Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ТАЯНА. ВАРХА. Отвратительное шаркающее создание скрылось из глаз




 

Отвратительное шаркающее создание скрылось из глаз. Оно плелось неимоверно медленно, медленнее не только коня, но и пешего человека.

Твари хотелось укрыться в туманных болотах, затаиться, ей не нравилась дорога, на которую ее толкали, она желала покоя и только покоя. Туман, холод и пустые длинные сны, что может быть лучше? Зачем ей свет, шум, бой? Она устала, ей больно и тоскливо, но у нее нет выбора…

Эмзар с трудом вырвался из чужой и чуждой тоски и, отвечая на незаданный вопрос, тихо сказал:

– Это Ройгу, Клэри.

– Ройгу? – переспросил рыцарь Осени. – Но это же невозможно! Ройгу может возродиться лишь в ребенке Эстель Оскоры, а Геро бездетна.

– Это так и не так. Ройгу-бог, наделенный разумом и волей, с проснувшейся памятью о былом величии, не вернется, пока сын Герики и одержимого духом Ройгу не вырастет и не пройдет ритуал посвящения, но тем, кто оседлал Белого Оленя, это и не нужно. Они воскресили тело бога, и оно не более, чем орудие в их руках. Не спрашивай меня, как это сделали, нам некогда искать ответ, хотя он, несомненно, лежит на поверхности, сейчас нам нужны наши кони. – Эмзар сосредоточился, призывая Опала, и Клэри последовал его примеру.

– У нас есть немного времени, – рыцарь Осени повернулся к повелителю Лебедей. Случившееся потрясло Клэри, но он уже взял себя в руки, – скажи, что нам делать?

– Не пустить Ройгу к Вархе.

– Как?

– У нас только один способ, и ты его знаешь.

– Ты хочешь сказать…

– Эта тварь и ее поводыри – не самое страшное, Клэри. Их могут уничтожить и Геро, и Эрасти. Думаю, Рене это тоже по зубам, но все они далеко, а тварь ведут в Варху. Мы переоценили билланскую победу, вернее, недооценили ройгианцев, по крайней мере, троих.

– Я ничего не понимаю, – с горечью признался рыцарь Осени, – хотя я там был, а ты – нет.

– Клэри, – голос Снежного Крыла был безмятежен, словно повелитель Лебедей уже принадлежал иному миру, – ты видишь многое, но тебе некогда обдумать увиденное. Возможно, я ошибаюсь, и я был бы этому рад, но мое сердце на этот раз согласно с моим разумом.

Сотни лет в Биллане и Тарске приносились жертвы, сотни лет шла война с Таяной и Корбутом, но это была обычная война. Мы решили, что ройгианцы без талисмана Шаддура растеряли свою магию, ведь она им не помогала, она даже не защитила их жрецов. Геро вернулась, но не услышала Ройгу, хотя на душе у нее было тревожно. Мы ничего не понимали, а Чаша наполнялась и была наполнена, но собранную силу в ход не пустили. Когда пала Биллана, трое бежали, унося с собой Чашу.

– Это ничего не объясняет.

– Это объясняет все, если предположить, что к ним в руки попала гривна. Я страшно ошибся, когда не позволил Шандеру Гардани открыть, где она. Ройгианцы искали талисман у нас и в Вархе, и я решил, что лучший способ не выдать тайну – ее не знать. Мне казалось правильным переложить эту заботу на Шандера, я догадался, что Гардани хочет завещать ее Герике, и помог ему обратиться к Эстель Оскора через годы… Клэри, Геро зря сидела у могилы Шандера, пытаясь почувствовать гривну. Ее там не было.

– Как?

– Не знаю! – сверкнул глазами Эмзар. – Да это и не важно! Главное, она попала в руки ройгианцам. При помощи талисмана и полной Чаши можно сделать многое. Прежние адепты Ройгу создавали смертное воплощение бога, им удавалось сливать бессмертную сущность с человеческим телом. Со Стефаном они потерпели поражение, но Марко им покорился. Шаддур со товарищи надеялись вернуть Ройгу и, служа ему, обрести бессмертие и власть над народами Тарры. Созданные фантомы появлялись и умирали под мечами всадников Горды, но сам талисман был неприкосновенен. Для них реликвия и вправду была священной; те, кого мы видели, думают не о боге, а о себе. Они разрушили талисман, возродив телесную оболочку Ройгу и заставив исполнять их волю. Не сомневаюсь, они хотят прорваться в Варху, где, как им кажется, обретут могущество.

– Вряд ли…

– Верно, но они этого не знают. Хозяин Вархи умен, он не смог вырваться сам и нашептал этим безумцам мысль прорвать Кольцо с помощью тела бога.

– Как он мог это сделать?

– Так же, как погубил Арцию. Игра на чужой подлости и глупости. Не я, ты шестьсот лет не слезаешь с коня. Ты все видел сам – и Максимилиана, и Иволгу, и Лумэна, и Рауля… А до этого были Анхель, Циала, Флориан… Звездный Лебедь, да кого только не было!

Длинногривые кони вылетели из серебряного леса сказочными видениями. Клэри собрался вскочить в седло, но Эмзар его остановил:

– Возьми Опала, Коралл слабее, и он слишком устал за прошлые дни.

– Эмзар!

– Спокойно, Клэри, спокойно, – владыка Лебедей как никогда походил на Рене Арроя. – Все еще живы, а я пока твой король. Ты стал разведчиком, чтобы обмануть бессмертие; ты рисковал больше нас, но сейчас твой долг добраться до Высокого Замка, отдать Геро мое письмо и рассказать про Ройгу. Ты уйдешь, а я соберу Лебедей и открою им правду. Тот, кто захочет уйти, – уйдет, но я не хочу довериться тем, для кого главное – выжить. Это приказ, Клэри. Ты возьмешь Опала и поскачешь в Варху, там вы с Геро сотворите зеркало. Твоих знаний и ее сил для этого хватит, так что вы все увидите. Если случится худшее, что ж, Эстель Оскора вступит в бой раньше, чем думалось, только и всего. Если мы не пропустим Ройгу и не отдадим Варху, все равно возвращайтесь вместе – время тайн миновало.

И еще одно. Эстель Оскора должна быть одна, рисковать Последним из Королей нельзя. Его дело – война людей, по крайней мере, сначала. Геро поймет… И еще одно: не вини ее за Александра Тагэре. Так было суждено! Теперь прощай, и да хранит тебя Великий Лебедь!

– Я сделаю, как ты скажешь, но как мне жить, если я буду последним?

А ведь Клэри тоже забыл об ушедших на острова, хотя они живы. И вместе с тем мертвы…

– Как жить? Так же, как жили Всадники Горды и Сумеречная, как живет Рене! Хранить то, что можно, и стоять насмерть. – Эмзар стиснул руку разведчика. – У тебя остается надежда на Рамиэрля. Он должен вернуться, я не верю, что наш бард пропал навсегда.

– Ты прав. Прости и прощай! – Рыцарь Осени хотел сказать что-то еще, но не нашел слов. Неловко высвободив руку, Клэри подошел к своему коню, на мгновение уткнулся лицом в золотистую гриву, а потом вскочил на королевского иноходца. Опал, повинуясь двойному приказу, сделал большой прыжок и помчался на юго-запад. Снежное Крыло проводил глазами исчезающего всадника, успокаивая осиротевшего Коралла. Можно было не торопиться, Белая Тварь едва волочит ноги, те, кто ее подняли, берегут силы для решающего броска. Король Лебедей знал, что опережает чудовище почти на сутки, этого хватит и для правды, и для прощания, и для смерти.

 







Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 373. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия