, листал странную книгу, пытаясь понять: если Богу было угодно послать ему сей артефакт, то почему он не посылает ему и разгадку?

Впрочем, у него давно установились с Господом деликатно-доверительные отношения: он не ждал от Бога прямых подарков, прося лишь намека и мудрости понять его.

В книге о докторе Фаусте, купленной на аукционе «Дома Друо», схема была в единственном экземпляре. Вслед за тем судьба буквально приводит его к лотку еврея-букиниста, и он покупает репринт 1507 года. С какой-то целью ведь издана эта книга в единственном экземпляре?

Где намек на ответ?

Иоганн Тритемий пишет о докторе Фаусте как о чернокнижнике, алхимике, преуспевающем маге-хироманте, аэроманте, пироманте и гидроманте, при этом подчеркивая: «Астролог большого таланта».

Есть ли связь?

Что мы знаем об этом докторе? Родился в 1480 году в городке Книтлинген. А погиб в 1540 году в своей алхимической лаборатории при взрыве.

Книга, стало быть, вышла при жизни Фауста, и загадку смерти доктора в ней искать бесполезно.

Заинтересовала Юрия Федоровича в сочинении аббата одна строка: «Получив ученую степень бакалавра теологических наук, Иоганн Фауст продолжил обучение в польском Кракове, в местном университете, где публично преподавали натуральную магию».

Астролог, алхимик, маг. Странствующий звездочет и чародей… «В 1520 году, – с возрастающим вниманием стал читать дальше профессор, – он оказывается при дворе Георга III Бамбергского, где прославился как составитель гороскопов для знатных людей».

Предсказатель судеб.

Книга аббата Иоганна Тритемия отражает распространенное уже тогда мнение о докторе Фаусте как о чародее, связанном с черной магией, способном даже останавливать время: «Рассказывали, что, составляя на черной мраморной квадратной доске разные композиции из драгоценных камней, он останавливал время и заглядывал в прошлое и будущее»…

При этом нигде не было сведений о том, какие камни доктор использовал и в какой композиции… Не дает ли ответ на этот вопрос приложение к книге «История о докторе Фаусте» 1587 года?

Юрий Федорович выдвинул узкую столешницу, «утопленную» между полками стеллажа. Книгу 1587 года он развернул на Приложении. Рядом положил книгу аббата. От легкого ветерка, дунувшего с Москвы-реки, перевернулась страница, и внимание профессора привлек знак на полях – «Sic»[10]. Под ним он прочитал: «А в Венеции сей доктор летал без крыльев – стараниями Диавола поднялся в воздух, но стремительно низвергся на землю и едва не испустил дух».

Может быть, он нашел еще одну волшебную композицию из драгоценных камней, которая позволяла не только разумом проникать сквозь пространство и время?

Юрий Федорович за последнее время перечитал все, что было написано о Фаусте. Марло, Лессинг, Клингер, Гёте, В. Одоевский, А. Луначарский, Т. Манн, Р. Белоусов… В поисках разгадки часами слушал музыку Берлиоза, Гуно, Вагнера, Шумана, Листа. Надеясь на призрачный намек, рассматривал офорты и картины Рембрандта ван Рейна, Эжена Делакруа…

Как ни странно, но «Фауст» Гёте дал меньше всего пищи для ума. Гёте искал на другом информационном поле. Живое существо в реторте совершенно не интересовало профессора Милованова. Его интересовала игра ума… Результат мозговой деятельности, а не результат манипуляций с ретортами и колбами.

Наконец, на 123-й странице сочинения аббата он, как ему показалось, нашел разгадку.

Точнее – намек на нее.

У аббата было написано: «Своим учителем сей алхимик и чародей считал Парацельса».

И все. Более ни одного упоминания о знаменитом врачевателе древности.

Профессор поставил книги на место, успев сделать на крохотный диктофон у себя на груди заметку для секретаря: «Сделать хороший слайд с «Приложения» к книге «История о докторе Фаусте», стеллаж №5, полка №8, раздел №78».

Он спустился вниз, подошел к письменному столу – компьютер был включен. Можно поискать в Интернете…

После нескольких манипуляций на дисплее пошла нужная информация. Он, поглаживая «мышку», быстро просматривал поток информации, пока ни на чем особенно не задерживаясь:

…«Родился в 1493 г. неподалеку от Цюриха. Отец – потомок древнего рода».

…«Будущего знаменитого алхимика при рождении назвали Филиппом Ауреолом Теофрастом Бомбастом из Гогенгейма»…

…«Первым учителем в алхимии и медицине для будущего знаменитого врачевателя стал отец. Затем обучался у монахов монастыря Св. Андрея в Северной Италии, близ городка Савоны, затем в университете Базеля».

А, вот и первое любопытное совпадение: «Брал уроки у настоятеля монастыря Св. Иакова в Вюрцбурге – знаменитого богослова Иоганна Тритемия».

«Пока судьба ведет, – с торжеством подумал Юрий Федорович. – Только куда?»

…«Получив у Тритемия первые уроки алхимии, перешел в обучение к Сигизмунду Тирольскому, который мечтал не о философском камне, превращающем олово в золото, как большинство алхимиков, а о проникновении сквозь время»…

«Еще горячее!..»

На экране дисплея мелькала шумовая по большей части информация.

«А вот интересная подробность: «Был захвачен в плен турками… в 1521 г. оказался в Константинополе, где, якобы, и сумел получить философский камень».

По другой версии, «получил он его от некоего соотечественника, Соломона Трисмозина, якобы знавшего секрет задерживания времени, в том числе – времени жизни человеческого организма, а стало быть, постигшего секрет долгожительства».

А вот рассуждение самого Парацельса: «Желающий изучить книгу природы должен ступать по ее страницам. Книги изучают, вглядываясь в буквы, которые они содержат, природу же – исследуя в сокровищницах в каждой стране. Каждая часть мира есть страница в книге природы, и вместе все страницы составляют книгу, содержащую великие откровения. Так, каждый камень в ювелирном украшении женщины может иметь свою историю и важную для нее ценность, но лишь вместе они составляют нечто целое, что и помогает понять их взаимосвязь».

Если это высказывание наложить на тезисы о камнях ученика Парацельса, доктора Фауста… Нет, увы – лишь намек.

… «В 1522 году в Константинополе он создал искусственный драгоценный камень, который, если его приложить к больному месту, исцелял от болезни, если же соединить с драгоценными камнями природного происхождения ярко-красного цвета, имеющими свою историю, – можно не просто узнать прошлое, но и оказаться в нем, остановив и изменив время»…

– Вот!..

Телефоны – правительственной связи, городской и сотовый – зазвонили почти одновременно.

«Значит, я снова оказался в нужное время в нужном месте…»


 







Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 161. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия