Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ГЛАВА IV. Утро было чуть тяжелее, чем представлял себе инженер.




Лондон

Утро было чуть тяжелее, чем представлял себе инженер.

- Проснитесь и пойте, господин Белозерский. Проснитесь и пойте!

Стас устало разлепил глаза и увидел перед собой уже одетого и свежего Хайда. Не самое приятное зрелище поутру, подумалось Белозерскому.

- Хайд, ради бога, дайте хоть одеться!

- У вас ровно минута с четвертью на одевание и сбор вещей. Через 10 минут за вами, Василий, и вашей очаровательной, акхм, «невестой», прилетит геликоптер и ваш богатый дядюшка унесет вас на Карибы подальше от этого пошлого вертепа.

- Вертепа? Дядюшка? – для мозгов инженера в восемь утра поток информации был сокрушителен. Тем не менее, Стас вскочил и начал одеваться.

- Именно так вы назвали вчерашний бал в своей записке распорядителю судна. Я постарался подделать ваш почерк и вашу подпись. Скажу, было несложно. Всего-то писать как можно непонятливее и мельче.

- Спасибо за высокую оценку моего почерка, мистер Хайд, - сказал Стас затягивая ремень, - Но почему?

- Срочная радиограмма от начальства. Круиз на 15 дней, уважаемый. А нам необходимо прибыть в Лондон уже к завтрашнему полудню. И то – это крайний срок. С геликоптера мы пересядем на моноплан.

- Что, посреди моря-окияна? Вы рехнулись?

- Спросите у капитана авианесущего судна, которое ждет нас в районе Босфора. Виктория будет ждать вас у вертолетной площадки номер 1, – тут Хайд поправил монокль и вышел за дверь.

Через десять минут Стас, Виктория и Хайд стояли у вертолетной площадки на корме судна. Провожать их вышел сам капитан, так как репутацию надо было держать, не смотря ни на что. Да и мало ли клиентов с личными геликоптерами. Пускай и дядиными. Послышался стрекот лопастей и на площадку медленно, почти помпезно начал опускаться пузатый вертолет Сикорского желтой окраски. Дамы на смотровой площадке по соседству ухватились за шляпы. Когда он сел, из открывшегося люка на разведчиков и инженера смотрел почти карикатурный толстяк в дорогущем костюме и с огромным количеством золотых перстней на пальцах.

- Кузен, давай уже улетим с этой помойки! – прокричал он, пытаясь пробиться через звук двигателей летающей машины.

- Конечно, дядюшка Скрудж! – Стас пытался вжиться в роль.

– Викки, милая, прошу, – он подал руку даме, и Блэкбёрн нарочито неуклюже вошла в просторный грузовой отсек геликоптера.

- Я пойду сразу за вами, сир! – сладкоголосо воскликнул Хайд.

- Конечно, Хайд, мой верный слуга! – Стас играючи забрался по трапу. Хайд же сел в кабину второго пилота.

- И больше ноги моей не будет на этой помойке! – прокричал Стас на взлете с максимальным количеством презрения в голосе.

Вертолет начал набирать высоту и люк картинно захлопнулся. Стас уселся в мягкое кресло рядом с Викторией у овального иллюминатора. За считанные секунды огромное судно превратилось в яркую жемчужину на фоне синего морского одеяла и скрылось в утренней дымке.

- Идеально, Стас. Вам бы актером, а не инженером работать! – прокричал Хайд, надевая наушники. Из его уст комплимент звучал приятно и очень неожиданно.

- Вы тоже наденьте радионаушники, с шумоизоляцией у этих лоханок плоховато! – Хайд кивнул головой в сторону отсека в подлокотниках кресел. Стас и Викки достали и одели наушники. Стало тише.

- Дядя Скрудж, значит? – сказал толстяк, - А этот сопляк неплохо импровизирует, ты точно не знакомил его с легендой, а Стивен?

- Ни капли. Вы так быстро меняете планы, что даже я под них не успеваю подстраиваться. К чему такая спешка, Йозеф? – раздраженно молвил Хайд.

- В Управлении считают, что на борт могут проникнуть агенты «ТрайДэнта» в одном из османских портов. Я думал уж для кого, для тебя – это очевидно.

- Если ты не заметил, я был немного занят спасением наших шкур от хвоста все того же «ТрайДэнта». Но ты прав, мне не стоит допускать таких промахов впредь… – голос Хайда звучал немного расстроено.

«У него есть эмоции!» - удивился про себя Стас.

- Викки, что с тобой? Где твой запал, где твоя страсть? Мы же летим на твое первое место боевой приписки – на старушку «Мэри Джейн»! – весело воскликнул Йозеф.

- Просто немного устала. Я, пожалуй, вздремну. Все равно нам еще три часа лететь, – она опустила спинку кресла и закрыла глаза. Убедившись, что Виктория уснула, Хайд осмелился произнести:

- Она храпит, когда вот так отрубается. Хорошо, что мы в наушниках.

Йозеф и Стивен громко загоготали. Видимо они были давними товарищами.

- Господа, а можно подробнее про «Трайдент»? Вот лично мне живо интересно, кто это такие! – сказал Стас.

- Очень большая фирма, которая буквально за пять лет магическим образом подмяла под себя торговлю лесом в Южной Америке, – начал Йозеф, - Причем выросла на пустом месте. Спонсировали ее оффшоры с Каймановых Островов – тёмная история, сам догадаешься, если газеты читаешь. Пока что мы все, Секретная Служба, Le Service Secret de la République и ваша Тайная Полиция, сходимся во мнении, что создавали «Трайдент» для саботажа проекта «Стража Антанты» и осуществления ряда других темных инициатив. Кто создавал – главный ребус. Мы думаем, Лига Южноамериканских Хунт, но кто знает, может, даже Османиты причастны. Бороться с «Трайдентом» бесполезно – это основной поставщик леса для США и части континентальной Европы. Более того, они активно участвуют в благотворительности и с ними сложно бороться в открытую. Да и для подковерных игр они очень хорошо натренированны. У них есть техника, агенты и филиалы по всему земному шару. Словно консультирует их человек невероятно эрудированный в специфике работы спецслужб! Это достойный противник и грозный враг, господин Белозерский.

- А еще изрядная боль в заднице для переправки людей типа вас, Стас! Раскрытие лидеров группировки и заговора за «Трезубцем», - основная задача нашей опергруппы, – откликнулся Хайд.

Словно поддакивая беседе Виктория начала похрапывать.

- Видите? Я говорил.

Теперь звонко засмеялась вся троица.

 

***

На горизонте показалась маленькая черная точка, которая стремительно вырастала в большой авианесущий линкор класса «Георг V» «Мэри Джейн». До этого момента такие неказистые корабли инженер видел только в журналах и по визору. Побитое временем и переделками под новые тенденции, и немного рыжее у кормы от ржавчины судно представляло собой этакую большую площадку для игры в кёрлинг с по-смешному задранным вверх носом и высокой пристройкой-вышкой с кучей антенн у края палубы. Тем не менее, размеры палубы впечатляли даже после круизного лайнера, что уже говорило об амбициях или, скорее, комплексах военных кораблестроителей. На палубу этой посудины спокойно мог бы сесть дирижабль если бы ему сильно приспичило.

Геликоптер сел аккуратно напротив контрольной вышки и, почувствовав легкий удар шасси о палубу, Виктория проснулась и протерла глаза. Троица выгрузилась из вертолета и вышла на взлетно-посадочную полосу.

- Удачи вам! – крикнул Йозеф.

- Береги себя! – ответил Хайд.

- Счастливо! – выкрикнул Стас.

- И похудей, наконец! – прокричала Виктория.

Они пошли в направлении небольшого грузового палубного самолета, который стоял у самого начала полосы и разогревал двигатели.

- Дамы вперед!

- Спасибо, Стивен. Раз уж так, то ты первый! - съязвила Викки.

- Кончайте уже оба и лезьте в чертов самолет! – не выдержал инженер. После чего вместе с саквояжами и клеткой с котом скрылся в недрах небольшого пассажирского отсека моноплана. Расстроенным от неудавшейся перепалки разведчикам ничего не оставалось, кроме как последовать его примеру. Они кое-как протиснулись в тесный салон и уселись в жесткие кресла. Комфорт был явно не самой сильной чертой палубной авиации.

- Вас приветствует авиакомпания «Бритиш Сикрет Сервис Эйрвэйс». Господа и дамы, пристегните, пожалуйста, ваши ремни. Во время полета наш вежливый командир экипажа Монти Парсонс просит вас не курить, иначе вы спалите фанерно-реечный самолет к такой-то матери. Мешки для последствий перегрузок находятся в спинках ваших кресел. Желаем вам приятного полета! – продекламировал пилот.

- Монти, ты все такой же шутник! – прыснула Викки.

- С такой зарплатой без юмора никуда. Держитесь крепче, сейчас сработает палубная катапульта!

Она сработала. Глаза инженера готовы были вылететь из орбит, столь сильным был толчок. Но фанерное чудо английский авиаторов взлетело и достаточно быстро набрало высоту и скорость. Невероятно, но тут было куда тише, чем в гремящем и стрекочущем геликоптере. Хайд извлек из-за пазухи свежий «Таймс», который «одолжил» еще в вертолете. Виктория же задумчиво уставилась в иллюминатор и, видимо, совсем не была предрасположена к общению. Белозерскому ничего не оставалось, как приняться за чтение путеводителя по Одессе, который все еще обитал во внутреннем кармане его пиджака.

В путеводителе проплывали криминальные байки Молдованки и Развоза, в иллюминаторе проплывала Европа, и при попадании хлипкого самолетика в очередную воздушную яму Стас гадал, разобьются они в Румынии или все-таки их обломки найдут в Чехии. Клетка с Барсиком ерзала по полу тесного салона согласно всем законам броуновского движения. Это не вызывало одобрения ее обитателя, который недовольно шипел каждый раз, когда она ударялась об стенку или о вытянутые вперед ноги Хайда.

Виктория уронила голову на плечо и, похоже, снова задремала, правда в этот раз храпа слышно не было. Станислав попытался последовать ее примеру, но обнаружил, что не может уснуть в самолете из-за периодических встрясок. Вероятно, все сотрудники Секретной Службы вырабатывали в себе профессиональную способность дремать в такого рода технике. Так как достопримечательности Одессы многочисленны, равно как байки и анекдоты, но все же не бесконечны, прикончив путеводитель, инженер заскучал. Он даже пробовал считать птиц... Наконец, скука пересилила воспитанность и Стас отважился отвлечь Хайда от чтения газеты, хотя предпочел бы такому собеседнику скорее хозяина гостиницы «Мюнхгаузен». Вот только выбора у него не было.

- Мы до Лондона долетим на моноплане, или в Британской Империи есть еще какой-то ненадежный транспорт, которого я не видел? – Уже достаточно познакомившись с агрессивной манерой разговора одного из своих «охранников», Стас решил выбивать клин клином. К его удивлению, прием не сработал: либо Хайд просто был в хорошем настроении, либо понял тактику Стаса и повел разговор в более спокойном русле, чтобы не дать собеседнику шанса себя переиграть.

- Угадали, господин Белозерский, - беззлобно улыбнулся он, не отвлекаясь от чтения газеты, - Вы еще не видели гордости нашей столицы...

- Мы поедем до Лондона на двухъярусном автобусе или, прости господи, на кэбе? – предположил Стас.

- Нет, я не об этих аттракционах для туристов, - тут лицо Хайда приобрело выражение, с которым французы перечисляют сорта сыра, или русские говорят о матрешках, - я говорил о речном транспорте.

- На двухэтажной лодке?

- Можно и на лодке, при условии, что Вы и Блэкбёрн будете грести. Вообще-то управление предоставило нам катер. Одноэтажный, кстати.

- Хммм... не слышал, чтобы в Лондоне было много катеров... – Стас, не обратив внимания на ироничное замечание, ворошил в голове свои знания о столице второй по величине империи в мире, - Они, если мне не изменяет память, имеют свойство напарываться на всякий мусор в Темзе и красиво тонуть. Да и как мы попадем на этот катер?

- В Северном море, у берегов Голландии проходит корабль, который доставит нас к дельте Темзы. Дальше он уходит в Глазго, а мы пересаживаемся на катер и поднимаемся по реке до Лондона, - Хайда, по-видимому, начали утомлять постоянные объяснения инженеру дальнейших планов, - так мы убьем двух зайцев – оторвемся от преследователей, если они все еще у нас на хвосте, в чем лично я сомневаюсь, и сэкономим полдня пути. А что касается катеров, то в последние десять лет из-за доступности водородных двигателей, которые, к слову, создает одно из подразделений вашего КБ, путешествия по рекам стали много популярнее. Катеров развелось как мух летом, постоянно случаются заторы и аварии, да такие, что питерские пробки кажутся просто скоростным треком. Правительство пытается решить проблему, деньги налогоплательщиков уходят, а все без толку. Такие дела.

- И чем тут гордиться? – Стас начинал чувствовать себя законченным идиотом и невеждой, ведь за последние два дня он задал больше вопросов, чем пятилетний ребенок за месяц.

- Когда люди не могут избавиться от проблемы, они начинают ей гордиться. И проблема автоматически становится национальным достоянием. У нас это часто.

- Как будто у нас по-другому... Ладно, черт с ними, с катерами, - Станислав говорил негромко, стараясь не разбудить Викторию. Однако, как он уже понял в геликоптере, это было непростым делом, - мне до сих пор никто толком не объяснил, что от меня потребуется по приезде! Чертежи – это понятно, но затраты на доставку меня в Лондон превысили ценность этих сведений еще при отплытии из Одессы...

- Я не имею права говорить Вам о целях нашей миссии, но уверяю Вас, что Секретная Служба не стала бы впустую тратить столько усилий и бюджетных средств, - Хайд перелистнул страницу и отодвинул ногой клетку с шипящим Барсиком, - Вам все объяснит наше руководство по прибытии, если у него будет на то настроение.

- Понятно, - вздохнул Стас, улыбаясь и откидываясь на твердую спинку сидения, - Ладно, это ничего. Я с удовольствием пообщаюсь с вашим начальством, при условии, что они хоть чем-то похожи на Стью или Йозефа.

Хайд вдруг выпрямился на сидении и отложил газету. Он сурово посмотрел на Стаса, и тот сразу почувствовал себя неловко – во взгляде собеседника даже не было обычной для него надменности.

- Позвольте вам кое-что объяснить, господин Белозёрский, - начал он, - Вы, видимо, не совсем понимаете, с кем и чем имеете дело. Вы посмотрели на меня и Блэкбёрн и думаете, что безобидные перепалки – это верх взаимной неприязни? Наивно. Мы носимся с Вами лишь потому, что этого требует наше задание, родина и жалованье. Именно в таком порядке. Другие так к Вам относиться не будут...

От этих слов Стасу стало совсем нехорошо. Инженеру почему-то захотелось покинуть самолет прямо на лету без парашюта, не дожидаясь прибытия в штаб Секретной службы.

- А теперь касательно общения, - продолжал Хайд, - нашему руководству Вам придется рассказать всю информацию, которой владеете, это в Ваших же интересах. Но с другими сотрудниками я бы на Вашем месте был посдержанней.

- Да в чем дело-то?! – Стас от волнения даже повысил голос. В нем начала разгораться мания преследования. Викки повернула голову, но не проснулась.

- Йозеф, говорите? – Хайд, по-видимому, окончательно потерял терпение, - что Вы о нем можете сказать?

- Ну... веселый парень... выглядит вроде безобидно... любит поесть судя по пузу... что такого ужасного-то?

- Поздравляю, господин Белозёрский, Вас точно не возьмут в разведку. Вы совершенно не разбираетесь в людях, - триумфально проговорил Хайд, снова взявшись за газету, - да будет Вам известно, что Йозеф – двойной агент.

- Что? – еле проговорил Стас. Его желудок как будто провалился куда-то вниз, хотя может быть виновата была очередная воздушная яма, - чей?

- Австрийский.

- Но... как? Он же работает у вас!

- Да. Он отвечал за австрийское направление какое-то время, но его, естественно, перекупили. Бывает, - бесстрастно сообщил Хайд.

- Подождите, это какой-то бред, - помотал головой инженер, растрепав свои каштановые волосы, - он ведь помогал нам, верно? И он, кажется, Ваш приятель, верно?

- Лично я не вижу никаких противоречий, - пожал плечами его собеседник, - к важной информации его не подпускают на расстояние выстрела. Он, к слову, не в курсе наших планов дальше самолета. Если относиться к нему не так, как раньше, он поймет, что его раскрыли, и улизнет, чего доброго, в Австрийскую Империю окончательно. А мы этого не хотим, зачем же так с дойными коровами? Зато пускать по такому каналу дезу – задачка для дошкольника. К тому же знать крота намного полезнее, чем его выкуривать – они все равно кого-нибудь завербуют, а тут мы вроде как контролируем ситуацию.

- «Мы»?! То есть, еще кто-то в курсе?!

- Естественно, - кивнул разведчик, - Эй, Блэкбёрн! Что думаешь насчет Йозефа?

Виктория сквозь сон пробормотала пару довольно емких казарменных выражений, которые характеризовали Йозефа отнюдь не с положительной стороны и указывали на его связи с Австрией.

Станислав приходил в себя после полученной информации и формы ее словесного выражения, когда в иллюминаторе за лесами, равнинами и городами появилась синяя полоска моря.

- В общем, господин Белозёрский, - Хайд, сворачивая газету, не отрываясь, смотрел в маленькое окошко, - советую Вам ограничить круг лиц, которым Вы доверяете, своим отражением в зеркале. Проживете долго и, наверное, даже счастливо.

Стас заметил неожиданную искренность в голосе Хайда, но смысл сказанного в данный момент занимал его намного больше, чем тон говорившего, и до самой посадки инженер не проронил ни слова.

Он бы и во время посадки молчал, но когда фанерный самолетик садится в поле, подскакивая и накреняясь на каждой кочке, нужно обладать либо привычкой, либо нечеловеческим самообладанием, чтобы никак не выразить своих переживаний по этому поводу. Однако Виктории дремать это нисколько не мешало и проснулась она только когда самолет заглушил двигатель.

- «Бритиш Сикрет Сервис Эйрвэйс» благодарит вас за выбор наших авиалиний и Господа Бога за удачную посадку, - продекламировал Монти, когда самолет окончательно остановился, - командир экипажа Монти Парсонс желает вам счастливого дня и рекомендует держаться подальше от неприятностей, парней с большими пушками и «Бритиш Сикрет Сервис Эйрвэйс».

- Удачи, Монти! – Крикнула Виктория, выпрыгивая из салона на поле.

- Да, летной погоды! – Поддержал ее Стас.

- И полного техосмотра, - проговорил Хайд, критически оглядывая хлипкий моноплан.

Монти, похоже, их не слышал, так как уже завел мотор и начал выруливать на взлет. Он махнул им из кабины рукой на прощание, разогнал машину по постриженному дерну и, с трудом оторвав ее от земли, где несчастный тарантас, по-видимому, чувствовал себя комфортнее, чем в воздухе, полетел обратно на авианосец. Вся троица секунд тридцать смотрела ему вслед. Хайд закурил, Стас последовал его примеру.

- А где мы? – Стас оглядел абсолютно безликое поле, окруженное со всех сторон редким лесом. Вообще-то этот лужок показался бы ему довольно милым и даже умиротворяющим местом, если бы бедному парню за сутки не пришлось путешествовать больше, чем за всю жизнь.

- Недалеко от Гааги, - сказала Виктория, поднимая с земли свой саквояж, - нам туда, - она кивнула в сторону, и Стас заметил в лесу небольшую тропинку, - бойцы, за мной!

Хайд критично покачал головой, но все же последовал за Стасом и неунывающей Викторией.

Они шли около получаса, и это были наименее комфортные полчаса их пути, ведь все чемоданы пришлось тащить на себе по весьма пересеченной местности. Окружающий пейзаж быстро менялся: лес перешел в луга и холмы, а они, в свою очередь, сменились побережьем. Наконец, они вышли к морю.

- Ну, и где наша лодка? – Виктория нетерпеливо всматривалась вдаль, прикрывая рукой глаза от ярких лучей заходящего солнца. Багряный морской закат был вообще предательски красив и просился на пошлую открытку.

- Полагаю, в километре к юго-западу отсюда, где ей и следует находиться согласно плану операции, - надменно проговорил Хайд, поправляя монокль, который он достал из нагрудного кармашка пиджака.

- И ты всё это время молчал?! – инженер не был привычен к физическим упражнениям и от получасовой прогулки с чемоданами он совсем выдохся, - раньше, что ли, нельзя было сказать?!

- Лейтенант столь смело взяла на себя командование и полную ответственность за судьбу отряда, что я решил посмотреть, что из этой инициативы получится, - ответил Хайд, смакуя каждое слово, - и, конечно же, занести результаты в итоговый рапорт.

Виктория в гневе тряхнула густыми рыжими волосами и отшвырнула свои чемоданы на песок. Немного успокоившись, она присела на отброшенный саквояж.

- Ты жалкая канцелярская крыса, Джекил! – Рявкнула она, пнув песок.

- Хайд, я Вас отлуплю, ей богу, - выпалил инженер далекий от военной выдержки Виктории.

- Не советую этого делать, пока не доберемся до судна, господин Белозерский, - ухмыльнулся разведчик, - без меня вы двое вряд ли найдете юго-запад...

- А ты типа штурман, да? Или кем ты там служил, юнгой-полотером? – Стас попытался успокоиться и вложить в голос побольше технарского пренебрежения, так как видел, что их с Викторией раздражение только веселит Хайда.

- К счастью для нас, ни то, ни другое. Полы я, кстати, всегда мыл отвратно. Я служил мичманом и знаю побережье Европы как Вы свои дирижабли, а Блэкбёрн вышивание крес... Устройство пулемета, - при этих словах Викки еще раз пнула песок, вырыв носком туфли небольшую ямку, - так что за мной, бойцы!

Виктория тихо выругалась, а Станислав вспомнил про себя всех родственников Хайда очень добрым словом. Вся компания в абсолютной тишине прошагала по пляжу обещанный километр и, к пущему раздражению Виктории, таки встретила лодку, ожидающую их на берегу. Лодка, вернее, человек в ней, встретил троицу нецензурными жаргонными выражениями, примерно означали следующее:

- Господа и дама задерживаются на полчаса, чем доставляют массу неудобств моей скромной персоне и капитану нашего судна.

- Уверен, пара сотен фунтов дополнительной оплаты исправят положение, - Хайд, как ни в чем ни бывало, залез в лодку вместе со своим чемоданом, - их вычтут из заработка лейтенанта, - он кивнул в сторону Викки.

- Вы этим нас чрезвычайно обяжете, хотя будет очень печально сознавать, что наши претензии будут удовлетворены за счет столь очаровательной молодой особы, - видимо, вне зависимости от настроения, моряк не мог выражаться печатным языком.

Преодолевая шок и на ходу переводя морской жаргон, Виктория и Стас погрузились в лодку. Если это корыто вообще заслуживало столь гордого наименования. Моряк завел с иголочки новый мотор, который явно находился в когнитивном диссонансе с общим состоянием лохани. По выражению моряка, мотор обладал «прекрасными ходовыми качествами и довольно строптивым характером, что часто создавало труднопреодолимые сложности в обращении с ним», и лодка понеслась на встречу закату в открытое море.

Вскоре на горизонте показался страшненький рыболовецкий траулер. Учитывая отсутствие в поле видимости других судов, Стас сделал вывод, что именно это корыто должно довезти их до дельты Темзы. Или хотя бы попытаться это сделать.

- Хм, странно, - инженер обратился к Виктории, - все деньги спустили на билет на лайнер?

- Ха-ха! Это для маскировки, дорогуша. На рыболовецком тарантасе нас никто искать не будет кроме, разве что, чаек. Это, кстати, моя идея, - гордо произнесла Викки.

Стас хотел было что-то возразить, но вдруг заметил, что развевающиеся на ветру локоны его спутницы отливают медью в алых лучах ослепительного заката, и забыл, что именно он хотел сказать. А в нем начало говорить нечто возвышенное.

Пока Станислав любовался Викторией, лодка добралась до траулера. Издали эта махина производила впечатление старого, обшарпанного и ржавого корыта. Однако при ближайшем рассмотрении она вызывала еще более горестные ассоциации, в основном с кораблекрушениями. Судно угрожающе скрипело при каждом набеге волны, от него несло рыбой, что являлось единственным недостатком, не угрожающим его плавучести, и вообще корабль выглядел весьма неаппетитно. Палуба, на которую поднялись путешественники, была тщательно надраена. Наверное, в случае данного конкретного корабля этого лучше было бы не делать – так она не выглядела бы настолько ржавой. К счастью для всей троицы, они так и не побывали в машинном отделении, а то, чего доброго, решили бы бежать с корабля вплавь.

- Ну, наконец-то! – Воскликнул солидный подтянутый мужчина с окладистой серой бородой, увидев инженера и разведчиков, и двинулся в их направлении, - я капитан корабля, Питер Рэндалл. Эй, кто там на мостике?! – Гаркнул он, обращаясь в сторону чего-то среднего между рубкой и балкончиком, - Милтон? Полный вперед, мы отстаем от графика!

Капитан явно был крайне раздосадован, но, тем не менее, изъяснялся по-человечески.

- Я, конечно, верноподданный Его Величества, - недовольно говорил он, когда судно начало набирать ход, - и если уж дело государственной важности, я согласен подождать и лишний час, тем более за счет Секретной Службы. Но опаздывать в порт приписки в последний рейс это, черт подери, просто дурной тон! Да и от начальства за это премии не получишь...

- Последний рейс? Вроде давно пора. – Переспросил Стас.

- Да, - с грустью проговорил капитан, - моя бедная «Фрида» отжила свой век. Хотя выглядит она, конечно, на два. Теперь пойдет в металлолом. Нам дают новое судно, знаете, это новый траулер класса СРТ-120. Хорошее корыто, но с моей «Фридой» не сравнится... Да, что это я? – Мотнул головой Рэндалл, - вам ведь, пожалуй, надо пристроить свой багаж, да и самим отдохнуть? У нас, знаете, с местом не очень, но можете посидеть в трюме...

- Нет-нет, зачем Вы так, - запротестовал Стас, которого и так уже мутило от запаха рыбы, - мы постоим на палубе, правда, Викки?

- Ага! Люблю морской воздух, - по выражению лица Виктории было похоже, что она полностью разделяет его ощущения.

Тот же загорелый моряк, что подвозил их на лодке, оказавшийся, как ни странно, местным боцманом, показал им место в трюме, куда им пришлось сложить свои вещи, чтобы их не выбросило качкой за борт. На замечание Виктории о том, что в трюме «жутко воняет», боцман в своей обычной манере ответил, что «запах действительно превышает все санитарно-допустимые нормы, что, впрочем, вполне объяснимо и даже, в общем, простительно, учитывая основной профиль деятельности данного судна».

Наконец, вся троица выбралась обратно на палубу, где свежий морской ветерок слегка разбавлял запах дохлой замороженной рыбы ароматом рыбы живой и относительно теплой. Капитан потерял к ним всякий интерес, и только как мог морально стимулировал машинное отделение по внутренней связи, чтобы нагнать график.

- То солярка, то порох, теперь рыба... Пахучая же история у моего туалета! – Раздосадованно пробормотала Виктория.

Солнце уже село, и в сгущающихся сумерках Стас и Викки любовались морем. Хайд куда-то исчез, впрочем, ни один из них ни секунды не сожалел об этом.

- Выше нос! – Виктория ободряюще ткнула Стаса в плечо, увидев, что тот уже начинает клевать носом.

- А? Извини... Я свой нос уже почти не чувствую, – смутился Станислав, - Да и просто не привык менять за день по пять видов транспорта и мест пребывания...

- Это что, - махнула рукой Викки, - ты еще не искал такси в Каракасе в третьем часу утра!

- Искренне надеюсь, что мне не придется этого делать, хотя, честно говоря, от такси я бы сейчас не отказался – оно хотя бы по земле ездит...

- Тебе не нравится идея с кораблем, я понимаю, - разочарованно вздохнула Викки.

- Нет, нет! – Стас усиленно пытался найти хоть один довод в пользу этой идеи, чтобы не расстраивать свою спутницу, - тут... э.... Тут нас точно никто искать не будет!

Викки еще больше приуныла.

- Нет, я не про то, - Станислав уже не знал, куда деваться, - нет, ну, правда! Они ведь даже этот корабль не найдут, его ведь пустят на металлолом! Так что идея сработала, я серьезно... И вид с палубы отличный. Да и все оно надежнее самолета.

- Спасибо, я старалась, - И даже в надвигавшейся ночной темноте было заметно, что она покраснела.

Стас не отрываясь смотрел в ее карие глаза и тонул в них намного быстрее, чем траулер, на котором они плыли, утонул бы в море при первой же штормовой волне. Несмотря на то, что вокруг была целая толпа моряков, сновавших туда-сюда по своим делам, Стасу и Виктории казалось, что они на палубе одни. Разумеется, долго такие иллюзии не длятся.

- Разумеется, лейтенант, Вы постарались, - Прозвучал знакомый голос. Стас усиленно боролся с желанием сбросить Хайда за борт, но у него не было полной уверенности, что корабль не пойдет ко дну раньше, чем он это сделает, поэтому он дал разведчику договорить, - Вы просто превзошли саму себя...

- Заткнись, Джекил, - застенчивый румянец вмиг пропал с щек Виктории.

- Я серьезно, - ухмыляющееся лицо Хайда освещала тлеющая сигара, которой он периодически сладко затягивался, - так бестолково растратить деньги налогоплательщиков Антанты могла только женщина. Да-а-а...

- Слушай, Стивен, в чем дело? – Стас едва сдерживался, чтобы оставаться в пределах приличного поведения и не последовать примеру их боцмана, чеканя каждое слово, - мы на корабле, нас никто не найдет...

- Вы, разумеется не в курсе, сколько стоит крюк в сто морских миль на аварийном судне? Мы сейчас как раз обсуждали это с капитаном и он сказал мне, что...

- Как будто это твои деньги, - фыркнула Виктория.

- Я отвечаю за операцию, а значит, и спросят за перерасход средств с меня. Но Виктория Блэкбёрн все делает с шиком, не правда ли?

- Ладно, умник, а ты бы что сделал? Небось повторил бы тот скромный бразильский трюк? – Викки начала угрожающе надвигаются на него, впрочем, Хайд на это не отреагировал. Наверное, сказались годы службы.

- В Бразилии покупку Роллс-Ройса оправдывала легенда. В данном же случае я нашел бы судно, которому с нами по пути, дорогая подушка...

Тут Виктория окончательно вышла из себя и, не удержавшись, молниеносно махнула кулаком. Мимо носа Стаса что-то просвистело. Хук, безусловно, нашел бы свою цель, но Хайд, по-видимому, этого ожидал, и вовремя увернулся. По отточенности постановки этой сцены, Стас сделал вывод, что это скорее была добрая традиция, нежели серьезная попытка начать драку.

- Ну и пусть, - гневно, но уже более спокойно проговорила Виктория, - раз уж ты так беспокоишься за деньги наших граждан, пойду, переговорю с капитаном. Спорим, с нормальным человеком разговор у него выйдет получше, чем с букой вроде тебя!

Она грациозно удалилась. Стас смотрел вслед Виктории, про себя думая, что если его ненароком пристрелят, его двое «нянек» за взаимными перепалками этого даже не заметят. Не удостоив взглядом остававшегося на палубе Хайда, он пошел на нос корабля, где запах рыбы не вызывал стойкой тошноты и головокружения, и присел там у какого-то контейнера. Только тут Станислав понял, насколько вымотался за этот день. Усталость накрыла его, как бетонная плита, не позволяя даже пошевелиться. Он лег на разбросанные рядом спасательные жилеты и попытался заснуть. Но ночной ветер был слишком студеным, чтобы под его порывами можно было спокойно спать. Стасу очень не хотелось идти спать в трюм, ведь это означало, во-первых, ночевку в жутком рыбном аду, а во-вторых, что ему придется двигаться с места.

Оглядевшись вокруг, Стас стянул брезент, закрывающий от брызг волн ящик, возле которого он прилег. Стащив его с ящика и укрывшись как одеялом, Станислав уже собирался войти во владения Морфея, но сон как рукой сняло: на ящике стояла эмблема трезубца!

Стас вскочил как ошпаренный и, дико озираясь вокруг, попытался поскорее прикрыть ящик.

- Ты что делаешь? – Удивленно проговорила подошедшая Викки, - и где этот ...ок, Джекил? Я как раз потрепалась с капитаном и...

- Погоди! – Громким шепотом проговорил Стас, приоткрывая брезент на месте эмблемы, - Глянь-ка!

Виктория не вскрикнула, но в ее глазах отразился шок.

- Что нам теперь делать? – Прошептал Стас, поправляя брезент.

- Так, до суши здесь далековато, - проговаривала Викки, - но, может, взять шлюпку и...

- Похоже, придется. Больше тут плыть не на чем. Но сначала надо найти этого идиота, - кивнул Стас, - не оставлять же его здесь!

- Только быстро, - согласилась Виктория, - ты иди в кубрик, а я поищу на палубе и в трюме. И постарайся выглядеть менее взволнованным, это может тебя выдать...

Стас быстрыми шагами спустился в вонючий кубрик, по дороге размышляя о своей находке.

«Черт возьми! Если эти «трезубцы» пролезли в последнее место на планете, где они могли бы быть, вообще от них можно оторваться? Похоже, Хайд был прав насчет того, что никому нельзя доверять... Кстати, где этот кретин? Тут явно и без него яблоку упасть некуда... Может, в кают-компании? Если на корабле есть кто-то из «ТрайДэнт», надо убираться отсюда ко всем чертям, и как можно быстрее. Так, вот кают-компания... пусто! Вот зараза, как не надо, так он сам как чертик из коробочки, а как потребовался, так днем с огнем... Все это странно... Если они здесь, то почему мы еще живы? Ох, черт! - Его вдруг пронзила жуткая мысль, - это если мы все ещё живы! Надо найти Викки!»

Он бросился на палубу, презрев все меры предосторожности, и с разбегу налетел на Викторию в десяти метрах от капитанского мостика.

- Викки! – Вскрикнул он, - слава Богу, ты в порядке! Я подумал...

- Тише, - зашипела Виктория, - я буду в порядке дольше, если ты будешь чуть менее возбужден. Ты, я вижу, не нашел Джекила?

- Нет, - Стас попытался успокоиться, - ни в кубрике, ни в кают-компании. Я просто подумал, что с тобой может что-то случиться...

- И естественно меня спасешь ты, а не годы военной академии, да и мышцы у меня, чтобы саквояжи таскать, - подмигнула Викки, хихикнув. Хотя по ее румянцу было заметно, что не смотря на ее поддевку, ей приятно беспокойство инженера за ее безопасность.

- Думаю Хайд таким набором инструментов спасения похвастаться не сможет, - промямлил Стас.

- Зачем же махать кулаками, когда в кармане есть Браунинг с глушителем? - раздался где-то рядом знакомый голос, - Это куда чище методов Блэкбёрн.

Стас и Викки моментально обернулись и в свете фонаря у склянок увидели приближающегося к ним Хайда.

- Чтоб тебя карданным валом! – Не выдержал Стас, подойдя к фонарю, - где ты был?! Мы обыскали весь корабль!

- Я разговаривал с капитаном, - сейчас Хайд выглядел более озадаченным, чем Стас его когда-либо видел, - Кстати, а зачем вы обыскивали корабль?

- И о чем же вы беседовали? – С притворным интересом спросила Виктория.

- О времени. Мы будем у наших берегов к утру, и из этой жестянки больше двенадцати узлов не выжать...

- А о «ТрайДэнте» вы как, поговорили? Потому что сопровождаемый, а не сопровождающие, нашел их эмблему на одном из ящиков! – Виктория не без удовольствия смотрела на реакцию Хайда, который, казалось, был удивлен едва ли не первый раз в жизни.

- Да, поэтому вряд ли мы будем к утру в Англии! – Подхватил Стас, - мы решили уплыть отсюда на лодке, пока еще целы. Но раз мы нашли тебя, то теперь можно двигаться!

- Вы искали меня? – Судя по выражению лица Хайда в этот момент, обнаружение эмблемы враждебной компании там, где ее точно не могло быть, по сравнению с тем фактом, что кто-то о нем подумал, было не удивительнее летнего дождика или осеннего листопада.

- Нет, если хочешь, мы тебя оставим тут. Мне не жалко, пусть с тобой ребята из «ТрайДэнт» разбираются, - Виктория начала терять терпение и попыталась толкнуть Хайда в направлении спасательных шлюпок, но тот, похоже, совсем оцепенел и не сдвинулся с места.

- Знаешь, говорят, в императорской Японии есть такие воины, как их? Кази, Квази... Камикадзе! – выдал Стас, изо всех сил толкая упирающегося Хайда, - они любят резать себе животы... никогда бы не подумал, что ты японец!

Однако Хайд уже вышел из ступора.

- Стоять! – Проговорил он громким шепотом, - вы оба, что, с ума сошли?! Куда вы собрались?

- На лодку, в воду, на берег, это вкратце, - пояснила Виктория, пытаясь тащить Хайда за руку, однако тот вырвался и продолжил.

- Из-за чего? Просто потому, что вы нашли ящик, принадлежащий одной из самых крупных в мире компаний? Вы не подумали, что команда здесь не причем, любители дедукции?

- Несмотря на все твои комплименты, я не законченная дурочка, - вспылила Виктория, - конечно, это возможно! Но мы не можем рисковать!

- Стоп, Викки, - вмешался Стас.

- В чем дело? Нас трое, а их человек тридцать. Что ты предлагаешь делать?

- Пока не знаю, но лодка отпадает как вариант, - проговорил задумчиво инженер, считая про себя, - если скорость судна двенадцать узлов, они нас догонят. Я не специалист по лодочным моторам, но больше шести узлов из шлюпки не выжать...

- Пяти, - уточнил Хайд, - это такая же рухлядь, как и сам корабль. Мотор умеет все 10, однако эта скорлупка развалится и на шести.

- У нас будет преимущество во времени, пока они ничего не заметят, - отстаивала свой вариант Викки.

- Если это «ТрайДэнт», они уже заметили. Когда мы бегали по кораблю, как ошпаренные, - покачал головой Стас, - лодка это слишком рискованно.

- В целом я согласен, - кивнул Хайд.

- Но здесь же тоже нельзя оставаться! – Возразил Стас, тщетно пытаясь найти решение проблемы.

- Отчего же? – Хайд явно был настроен весьма беспечно, - это уйти отсюда нельзя. А раз нельзя уйти, значит остаться – единственный вариант. Если, конечно, Вы, господин Белозёрский, не соберете из подручных средств дирижабль и он не развалится от ржавчины...

- Хорош вариант! Остаться здесь и ждать, пока нас прикончат! – Возмутилась Викки.

- Это при условии, что на борту действительно есть агенты «ТрайДэнт» и их больше, чем пятеро, - уточнил Хайд, доставая из кармана монокль.

- Почему пятеро? – Спросил Стас.

- Так я оцениваю наши скромные способности. Пятерых мы пристрелить успеем.

- А если их больше?

- Тогда пятерых пристрелим, а остальных Блэкбёрн покалечит, это её стихия.

Теперь пришел черед Викки впадать в ступор – комплимент от Хайда это последнее, что она ожидала услышать. Последний, видимо, совсем не собирался говорить что-то в этом духе, и быстро сменил тему.

- В общем, если вас двоих совсем замучила паранойя, в трюме есть закрывающиеся отсеки, до утра можно посидеть там.

Ради безопасности всем троим пришлось пожертвовать обонянием и ночь провести в трюме. К удивлению Стаса, ему даже удалось заснуть. Снилась рыба, которая преследовала его по шоссе на огромном самолете. Он отстреливался из пулемета, а Стью кричал что-то на английском. Потом взорвался бензовоз... А дальше его воспоминания не вынесли потока фантасмагорий и бреда.

На утро его разбудили удары, как ему показалось, кувалдой, по перегородке его отсека.

- Стас! Подъем! – Кричала с той стороны Викки, - ты что там, в иллюминатор выпрыгнул?!

- Тут нет иллюминаторов, - спросонья пробормотал инженер, открывая дверь.

- Поздравляю! – Сияющее лицо Виктории в дверном проеме явно было не самым плохим началом еще одного дня пути.

- С чем?

- Мы еще живы! Давай, приводи себя в порядок и поднимайся наверх. Там наш мореход проверяет курс.

Стас, покопавшись в своем чемодане, сменил одежду (которая, о диво, почти не пахла рыбой) и сделал попытку расчесать волосы остатком расчески, отчего они почему-то приобрели еще более растрепанный вид. Выйдя наверх из трюма, Станислав зажмурился от ослепившего его на мгновение утреннего солнца. На горизонте вовсю занимался холодный морской рассвет, и легкая утренняя дымка окутывала днище корабля. Было около восьми и вся команда, естественно, уже была на ногах.

На палубе его уже ждали Виктория и Хайд.

- Напрасно беспокоились, господин Белозёрский, - самодовольно проговорил последний, - мы идем верным курсом.

- И как Вы это поняли? Чайки донесли?

- Нет, по силуэту берега, - ответил Хайд, - указывая на темную линию у горизонта.

- У Вас монокль или микроскоп, или снайперский прицел? Как можно с такого расстояния узнать берег?

- Родной берег можно узнать с любого расстояния, - похвалился Хайд.

- Он взял бинокль у капитана, - зевнула Виктория.

- И это тоже. Но ночью я проверял курс по звездам.

- Ночью? – Переспросил Стас.

- Я что, так сильно похож на этого вашего камикадзе? Я три раза ночью выходил на палубу проверить, не сбились ли мы с курса. И еще я не выношу запах сырой рыбы.

- Кто-то вчера говорил про паранойю, - иронично проговорила Виктория.

- Я до сих пор считаю, что агентов «ТрайДэнта» на борту нет, хотя подстраховаться все равно не мешало. Но думать, что на такой развалине безукоризненно работают навигационные приборы – непростительный для разведчика оптимизм. Тем более что я отвечаю за операцию.

- Эй, господа, - окрикнул их с мостика Рэндалл, - советую вам собирать вещички, на горизонте ваша лодка!

Через полчаса все трое вместе со своими вещами и недовольным Барсиком, за всю ночь не получившем ни одной рыбки, при этом чувствуя запах целого косяка, погрузились на катер с гордым названием «Дабойя» и попрощались с командой и капитаном «Фриды». Боцман на прощание пожелал им «всех возможных благ и успехов в различных областях жизнедеятельности и максимально редких взаимодействий с морским флотом Его Величества».

Вскоре они уже рассекали водную гладь на «Дабойе», которая была абсолютной противоположностью старому траулеру во всем, что касалось возраста и качества. А еще там не было боцмана и не пахло.

По скоростным характеристикам катер ничем не уступал большому кораблю, а может, даже и превосходил его. К сожалению, продемонстрировать свои скоростные качества ему почти не удалось, так как этому помимо изгибов реки мешало невероятное количество других катеров, буквально запрудивших реку и двигавшихся в обоих направлениях.

- Девять утра, - проговорил Стас, поглядывая на часы, - повезет, если успеем в Лондон к полудню.

- Успеем, - успокоил его рулевой, молодой парень с двухдневной щетиной и потухшей трубкой в зубах, - вон, видите город, спускается к самой воде? Это Грэйвсенд!

- Знаете, я не силен в географии, и если Вы скажете, что это Эдинбург, я все равно поверю...

- Это Грэйвсенд, - уверенно качнул головой парнишка, - а значит, мы прошли треть пути.

Это был последний рациональный комментарий парня за всю поездку. После этого он в течение полутора часов травил путешественникам разные речные байки и городские легенды, а так же цитировал Стивенсона. Виктория слушала его с интересом, а по выражению лица Хайда становилось понятно, что если бы он сам мог справиться с катером, то обязательно швырнул бы молодчика за борт. Стасу же их рулевой и капитан в одном лице даже понравился: во всяком случае, он дал ему возможность полтора часа провести в полной безмятежности.

К слову, рулевой вел катер как заправский таксист, обходя лодки и другие суда только что не по суше. Так что около десяти они достигли предместий Лондона, а еще до одиннадцати прошли последние шлюзы. Вскоре потянулись многочисленные пристани для катеров и лондонские доки, и «Дабойя» начала сбавлять скорость. Наконец, они пришвартовались к одному из десятков окружавших их причалов и Стас при всей своей профессиональной наблюдательности не смог понять, как рулевой опознал именно этот причал как нужный, ведь на нем не было никаких опознавательных знаков. В любом случае, инженер был рад, несмотря на клетку с шипящим котом в одной руке и тяжелый чемодан в другой, ступить наконец на твердую землю, осознавая, что он ее не скоро покинет.

Недалеко от причала их ждал огненно-красный Ровер SLT и знакомый шофер. Машина сильно отличалась от виданной им ранее Екатерины. Ровер был куда меньше, а еще на его деталях было куда меньше хрома. И посадка кузова была куда ниже, что уже говорило о разительном отличии в качестве дорог. Дизайн и характер Ровера напоминали Стасу упорного английского бульдога. Этот малыш с милой мордой будет искренне уверен, что загрызет слона, попутно заслюнявив вам ковер.

- Стью! – Изумился Стас, - Ты? Рад тебя видеть! У Секретной Службы на все про все один шофер?

- Такой скромный – один, - приветливо подмигнул Стью из окна своей новой машины, - видите вон тот серенький Фордик на другой стороне улицы?

- Это что, опять хвост? Тянет же ублюдков на Форды, – напряженно проговорил инженер.

- Нет, это багажный отсек. Кидайте туда свои чемоданы, я не собираюсь издеваться над своей малышкой и заставлять ее таскать тяжести!

Стас уложил чемодан в Форд, но Барсика все же взял с собой и поставил клетку в багажник Ровера.

- Ну вот, спасибочки, - раздосадовано проговорил Карпишин, когда Стас сел на заднее сидение, - теперь вся машина будет в шерсти.

- Знаешь, лучше в шерсти, чем в гильзах и осколках стекла, как в прошлый раз, - усмехнулся Стас.

- Приветик, Стью! – Рядом со Стасом на сидение плюхнулась Виктория, - как жизнь?

- О, Викки! Все путем! Я поспорил с автомехаником, что до нашей следующей встречи ты уложишь на лопатки не меньше семи человек. Ты же не подвела меня, а?

- Прости, дружище, всего пятеро, - развела руками Викки, - последнее время было тихо...

- Что же, ящик пива я считай, уже проспорил. С другой стороны, кто скажет об этом автомеханику? – Зловеще усмехнулся Стью, заводя машину.

- Эй, Карпишин, - Хайд, снаружи постучал по крыше машины.

- Для Вас минус полковник Карпишин, капитан Хайд, - с деланной важностью продекламировал Стью.

- В общем, если Вы не имеете большого желания дорасти до минус фельдмаршала, - говорил Хайд, наклонившись к окну Ровера, - держите себя в руках и проявите сострадание к своим пассажирам, или хотя бы к своей столице...

- Моя столица Дублин, я ирландец, сэр, - гордо ввернул водитель.

- ... и избавьте окружающих от своей ужасной манеры езды, - не обращая ни малейшего внимания на ремарку Стью, договорил Хайд.

- Да брось ты, Стивен, не будь букой, - усмехнулась Викки, - залезай!

- Я скорее доверю свою жизнь эпилептику с гранатой, чем этому лихачу, - с достоинством произнес Хайд, - к тому же мне нужно предупредить Ридо. Он еще не в курсе, что мы приехали.

- Только не лопни от рвения, - пробурчала Виктория.

- Без фокусов, Карпишин, - назидательно повторил Хайд.

- Так точно, капитан! – Стью взял под козырек и, взвизгнув покрышками рванул с места, оставив Хайда в облаке пыли.

- Минус полковник? – Справившись с перегрузкой при старте, поинтересовался Стас.

- Да, меня понизили после того, как я довез тебя в прошлый раз, - вздохнул Стью, - я был минус бригадиром...

- Понимаешь, его понижали в звании в два раза чаще, чем повышали, - объяснила Виктория, - вот звания и ушли в «минус».

- А так как зарплата у шофера небольшая, то это единственный способ на меня воздействовать, но чтобы я не уволился, - добавил Стью, - о, черт!

- Что? – С опаской спросил Стас.

- Вон тот Ровер, черный, видите? Ведет меня уже минут пять.

- Мы едем всего минуты три.

- Да, у меня не очень хорошо с чувством времени, зато хорошо с чувством хвоста, - ответил Стью, резко сворачивая в переулок.

- Все понятно, - вздохнул Стас, - игрушки там же, где и раньше?

- Конечно, - кивнул Карпишин, - попробую оторваться от них в доках. AND HERE WE GO!

Парень втопил педаль газа в пол и машина полетела по широким улицам, застроенными невысокими, простыми серенькими домами. Стас не без удовольствия для своего патриотизма отметил, что Ровер далеко не так резв, как Екатерина. Он достал пулемет из отсека справа от подпорки сидения и, пока еще не выбивая стекла, передернул затвор и приготовился стрелять при первом подозрительном движении черного Ровера. Холодный блеск стали оружия показался ему каким-то слишком знакомым. Это показалось ему странным, ведь все эти погони и перестрелки ворвались в его жизнь меньше недели назад.

Черный Ровер висел на хвосте, но пока не проявлял никаких воинственных намерений.

- Как думаешь, они запомнили прошлый раз? – Удивился Стью, наблюдая за машиной в зеркало заднего вида.

- Возможно, но, скорее всего, очень фрагментарно, - проговорил Станислав, вспоминая взрыв, который он устроил в Москве и представляя, что случилось с людьми в «Трибьюне».

- Стью, ну-ка развернись как тогда, с итальянцами, - скомандовала Викки, открывая окно, - попробуем их вдохновить!

- Окей, лейтенант, - Стью набрал воздуха в грудь и на ближайшем повороте крутанул руль так, что машина ушла в занос на 90 градусов и на долю секунды остановилась, прежде чем помчаться дальше. В это время Виктория выстрелила по фарам черного Ровера. Такой наглости водитель последнего, видимо, не ожидал и, проскрипев десять метров тормозами, Ровер свернул на параллельную улицу.

- Зараза! - Воскликнула Виктория, - они уходят по Марш Волл!

- Подожди, - удивленно проговорил Стас, - я думал, это мы от них уходим?

- Ты в компании лучшего водителя и лучшего стрелка Антанты, дружище, - хмыкнул Стью, - да от тебя должны разбегаться все плохие парни мира!

Стас покрепче взялся за пулемет, а Стью опять дал по газам. Улицы быстро сменяли одна другую, но черный Ровер как будто испарился. Стас понемногу начал поглядывать по сторонам, но не успевал даже разглядеть дома, мимо которых они проезжали. Стью гнал машину с такой скоростью, что в глазах Станислава солнечные блики в воде и окнах домов сливались в один огромный сверкающий поток, в котором они неслись, обгоняя редкие в это время дня машины. Сероватые дома сливались с осветленным ярким полуденным солнцем белесоватым небом, растворялись в этом потоке и, казалось, разлетались в стороны, как стайки испуганных мальков при приближении их огненного Ровера.

- Вот они! – Пихнула Стаса в плечо Виктория.

Станислав, на секунду потерявшийся в сверкающем мире доков, обратил внимание на черный Ровер, пробивающийся к ним через трафик.

- Они что там, дальтоники? – Возмутился Стью, - какой нормальный человек будет сажать на хвост два одинаковых черных Ровера?!

- Ты уверен, что это тот же самый? – Стас видел только часть автомобиля и пытался найти различия.

- Нет, они заехали в автосервис и поменяли фары! Оставь автомобили мне, а, Стас?

- Да, точно. Ты прав.

- Стас, цель - покрышки! – Приказала Виктория, выдавливая заднее стекло.

- Я могу попасть в кого-нибудь...

- Тогда подожди, когда они подъедут поближе.

И в тот момент, когда Ровер обогнал последний захудалый Фиат, отделявший его от машины Карпишина, Стас тщательно прицелился и расстрелял половину очереди в колеса. Видимо, в цель попала далеко не первая пуля, и Ровер успел немного сбавить скорость, прежде чем просел на правый бок, вильнул и, вылетев на тротуар, взлетел на чье-то крыльцо и пробил носом дверь. Инженер успел услышать женский крик.

- Неплохо, Стас, - Викки ободряюще хлопнула его по плечу, отчего Станислав чуть не выронил пулемет, - отлично, Стью, сомневаюсь что у них в запасе все остальные выпущенные Ровером черные машины, так что давай на Пикадилли, а то чего доброго опоздаем. Не хочу давать Джекилу дополнительный повод для радости!

- Ради такого дела я пожертвую званием! Или двумя, если повезет! – Гордо объявил Стью и, что есть сил, ударил по газам.

Стас едва успел положить пулемет на место, как на крутом повороте его прижало к дверце. Вообще при таком стиле езды сохранять свое положение в пространстве было крайне непросто, а так как их на заднем сиденье было двое, то поездка сопровождалась фразами «Ой, извини» и «Прости, я случайно», повторяемыми с интервалом в четыре минуты, что вызывало ненужные треволнения. Несмотря на начинающуюся тошноту, Стас не испытывал отрицательных эмоций от такой поездки в компании Виктории и даже про себя благодарил Стью за такую езду.

Не прошло и получаса, как они промчались мимо статуи Эроса на площади Пикадилли и остановились в двух кварталах от нее.

- МИЯУУУУУ! – Вероятно, сразу после остановки Барсик поблагодарил Господа за то, что остался жив.

Стас с клеткой с котом и Викки, пошатываясь от головокружения, вышли из машины. К их удивлению, рядом был припаркован черный Ровер с разбитой фарой, рядом с которым стояли несколько брутального вида парней.

- Джонсон! Какого черта ты здесь делаешь? – Удивленно вскрикнула Виктория, обращаясь к одному из них, - и зачем вы висели у нас на хвосте.

- Лейтенант, полковник послал нас для сопровождения, на нашу голову, - удрученно ответил Джонсон, оглядывая разбитые фары своего авто, - обеспечивать безопасность. Вы лихо от нас ушли, и мы решили, что вы и сами справитесь. И, раз уж вы все равно рано или поздно должны были приехать сюда, мы решили подождать вас здесь. Кстати, вы машины Кросса не встретили по дороге?

- А... они зашли в гости, - как ни в чем не бывало, ответила Викки, - к знакомым... чьим-то знакомым...

- Мда, - Джонсон вздохнул, видимо, такое происходило не в первый раз, - не к капитану Хайду, случайно? Что-то его с вами не видно.

- Нет, наш бравый капитан сейчас в гостях у мистера Ридо.

Глаза Джонсона расширились от удивления.

- Нет, правда, он поехал к Ридо, - поспешила успокоить его Викки, - сам. По собственному желанию. И без нашей помощи. Я даже не грозилась его побить!

- Я надеюсь, вы не осудите меня слишком строго, если в рапорте я попрошу для нашего следующего совместного задания сопровождение для охраны сопровождения?

- Ну что вы... Времена сейчас опасные, всякое бывает.

- Да, и довольно часто, - горячо согласился Джонсон, - эй, Карпишин! Полковник просил передать, что тебе дают повышение в случае успешного окончания операции!

- Здорово! – Отозвался Стью, - значит, до того, как они узнают детали я минус подполковник. Два повышения подряд, похоже, я теряю хватку. Хотя, за такое можно попросить прибавку к зарплате! – Задорно подмигнул он.

- Ладно, пошли Стас, нам надо к начальству, - Виктория потянула инженера за рукав.

- Ладно, а куда нам? – Стас оглядывал изящные здания в округе в поисках чего-то отдаленно напоминающего штаб-квартиру разведки.

- Вот, прямо перед нами! – Указала ему Викки.

Перед ними был обычный паб. Под описанием «обычный» большинство людей понимают что-то невзрачное и в целом не примечательное. Как правило, так оно и есть, но обычность этого паба была его самой яркой отличительной чертой. Разумеется, паб находился на углу дома и полностью занимал его небольшой фасад и выходящий в переулок торец. Здание было отделано декоративным камнем с деревянными пилястрами, чтобы изо всех сил напоминать окружающим что-то средневековое. Наличники вытянутых окон также были сделаны из искусственного камня. Часть фасада была, естественно, увита тем самым плющом, который намертво прилип к стенам доброй половины замков и наименее везучей части домов, и для уничтожения которого легче сразу взорвать здание, чем отцепить от него растение. Небольшое и, само собой, каменное крылечко, которое для добавления пабу солидности располагалось не на углу, а на фасаде, вело к массивной и, что вполне предсказуемо, дубовой двойной двери. Над дверью висел гербовый щит со львом и перекрещенные мечи. Ни один другой паб, должно быть, не сочетал в себе такого количества элементов обычности, а венчало эту коллекцию архитектурных клише абсолютно тривиальное для паба название «Рочестер Армз».

- Это штаб-квартира Секретной Службы? – Ассоциация с мрачными застенками вылетела из мозгов Станислава, как пробка из бутылки шампанского.

- Ага, отличная маскировка, что скажешь? – Виктория гордо оглядела родные пенаты, - в такой заурядный паб никто и никогда не зайдет!

- Вот так уж никто и никогда?

- Пока прецедентов не было. Трупов тоже. Ну, все, потом полюбуешься, давай, вперед!

Если снаружи паб своей обыденностью набивал оскомину, то его внутреннее убранство неподготовленную личность могло довести до истерики, и даже морально устойчивый человек имел вероятность прослезиться.

Уровень обычности зашкаливал с порога: коричневый коврик с синеватыми и зелеными отливами своим цветом более всего напоминал Темзу в ветреную погоду. Массивные стулья и угловые диванчики абсолютно логично смотрелись рядом с такими же массивными столами, на которых стояли глубокие тарелочки с орешками. Замызганная барная стойка, сделанная то ли из дуба, то ли замаскированная под него, ютилась в углу немного вытянутого зала. За стойкой стоял бармен лет шестидесяти, которого при беглом осмотре можно было принять за предмет меблировки, настолько он был ничем не примечателен и настолько монотонно и спокойно он чистил стаканы. За ним стоял стеллаж с выпивкой, количество которой в каждой бутылке абсолютно точно равнялось эквиваленту «Начатая бутылка такого» или, в крайнем случае, «Кончающаяся бутылка сякого».

Оформление стен окончательно добило чувство прекрасного в инженере. На покрытых бежевой штукатуркой стенах были прикреплены ничего не значащие фотографии, картинки с видами города, бра в виде канделябров, треугольные флажки и шарфы футбольных клубов, декоративный мусор и сухие цветы в количестве, которому бы позавидовала любая барахолка. На самом видном месте была приколочена доска со здоровенным чучелом лосося, которые продаются в любом сувенирном магазине по два фунта за штуку.

В глубине зала был камин. Он не был изящным, грубым и даже горящим. Он был обычным. На каминной полке лежал обычный для нее никому ненужный хлам, вроде открыток и сувениров. Как ни странно, именно на нем в стеклянном футляре располагалась единственная достойная вещь в этом помещении: белая фарфоровая собачка. Стас не удержался и подошел поближе, чтобы отвести душу. У песика были голубые глаза и розовый с пятнами нос. Голова собачки была задрана кверху, морда выражала крайнюю степень дружелюбия, а кусочек хвоста почему-то отсутствовал. На подставке фигурки красовалась гравировка «Милой племяннице Бекки». Покосившись на бармена, Станислав пришел к выводу, что раз тот мало соответствует этому определению, и, вероятно, вещь была антикварной.

- Ты говорила, сюда никто не заходит? – Тихо проговорил Стас, оглядывая немногочисленных посетителей паба, пивших пиво с орешками, что-то обсуждавших или занятых чтением документов.

- Посторонние – нет, - кивнула Викки, - как тебе у нас?

- Эммм... – Стас подыскивал слова, которые не обидели бы присутствующих, - очень впечатляет.

- Самое главное, никогда, ни при каких условиях не заказывай у бармена виски с содовой, - назидательно проговорила Виктория.

- А что, у него аллергия?

- Нет, это кодовая фраза, - с этими словами она подошла к барной стойке, - две Дайкири и ирландский кофе для водителя, Билл.

Бармен кивнул и дернул за ручку крана от емкости с пивом. Пиво не полилось, зато камин слегка отъехал в сторону. Никто из присутствующих не обратил ни малейшего внимания на происходящее.

- Пошли, - Виктория потянула Стаса в открывшийся за камином проход.

Они вошли в небольшую комнату, которая, во всяком случае, хотя бы примерно напоминала рабочее помещение: повсюду лежали папки, на столах были стопки бумаг, какие-то люди деловито набирали что-то на печатных машинках. После вопиющей обычности паба, эта комната радовала глаз изяществом и простотой обстановки – добротная офисная мебель и строгие настольные лампы создавали рабочую обстановку, к которой так привык Станислав. Прокуренность зала превышала все разумные пределы Минздрава, причем настолько, что глаза у бывалого курильщика Белозерского заслезились. За самым внушительным столом сидел полный седой мужчина лет шестидесяти пяти, одетый в строгий синий костюм в тонкую желтую полоску. Его усы и бородка, переходившие в бакенбарды, делали его похожим на какого-нибудь герцога с парадного портрета. Его профиль был так же необычен, как и паб. Образцовый офицер, одним словом. Сейчас он, по-видимому, был полностью поглощен работой.

- Полковник Гордон, сэр! – Викки, подойдя к его столу, вытянулась по стойке «смирно», - операция «Важная птица» проведена успешно!

- А, лейтенант Блэкбёрн, - мужчина поднял глаза, похоже, только что ее заметил и, отложив документы в сторону, встал из-за стола, - ну, что Вы? Вольно, вольно, лейтенант! – Добродушно усмехнулся он и повернулся к Стасу, - а вот и наш подопечный! Остался в целости и сохранности, даже с котом! Да выпустите Вы животное, пусть побегает, у нас далеко не удерет. Рад знакомству, господин Белозерский!

- Взаимно, полковник, - Стас, выпустив на волю несчастного Барсика, пожал пухлую, но при этом довольно сильную руку Гордона, - и можно просто Стас...

- Ну что же, Стас, присаживайтесь, - полковник указал ему на стул, - Виктория, будьте любезны, попросите у Локка сливок для несчастного кота, а то он сейчас сожрет отчет Джонсона по центральной Африке.

Виктория прихватила Барсика и отправилась к барной стойке, камин неслышно встал на место за ее спиной.

- Итак, Стас, - начал Гордон серьезным тоном, усаживаясь в свое кресло, - Вам, полагаю, не все ясно в это истории...

- В целом я разобрался, - ответил Станислав, - про «Стража Антанты» и «ТрайДэнт».

- А Ваша роль в этом Вам понятна?

- Да, Викки говорила о чертежах, вот они, - проговорил Стас, доставая из внутреннего кармана бумаги, - только зачем нужен я сам?

- Видите ли, Стас, - вздохнул Гордон, убирая чертежи в сейф, - Вы нужны по нескольким причинам. Первая – чертежи Вашего друга Гольцмана нам заполучить не удалось, они у «ТрайДэнта».

Станислав тяжело вздохнул, вспоминая тот жутковатый путь, который вывел его из Казани.

- Вы хотите, чтобы я их восстановил?

- Именно. Отдельные чертежи им не помогут, но если их не будет у нас, разработка проекта и строительство сильно замедлятся, и это им на руку. К тому же, «Страж Антанты» не единственный проект, который пытаются саботировать, и не везде мы работаем так, как следовало бы. Поэтому важно, чтобы доводились до конца максимум инициатив, особенно в военной сфере.

- А зачем еще я нужен?

- Ах, да, простите, я отвлекся. Вторая причина, по которой Вы нужны нам, это чтобы Вы не были у них. Последнее время «ТрайДэнт» слегка сменил тактику, и иногда вместо того, чтобы убивать ученых, их похищают и заставляют работать против нас. Это, как правило, относится к семейным людям – им есть, чем пригрозить. Ну, и, наконец, третья причина – Вы хорошо разбираетесь в дирижаблях и сможете помочь с координацией проекта «Стража Антанты».

- Я?

- Да. Видите ли, некоторым ученым удалось передать кому-либо свои чертежи, до того как за ними пришли люди из «ТрайДэнт». В итоге, эти планы оказались у нас, однако без их авторов даже профессиональным конструкторам сложно что-то в них понять, ведь большая часть чертежей не закончена. Людей Вашей квалификации и раньше можно было пересчитать по пальцам, а сейчас, боюсь, Вы остались один.

- Так, - Стас переваривал свалившиеся на него новые обязанности, - а моя работа в Казани? То есть, я знаю, что полиция меня не ищет, но в КБ ведь меня рано или поздно хватятся?

- Не волнуйтесь, не хватятся, им сообщили о Вашем «переводе» в Белл Аэронавтикс. Кстати, хорошо, что Вы заговорили об этом. Раз Вы теперь будете работать под нашим постоянным наблюдением и охраной, то какое-то время Вам придется провести вдали от Родины. В связи с чем я могу предложить Вам два варианта. Первый – вы живете здесь по временным документам, после того, как мы разберемся с «ТрайДэнт», Вы сможете вернуться в Казань. Второй – Вы остаетесь здесь и становитесь подданным Британской Империи, работой в местном КБ мы Вас обеспечим, с Вашими талантами это не составит проблем. Решайте, какой из вариантов Вы выберите.

Станислав задумался.

- Третий, - ответил он, наконец.

- Простите?

- Я предпочел бы третий вариант – свой собственный, - пояснил Стас, - Видите ли, полковник, в Казань мне возвращаться незачем, у меня там ничего и никого нет. Точно также у меня ничего и никого нет здесь. Но Вы натолкнули меня на мысль. Вам нужен технический консультант для проекта «Страж Антанты». Не исключено, что я понадоблюсь и в дальнейшем. У меня личные счеты с «ТрайДэнт» и я с удовольствием поучаствую в любом мероприятии, направленном против них. Так что я предлагаю третий вариант – я остаюсь здесь, и Вы даете мне должность технического консультанта в Секретной Службе.







Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 132. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.072 сек.) русская версия | украинская версия