Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Подвиги Геракла. «На какие жертвы ни пойдешь ради Отечества», – подумал Геракл, закрывая двери своих апартаментов.




«На какие жертвы ни пойдешь ради Отечества», – подумал Геракл, закрывая двери своих апартаментов.

Дежурный администратор отеля был сама любезность.

– Простите, сэр, но в моем номере лежит нечто мне не принадлежащее…

– Это невозможно, сэр. Убирающие номера горничные никогда не оставляют в номерах свои вещи.

– Но это как бы и не совсем вещь.

– Что вы имеете в виду, сэр?

– Это женщина.

– Не может быть, сэр.

– Факты – упрямая вещь, как говорил ваш покойный премьер Уинстон Черчилль.

– А при чем тут Черчилль?

– Надеюсь, что ни при чем. Женщина голая.

– Голая?

– Абсолютно голая. Как правда, которую всегда говорит в тронной речи ваша королева.

– Голая королева? Боюсь, сэр, ваш английский оставляет желать лучшего. Я что-то упустил в вашем рассказе.

– Или в вашей работе. Вы можете объяснить, сэр, каким образом во время моего отсутствия в моих апартаментах, в моей постели появилась совершенно голая и абсолютно незнакомая мне дама?

– Это вопрос к полиции нравов. Вот и они, кстати, – сказал администратор, а сам подумал: «Кто поймет этих русских? Немец, француз, американец, японец – вначале воспользовался бы ситуацией, а уж потом стал бы выяснять, кто сделал ему такой подарок».

– Вероятнее всего, дама – девушка по вызову. Может быть, она перепутала номера? – взял инициативу разговора в свои руки сержант полиции.

– Это невозможно, – уверил администратор. – Мы дорожим честью отеля. Ей никогда не выдали бы ключ от номера. А система охраны в отеле такова, что без пластиковой карточки с кодами ни в одно помещение не попадешь.

– Господа, есть и еще один любопытный вопрос, – иронично ухмыльнулся сержант. – Кто, собственно, вызвал полицию?

– Вы, сэр?

– Я просто не знаю, как это делается, – ответил Геракл.

– Вы, сэр?

– Я не успел. Проблема была озвучена за пару минут до вашего появления.

– Значит, какой-то добрый самаритянин, блюститель нравственности…

– Что-то случилось в мое отсутствие?

Этот вопрос задала элегантная дама лет сорока, строго и со вкусом одетая, с лицом, не испорченным чрезмерной косметикой.

– Это старший менеджер по организации специальных программ для клиентов отеля, миссис Джоан Клиффорд-Смит, – представил ее администратор.

– Привет, Коко! Как поживает мистер Клиффорд-Смит? – поприветствовал даму сержант.

– Отлично, сэр, рада буду передать ему от вас привет, – холодно улыбнулась дама, недовольная фамильярным обращением сержанта.

Геракл с удовольствием наблюдал за этой сценой, легко считывая новую информацию.

Потребовалось всего несколько минут, чтобы разрулить чуть было не возникший конфликт. Выяснилось:

а) дама осуществляет организацию спецмероприятий, в том числе самых интимных и непредсказуемых, по желаниям клиентов;

б) девушку в номер Геракла действительно заказали; не делали тайны и из того, кто сделал заказ – это был Владимир Осинский; заказ оплачен, чек получен, подтверждение о переводе денег отелю за проведение акции прошло, претензий нет;

в) тот факт, что клиент отказался от проплаченных услуг и продолжает, даже получив исчерпывающую информацию, отказываться от «подарка», вызвал у англичан неприкрытое удивление, но желание клиента – закон.

Появление «подарка» в постели клиента администрация отеля при всем желании не может рассматривать как оскорбление, проявление неуважения или унижение его национальных, религиозных и иных чувств: ну не хочет клиент – имеет право, а у администрации отеля остается право пытаться и дальше скрашивать его пребывание на гостеприимной английской земле.

– Ну, вот и хорошо, – подытожил Геракл. – Единственно, попросил бы сменить белье. Поскольку «подарок» был заказан не мной – за счет отеля.

– За счет сэра Осинского, вы хотите сказать?

– Не будьте мелочны. Он и так потратился.

– Хорошо, сэр. Что-то еще?

«А еще, – подумал Геракл, – кто мне объяснит, почему топ-менеджера специальных программ зовут Коко? Так обычно обращаются активные голубые к пассивным – по крайней мере, на материке. Почему так обращаются к сотруднице солидного отеля? Почему так быстро прибыл наряд полиции? Кто его вызвал? Почему сержантские нашивки на рукаве старшего полицейского пришиты криво, а черные лаковые туфли не отвечают требованиям формы?». Подумал, но ничего не сказал.

…Когда он поднялся в свой номер, красотки там уже не было.

«Вообще-то, славненькая бабенка, – с грустью подумал Геракл. – Но… Во-первых, когда ты «на холоде», то ты на работе 24 часа. А во-вторых, у его Татьяны фигурка тоже неплохая. Красоту вообще ничем не испортишь, даже возрастом».

Геракл медленно обвел взглядом гостиную апартаментов.

Все вещи, вплоть до роскошной пепельницы из серебра с золотыми аппликациями, стояли на своих местах. В том числе и большой кожаный кейс.

Замки на кейсе, который он получил в камере хранения вокзала Ватерлоо, были сложнейшие. Простому смертному кейс не открыть. Он, не раздеваясь, присел на покрытое серебристой парчой кресло. Машинально отметил, коснувшись ладонью подлокотника – в ткань были вживлены нити из настоящего серебра, что делало кресло на вид еще более богатым, но менее комфортным.

Проделав несколько сложных манипуляций, Геракл открыл кейс. Он был пуст.

«Отлично», – подумал Геракл и захлопнул крышку.

При вскрытии кейса неизвестный злоумышленник нарушил три из пяти секреток, поставленных Гераклом еще в туалете вокзала Ватерлоо, но достаточно было и одного нарушения, чтобы убедиться в том, что кейс вскрывали.

Вот и хорошо. Все точки над «i» расставлены, босс убедился, что полковник ничего не скрывает, что в кейсе, который появился у него на вокзале Ватерлоо, нет ничего, кроме двух новых галстуков лондонской фирмы «Соутсберри» и двух черепаховых заколок для дамы. В интересах фирмы, чтобы между нанимателем и наемным работником установились доверительные отношения.

Только теперь он позволил себе немного расслабиться. Еще до поездки в музей он обнаружил приборчики аудио– и видеоконтроля. Миниатюрная камера была элегантно утоплена в центре одной из трех белых хризантем, стоявших в хрустальной вазе на журнальном столике в углу гостиной.

– Терпеть не могу срезанные цветы, – сказал он вслух. – Чувствуешь себя как в гробу. Или хуже того, как в артуборной звезды шоу-бизнеса…

Его музыкальные пристрастия, начавшись с Баха и Бетховена, закончились на Дюке Эллингтоне, Луи Армстронге и Глене Миллере. Шоу-бизнес и современную шумную эстраду Геракл не любил. Он взял букет, отнес его в ванную комнату и с ожесточением засунул в корзину для мусора. При этом в букете что-то приятно хрустнуло. Этот акт был зафиксирован двумя миниатюрными аудиоприборчиками. Через минуту было покончено и с ними.

Только после этого он расстегнул свой серый мешковатый плащ и снял пояс со множеством карманов. В них надежно покоилось недавнее содержимое кейса – набор новейших приборов и инструментов, без которых его поездка в Эдинбург была бы бесполезной. Он уже придумал, как скрыть это переносное сокровище от любопытных взглядов сотрудников службы безопасности Осины.

«Но об этом я буду думать завтра», – цитатой из «Унесенных ветром» подумал Геракл и не без удовольствия остановил взгляд на бутылке старого шотландского виски.

Конечно, бар был забит проплаченными дорогими напитками. Но это были «презенты» Осины. Бутылка на столе – это дар отеля. Его честный заработок…

«Будем привыкать к шотландским обычаям», – усмехнулся он, наливая в хрустальный стаканчик добрую порцию янтарной жидкости. Виски он, как и его друзья, предпочитал безо льда и содовой…


 







Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 164. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия