Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 3. Сегодня у сенатора Тодда не было ни единой свободной минуты




 

Сегодня у сенатора Тодда не было ни единой свободной минуты. Он прилетел из столицы в Луисрилль на один день, чтобы поучаствовать в конском аукционе. Только в этом городе на продажу выставлялись самые чистопородные лошади в стране.

– Самое главное – сохранять безупречную родословную и чистоту крови, – пояснял он Тейгеру, не отрывая взгляда от большой арены, на которую одного за другим выводили великолепных животных. Наконец, при виде красавицы кобылки, сенатор оживился. – Это Далекий Парус. Вот ее я и куплю.

Начались оживленные торги, но уже минут через десять лошадка перешла в собственность Дэвиса. Зазвонил сотовый телефон. Тейгер поднес его к уху, послушал и обернулся к сенатору.

– Будете говорить с Лесли Стюарт?

Дэвис поморщился и неохотно взял протянутую трубку.

– Мисс Стюарт?

– Простите, что беспокою вас, сенатор Дэвис, но не могли бы вы уделить мне немного времени? Я прошу о небольшом одолжении.

– Видите ли, сегодня вечером мне нужно лететь в Вашингтон, так что…

– Может, мы могли бы поговорить прямо в аэропорту? Это очень важно для меня.

Сенатор нерешительно замялся:

– Ну… что ж, если вы так просите, я, конечно, попробую что-то сделать, юная леди. Сейчас я отправляюсь на свою ферму. Хотите, встретимся там?

– Конечно.

– Жду вас через часок.

– Спасибо.

Дэвис отключил телефон и обернулся к Питеру.

– Кажется, я ошибся в девчонке. Думал, у нее больше мозгов. Ей следовало бы потребовать денег до того, как Джан и Оливер поженились.

И тут, что-то сообразив, медленно расплылся в улыбке.

– Будь я проклят!

– О чем это вы, сенатор?

– До меня только сейчас дошло, к чему такая спешка! Словно ей хвост прищемили! Мисс Стюарт неожиданно обнаружила, что залетела от Оливера, и нуждается в небольшой финансовой поддержке. Самый старый трюк в мире, со времен царя Соломона! Но меня не проведешь, я на таких штуках собаку съел!

Ровно час спустя Лесли подъехала к воротам Дач-Хилл, фермы Дэвиса. У дома уже топтался охранник.

– Мисс Стюарт?

Лесли кивнула.

– Сенатор Дэвис ждет вас. Сюда, пожалуйста.

Широкий коридор привел их к дверям большой, отделанной панелями библиотеки, забитой книгами. Сенатор, устроившись за письменным столом, перелистывал огромный том. При появлении Лесли он вскинул глаза и учтиво встал.

– Рад видеть вас, дорогая. Садитесь, пожалуйста.

Лесли уселась. Сенатор поднял фолиант повыше:

– Посмотрите-ка, что у меня есть! Замечательная штука! Что-то вроде справочника. Здесь перечисляются имена победителей Кентукки-дерби,[7] всех до единого. Знаете, кто был самым первым?

– Нет, разумеется.

– Аристид, в 1875-м. Но вы, конечно, приехали не затем, чтобы рассуждать о лошадях. Насколько я понял, речь идет о каком-то одолжении?

Интересно, как она начнет выкручиваться?

«…я только сейчас поняла, что у меня будет ребенок от Оливера, и совсем растерялась… Не хотелось бы устраивать скандал, но… Я не собираюсь избавляться от ребенка, но при моем жалованье…»

– Вы знакомы с Генри Чеймберсом? – неожиданно спросила Лесли.

Сенатор Дэвис, застигнутый врасплох, лишь недоумевающе захлопал глазами.

– Знаю… Генри? При чем тут… Естественно. Но зачем?

– Я была бы крайне благодарна, если бы вы порекомендовали ему меня.

Сенатор ошеломленно уставился на нее, пытаясь собраться с мыслями.

– Именно в этом и заключается ваша просьба? Хотите познакомиться с Генри Чеймберсом?

– Именно.

– Но боюсь, он здесь больше не живет, мисс Стюарт. Переехал в Финикс, штат Аризона.

– Знаю. Я тоже улетаю туда, потому что просто не могу больше оставаться в Лексингтоне, и подумала, что было бы неплохо иметь там хоть одного знакомого. Как-то страшновато оказаться без родных и друзей в чужом городе.

Сенатор Дэвис молча всматривался в девушку. Интуиция хитрого матерого хищника подсказывала, что тут что-то неладно, но что именно?

– Вы что-нибудь знаете о Генри Чеймберсе? – осторожно спросил он наконец, боясь промахнуться.

– Нет. Только то, что он уроженец Кентукки.

Сенатор лихорадочно пытался сообразить, стоит ли соглашаться. «Красивая девушка. Ну что тут может быть опасного? Генри придет в восторг!»

– Хорошо, я позвоню.

Он потянулся к телефону и набрал номер.

– Генри? Это Тодд. С прискорбием сообщаю, что сегодня утром купил лошадку. Да, Далекий Парус. Знаю, ты положил на нее глаз, но надеюсь, не станешь держать камень за пазухой.

Послушав немного, он рассмеялся.

– Вот именно. Я слышал, ты недавно развелся. Жаль. Джессика – настоящая леди, ничего не скажешь. Она всегда мне нравилась. – Поболтав еще несколько минут, сенатор перешел к делу: – Генри, у меня для тебя приятный сюрприз. Моя приятельница завтра переезжает в Финикс. Она не знает там ни единой души, и я буду крайне признателен, если ты присмотришь за ней… Как она выглядит?

Он оценивающе осмотрел Лесли и улыбнулся.

– Не так уж и плохо. Только не разевай рот слишком широко. И не бери ничего в голову. – И, обернувшись к Лесли, прошептал: – Когда прибывает ваш самолет?

– Без десяти три. Рейс 159 компании «Дельта».

Сенатор передал Генри слова Лесли и добавил:

– Ее зовут Лесли Стюарт. Ты еще не раз поблагодаришь меня за нее. Ну, до встречи, дружище. Береги себя. Созвонимся.

– Спасибо, – выдохнула Лесли.

– Могу я еще что-нибудь сделать для вас?

– Нет. Больше я ни о чем не попрошу.

«Почему? Какого дьявола понадобилось Лесли Стюарт от Генри Чеймберса?»

 

Даже в самых страшных кошмарах Лесли представить не могла, какую изощренную публичную пытку ей придется терпеть каждый день. В конце концов, сотни помолвленных пар то и дело ссорятся и расходятся навсегда без особого шума, но скандал с несостоявшейся свадьбой будоражил весь Лексингтон. Люди почему-то всегда беспощадны именно к брошенным женщинам. И Лесли не стала исключением. Где бы она ни появлялась, змеиные языки мгновенно начинали шипеть:

– Вот она! Та самая! Он оставил ее едва ли не у алтаря…

– Я сохранила свадебное приглашение на память…

– Интересно, куда она денет подвенечное платье?

Временами боль становилась нестерпимой, а унижение – невыносимым. Лесли больше никогда не сможет доверять ни одному мужчине. Никогда. Единственным, хотя и слабым утешением были мечты о том, что в один прекрасный день она заставит Оливера Рассела заплатить за все, что он с ней сделал. У нее пока не было никаких планов. За Оливером стоит сенатор Дэвис, а его поддержка означает могущество и деньги. Значит, выход один – стать еще богаче, еще могущественнее. Но как? Как?!

 

Инаугурация проходила в городском саду Франкфорта, столицы штата, рядом с громадными затейливыми цветочными «часами». Джан гордо стояла бок о бок с Оливером, пока новоявленный губернатор приносил присягу. Если он поведет себя правильно, кто знает, может, и в самом деле следующей ступенькой станет Белый дом? Отец, по крайней мере, заверил ее в этом. И Джан была готова пойти по трупам, лишь бы это сбылось. Ничто не должно стать на их пути. Ничто.

После церемонии Оливер с тестем заперлись в великолепной библиотеке Экзекьютив-Мэншн, губернаторской резиденции, величественного здания, скопированного с Малого Трианона – виллы Марии Антуанетты неподалеку от Версальского дворца.

Сенатор оглядел роскошно обставленную комнату и удовлетворенно усмехнулся.

– Все будет хорошо, сынок. Верь мне. Такого губернатора в Кентукки еще не бывало.

– Я всем обязан вам, – искренне признался Оливер. – И никогда этого не забуду.

Сенатор Дэвис решительно отмахнулся:

– Брось, Оливер. Ты здесь, потому что как никто заслуживаешь этого. Ну да, конечно, пришлось немного подтолкнуть события, но это только начало. Я слишком давно занимаюсь политикой, сынок, и многому успел научиться.

Он выжидающе уставился на Оливера, и тот послушно кивнул:

– Вы ведь поделитесь со мной, Тодд, верно?

– Видишь ли, многие люди не понимают главного, – объяснил Дэвис. – Дело не в том, кого ты знаешь, главное и основное – что именно тебе известно о знакомых и друзьях. У любого найдется свой скелет в шкафу. От тебя требуется одно – вытащить его на свет Божий, и тогда… Ты не представляешь, с какой радостью они пойдут на все, лишь бы помочь тебе. Я случайно узнал, что один из конгрессменов провел год в психушке. Другой подростком отбывал срок в исправительной колонии за воровство. Представляешь, что будет с ними и их карьерой, если все выплывет наружу? Но все это льет воду на нашу мельницу.

Сенатор открыл дорогой кожаный портфель, вынул стопку бумаг и передал Оливеру.

– Здесь все о тех, с кем тебе придется иметь дело в Кентукки. Весьма влиятельные люди, но у каждого своя ахиллесова пята. – И неожиданно весело хмыкнул: – Особенно чувствительна эта самая пята у мэра. Он трансвестит.

Оливер ошеломленно листал досье.

– Только держи все в сейфе, слышишь? Это чистое золото.

– Не волнуйтесь, Тодд. Я буду крайне осторожен.

– И вот что еще, сынок, – не дави слишком сильно на людей, от которых тебе что-то нужно, иначе они просто сломаются. Гораздо разумнее согнуть их немного, подчинить своей воле. Кстати, как у тебя дела с Джан? Не ссоритесь?

– Что вы, Тодд! Все прекрасно! – поспешно, слишком поспешно ответил Оливер, хотя в общем-то не солгал. В его представлении это был удачный брак по расчету, и лишь от него зависело, чтобы он не распался. Оливер никогда не забудет полученный урок, когда один неосторожный опрометчивый поступок, дурацкая прихоть, едва не погубил его.

– Вот и чудненько. Надеюсь, ты понимаешь, как важно для меня счастье Джан.

Это прозвучало явным предостережением, которого не стоило игнорировать.

– И для меня тоже, – заверил Оливер.

– Кстати, как ты относишься к Питеру Тейгеру?

– Прекрасный человек! Просто неоценимый! Не знаю, что бы делал без него.

– Рад слышать это, – кивнул сенатор. – Лучше тебе никого не найти. Я решил, что он временно поработает с тобой. Только Питер сумеет уберечь тебя от ошибок и выстелить тебе дорожку.

– Здорово! – расплылся в улыбке Оливер. – Я вам крайне признателен, Тодд.

Дэвис поднялся.

– Ну что же, пора обратно, в Вашингтон. Дашь мне знать, если что-то понадобится.

– Спасибо, Тодд, обязательно.

После ухода тестя Оливер попытался разыскать Тейгера.

– Он в церкви, губернатор, – ответила горничная.

– Верно! Я и забыл, что сегодня воскресенье! Ничего, увидимся завтра.

Питер с семьей каждое воскресенье бывал в церкви и три раза в неделю посещал двухчасовые службы. Оливер в чем-то завидовал ему. Возможно, потому, что счастливее человека еще не встречал.

Утром в понедельник Питер явился в губернаторский кабинет.

– Что-то случилось, Оливер?

– Я попрошу вас кое о чем, но это сугубо личное.

– Сделаю все, что могу, – кивнул Питер.

– Мне нужна квартира.

Питер с шутливым недоумением обвел глазами огромную комнату.

– Это место слишком тесное для вас, губернатор?

– Дело не в этом, – пробормотал Оливер, не сводя пристального взгляда с Питера. – Иногда мне нужно встретиться кое с кем наедине. Не стоит, чтобы об этом знали. И нежелательно лишний раз попадаться на глаза. Надеюсь, вы меня понимаете?

Последовало неловкое молчание.

– Д-да, – наконец выдавил Питер.

– Что-нибудь на окраине города. Вы сумеете найти подходящий уголок?

– Вероятно.

– Надеюсь, это останется между нами.

Питер, явно смущенный, поежился и глубоко вздохнул. Однако это не помешало ему немедленно связаться с Вашингтоном.

– Оливер попросил меня нанять ему квартиру для интимных встреч, сенатор.

– Уже? Способный мальчик, далеко пойдет. Быстро усваивает правила, Питер, быстро усваивает. Учится на ошибках. Сделай, как велено. Только позаботься, чтобы Джан не узнала. – И, немного подумав, сенатор добавил: – Отыщи ему домик на Индиан-Хиллз. С отдельным входом.

– Но это просто ни в какие ворота…

– Питер, не спорь. Так надо.

 







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 165. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия